Классификация функциональных состояний

Специфика формируемого состояния зависит от множества причин, в том числе и от трудно поддающихся контролю внутренних факторов, из-за чего функциональное состояние человека, возникающее в конкретной ситуации, всегда уникально. Существует правило оценки функционального состояния на основании индивидуального сравнения данных каждого испытуемого и фоновых оценок его состояния. Однако среди многообразных частных случаев все же удается выделить некоторые общие классы состояний, сходных по определенному классифицированному признаку, например по влиянию на показатели деятельности, по механизмам формирования системной реакции, по некоторым внешним или внутренним проявлениям и др. В соответствии принятым нами определением функционального состояния наибольший интерес представляют классификации, основанные на соотношении данного явления с различными аспектами деятельности, выполняемой субъектом.

Функциональное состояние может характеризоваться с позиций способности человека выполнять цельность на заданном уровне, при этом важнейшей оказывается определение цены деятельности. Она указывает на степень допустимости или недопустимости физиологических и психологических затрат, актуализируемых для выполнения стоящей перед субъектом задачи. Использование этого критерия приемлемо как для нормальных функциональных состояний, так и для патологии. В последнем случае цена деятельности оказывается настолько высокой, что человек с трудом обеспечивает протекание лишь процессов жизнедеятельности и не способен заняться решением трудовой задачи. На основании выделенного положения можно ввести первый классификационный критерий — допустимость или недопустимость состояния с точки зрения надежности и цены деятельности. Это позволяет разделить все множество наблюдаемых функциональных состояний на два класса — разрешенных или запрещенных. Конечно, конкретное решение вопроса о классификации состояния не закреплено жестким образом.

Деление функциональных состояний на разрешенные и запрещенные — сугубо прагматическая классификация, определяющая отношение к этим состояниям врачей, физиологов и психологов труда, профсоюзов, администрации. Для понимания внутренних закономерностей формирования состояния эта классификация служит лишь отправной точкой. Углубленное внимание к механизмам формирования ответной системной реакции, каковой является функциональное состояние, позволяет выделить два других основных класса: состояние адекватной мобилизации и состояние динамического рассогласования. Основным критериальным различием в этом случае служит соответствие конкретного функционального состояния тем требованиям, которые предъявляет к нему деятельность.

Состояние адекватной мобилизации характеризуется оптимальным соответствием структуры системного ответа комплексу воздействующих факторов. Под оптимальностью при этом понимается, с одной стороны, такая организация системной реакции, при которой обеспечиваются требуемые выходные параметры деятельности при ее минимальной внутренней стоимости; с другой — она предполагает наличие и готовность к действию резервных механизмов, позволяющих адекватно среагировать и на дополнительную нагрузку.

В ряде случаев можно говорить об адекватной мобилизации тогда, когда отсутствует прямое соответствие затрачиваемых ресурсов требованиям деятельности. Существуют некоторые фазы динамики работоспособности (например, гипермобилизация, «втягивание в работу»), при которых по регистрируемым показателям можно обнаружить некоторый «перехлест» в работе функций организма. Для правильного понимания этих явлений следует иметь в виду, что в данном случае решается специальная задача — поиск оптимального режима выполнения конкретной деятельности в заданных условиях, которые на начальном этапе выполнения работы должны быть уточнены. Адекватность ответа на несколько неопределенные условия предполагает такую структуру ответной реакции, при которой будет актуализирован несколько больший пул ресурсов, что выражается в большей по сравнению с оптимумом напряженности в работе задействованных функций. При этом в формируемую системную реакцию включаются элементы, которые затем могут быть зарезервированы и использованы в качестве компенсаторных средств. Аналогично может быть охарактеризовано и состояние оперативного покоя.

Другой класс состояний — динамического рассогласования — характеризуется отсутствием адекватности ответной реакции задачам и условиям выполняемой деятельности. Их возникновение определяется спецификой и динамикой воздействующих факторов.

<.> Все виды состояний адекватной мобилизации относятся к классу разрешенных состояний. Однако нельзя осуществить такое же полное наложение классов состояний динамического рассогласования и запрещенных состояний. Дело в том, что целый ряд состояний динамического рассогласования вполне допустим по цене деятельности и не нарушает надежности ее выполнения. Во многих случаях такие состояния — вынужденная реакция организма на особенности конкретных условий деятельности и ее содержания. Строго говоря, все ситуации, требующие перестройки структуры гомеостатического регулирования, приводят к временному появлению состояний динамического рассогласования, а такие ситуации часто встречаются в жизни любого человека. Более того, существует достаточно большое число видов труда, внутренняя стоимость которых велика (например, работа в экстремальных условиях среды обитания) и осуществление которых возможно на фоне состояний динамического рассогласования (например, в состоянии утомления), однако ряд социальных, экономических и других причин допускает работу организма «в долг». По отношению к таким случаям актуальны задачи проведения полноценной коррекционной и профилактической работы. Отметим также, что на начальных стадиях развитие некоторых состояний динамического рассогласования не только допустимо, но и полезно для организма вследствие выработки дополнительных компенсаторных приемов и средств. Это можно проиллюстрировать, в частности, известным тренирующим эффектом утомления.

Возможна еще одна интерпретация выделения состояний адекватной мобилизации и динамического рассогласования. Классификационным критерием при этом является степень сформированности системы гомеостатического регулирования. При состояниях адекватной мобилизации обеспечение деятельности происходит за счет напряжения существующей системы регуляции. Если же для обеспечения нормального функционирования требуется перестройка этой системы и создание новой, то можно диагностировать наличие состояния динамического рассогласования.

Приведенные выше классификационные схемы накладываются на всю область функциональных состояний без анализа качественной специфичности их проявлений. Среди многообразия существующих функциональных состояний можно выделить группы качественно неоднородных состояний, по отношению к которым невозможно сопоставление в рамках некоторой единой шкалы. Такие группы ранее были названы экстенсивными (Генкин, Медведев, 1973). Внутри каждой из групп объединяются состояния, принципиально сходные по направленности и составу. Они различаются между собой по степени выраженности и соотношению ряда характеристик, входящих в сходный интегральный комплекс, — по сути дела данные состояния отражают различные фазы, стадии в динамике развития отделенного типа системной реакции. Эти состояния обозначены нами как интенсивные. Так, например, состояния общей активности отличаются от специфически направленных эмоциональных стояний. В то же время термином «активация» обозначается целый спектр (континуум) состояний от стадий глубокого сна до сверхвозбуждения. На этом континууме Д. Линдслей (1960) в своей классической работе выделил девять градаций: кома, глубокий сон, поверхностный сон, дрема, пробуждение, пассивное бодрствование, эмоциональное возбуждение, сверхвозбуждение.

Таким образом, на этом уровне разработки классификации за каждым выделенным качественно неоднородным типом состояния лежит континуум стадий или фаз его развития. Скорее, по практическим соображениям ряд таких континуумов был исключен из представляемой в настоящей работе классификационной схемы. Если состояния сна относительно гомогенны, то разнообразие состояний бодрствования настолько велико, что охватывает любые состояния. Проведение анализа этой группы состояний крайне усложнило бы нашу задачу и в то же время оказалось бы излишним, поскольку в другие таксономические единицы классификации включаются разные аспекты состояний бодрствования как отдельные компоненты. В качестве основных групп состояний для дальнейшего рассмотрения выделены состояния работоспособности, экстремальные, эмоциональные, реактивные, пограничные и патологические.

Состояния работоспособности характеризуют степень реализации потенциальных возможностей выполнения деятельности человеком и объем имеющихся у него физиологических резервов. Этот класс представлен достаточно четко определенным континуумом состояний, иногда обозначаемых как фазы работоспособности. К ним относятся состояния мобилизации, первичной реакции, гиперкомпенсации, компенсации, субкомпенсации, декомпенсации и срыва. Сюда же относят состояния послерабочей релаксации и активного восстановления, а также состояние конечного порыва. Содержание перечисленных состояний достаточно полно описано в литературе (Медведев, 1977; Леонова, Медведев, 1982). Можно отметить, что включение трех последних состояний не вполне правомерно, так как по своей внутренней структуре состояние послерабочей релаксации, скорее, относится к реактивным состояниям, активного восстановления — к состояниям оперативного покоя, конечного порыва — к эмоциональным. Однако традиционно вследствие их непосредственной связи с временной динамикой рабочего процесса они включаются в названную группу.

