Кризисы возрастных периодов

Описание психологических особенностей человека в различные периоды его жизни — задача крайне сложная и многогранная. В этой статье акцент будет сделан на проблемах, характерных для определенных периодов жизни человека, которые часто лежат в основе тревоги, страхов, и других расстройств, потенцирующих развитие кризисных состояний, а также на возрастной динамике формирования страха смерти.

Проблему осмысления истоков возникновения личностного кризиса и ее возрастную динамику исследовали многие авторы. Эрик Эриксон, создатель эго–теории личности, выделил 8 стадий психосоциального развития личности. Он считал, что каждая из них сопровождается “кризисом — поворотным моментом в жизни индивидуума, который возникает как следствие достижения определенного уровня психологической зрелости и социальных требований, предъявляемых к индивидууму на этой стадии”. Каждый психосоциальный кризис сопровождается как позитивными, так и негативными последствиями. Если конфликт разрешен, то личность обогащается новыми, положительными качествами, если не разрешен — возникают симптомы и проблемы, которые могут повлечь за собой развитие психических и поведенческих расстройств (E.N.Erikson , 1968).

На первой стадии психосоциального развития (рождение — 1 год) уже возможен первый важный психологический кризис, обусловленный недостаточным материнским уходом и отвержением ребенка. Материнская депривация лежит в основе “базального недоверия”, которое в дальнейшем потенцирует развитие страха, подозрительности, аффективных расстройств.

На второй стадии психосоциального развития (1 – 3 года) психологический кризис сопровождается появлением чувства стыда и сомнения, что в дальнейшем потенцирует формирование неуверенности в себе, тревожной мнительности, страхов, обсессивно–компульсивного симптомокомплекса.

На третьей стадии психосоциального развития (3 – 6 лет) психологический кризис сопровождается формированием чувства вины, покинутости и никчемности, что впоследствии может стать причиной зависимого поведения, импотенции или фригидности, расстройств личности .

Cоздатель концепции родовой травмы О.Rank (1952) говорил о том, что тревога сопровождает человека с момента его рождения и обусловлена страхом смерти, связанным с переживанием отрыва плода от матери во время рождения. R. J.Kastenbaum (1981) отмечал, что даже очень маленькие дети испытывают душевный дискомфорт, связанный со смертью и часто родители даже не подозревают об этом. Иного мнения придерживался R. Furman (1964), который настаивал на том, что только в возрасте 2–3 лет может возникнуть понятие о смерти, так как в этот период появляются элементы символического мышления и примитивный
уровень оценок реальности.

M. H. Nagy (1948), изучив сочинения и рисунки почти 4 тысяч детей Будапешта, а также проведя индивидуальные психотерапевтические и диагностические беседы с каждым из них, выявила, что дети до 5 лет рассматривают смерть не как финал, а как сон или отъезд. Жизнь и смерть для этих детей не исключали друг друга. В последующих исследованиях она выявила особенность, поразившую ее: дети говорили о смерти как о разделении, о некоем рубеже. Исследования М.С.McIntire (1972), проведенные четверть века спустя, подтвердили выявленную особенность: только 20% 5–6 летних детей думают, что их умершие животные оживут и только 30% детей этого возраста предполагают наличие сознания у умерших животных. Аналогичные результаты были получены и другими исследователями (J.E.Alexander, 1965; T.B.Hagglund,
1967; J.Hinton,1967; S.Wolff, 1973).

B.M.Miller (1971) отмечает, что для ребенка дошкольного возраста понятие “смерть” отождествляется с потерей матери и это часто является причиной их неосознанных страхов и тревоги. Страх смерти роди-телей у психически здоровых дошкольников наблюдался у 53% мальчиков и у 61% девочек. Страх своей смерти отмечался у 47% мальчиков и 70% девочек (А.И.Захаров, 1988). Суициды у детей до 5 лет — единичны, однако в последнее десятилетие наметилась тенденция к их росту.

Как правило, воспоминания о тяжелом заболевании, грозящем смертельным исходом в этом возрасте, остаются у ребенка на всю жизнь и играют значительную роль в его дальнейшей судьбе. Так, один из “великих отступников” венской психоаналитической школы, психиатр, пси- холог и психотерапевт Альфред Адлер (1870 – 1937), создатель индивидуальной психологии писал о том, что в возрасте 5 лет он чуть не умер и в дальнейшем его решение стать врачом, т.е. человеком, борющимся со смертью, было обусловлено именно этими воспоминаниями. Кроме того, пережитое событие нашло свое отражение и в его научном мировоззрении. В невозможности контролировать время наступления смерти или предотвратить ее он видел глубинную основу комплекса неполноценности.

Дети с чрезмерными страхами и тревогой, связанной с разлукой со значимыми близкими, сопровождающимися неадекватными страхами одиночества и расставания, ночными кошмарами, социальной аутизацией и рецидивирующими сомато–вегетативными дисфункциями, нуждаются в консультации и лечении психиатра. В МКБ–10 такое состояние классифицируется как “Тревожное расстройство в связи с разлукой в детском возрасте” (F 93.0).

Дети школьного возраста , или 4 стадии по Э .Эриксону (6–12 лет) приобретают в школе знания и навыки межличностного общения, определяющие их личную значимость и достоинство. Кризис этого возрастного периода сопровождается появлением чувства неполноценности или некомпетентности, чаще всего коррелирующей с успеваемостью ребенка. В дальнейшем эти дети могут утратить уверенность в себе, способность эффективно трудиться и поддерживать человеческие контакты.

Психологические исследования показали, что дети этого возраста интересуются проблемой смерти и уже достаточно подготовлены к разговору о ней. В словарный текст было включено слово “мертвый”, и это слово было адекватно воспринято подавляющим большинством детей. Лишь 2 из 91 ребенка умышленно обошли его. Однако, если дети 5,5 – 7,5 лет считали смерть маловероятной лично для себя, то в возрасте 7,5 – 8,5 лет они признают ее возможность и для себя лично, хотя возраст предполагаемого ее наступления варьировал в пределах от “через не- сколько лет до 300 лет”.

G.P.Koocher (1971) исследовал представления неверующих детей 6–15 лет касающееся их предполагаемого состоянии после смерти. Разброс ответов на вопрос, “что случится, когда ты умрешь?”, распределился следующим образом: 52% ответили, что их “закопают”, 21% , что они “попадут на небо”, “буду жить и после смерти”, “подвергнусь Божьей каре”, 19% “организуют похороны”, 7% посчитали, что они “заснут”, 4% — “перевоплотятся”, 3% — “кремируют”. Вера в личное или всеобщее бессмертие души после смерти была выявлена у 65% верующих детей 8 – 12 лет (M.C.McIntire, 1972 ).

Подростковый период (12 – 18 лет), или пятая стадия психосоциального развития, традиционно считается наиболее уязвимым для стрессовых ситуаций и для возникновения кризисных состояний. Э. Эриксон выделяет этот возрастной период как очень важный в психосоциальном развитии и считает патогномоничным для него развитие кризиса идентичности, или ролевое смещение, которое проявляется в трех основных сферах поведения:
• проблема выбора карьеры;
• выбор референтной группы и членство в ней (реакция группирования со сверстниками по А.Е. Личко);
• употребление алкоголя и наркотиков, которое может временно ослабить эмоциональные стрессы и позволяет испытать чувство временного преодоления недостаточной идентичности (E.N.Erikson,1963).

Доминирующими вопросами этого возраста являются: “Кто Я?”, “Как Я впишусь в мир взрослых?”, “Куда Я иду?” Подростки пытаются выстроить собственную систему ценностей, часто вступая в конфликт со старшим поколением, ниспровергая их ценности. Классическим примером является движение хиппи.

Именно на подростковый возраст приходится пик суицидов, пик экспериментов с нарушающими сознание веществами и другой жизнен- но опасной активности. Причем подростки, в анамнезе которых неоднократно отмечались мысли о самоубийстве, отвергали мысли о его смертельном исходе. Среди 13–16 летних 20% верили в сохранение сознания после смерти, 60% — в существование души и только 20% — в смерть как прекращение физической и духовной жизни.

Для этого возраста характерны мысли о суициде, как о мести за обиду, ссоры, нотации со стороны учителей и родителей. Преобладают мысли типа: “Вот я умру назло вам и посмотрю, как вы будете страдать и сожалеть о том, что были несправедливы ко мне”.

В молодости (или ранней зрелости по Э. Эриксону — 20–25 лет) молодые люди ориентированы на получение профессии и создание семьи. Главной проблемой, которая может возникнуть в этот возрастной период, является поглощенность собой и избегание межличностных отношений, что является психологической основой для возникновения чувства одиночества, экзистенциального вакуума и социальной изоляции. Если кризис успешно преодолен, то у молодых людей формируется способность любить, альтруизм, нравственное чувство.

По миновании подросткового возраста, мысли о смерти все реже посещают молодых людей, и они очень редко задумываются о ней. 90% студентов сказали, что они редко думают о собственной кончине, в личностном отношении она для них мало значима (J.Hinton,1972).

В этом возрастном периоде доминируют потребности самоуважения и самоактуализации (по A. Maslow). Наступает время подведения первых итогов сделанного в жизни. Э. Эриксон считает, что для этой стадии развития личности характерна также забота о будущем благополучии человечества (в противном случае возникает безразличие и апатия, нежелание заботиться о других, самопоглощенность собственными проблемами).

В эту пору жизни возрастает частота депрессий, суицидов, неврозов, зависимых форм поведения. Смерть сверстников побуждает к размышлениям о конечности собственной жизни. По данным различных психологических и социологических исследований, тема смерти актуальна для 30%–70% лиц этого возраста. Неверующие сорокалетние понимают смерть как конец жизни, ее финал, однако даже они считают себя
“чуть–чуть бессмертнее других”. Для этого периода также характерно чувство разочарования в профессиональной карьере и семейной жизни. Это обусловлено тем, что как правило, если ко времени наступления зрелости не реализованы поставленные цели , то они уже мало достижимы.

А если реализованы?

Человек вступает во вторую половину жизни и его предыдущий жизненный опыт не всегда пригоден для решения проблем этого времени.

Проблеме 40–летних К.Г. Юнг посвятил свой доклад “Жизненный рубеж”(1984), в котором он ратовал за создание “высших школ для сорокалетних, которые готовили бы их к будущей жизни”, ибо человек не может прожить вторую половину жизни по той же программе, что и первую. В качестве сравнения психологических изменений, происходящих в различные периоды жизни в душе человека, он приводит сравнение с движением солнца, имея в виду солнце, “одушевленное человеческим чувством и наделенное сиюминутным человеческим сознанием. Утром оно появляется из ночного моря бессознательного, освещая широкий, пестрый мир, и чем выше оно поднимается на небосводе, тем дальше распространяет свои лучи. В этом расширении сферы своего влияния, связанном с восходом, солнце будет видеть свое предназначение и усматривать свою высшую цель в том, чтобы подняться как можно выше.

Пожилые люди (стадия поздней зрелости по Э. Эриксону). Исследованиями геронтологов установлено, что физическое и психическое старение зависит от личностных особенностей человека и от того, как он прожил свою жизнь. Г. Руффин (1967) условно выделяет три вида старости: “счастливую”, “несчастливую” и “психопатологическую”. Ю.И. Полищук (1994) исследовал методом случайной выборки 75 человек в воз-расте от 73 до 92 лет. По данным полученных исследований в этой группе преобладали лица, чье состояние квалифицировалось как “несчастливая старость” — 71%; 21% составили лица с так называемой “психопатологической старостью” и 8% переживали “счастливую старость”.

“Счастливая” старость наступает у гармоничных личностей с сильным уравновешенным типом высшей нервной деятельности, занимающихся длительное время интеллектуальным трудом и не оставивших этого занятия и после выхода на пенсию. Психологическое состояние этих людей характеризуется витальной астенией, созерцательностью, склонностью к воспоминаниям, умиротворенностью, мудрой просветленностью и философским отношением к смерти. Э. Эриксон (1968, 1982) считал, что “только у того, кто каким–то образом заботился о делах и людях, кто переживал триумфы и поражения в жизни, кто был вдохновителем для других и выдвигал идеи — только у того могут постепенно созревать плоды предшествующих стадий”. Он полагал, что только в старости приходит настоящая зрелость и называл этот период “поздней зрелостью”. “Мудрость старости отдает себе отчет в относительности всех знаний, приобретенных человеком на протяжении жизни в одном историческом периоде. Мудрость — это осознание безусловного значения самой жизни перед лицом самой смерти”. Многие выдающиеся личности создали свои лучшие произведения в старости.

В последние десятилетия своей жизни З. Фрейд пересмотрел многие постулаты созданной им теории психоанализа и выдвинул ставшую основополагающей в его поздних работах гипотезу о том, что основой психических процессов является дихотомия двух могущественных сил: инстинкта любви (Эроса) и инстинкта смерти (Танатоса). Большинство последователей и учеников не поддержали его новых взглядов о фундаментальной роли Танатоса в жизни человека и объяснили поворот в мировоззрении Учителя интеллектуальным увяданием и заострившимися личностными чертами. З. Фрейд испытывал острое чувство одиночества и непонятости.

Ситуация усугубилась и изменившейся политической обстановкой: в 1933 году к власти в Германии пришел фашизм, идеологи которого не признали учение Фрейда. Его книги сжигались в Германии, а через несколько лет в печах концентрационного лагеря были умерщвлены и 4 его сестры. Незадолго до смерти Фрейда, в 1938 году, фашисты оккупировали Австрию, конфисковав его издательство и библиотеку, имущество и паспорт. Фрейд стал узником гетто. И только благодаря выкупу в 100 тысяч шиллингов, который заплатила за него его пациентка и последовательница принцесса Мария Бонапарт, его семья смогла эмигрировать в Англию.

“Психопатологическая старость” проявляется возрастно органическими нарушениями, депрессией, ипохондрией психопатоподобными, неврозоподобными, психоорганическими расстройствами, старческим слабоумием. Очень часто у таких пациентов выражен страх оказаться в доме для престарелых.

Источник: 
Юрьева Л.Н., Кризисные состояния