Каузальная атрибуция

В социальной психологии существует целый раздел, посвященный изучению закономерностей восприятия причин поступков — каузальная атрибуция. Механизм каузальной атрибуции относится к ситуации социального познания и означает причинное объяснение поступков. Способность толкования поведения присуща каждому человеку, она составляет багаж его житейской психологии. В любом общении мы каким-то образом, даже не задаваясь специальными вопросами, получаем представление о том, «почему» и «зачем» человек что-то сделал. Можно сказать, что человеку дано одновременно с восприятием поступка другого человека воспринимать и его «настоящую» причину.

Приписывание осуществляется либо на основе сходства поведения воспринимаемого лица с каким-то другим образцом, имевшимся в прошлом опыте субъекта восприятия, либо на основе анализа собственных мотивов, предполагаемых в аналогичной ситуации (в этом случае может действовать механизм идентификации). Но, так или иначе, возникает целая система способов такого приписывания (атрибуции).

В социальной психологии существует целый раздел, посвященный изучению закономерностей восприятия причин поступков, — каузальная атрибуция. В этом разделе четко выделяются теоретическая и экспериментальная линии изучения процесса каузальной атрибуции. Теория пытается возвести в ранг научного анализа те неосознаваемые когнитивные процессы, которые происходят в голове у «наивного испытуемого», занимающегося причинным приписыванием. Наиболее известны схемы каузального анализа, созданные Э. Джонсом и К. Дэвисом, а также Г. Келли.

Мера и степень приписывания в процессе межличностного восприятия зависит от двух показателей:
1) степени уникальности или типичности поступка;
2) от степени его социальной «желательности» или «нежелательности».

В первом случае имеется в виду тот факт, что типичное поведение есть поведение, предписанное ролевыми образцами, и потому оно легче поддается однозначной интерпретации. Напротив, уникальное поведение допускает много различных интерпретаций и, следовательно, дает простор приписыванию его причин и характеристик.

Во втором случае: под социально «желательным» понимается поведение, соответствующее социальным и культурным нормам и потому сравнительно легко и однозначно объясняемое. При нарушении таких норм (социально «нежелательное» поведение) диапазон возможных объяснений расширяется.

В других работах было показано, что характер атрибуций зависит и от того, выступает ли субъект восприятия сам участником какого-либо события или его наблюдателем. В этих двух различных случаях избирается разный тип атрибуции. Г. Келли выделил три таких типа:
1) личностную атрибуцию — когда причина приписывается лично совершающему поступок;
2) объектную атрибуцию — когда причина приписывается тому объекту, на который направлено действие;
3) обстоятельственную (или ситуационную) атрибуцию — когда причина совершающегося приписывается обстоятельствам.

В жизни мы время от времени пользуемся всеми тремя схемами, но тяготеем, испытываем личную симпатию к одной — двум. Причем, что очень важно: используемая схема представляется нам самим не субъективным психологическим пристрастием, а отражением объективной реальности, так сказать, истиной в последней инстанции: «именно так и есть, я же знаю».

Однако наиболее интересный и практически значимый раздел каузальной атрибуции — это изучение истинности совершаемых нами приписываний, происхождение закономерных ошибок и искажений.

Было выявлено, что наблюдатель поведения чаще использует личностную атрибуцию для описания причин поступка участника, а участник причину своего поведения чаще всего объясняет обстоятельствами. Так, например, при приписывании причин успеха и неудачи: участник действия «винит» в неудаче преимущественно обстоятельства, в то время как наблюдатель «винит» за неудачу прежде всего самого исполнителя. Таким образом, объясняя чье-либо поведение, мы недооцениваем влияние ситуации и переоцениваем степень проявления черт и установок индивида. Это явление получило название «фундаментальная ошибка атрибуции».

Из-за этой ошибки наблюдатели часто склонны переоценивать роль и ответственность личности в происходящем. Люди часто объясняют свое собственное поведение с точки зрения ситуации, но считают, что другие сами несут ответственность за свое поведение. Мы можем сказать: «Я злюсь, потому что все идет не так, как хочется», но другие, видя наше поведение, могут подумать: «Он (она) ведет себя агрессивно, потому что он (она) злой человек».

Э. Джонс и Р. Нисбет в своем обширном труде по данному вопросу приходят к выводу, что причина различий во взглядах деятеля и наблюдателя кроется в апелляции того и другого к различным аспектам информации. Для наблюдателя внешняя среда постоянна и устойчива, а действия актора изменчивы, непонятны, поэтому на них он и обращает внимание, прежде всего. Для актора его действия спланированы и простроены, а среда непостоянна, поэтому он концентрирует внимание на себе. В результате деятель воспринимает свои поступки как реакцию на внешние сигналы (ситуационная атрибуция), а наблюдатель видит активность актора, изменяющего постоянную среду (личностная атрибуция).

Источник: 
Горбунова М.Ю., Социальная психология
Темы: