Глобальный уровень общества. Цивилизационный подход

Традиционным способом разбиения всех стран и народов на целостные внутри себя, однородные зоны является, пожалуй, так называемый цивилизационный подход.

Цивилизация отражает глобальный уровень человеческого общества, на котором происходит интеграция социальных систем. О его содержании ученые продолжают еще спорить. Цивилизация понимается ими в двух значениях.

В первом случае цивилизация обозначает историческую эпоху, пришедшую на смену «варварству», иначе говоря, знаменует высший этап развития человечества. К нему примыкает определение О. Шпенглера:

цивилизация — высшая стадия развития культуры, на которой происходит ее окончательный упадок.

Оба подхода роднит то, что цивилизацию мыслят исторически — как этап прогрессивного либо регрессивного движения общества.

Во втором случае цивилизацию связывают с географическим местом, подразумевая локальные, региональные и глобальные цивилизации, например восточную и западную цивилизации. Они различаются экономическим укладом и культурой (совокупностью норм, обычаев, традиций, символов), куда входит специфическое понимание смысла жизни, справедливости, судьбы, роли труда и досуга. Так, восточная и западная цивилизации различаются именно этими принципиальными чертами. Они покоятся на специфических ценностях, философии, принципах жизни и образе мира. А в рамках таких глобальных понятий формируются конкретные различия людей в поведении, манере одеваться, типах жилища.

Сегодня ученые согласились, что первый и второй подходы применимы только к обществам, стоящим на достаточно высокой ступени различия, где бы географически они ни размещались. В таком случае вне цивилизации оказываются, в частности, примитивные общества Полинезии и Океании, где до сих пор существует первобытный образ жизни, нет письменности, городов и государства. Получается своеобразный парадокс: культура у них есть, цивилизации нет. (Там, где нет письменности, нет и цивилизации.) Таким образом, общество и культура возникли раньше, а цивилизация позже. За всю историю существования в условиях цивилизации человечество жило не более 2% времени. Соединение места и времени дает поразительно богатую палитру цивилизаций. Исторически известны, в частности, евразийская, восточная, европейская, западная, мусульманская, христианская, античная, средневековая, современная, древнеегипетская, китайская, восточно-славянская и другие цивилизации.

В последнее время цивилизация приобретает не только культурно-исторический, но и политический смысл. В 1996 г. известный американский политолог С. Хантингтон опубликовал ставшую вскоре бестселлером книгу «Столкновение цивилизаций и перестройка мирового порядка», где провозгласил тезис о том, что если XX столетие являлось веком столкновения идеологий, то XXI столетие станет веком столкновения цивилизаций.

Он выделяет шесть современных цивилизаций — индуистскую, исламскую, японскую, православную, китайскую и западную, которые дополнил еще двумя: африканской и латиноамериканской. Политическое лицо XXI в. станут определять не политические идеологии и политические режимы, которые уходят в прошлое, и даже не национальность, а религиозное вероисповедание. Религия разделяет людей сильнее, чем этническая принадлежность. Человек может быть полуфранцузом или полуарабом, но он не может быть полукатоликом и полумусульманином. Люди все больше отождествляют себя не с государством или нацией, а с более широким культурным образованием — цивилизацией. Во многом Хантингтон прав, поскольку, эмигрируя из России в Западную Европу или США и легко адаптируясь здесь, многие наши сограждане считают, что не покидают пределов европейской цивилизации, к которой они многие столетия принадлежат. Понять англичанина или француза москвичу бывает легче, чем дагестанца или татарина.

В будущем, утверждает Хантингтон, будут сталкиваться между собой не государства, а цивилизации. Следующая мировая война, если она разразится, должна быть войной между цивилизациями, причем мировые конфликты пройдут по линии разлома между цивилизациями.

Особую опасность для западной цивилизации представляет исламский мир, который переживает демографический взрыв, культурное возрождение и где отсутствует центральное государство-лидер, вокруг которого могли бы сплотиться страны. Вторая опасность исходит из Азии, особенно из Китая. Если исламская опасность связана с неуправляемой энергией миллионов активных молодых мусульман, то азиатская опасность вытекает из господствующих там порядка и дисциплины, способствующих подъему азиатской экономики. Успехи в экономике укрепляют стремление влиять на судьбы мира. Хантингтон предлагает западным странам сплотиться, расширить рамки НАТО. Западу целесообразно поощрять гегемонию России в православном мире, который лежит на границах исламской и китайской цивилизаций.

Коль скоро богатство — это власть, всякая власть тем или иным способом прибирает к рукам богатство.»
Эдмунд Берк

Вторая классификация геополитического пространства Земли возникла в 50-е гг., в период так называемой холодной войны, — деление всех стран на первый, второй, третий и четвертый миры

К первому миру относится группа развитых и примыкающих к ним стран Европы и Северной Америки, а также Япония и некоторые азиатские страны, достигшие определенных успехов в экономическом развитии. В основном это страны первого эшелона капиталистического развития, составившие «центр». Первым он назывался потому, что возник уже в Новое время и вплоть до образования СССР занимал господствующее положение на всем пространстве евроцентристского мира. Хотя Советский Союз появился на политической карте после большевистской революции 1917 г., говорить о втором мире, включающем в себя группу социалистических стран, стало возможным лишь после Второй мировой войны.

Сыграв решающую роль в разгроме гитлеровской Германии, СССР вышел из Второй мировой войны могущественной военно-политической державой. Под его влиянием на социалистический путь развития вскоре вступили Польша, Венгрия, Румыния, Чехословакия, Албания, Болгария, Югославия, Китайская Народная Республика (КНР), Корейская Народно-Демократическая Республика (КНДР), Социалистическая Республика Вьетнам, Лаоская Народно-Демократическая Республика (ЛНДР), Народная Республика Кампучия, Куба. В итоге к началу 60-х гг. возникла мировая социалистическая система во главе с СССР, объединившая все страны с социалистическими и народно-демократическими режимами.

Эти страны, названные вторым миром, возникли в результате освобождения от фашистского ига. Их назвали вторым миром потому, что они, будучи социалистическими, враждовали с блоком капиталистических стран во главе с США, до того названных первым миром. Вскоре к двум мирам присоединился третий. Он возник в результате распада колониальной системы в Африке и образования множества независимых государств, к которым позже присоединились страны Азии и Латинской Америки. Все они составили особую группу стран, которых объединял целый ряд общих признаков: отсталость экономики, слаборазвитость социально-классовой структуры, преобладание крестьянства, слабость национального предпринимательства, незрелость рабочего класса, сохранение в широких масштабах традиционных патриархальных, племенных, клановых, патерналистских структур и элементов и т. д Чтобы отличить их от двух упомянутых выше групп, они были названы странами третьего мира.

Термин «третий мир» придумали в 1952 г. французы для описания группы стран, которые в эпоху холодной войны между США и СССР (соответственно первым и вторым миром) не присоединились ни к одной из враждующих сторон. Среди них были Югославия, Египет, Индия, Гана и Индонезия. Во второй половине 50-х гг. термин приобретает более широкое значение. Он стал определять все слаборазвитые страны. Таким образом, его смысл наполнился не географическим, а экономическим содержанием. К слаборазвитым странам начали относить всю Латинскую Америку, всю Африку (исключая ЮАР), всю Азию (за исключением Японии, Сингапура, Гонконга и Израиля). А некоторые страны, такие как страны Африканской Сахары, Гаити, Сомали, Эфиопия, Судан, Бангладеш и др., обремененные чрезмерной бедностью и нищетой (их население находится на грани массового голода), были зачислены в разряд четвертого мира. Их специально отделили от третьего мира, который уже выбрался на путь экономического прогресса. Они отстали от многих развивающихся стран настолько сильно, что их все больше отодвигают на обочину мировой политики.

За 30-е гг. число стран, относимых ООН к наименее развитым, возросло с 31 до 47. В 1990 г. почти 3 млрд жителей Африки южнее Сахары, Южной Азии, Индии и Китая имели средний годовой доход на душу населения менее 500 долл., 1,5 млрд человек в Латинской Америке, Ближнем Востоке и Северной Африке — 2 тыс. долл., в то время как 850 млн жителей наиболее развитых стран — 20 тыс. долл.

Между богатыми и бедными странами наблюдается не только сохранение, но возрастание неравенства. Ученые даже говорят о глобализации неравенства. Согласно имеющимся данным разрыв между верхней 1/5 частью и нижней 1/5 частью населения в Великобритании (или странах одного с ней уровня) составляет примерно 5,5 : 1. Но разрыв между средним доходом в Великобритании (или странах одного с ней уровня), с одной стороны, и, например, Бангладеш — с другой, составляет около 100 : 1. Этот разрыв будет еще большим, если взять верхнюю 1/10 часть населения в Великобритании (или США и Швейцарии) и нижнюю 1/10 часть в Бангладеш, Гаити и Буркина-Фасо.

В целом в середине 80-х гг. страны первого мира (развитые капиталистические страны) составляли примерно 25% населения Земли, второго мира (социалистический лагерь, включавший 26 стран с общей численностью населения около 1,7 млрд человек)— 37%. Остальные страны составляли третий и, в очень незначительной степени, четвертый мир. Из 5,6 млрд землян 1 млрд проживает в богатых, а 4,6 млрд — в бедных странах. На долю последних приходится лишь одна треть мировой продукции. За последние 30 лет им досталось всего 15% прироста мирового совокупного продукта. Из 2,8 млрд трудоспособного населения 120 млн полностью, а 700 млн частично безработные. Около 1 млрд взрослых людей практически неграмотны, а 500 млн детей не имеют возможности ходить в школу. И характерно: только 4% развивающихся стран догоняют передовые, а остальные 96% все более отстают. Каждый человек, живущий в развитой стране, потребляет за свою жизнь в 20—30 раз больше ресурсов планеты, чем житель бедных стран. При этом развивающиеся страны в десятки раз больше тратят денег на закупку вооружений, чем на социальное развитие.

Особенность международной политики стран третьего мира заключалась в том, что они конкурировали между собой за оказание финансовой помощи со стороны США и СССР. А великие державы не препятствовали тому, набирая сторонников в свои ряды, расширяя сферу идеологического и политического влияния. Часто борьба между гигантами перерастала в локальные и региональные войны, как это было, например, в 60-х—начале 70-х гг. в Юго-Восточной Азии или в 70—80-х гг. в Анголе.

С 60-х гг. страны третьего и четвертого мира взяли в долг у развитых стран несколько биллионов долларов. Кредиты брали в период экономического подъема Запада, следовательно, при низких процентных ставках, а отдавать приходится совсем на иных условиях. Совокупный долг Западу превысил 800 биллионов долларов, но не видно способа, каким заемщики могли бы расплатиться с кредиторами. Самыми крупными должниками являются Бразилия, Мексика, Аргентина, Венесуэла, Нигерия, Перу, Чили и Польша. Стараясь поддержать на плаву экономику этих стран, западные кредиторы вынуждены рефининансировать займы. Но чаще они сталкиваются с частичной или полной некредитоспособностью той или иной страны. Невыполнение своих долговых обязательств в столь крупных масштабах разрушает международную финансовую систему. В 70-х гг. средний годовой доход на душу населения в странах третьего мира в целом сохранялся на уровне 180 долл., т. е. в 13 раз меньше, чем в развитых странах.

В 1998 г. Россия объявила свою некредитоспособность перед западными инвесторами. Разразился скандал, а затем и мировой кризис, которого мир не знал с конца Второй мировой войны. Некоторые западные банки, купившие государственные бумаги (ГКО) в России, разорились или оказались на грани разорения. Россия, которая прежде твердо держалась в ряду развитых экономических держав, по существу показала, что относится к странам третьего мира.

Самое страшное состоит в том, что, как показывает опыт, обильные вливания иностранных инвестиций в такие страны очень мало помогают им выбраться из кризиса. Для улучшения ситуации нужна внутренняя перестройка экономики. Тем не менее в середине 1999 г. в Лондоне прошла 10-тысячная демонстрация, собравшая интеллигенцию со всех европейских стран, выступившую с требованием простить странам третьего мира все долги. Вскоре последовало сообщение о том, что Мировой банк простил развивающимся странам 40% долгов.

Страны третьего мира, как только он возник, с одной стороны, стремились добиться благосклонности США, а с другой — получить экономическую и политическую независимость. В середине 70-х гг. они добились принятия Генеральной Ассамблеей ООН Декларации об установлении нового международного порядка и Хартии экономических прав и обязанностей государств, предусматривавших ликвидацию неравноправия в торговле, перестройку валютной системы, изменение принципов предоставления экономической помощи. В 60—70-е гг. страны — экспортеры нефти совместными усилиями сумели добиться существенного повышения цен на нефть, продаваемую в промышленно развитые страны. Теперь уже развивающиеся страны нередко стали влиять на развитые. Активное сотрудничество с Западом, оживленная торговля, обучение студентов, заимствование передовых технологий вскоре принесли свои плоды.

Увеличилось производство стали, проката, автомобилей, тракторов, турбин, электроэнергии, построены сотни и тысячи крупных предприятий, повысился уровень жизни населения. В 60-х гг. национальный доход на душу населения в Южной Корее держался на одном уровне с Ганой и составлял 230 долл., а сегодня он в 15 раз выше. Ряд стран Восточной и Юго-Восточной Азии, такие как Южная Корея, Тайвань, Сингапур, Гонконг, Таиланд, Малайзия, Индонезия и Филиппины, за сравнительно короткий по историческим меркам период добились впечатляющих экономических успехов и вышли за пределы третьего мира. Но перешли они не во второй, а в первый мир, поскольку второй мир, с распадом в 90-е гг. социалистического лагеря, исчез с политической карты мира. В отличие от третьего мира второй мир был выделен не по экономическим, а по политическим критериям. Зону третьего мира постоянно будоражит: из нее выходят наиболее развитые отравы: и входят бывшие развитые страны типа России, Украины, Казахстана.

Третья классификация не имеет четко выраженного стержня. Она складывалась в науке постепенно и вобрала в себя множество понятий, которые иногда пересекаются и противоречат друг другу. Тем не менее она широко используется в политологической литературе. Назовем ее глобалистским подходом, поскольку она оперирует такими категориями, как мировая система, мировое сообщество, глобализация экономики и т. д.

Политика — слишком серьезное дело, чтобы доверять ее политикам.
Шарль де Голль

Человеческое общество в целом, т. е. на глобальном уровне, именуется мировой системой. В 1976 г. известный политолог и социолог У. Валлерштайн предложил различать две ее формы:

  • мировые империи (множество территорий, политически объединенных в одно государственное образование),
  • мировые экономические системы (страны, развивающие сходную экономику, но политически в одно государство не объединенные).

Мировая империя включает несколько территорий, объединенных военной и политической властью. Империи инков, Александра Македонского, Дария I, Наполеона, наконец СССР, который также относят к типу мировых империй, представляют собой очень разнородные (культурно, социально, экономически, реже — религиозно), обширные по территории, непрочные образования. Они создаются принудительно и быстро распадаются. Мировая экономическая система — совокупность территорий или стран, объединенных экономическими связями. В древности они практически совпадали с мировыми империями либо служили их источником. Что такое империя монголов в XIV в., куда входила покоренная Русь, — империя или экономическая система? Если множество территорий объединено только тем, что с них собирают налоги или дань, то это экономическая система. У нее нет единого политического центра и органа управления. Хотя известно, что русские князья ездили в Орду испрашивать грамоту на правление. А куда отнести английские, испанские и французские колонии в Африке? Скорее к системам, нежели к империям.

К типу мировых экономических систем следует отнести так называемый социалистический лагерь, куда в 60—80-е гг. входили СССР, Куба, Румыния, ГДР, Югославия, Польша, Болгария, Венгрия, Вьетнам. У них не было единого правительства, каждая страна — суверенное государство. Стало быть, это не империя. Зато между ними существовало международное разделение труда, кооперация и экономический обмен в рамках Совета экономической взаимопомощи (СЭВ).

Понятие «мировая система» является более широким, чем мировая экономическая система. Она включает все ныне существующие на планете страны и получила второе наименование — мирового сообщества. Оно состоит из суверенных государств, каждое из которых самостоятельно определяет свою собственную форму правления, часто силой оружия или с помощью угрозы применения силы, и не признает над собой какой-либо иной верховной власти.

В современном мировом сообществе выделяются как минимум три комплекса отношений: государств с государствами, государств с корпорациями и международными организациями, а также корпораций с корпорациями.

Органом управления мирового сообщества является ООН. Ей подчиняются все страны, она оказывает гуманитарную помощь, охраняет культурные памятники и посылает миротворческие силы («Голубые каски» ООН) практически во все уголки Земли. Сегодня в составе мирового сообщества образуются региональные объединения типа Европейского сообщества, куда входят 12 стран с 345 млн человек, объединенных экономическим, валютным и политическим союзом. Сообщество имеет Совет министров и Европарламент.

Мировое сообщество обладает огромной силой. До применения им экономических санкций к Ираку в его социальной структуре небольшая часть была богатой и такая же — бедной. Основное население проживало на среднем уровне даже по европейским меркам. А через несколько лет действия эмбарго национальная валюта обесценилась. Основная часть среднего класса скатилась до бедноты.

Еще 500 лет назад трудно было говорить, что проживающие на земле люди объединены в какую-то единую систему. С тех пор процесс создания мировой системы резко возрос. Особенно это стало ощущаться после эпохи Великих географических открытий (хотя начало было положено раньше), когда европейцам стали известны все, даже самые отдаленные уголки планеты. Сегодня можно говорить лишь о географической отдаленности или отдельном существовании стран и континентов. В социальном, политическом и экономическом смыслах планета представляет собой единое пространство. Сегодня, чтобы антропологам изучить изолированное общество, приходится отправляться в горные районы Попуа — Новой Гвинеи или в тропические леса Южной Америки.

Европейцы давно уже практиковали трансокеаническую торговлю и экономику. Именно они стали пионерами мировой системы. Со временем по всему миру люди попали в европейскую сферу влияния. Начало европейской гегемонии прослеживается с крестовых, походов — христианских военных экспедиций, предпринятых между XI и XIV вв. в целях отвоевания «священной земли» у мусульман. Итальянские города-государства использовали их для расширения торговых путей. В XV в. Европа установила регулярную связь с Азией и Африкой, а затем и с Америкой. Европейцы колонизировали другие материки, приезжая в качестве моряков, миссионеров, купцов, чиновников. Открытие Америки Колумбом навсегда соединило Старый и Новый Свет. Испания и Португалия добывали в чужих странах рабов, золото и серебро, оттесняя туземцев в глухие районы.

Постепенно международная торговля превратилась в господствующий фактор развития. Вскоре и капитализм стали определять как экономическую ориентацию на мировой рынок в целях получения дохода. Сложилось понятие о мировой капиталистической экономике как о единой мировой системе, вовлеченной в производство для продажи и обмена больше с целью увеличения прибыли, чем для обеспечения народа. Теперь она указывает, в каком направлении двигаться отдельным странам.

Четвертая классификация создана в 80-е тт. известным американским политологом У. Баллерштайном. Он разделил мировую систему на три части:

  • ядро;
  • полупериферия;
  • периферия.

Ядро, или центр, составляло небольшое число стран-лидеров: Великобритания, США, Франция, Германия, скандинавские страны. Их переход к капитализму начался раньше, чем в других странах. В ходе промышленной революции за сравнительно короткий по историческим меркам период они добились впечатляющих результатов. Это самые сильные и могущественные государства с современным производством. У них больше всех капиталов, самые качественные товары, самые сложные технологии и средства производства. Дорогую и высокотехнологичную продукцию эти страны экспортируют в периферию и полупериферию.

Периферией считались все остальные страны, которые встали на капиталистический путь сравнительно поздно. Для них характерен так называемый догоняющий тип развития. У них меньше власти, богатства и влияния.

Страны периферии — это самые отсталые и бедные государства Африки и Латинской Америки. Они считаются сырьевым придатком ядра. Полезные ископаемые добываются, но не перерабатываются на месте, а экспортируются. Большая часть прибавочного продукта присваивается иностранным капиталом. Местная элита вкладывает деньги за пределами своего государства, она поступает на службу иностранному капиталу и обслуживает только его интересы (даже если эти люди не уезжают за границу). Политические режимы нестабильны, часто происходят перевороты, постоянно возникают социальные и национальные конфликты. Высший класс не отделен от низшего широким слоем среднего класса.

Поскольку их благополучие зависит от экспорта сырья, технологии и капиталы поступают только извне. Правительства, чаще всего это диктаторские или авторитарные режимы, существуют и способны более или менее разумно управлять страной до тех пор, пока приходят иностранные инвестиции. Но и западная помощь часто оседает в карманах госчиновников или на их заграничных счетах. Такие правительства нестабильны, они то и дело развязывают международные конфликты, внутренние войны и мятежи. Подобное постоянно происходит в странах Латинской Америки, Иране и Филиппинах. Даже после революций им не становится легче. Новые правительства поворачивают к репрессиям, быстро выявляют свою недееспособность, и вскоре их смещают.

Сегодня жесткое деление на центр и периферию постепенно теряет смысл. Известны случаи, когда периферийные страны, поздно вступившие на путь капитализма, довольно быстро входили в число стран-лидеров, тем самым расширяя центр. К ним относятся Швеция и Япония, вошедшие в число стран-лидеров в первой половине XX в. После Второй мировой войны в число стран-лидеров вошла Италия, в 70-х гг. — Испания.

Пол у периферия занимает промежуточную позицию между ядром и периферией. Это достаточно развитые индустриальные страны. Как и государства ядра, они экспортируют промышленные и непромышленные товары, но им не хватает власти и экономического могущества стран ядра. Например, Бразилия (страна полу периферии) экспортирует автомобили в Нигерию и моторы для машин, экстракт апельсинового сока и кофе в США. Производство механизировано и автоматизировано, но все или большинство технологических достижений, которыми вооружается собственная промышленность, заимствуются у стран ядра. В полу периферию входят интенсивно развивающиеся страны с динамичной политикой, набирающим силы средним классом.

Если передать классификацию Валерштайна в терминах теории постиндустриального общества Д. Бела, то мы получим такие соотношения:

  • ядро — постиндустриальные общества;
  • полупериферия — индустриальные общества:
  • периферия — традиционные (аграрные) общества.

Как уже говорилось, мировая система складывалась постепенно. Соответственно разные страны в разное время могли выполнять роль лидеров в ядре, откатываться на периферию или занимать место полупериферии.

Обычно в ядре доминирует одно государство. В XIV в. в мировой торговле господствовали Северо-итальянские города-государства. Голландия лидировала в XVII в., Англия — после 1750 г., а Соединенные Штаты — после 1900 г. А в 1560 г. ядро мировой системы располагалось в Западной Европе (Англия, Франция, Нидерланды, Португалия и Испания). Северо-итальянские города-государства, которые до этого были самыми могущественными, присоединились к полупериферии. Северо-Восточная Европа и Латинская Америка составляли периферию. Многие общества (особенно в Океании и внутренних областях Африки и Азии) до недавнего времени находились вне периферии. Они долго не могли присоединиться к мировой капиталистической экономике, производя и потребляя свои же продукты, т. е. занимаясь натуральным хозяйством. Сегодня таких стран фактически нет. Страны бывшего советского блока (Венгрия, Польша, Болгария и др.) отнесены к стра-нам второго мира. Долгое время они были отгорожены от мировой капиталистической системы. Сейчас их зачисляют к периферии или пол у периферии.

Выдвинутая в 80-е гг. теория ядра и периферии У. Валерштай-на сегодня считается в принципе правильной, но нуждающейся в известной корректировке и дополнении. Согласно новому подходу основу современного международного сообщества, которое иногда именуют «транснациональным миром», составляют ведущие международные организации, 50—60 основных финансово-промышленных блоков, а также около 40 тыс. ТНК. «Глобальная экономическая федерация» пронизана тесными хозяйственными, политическими и культурными связями. Крупнейшие западные корпорации, создавая филиалы по всему миру, прежде всего в странах третьего мира, опутывают финансовыми и товарными потоками весь мир. Они делают различные регионы мира экономически зависимыми друг от друга.

На этом глобальном пространстве выделяются постиндустриальный Север, контролирующий торгово-финансовые каналы, высокоиндустриальный Запад — совокупность национальных экономик ведущих промышленно развитых держав, интенсивно развивающийся новый Восток, строящий хозяйственную жизнь в рамках неоиндустриальной модели, сырьевой Юг, живущий преимущественно за счет эксплуатации природных ресурсов, а также находящиеся в переходном состоянии государства посткоммунистического мира.

Движение мира к новому типу объединения называют геоэкономической или геополитической перестройкой планеты. Для нового международного пространства характерны две тенденции:

  • концентрация принятия важных стратегических решений в небольшой группе ведущих держав типа «Большой семерки» (после присоединения к ней России ставшей «Большой восьмеркой»);
  • размывание централизованных регионов и формирований на множество самостоятельных точек, суверенизация мелких государств, повышение их роли в мировом сообществе (пример — события в Югославии, Палестине и т. д.). Между двумя тенденциями возникают противоборство и непонимание.

Важные политические и экономические решения, принимаемые узким кругом лиц, могут вести к серьезным последствиям в различных частях земного шара, иногда затрагивая судьбы населения целых стран. Примером может служить влияние США на события в Югославии, когда Америка вынудила присоединиться к военному давлению на сербов чуть ли не все европейские страны. Хотя само это решение выгодно небольшой кучке политиков в конгрессе США. Являясь самым мощным экономическим государством мира, США ведут себя и как политический монополист. Доллары делают политику по принципу «один доллар — один голос». За решениями, принимаемыми от лица международных организаций, например Совета Безопасности, МВФ, МБРР, ВТО, финансируемых опять же развитыми странами, скрываются намерение и воля узкого круга ведущих держав.

Вытесненные на политическую и экономическую периферию страны Юга, или развивающиеся страны, борются с гегемонией сверхдержав доступными им средствами. Одни выбирают модель цивилизованного рыночного развития и, как Чили и Аргентина, ускоренными темпами догоняют экономически развитые Север и Запад Другие, в силу разных обстоятельств лишенные такой возможности, встают на «тропу войны». Они создают разветвленные криминально-террористические организации и мафиозные формирования, раскиданные по всему миру. Исламский фундаментализм, меде ли некий картель...

В новом мировом устройстве все связано со всем. Мировая валютно-финансовая система, крепость которой задают мировые лидеры, прежде всего США, Германия, Япония, Англия, уже не так стабильны, как прежде. Финансовые кризисы на периферии этой системы, на которые прежде, может быть, и не обратили внимания ее киты, сегодня сотрясают всю мировую систему. Кризис 1997—1998 гг. в Индонезии и России сильно отразился на финансовых биржах всего мира. Индустриальные гиганты потеряли миллиарды долларов.

Источник: 
Кравченко А. И., Политология: учебник. - Москва: Проспект, 2011.-448 с.
Чтобы оставить комментарий или обсудить материал на форуме, необходимо зарегистрироваться или войти.