Идея демократического аудита

Измерение демократии, вначале осуществляемое для исследовательских целей, впоследствии стало использоваться в практической политике. Например, Всемирный банк использовал данные о демократическом состоянии тех или иных стран для определения собственной политики по отношению к этим странам и определял возможности финансовой помощи им. В 1990-е гг. появляется идея демократического аудита, т. е. использование измерительной техники для проведения постоянного независимого обследования уровня и характера развития демократии в отдельных странах для оказания влияния на практическую политику. В 1992 г. при Центре прав человека Эссекского университета совместно с Благотворительным трестом Йозефа Роунтри в Великобритании возникает организация под названием «Демократический аудит Великобритании», целью деятельности которой становится оценка уровня демократии в этой стране. За это время проведен ряд исследований демократии в Великобритании, результаты которых опубликованы в книгах и в периодическом издании «Democratic Audit Paper». В 1994 г. в Швеции совместно с Центром бизнеса и изучения политики возникает «Демократический аудит Швеции». Организация подготовила семь ежегодных докладов, последние из которых были посвящены темам «Демократия: шведский путь» (1999), «Демократия без партий?» (2000), «Транснациональная демократия» (2001). Позднее появляются подобные организации в Канаде, Австралии; возникает Всемирный демократический аудит.

Деятельность аудиторских организаций по оценке демократии в соответствующих странах и в мире в целом основана на идее включения исследовательской методики и полученных на ее основе результатов в общий процесс дискуссий относительно демократии в каждой отдельной стране. Как пишет Дэвид Битэм, один из участников демократического аудита в Великобритании, «демократический аудит... является формой оценивания демократии, которая имеет множество различных качеств. Он организуется местными аудиторами как часть проходящих споров относительно качества и демократического характера политической жизни в стране. Он вырабатывает систематические критерии и стандарты для определения того, какие аспекты с демократической точки зрения удовлетворительны, а какие нет, но он не пытается обобщать это во всеобъемлющих оценках для того, чтобы, например, создавать международные рейтинги или объединенные таблицы. В то же самое время он не предлагает специфических решений для преодоления определенной им демократической неполноценности. Необходимость для этого может действительно проистекать из его результатов, однако для защиты особых решений аудит как таковой не создается» (Beetham, 1999, p. 569-570).

Ключевым вопросом для организации демократического аудита является поиск критериев оценки демократии, а значит, и выработка демократической концепции, которая в максимальной степени позволяла бы выявить и отразить национальные признаки демократической жизни. В этом отношении концепции демократии и построенные на их основе критерии оценок характеризуются следующим основными чертами. Во-первых, концепции демократии более сложные и конкретные. Это означает, что минимальные теоретические модели демократии, которые часто используются для международных сравнений, не могут служить основой оценки национальной демократической системы. Во-вторых, в формируемых для аудита концепциях делается попытка выявить особенности национальной демократической формы и представить национальную демократию в целостности ее признаков. В-третьих, демократическая концепция должна быть эмпирической и в смысле ее основы, и в смысле возможности создания на ее базе развернутой системы эмпирических критериев оценки национальной демократии.

Шведский демократический аудит использует концепцию демократии, включающую в себя три основных критерия, и созданные на их основе тринадцать индикаторов (Micheletti, 1998). Демократия понимается как:

  1. народное правление и означает, что люди должны быть свободны для организованного управления собой;
  2. конституционное правление, правовая система которого должна удовлетворять определенным фундаментальным требованиям и уважаться административными властями и общественностью;
  3. эффективное правление, означающее институциональную способность политической системы осуществлять свои решения.

Как подчеркивает Микель Микелетти, «такое определение демократии имеет различные основания. Во-первых, исходные пункты включают в себя больше, чем минимальное определение демократии. Это означает, что демократия есть больше, чем пакет минимальных требований или основных ценностей. Она есть больше, чем всеобщее избирательное право, свободные выборы и либеральные свободы слова, прессы и ассоциаций. Эти пограничные требования формируют демократическую структуру, которая в общем принимается всеми политологами. Однако они не являются особенно полезными для аудита зрелой демократической политической системы, как в случае со Швецией. Выбор критериев и индикаторов, используемых Демократическим аудитом Швеции, ориентирован на качество демократии. Вместе они формируют идеальный тип, который является и абстракцией, и нормой для сравнения» (Ibid).

Каждый из критериев (или принципов) демократии выражается совокупностью индикаторов, которые для удобства читателя мы свели в табл. 27.


Каждый индикатор интерпретируется в рамках общей концепции демократии и особенностей выражаемого им критерия демократии. Так, например, «контроль над повесткой дня» означает, что представители народа (депутаты парламента) влияют на постановку вопросов в парламенте; «просвещенное понимание» говорит о необходимости публичной сферы, в которой через средства массовой информации граждане информируются о политических вопросах, по ним проводится открытая дискуссия гражданами, политиками и правительственными чиновниками. Для оценки индикаторов используется пятибалльная шкала. Результаты аудита в 1995-1997 гг. засвидетельствовали, что не по всем показателям демократии Швеция характеризуется высокими результатами. Особенно низкими были такие показатели, как «контроль над повесткой дня», «просвещенное понимание», «разделение полномочий» и «контроль над ресурсами».

Демократический аудит Великобритании использует концепцию демократии, основываясь скорее на ее либеральном понимании. Дэвид Битэм пишет:

«Мы начали с простого предположения о том, что демократия должна быть определена, во-первых, в качестве комплекса принципов, или регулятивных идеалов, а во-вторых, как институты и практики, через которые эти принципы реализуются в большей или меньшей степени. За эти принципы мы взяли общественный контроль над принятием публичных решений и над теми, кто такие решения принимает, а также равенство статуса и осведомленности в отношении этих решений. Общественный контроль и политическое равенство входят в состав наших двух ключевых демократических принципов и являются лакмусовой бумажкой для проверки того, в какой мере политическая жизнь в стране может считаться демократической» (Beetham, 1999, p. 570).

Эти принципы затем конкретизируются в политических институтах либеральной демократии (конкурентные выборы, процедуры для открытого, ответственного и чувствительного правительства), в гарантиях политических прав и свобод, а также в способности граждан влиять на институциональные процедуры и эффективно осуществлять свои права. На основе этого формируются конкретные индикаторы для оценки демократии в стране. Выделены четыре группы индикаторов:

  1. свободные и честные выборы;
  2. степень открытости, подотчетности и чувствительности правительства;
  3. качество защиты гражданских и политических прав и свобод;
  4. действенность ассоциаций, подотчетность экономических институтов, плюрализм средств массовой информации, гражданская активность и терпимость к различию.

Для аудиторов формулируются вопросы, касающиеся степени проявления соответствующих качеств демократии.

Для аудита местной демократии в Великобритании используются данные местных выборов (Rallings, Thrasher, 1999, p. 58-76). Здесь важными индикаторами выступают понимание избирателями системы выборов; уровень электорального участия; возможность для политического выбора и степень партийной конкуренции за контроль над местными властями; отчетливость местных выборов как механизма выражения местных, а не общенациональных интересов; способность электоральной системы выражать действительное поведение избирателя.

Идея демократического аудита находит поддержку и понимание во многих странах. Она свидетельствует, что тема измерения демократии может быть развита на национальном уровне и может выполнять практическую задачу, создавая условия для публичного дискурса и решений относительно развития политических институтов и процедур. Национальный демократический аудит, в свою очередь, создает дополнительный импульс для развития сравнительных международных политических исследований с более совершенной методологией и методикой.

Темы: Индексы, Демократия
Источник: Сморгунов Л. В., Сравнительная политология: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения. — СПб.: Питер, 2012. — 448 с.: ил.
Материалы по теме
Логика развития индексов демократии
Сморгунов Л. В., Сравнительная политология: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения...
Индекс политического развития Катрайта
Сморгунов Л. В., Сравнительная политология: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения...
Индекс демократического действия Нейбауэра
Сморгунов Л. В., Сравнительная политология: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения...
Индекс демократизации Ванханена
Сморгунов Л. В., Сравнительная политология: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения...
Индекс свободы «Дома свободы»
Сморгунов Л. В., Сравнительная политология: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения...
Индекс политической демократии Болдена
Сморгунов Л. В., Сравнительная политология: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения...
Индекс институциональной демократии Гарра (Polity IV)
Сморгунов Л. В., Сравнительная политология: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения...
Экспорт демократии
Кравченко А. И., Политология: учебник. - Москва: Проспект, 2011.-448 с.
Оставить комментарий