Все состояния от фазы мобилизации до фазы субкомпенсации представляют собой разрешенные состояния, а фазы декомпенсации и срыва — неразрешенные. По критерию адекватности требованиям деятельности состояния субкомпенсации, декомпенсации, срыва, послерабочей релаксации, конечного порыва относятся к категории состояний динамического рассогласования.

Экстремальные состояния любого вида прежде всего характеризуются наличием динамического рассогласования. По сути дела именно это обстоятельство и лежит в основе выделения данного класса состояний. По своей природе экстремальные состояния призваны обеспечивать ответные реакции организма при действии факторов, выходящих за границы нормы (в абсолютном или относительном смысле). Обеспечение такой работы всегда связано с перестройкой систем гомеостатического регулирования и привлечением новых средств для достижения цели. По характеру и направленности на решение разных поведенческих задач (сохранение жизнедеятельности организма или достижение цели выполняемой деятельности в усложнившихся условиях) все экстремальные состояния делятся на две группы: реакции тревоги разной степени (слабой, средней и крайней) и адекватные формы ответа (Медведев, 1979).

Сущность эмоциональных состояний можно охарактеризовать как отношение субъекта к ситуации и внутреннюю оценку возможности реализовать свои потребности в определенных условиях деятельности (Леонтьев, 1975). Это обусловливает разнообразие палитры и специфических проявлений человеческих эмоций. Для решения проблем, связанных с анализом трудовой деятельности в физиологии труда, меньшее внимание уделяется эмоциональным компонентам общебиологической направленности (голод, половое влечение, ярость и т. п.), обычно вне сферы исследований остаются и аффекты. Эмоции, связанные с преобладанием определенной мотивации, интересами, влечениями, в большей мере изучаются в рамках психологии. Однако в последнее время, в связи с актуальностью разработки проблем про-фподбора, профобучения и распределения трудовых резервов, эта группа эмоциональных состояний в большей мере стала привлекать физиологов (Медведев, 1982).

Вне зависимости от качества и смыслового содержания эмоциональных состояний все они могут быть разделены на две группы: эмоционального напряжения, обеспечивающих адекватное требованиям трудовой ситуации повышение расходов внутренних ресурсов, и эмоциональной напряженности, приводящих к дезорганизации структуры выполняемой деятельности. При отнесении конкретных состояний к той или иной группе учитывается не только качество эмоций (например, радость, неприязнь, скука и пр.), но и степень выраженности переживания.

Реактивные состояния объединяют достаточно сложную и неоднородную группу состояний, наступающих после прекращения деятельности. Одни из этих состояний характеризуются наличием застойной рабочей доминанты, другие — полным распадом системы обеспечения деятельности, своеобразным ретроактивным торможением, третьи определяются как плата за деятельность в виде истощения не только регуляционных, но и энергетических резервов.

Установление важной роли гиппокампа в формировании общего уровня активации, а также организации сложных поведенческих реакций позволило предположить, что его структуры чрезмерно активизируются в период выполнения деятельности (особенно при наличии выраженного динамического рассогласования) вследствие массовой импульсации из ретикулярных структур, поступающей через септогипоталамический вход. После окончания деятельности гиппокамп принимает на себя компенсаторную функцию и выступает в качестве общей тормозной системы мозга, обусловливая развитие реактивного состояния (Douglas, 1967; Kimbe, 1969; Зильберман, 1970; Sness, Berlyn, 1978). Вследствие реципрокности гиппокам-пально-ретикуляционных отношений происходит блокада активации тормозными лимбическими влияниями (Суворов, Волынкина, 1981). Таков один из возможных физиологических механизмов формирования реактивного состояния.

Пограничные состояния — это класс состояний, часто называемых в клинике пред-болезнями или предпатологиями. Их возникновение характеризует возможность развития патологического состояния. Виды пограничных состояний многообразны, как и болезни, ими вызываемые. Развитие пограничных состояний чаще всего связано с продолжительным или резким (предельным) напряжением некоторых функций в процессе труда. Особенно часто страдает функция кровообращения. Другая важнейшая причина возникновения предпатологий — быстрая (или частая) смена одних условий деятельности на другие, не позволяющая сработать механизмам адаптации или упрочить их положительный эффект. Конкретными причинами пограничных состояний нередко служат длительное напряжение организма под воздействием тяжелых физических нагрузок без компенсации их достаточным периодом отдыха, частые переадаптации в работе тех или иных систем, длительное и выраженное переживание эмоциональной напряженности без положительной разрядки и многое другое. Наличие подобных факторов в структуре труда должно вызывать особо пристальное внимание физиологов и психологов труда, медиков и других специалистов.

Патологические состояния в физиологии труда встречаются при анализе профессиональных заболеваний, однако распознаванием и лечением их занимаются специалисты-медики соответствующего профиля. Но возможно возникновение патологических состояний в ситуациях трудовой деятельности без предварительного диагностирования наличия патологического процесса в организме человека. Это случается, как правило, при нарушении режимов труда или пренебрежений правилами техники безопасности. Примеры таких состояний — обезвоживание, возникновение сосудистого коллапса. При высоконапряженных видах труда могут появляться реактивные неврозы и психозы. Наиболее часто встречающимся видом патологических состояний в физиологии труда следует считать выраженные формы переутомления, возникающие из-за длительного накапливания остаточных эффектов состояния утомления при отсутствии необходимых восстановительных мероприятий.

Наиболее детальным видом классификации функциональных состояний является описание их качественно специфичных форм. Как правило, при характеристике таких состояний исходят из основного или комплекса основных факторов, приводящих к их возникновению. Так, например, состояние охлаждения рассматривается как результат воздействия низких температур, состояние монотонии — простоты операционального состава и однообразия деятельности, состояние утомления — нагрузки определенного вида и продолжительности. Это предполагает возможность оценки выделяемых факторов либо в некоторых конкретных единицах измерения (например, температура— в градусах, уровень освещенности — в люксах, продолжительность — в соответствующих временных единицах), либо в баллах по принятой шкале.

К числу важнейших проблем, возникающих при изучении функциональных состояний, относится нахождение путей сравнения одного состояния с другим, т.е. проблема измерения динамики состояний. Очевидно, что в основе ее решения лежит выбор адекватного эталона состояний, по отношению к которому может проводиться оценка динамики.

Уже на ранних этапах становления физиологии труда как науки в качестве такого эталона А. А. Ухтомским (1950) было предложено использовать состояние оперативного покоя. По своему определению оно призвано характеризовать готовность организма к деятельности вообще, безотносительно к конкретным особенностям определенных видов труда.

<.> В практике исследования человека на производстве (и в лабораторных ситуациях) выделение и описание состояния оперативного покоя чрезвычайно трудно сделать. Поэтому в подавляющем большинстве случаев вместо него используются показатели так называемого «фонового уровня», или «исходного фона». Существуют два типичных варианта сбора этих данных. Во-первых, определяются (с применением соответствующих статистических процедур) показатели ряда функций утром, непосредственно после ночного сна. Во-вторых, обращаются к регистрации аналогичных показателей непосредственно перед началом выполнения деятельности. В целом это достаточно удобный и при грамотном проведении эксперимента вполне надежный способ характеристики исходного уровня состояния. Его главный недостаток — вариабельность регистрируемых показателей у разных лиц или у одного и того же лица в разное время проведения тестовых испытаний. В результате диапазон колебаний исходного уровня показателей может превышать регистрируемую в процессе деятельности динамику. Кроме того, личностные особенности испытуемых (например, повышенный уровень тревожности) могут существенно влиять на уровень фоновых замеров, что приводит к неправильной интерпретации результатов.

При решении ряда практических задач, особенно в случаях экспертизы, исследователь вообще не имеет возможности оперировать данными о фоновом состоянии. Единственный выход в такой ситуации — опора на параметры функций по данным так называемого «расчетного человека», т. е. некоторых статистически определенных нормативов для популяции. Подобный метод широко используется в клинической практике, где имеются подобные нормативные значения (вернее, диапазоны значений) по ряду параметров крови, мочи и пр., с которыми и сравнивается состояние больного человека. Однако использование таких приемов имеет достаточно узкую область применений, прежде всего в связи с невозможностью в среднестатистических данных отразить индивидуальную норму и границы ее вариативности.

Источник: 
Бодров В.А., Психологические основы профессиональной деятельности