Политические группы и общности

Подобно тому, как исходным субъектом социальной жизни выступает личность, начальной точкой политической жизни является гражданин. Гражданином считается любой член общества, обладающий статусом гражданства. Гражданство — постоянная политико-правовая связь лица и государства, которая выражается в их взаимных правах и обязанностях. Суть гражданства состоит не только в признании конституции данной страны, но и возможности участвовать в избрании его главы и высших политических органов управления. Лишенных гражданства лиц конституция уже не защищает. Отличительной чертой гражданина является наделение его всеми правами, существующими в данном обществе, и главным среди них — правом голосовать и быть избранным. Таким образом, социологическое понятие личности и политологическое понятие гражданина вовсе не синонимы.

Помимо рядовых граждан, формы участия которых в политической жизни мы уже рассмотрели, важными субъектами политической жизни страны являются политические группы. Ниже будут рассмотрены четыре ведущие группы, а именно группы давления, группы интересов, лобби и элита.

В демократическом государстве рядовые граждане оказывают влияние на правительство двумя путями:

  • голосованием на выборах:
  • созданием организованных общественных групп.

Такие группы называются общественными потому, что участвующие в них граждане не получают за свою работу заработной платы, не проходят школьного или вузовского обучения, не регистрируются в качестве обычной организации, скажем, института или торговой фирмы, создающей товары и услуги. Добровольные помощники чаще всего работают бесплатно.

Различают два типа организованных общественных групп:

  • группы, защищающие собственные интересы (профсоюзы, союз предпринимателей):
  • группы, выступающие с новой инициативой по изменению законов (феминистское движение).

Первый тип называется группами давления, второй — группами интересов. Профсоюзы эволюционировали в сторону оплаты труда добровольным помощникам, бюрократизации своей деятельности, создания уставов, кодексов, иерархии. Они даже открывают коммерческие предприятия, обеспечивающие профсоюз деньгами.

Наименование двух групп достаточно условное и часто вводит в заблуждение. К примеру, куда отнести общество по защите памятников культуры или общество по охране окружающей среды? С формальной точки зрения — к первому типу, поскольку в их названии встречается слово «защита». Но в действительности они стоят на страже не своих групповых интересов, а интересов всего общества. В то же время профсоюзы, отстаивая собственные интересы, постоянно выступают с законодательной инициативой и требуют внести те или иные изменения в общество. Правильнее оба типа групп различать по тому, чьи интересы они защищают — свои собственные или других людей, и потому одни называть группами давления, а другие — группами интересов. Очевидно, что совет ветеранов относится к первым, а Красный Крест и Армия спасения — ко вторым.

Свобода никогда не исходила от правительства. Свобода всегда исходила от его подданных.
Будро Вильсон

Группы интересов и группы давления американцы начали изучать в 20-е гг., а мы — в 90-е. Наиболее важные научные открытия первые совершили в период с 30-х по 50-е гг., а нам еще предстоит это сделать. Политическая ситуация в России конца XX в. была настолько уникальной, что, вовремя изучи и опиши ее, наши ученые могли бы существенно обогатить мировую науку. Но припозднились: пока развернули сеть эмпирических исследований, разобрались в теории вопроса и получили финансирование, ситуация поменялась. Изучать стало практически нечего. К тому же подавляющее большинство прикладных политологов у нас кормится не за счет академических рейтингов, а за счет заказных, сиюминутных опросов. С их помощью серьезного приращения знаний не добиться. В 50-е гг. исследованиями элит на материале местных комьюнити занимались политологи из Атланты, Чикаго, Нью-Йорка, Нью-Хавена и других центров.

Группы интересов надо отличать от политических партий. Делается это по двум критериям. Во-первых, группы интересов никогда не стремятся завоевать политическую власть в стране, во-вторых, их внимание сосредоточено на одном практическом вопросе, решением которого они и заняты, а не на своде декларативных утверждений, составляющих программу партии. Группы интересов озвучивают (ученые говорят: артикулируют) эмоции, ожидания, идеи, интересы, взгляды граждан, придают им удвоенную силу и благодаря коллективным действиям делают их достоянием общественности. В 70-е гг. у нас в стране практически никто не знал экологического движения. О нем мало слышали и в 80-е гг. Но когда выхлопные газы, ртутные испарения, радиоактивные осадки, промышленные отходы стали массовыми и коснулись жителей многих городов, образовалась группа энтузиастов, которая планомерно, терпеливо и последовательно била в одну точку — привлекала к проблеме внимание общественности. В результате в 90-е гг. проблемы защиты окружающей среды стали одними из главных в законодательной деятельности парламента, в печати, на радио и телевидении, в школе ввели специальный учебный предмет.

Как только какая-то проблема становится острой или прямо-таки вопиющей, она сразу же привлекает внимание массы людей, из среды которой выделяются организаторы будущего движения. Правительство и парламент, заваленные кучей важных, а порой и совсем неважных дел, благодаря тому что их внимание обратили на себя активно действующие группы интересов, лучше ориентируются во множестве проблем и сразу же выделяют ключевые.

Таким образом, группы интересов выполняют функцию лакмусовой бумаги: они высвечивают наиболее злободневные проблемы. К примеру, долгое время в армии процветала дедовщина и в мирное время гибли тысячи молодых солдат. И только в 90-е гг. в стране сформировалось мощное движение солдатских матерей, которое заставляет обратить на себя внимание самого консервативного в мире властного органа — армейского командования. Кстати сказать, к какому из двух типов групп относится указанное движение?

Через такие движения рядовые граждане вовлекаются в активную политику и влияют на нее ничуть не меньше, чем министерства или крупные чиновники.

Долго занимаясь одной проблемой, группы интересов подготавливают кадры квалифицированных специалистов — знатоков данной проблемы. Если вы хотите узнать все о дедовщине и уровне смертности в армии, надо обращаться в Совет солдатских матерей. Если вам нужна исчерпывающая информация об окружающей среде, то лучших специалистов, чем в одноименном движении, вам не найти и т. д. Часто министерства и парламентские комитеты, готовя конкретное решение, обращаются к таким специалистам за экспертной оценкой.

Некоторые группы интересов перерастают в общественные движения, а из общественных движений превращаются в политические партии.

Характер осуществления функций группами давления прежде всего зависит от того, законны или незаконны способы их деятельности.

Группы интересов и группы давления, как посредники между государством и народом, выполняют свои функции следующим образом:

  • взаимодействуют с кандидатами в депутаты и членами исполнительных и представительных органов (в виде советов, рекомендаций, убеждения):
  • участвуют в финансировании законопроектов, экспертиз, заключений правительственных органов;
  • контролируют соблюдение принятых решений (законов) вплоть до обращения в суд:
  • наблюдают за деятельностью правительства в отдельных отраслях управления, расходованием финансовых средств и т. д.

Таковы законные (или легитимные) формы взаимодействия. Кроме них, существуют и незаконные формы деятельности этих групп. К ним, в частности, относятся взятки и подкуп чиновников, финансовая поддержка нелегальных объединений, контроль за личной жизнью политиков в целях сбора компромата и т. д. Яркий пример — кризис августа—сентября 1998 г. Некоторые специалисты полагают, что обвал рубля был спровоцирован намеренно теми группами, которые хотели лишить оппозиционные партии и часть населения, не поддерживающих правящий режим, возможности на очередных президентских выборах (в 2000 г.) или на досрочных перевыборах финансировать оппозиционные партии. Результат оказался прямо противоположным: у населения были подорваны остатки доверия к правительству и стоящей у власти политической элите.

Лобби. От групп интересов, сформированных рядовыми гражданами, надо отличать группы давления, формирующиеся на базе бюрократических структур. В отличие от групп интересов лобби развивает прямые формы давления на власть. К лобби относят тех, кто находится в ближайшем окружении и способен протолкнуть нужное решение мирным путем, например сформировав большинство в парламенте, подкупив депутатов, войдя в доверие к родным и близким правителя, запугав правительство или парламент мнимой угрозой. Последний вариант часто проигрывался во властных коридорах России в 90-е гг. Группа аграриев пугает парламент развалом сельского хозяйства, военные — недовольством армии и готовностью ее свергнуть правительство в случае невыделения нужной суммы в госбюджете. Когда деньги выделяются, они зачастую не доходят до рядовых аграриев или военных, оседая в карманах начальства. Массы аграриев и военных, не получив средств к существованию, выражают недовольство. Их лобби, крупно представленные в парламенте и правительстве, снова накаляют атмосферу и требуют денежных вливаний. И так до бесконечности.

Мощные лоббистские группировки типа названных всегда «тусуются» около власти. Напротив, группы интересов типа движения солдатских матерей или экологических стоят очень далеко от коридоров власти — на самом низу социальной пирамиды. Им гораздо труднее обратить на себя внимание и добиться нужного решения. Их рупором становятся газеты, радио, телевидение, которые вполне можно считать демократической трибуной для масс.

Чистые выборы за большие деньги
В 2002 г. американский сенат одобрил законопроект, запрещающий неограниченные пожертвования политическим партиям. Борьба за его принятие продолжалась 7 лет. В 2000 г. сумма инвестиций в предвыборные фонды составила около полумиллиарда долларов. По новым правилам размер пожертвований из одного источника в отдельно взятом штате не может превышать $10 000. Президент Буш заявил, что закон подпишет. Однако вряд ли это кардинально изменит ход американских выборов, которые в последние годы обходятся стране в поистине астрономические суммы. Ранее подобным образом ограничили пожертвования в фонды отдельных кандидатов. И что? В кампании стали вкладывать не чьи-то, а собственные средства, и крупный бизнес валом повалил в политику. Ранее промышленники пользовались услугами ставленников-лоббистов. Теперь они защищают свои интересы в правительстве сами. Пример — участник предпоследней президентской кампании Рос Перо (личное состояние $3,3 млрд) и новый мэр Нью-Йорка Майк Блумберг (личное состояние $4 млрд). Оба стали рекордсменами по числу вбуханных в кампании миллионов. Первый инвестировал беспрецедентную для США сумму в $53,5 млн, второй побил и это достижение, заплатив за место $68,9 млн.

Лобби потому сильны, что контролируют какие-то стратегические ресурсы. Военные контролируют оборону, аграрии — продукты питания, банкиры — деньги. Раньше мощную лоббистскую фракцию составляло русское дворянство. Оно контролировало основной ресурс — собственность на землю. С ними соперничало промышленное лобби, также контролировавшее жизненно важные ресурсы. Сохранилось оно и сегодня. Группы интересов не контролируют ничего, поэтому к ним прислушиваются в самую последнюю очередь.

Если лобби все время потакать, то они монополизируют всю власть в государстве, заставят его работать только на решение собственных проблем. Это поняли в США еще в середине XX в., поэтому в 1946 г. приняли федеральный закон о деятельности лобби. Он требовал регистрации членов лобби, сообщения о денежных ресурсах и их использовании в политической борьбе. С тех пор было замечено: как только деятельность лобби предается публичной огласке, желание обходить закон усмиряется.

Элементы лоббистской тактики — тактики силового проталкивания через властные структуры нужных решений — используют не только сами лобби, но и другие группы и общественные организации. Нефтяные компании России в 1998 г., как они сами заявляли, не являлись лобби. Они представлялись дойными коровами, которые дают государству (от продажи нефти за рубеж) твердый доход, проедаемый всеми другими институтами и структурами. Попав в тяжелейший кризис, правительство решило повысить налоги на нефтяные компании. Моментально заработали средства массовой информации, давшие возможность нефтекоролям «поплакаться в жилетку», рассказать о своей важности для страны и неимоверных трудностях, с которыми им приходится сталкиваться. Обработка общественного мнения была проведена очень умело и почти ненавязчиво. Слушание отчета нефтекомпаний в Госдуме проходило уже на подготовленном фоне и получило ожидаемый результат. Осталось загадкой, имели нефтяники свое лобби в парламенте или нет, но давление через прессу на депутатов, президента, правительство и рядовых граждан было оказано мощное.

Самой мощной группировкой, оказывающей влияние на политическую жизнь страны, является элита общества. Термин «элита» в конце XIX в. ввели итальянские социологи Г. Моска и В. Парето. В нашей стране и в Европе для обозначения высших привилегированных слоев общества используется слово «элита», а в США наряду с элитой употребляют также слово «истеблишмент» (господствующая верхушка, правящие круги). Под американским «истеблишментом» имеют в виду людей, занимающих в США позиции наверху иерархических пирамид в основных сферах жизни общества — бизнесе, политике, науке и технике, рекламе и информации, культуре и «массовой культуре». «Истеблишмент» держится на неформальных связях между этими людьми. Они «задают тон» во вкусах и поведении, на них ориентируются, с них берут пример многие американцы.

Элита — это небольшая группа людей, которые отличаются не тем, что они обладают лучшими нравственными или творческими качествами, а тем, что обладают наибольшей властью в обществе. Элита общества — узкий круг избранных людей, располагающих большой властью и не меньшими деньгами, обитает на вершине социальной пирамиды. К элите обычно относят представителей деловых и финансовых кругов, специалистов в области внешней политики и обороны: правительственную верхушку и политических лидеров, крупнейших ученых, владельцев телесетей и наиболее известных изданий, а также популярных музыкантов, балетмейстеров и модельеров. В США она составляет 0,5% населения, которые владеют 35% национального богатства. То же самое можно сказать и о России.

От принимаемых этими людьми решений зависят сотни тысяч человеческих судеб. В своих офисах-небоскребах они окружены сверхсовременными компьютерными системами, мягкими коврами, поглощающими звук шагов, и бесшумными кондиционерами. Отдыхать они предпочитают на виллах с бассейнами и теннисными кортами, на теплых курортах или в горах.

Различают столько видов элиты, сколько существует видов власти в обществе. Это и понятно: большая власть — основной признак принадлежности к элите. Есть элита экономическая, элита политическая и элита бюрократов-чиновников. Иными словами, к элите относятся ведущие политики, крупнейшие бизнесмены и высокопоставленные госслужащие. Кроме них, в элиту могут также входить армейское руководство, руководители спецслужб.

Существует так называемая «четвертая власть», поэтому к американской элите относятся телекомментаторы Т. Коппел и Д. Разер, публицисты Дж. Уилл, У. Сэфайр, Б. Вудворд, политический карикатурист Г. Трюдо, основатель всемирной кабельной телеслужбы новостей Т. Тэрнер. Определенную власть над широкой публикой имеют законодатели моды и вкусов, популярные певцы и музыканты. При этом вслед за делением власти на формальную и неформальную ученые различают официальную элиту, состоящую из политической верхушки, и неофициальную — «власть знаменитостей».

Как правило, элита составляет ядро господствующей партии. Очень небольшое по размерам, оно достигает огромного эффекта, заражая массы людей своими активностью и целеустремленностью. Благодаря мощным капиталам они помогают покупать голоса избирателей, нанимать журналистов, публикующих рекламные политические статьи, либо скупают на корню всю газету. Когда Россия перешла от социализма к капитализму, отечественные СМИ лишились государственных дотаций. Потребовались частные капиталы. Их-то и предоставили наиболее богатые люди страны, которых причисляли к олигархам. Сегодня их фамилии у всех на слуху. Финансовую помощь прессе они оказывали отнюдь не бескорыстно: некоторые газеты, журналы и телеканалы стали рупором их идей. Олигархи финансировали аппарат президента и членов правительства, благодаря чему добивались нужных себе назначений на высшие государственные посты. Их выдвиженцы, пользуясь служебным положением, предоставляли им огромные льготы и выгодные международные контракты, укрепляя и без того сильное экономическое и политическое влияние олигархов.

Источник: 
Кравченко А. И., Политология: учебник. - Москва: Проспект, 2011.-448 с.
Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти.