Интенция как равнодействующая мотивов и целей общения

В любом коммуникативном акте можно выделить комплекс "породивших" его мотивационно-целевых первопричин. При этом, как правило, можно выделить уровень осознаваемых как коммуникатором, так и коммуникантом, целей, которые практически несложно сформулировать, и уровень далеко не всегда осознаваемых и потому крайне сложно формулируемых как коммуникантом, так и самим коммуникатором мотивов, связанных с его эмоциями, ассоциациями.

Влияние сложного комплекса мотивов и целей на деятельность, общение и особенности взаимодействия людей неоднократно отмечалось самыми разными исследователями. Представляется уместным вспомнить концепцию отечественного физиолога, философа-антрополога А.А. Ухтомского (первая половина ХХ в.) о доминанте как основе поведения и миросозерцания человека - господствующем очаге возбуждения, который определяет специфику и содержание текущих реакций организма и который является свойством всей центральной нервной системы. Ухтомский различал "низшие" доминанты, которые носят в основном телесный, "физиологический" характер, и "высшие", которые являются "актом внимания и предметного мышления26". Если принять терминологию Ухтомского, то в процессе общения "включаются" (в той или иной степени) и высшие, и низшие доминанты, которые определяют качество интенциональности порождаемых человеком текстов.

Особая роль мотивационных пружин в процессах коммуникации - объект внимания многих ученых. "Мотивацию мысли мы должны были бы ... уподобить ветру, приводящему в движение облака. Действительное и полное понимание чужой мысли становится возможным только тогда, когда мы вскрываем ее действенную, аффективно-волевую подоплеку... При понимании чужой речи всегда оказывается недостаточным понимание только одних слов, но не мысли собеседника. Но и понимание мысли собеседника без понимания ее мотива, того, ради чего высказывается мысль, есть неполное понимание".

В античной философии и средневековой схоластике активно употреблялся термин "интенция" (от лат. intentio), где он означал "стремление, намерение, цель, направленность сознания на какой-либо предмет".

В трудах Т.М. Дридзе этот термин буквально обрел вторую жизнь и получил расширительное значение, что позволяет его применение для анализа любых проявлений человеческой активности в среде, в том числе в системе "человек-информационная среда": напомним, что интенция - это "равнодействующая мотива и цели (точнее - искомого результата) деятельности, общения и взаимодействия людей с окружающим их миром"29. Данное определение несет в себе точный и конкретный смысл, поскольку в рамках семисоцио-психологической парадигмы разработана и оригинальная формула анализа процессов общения - имеется в виду типовая мотивационно-целевая (интен-циональная) структура текста, где интенциональность оказывается отправной, главенствующей точкой любого коммуникативного акта. Иными словами, процесс постижения интенциональности, или смысла, операционализирован; о такой возможности неоднократно мечтали исследователи коммуникации.

Интенция впрямую связана с проблемной жизненной ситуацией субъекта, вступающего в коммуникацию (стечения значимых для него жизненных обстоятельств, воспринимаемых им в виде "проблемного синдрома", требующего разрешения), а также, бесспорно, с его личностными особенностями: уровнем образования, социальным статусом, способностями, талантом, состоянием здоровья, возрастом, жизненным опытом, семейными традициями и т.д.

Интенция многогранна: она включает в себя мотивацию общения, непосредственные содержательные цели сообщения, замысел, идею, целеполагание, коммуникативное намерение, сверхзадачу (здесь при перечислении составляющих интенции используются термины, широко употребляющиеся в журналистике, языкознании, искусствоведении, общественных науках и т. д.). В тексте, особенно в художественном, интенция практически почти всегда словесно не выражена; в поисках формулировок своих коммуникативных посылов постоянно находятся художники (вспомним Тютчева: "мысль изреченная есть ложь..."). Словесное воплощение, формулировку можно встретить относительно некоторых составляющих интенции, например, относительно идеи или цели сообщения. Сложнее найти формулировку для мотивов, ставших толчком создания текста, которые к тому же не всегда осознаются или контролируются и самим коммуникатором: художественное творчество, например, преимущественно интуитивно: "...И тянется рука к перу, перо - к бумаге, мгновенье - и стихи свободно потекут". Качество интенции (оригинальность, новизна, актуальность, глубина, созвучие ожиданиям других людей и т. д.) определяет успех коммуникатора, влияет на выбор аудитории между сходными по содержанию текстами.

Неотрефлексированость, непроявленность авторской интенции в социальном общении, например, в публицистике - это, бесспорно, недостаток, чего нельзя сказать о художественном творчестве: здесь, как правило, "правит бал" интуитивный поиск. В социальном же общении, как показывают наши исследования, ситуация непонимания автором "скрытых пружин" коммуникации, пренебрежение поиском оптимальных интенциональных нюансов общения не способствует созданию диалогических отношений. И поскольку такая ситуация встречается довольно часто, встает вопрос об овладении методикой "выведения на уровень сознания" интен-циональных механизмов общения.

Именно по степени осознания, "выведения на уровень сознания" интенциональных механизмов общения различаются такие формы человеческой активности, как речевое поведение и текстовая деятельность. "Отличительной особенностью 'поведения' в этом случае оказывается его спонтанность и стереотипность при отсутствии стремления (а часто и необходимости) к осознанию мотивов тех или иных поведенческих актов. В то время как 'деятельность' - осознанно мотивированная активность".

Именно интенция организует и выстраивает весь материал (выступления, статьи, стихотворения, телепередачи и т. д.), ее роль при общении главенствующая, определяющая. Это основная "точка отсчета", которой подчинены все другие коммуникативные программы текста, имеющие, в свою очередь, взаимозависимые отношения: от основных, главных элементов - к второстепенным, третьестепенным и так далее. Умение коммуникатора доносить интенцию, а воспринимающей стороны - адекватно ее понимать - является принципиально важным при диалоге.

В любом социально ориентированном коммуникативном акте, кроме мотивов и целей, относящихся непосредственно к теме, поднимаемой проблеме и т. д., можно выделить уровень интенцио-нальных особенностей общения коммуникатора с воспринимающей стороной, или - уровень коммуникативных интенций.

В большинстве работ, посвященных СМК, дается типология их социальных функций, то есть реального социального результата (последействия) их функционирования (в числе функций СМК называют, например, такие, как информирование, развлечение, обеспечение культурного досуга, социальное управление, создание общественного мнения и т. д.). Однако уровень интенциональный ( равнодействующая мотивов и целей общения коммуникатора с аудиторией), как правило, оказывается вне зоны анализа. В то же время следует признать, что уровень интенций (тот искомый результат, к которому коммуникатор стремится) и уровень функций ( то, что получилось на самом деле) далеко не всегда однозначны: результат, например, может быть прямо противоположным желаемому. Поэтому для того, чтобы успешно ориентироваться в коммуникационных процессах, необходимо, во-первых, знание типичных коммуникативных интенций и, во-вторых, особенностей восприятия и реагирования разных групп аудитории при встрече с этими интенциями.

Источник: 
Адамьянц Т.З., Социальная коммуникация
Темы: