Формирование характера. Темперамент и характер

Как складывается характер человека? На этот вопрос нет однозначного ответа. Одна из причин заключается в том, что пока еще не решен другой вопрос — об объеме и, следовательно, содержании понятия «характер». Тут есть различные точки зрения, к двум из которых мы обратимся.

Ю. Б. Гиппенрейтер и В.Я.Романов подчеркивают, что, согласно трактовке А.Н.Леонтьева, темперамент и характер не входят в состав личности в качестве ее подструктур. Они являются лишь условиями формирования личности, которая социальна по своей сущности. В соответствии с данной точкой зрения в понятии «характер», так же как и в понятии «темперамент», отражаются не столько содержательные, сколько «формальные» или динамические аспекты поведения. При этом второе из указанных понятий связывается преимущественно с врожденными свойствами организма, и в частности его нервной системы, а первое охватывает «сплав» врожденных и приобретенных при жизни свойств . Получается, что области определения понятий «темперамент» и «характер» как бы совпадают, ибо характер обогащается лишь за счет прижизненных изменений в параметрах, относящихся к темпераменту, т.е. в интенсивности психических процессов, в их тонусе, скорости протекания, ритме.

В соответствии с рассматриваемой точкой зрения направленность личности и ее воля не относятся к характеру. Замечая, что такое понимание характера противоречит некоторым аспектам общежитейского понимания, авторы подчеркивают, что научные понятия не должны идти на поводу у житейских. Почему, однако, «житейских»?

От трудов И. Канта до современных словарей, энциклопедий и учебников воля устойчиво трактуется как сила, основа, «стержень» и т.д. характера. Настолько устойчиво, что тут правомернее говорить о научной традиции, чем житейском представлении. Теперь — о направленности и стоящих за ней мотивах. Здесь тоже обнаруживается другая точка зрения.

С. Л. Рубинштейн пишет, что обычно, рассматривая отношение мотива и характера, указывают на зависимость побуждений, мотивов от характера человека. Тогда говорят, что поведение исходит из таких-то мотивов (например, корыстных), потому что у человека такой-то характер (скажем, эгоистический). Не возражая против такого рода суждений, он подчеркивает, что для того чтобы раскрыть вопрос о происхождении характера, нужно рассмотреть обратную зависимость: как мотивы (побуждения) превращаются в черты характера. Нужно понять, как мотив (побуждение), обусловленный стечением жизненных обстоятельств, «распространяется на все ситуации, однородные с первой» (т.е. обобщается, генерализуется), как он закрепляется за личностью, «стереотипизируется» в ней и тем самым становится чертой характера. «Побуждение, мотив — это свойство характера в его генезисе».

Рассматриваемая точка зрения представляется более понятной, чем предыдущая. С. Л. Рубинштейн замечает, что и несмелый человек может совершить смелый поступок. Поставим вопрос: «А что нужно, чтобы этот несмелый человек стал смелым?» Надо, чтобы мотив смелого поступка не однажды актуализировался и «срабатывал» в новых жизненных ситуациях, чтобы такого рода поступки вызывали у человека чувство гордости, удовлетворения собой, иначе никакого обобщения и никакой «стереотипизации» мотива не произойдет. Другой пример. Обманул ребенок однажды ради получения личной выгоды (материальной или психологической), все сошло, остался доволен. Обманул еще раз — опять все хорошо. Третий, четвертый раз... И никаких неприятностей, наоборот, нашлись значимые люди, которые одобрили. Вполне достаточно, чтобы первоначальный мотив превратился в нечестность как черту характера.

В связи с этим понятно также, почему для воспитания смелости или честности одних только благих разговоров о нравственной ценности данных черт характера, как правило, недостаточно. Воспитатели должны создавать условия для актуализации у детей нравственных мотивов, для совершения соответствующих поступков, для последующих положительных эмоций и тем самым — для закрепления данных побуждений и превращения их в черты характера. В этих условиях ребенок также должен переживать чувство раскаяния, угрызения совести, если совершил поступок безнравственный.

Таким образом, точка зрения на то, что понятие о личности связывается с ее мотивами, направленностью, убеждениями, нравственными ориентациями, а представление о характере (впрочем, как и о воле) выводится за пределы этого понятия, слишком условна. Она ведет к суждениям такого образца: «У этого человека хороший характер, но он, к сожалению, подлец». Будучи последовательными, мы должны были бы тогда из состава черт характера удалить все нравственные черты (впрочем, как и волевые), оставив только эмоциональные и, вероятно, интеллектуальные.

Может быть, мировоззрение, убеждения, ценностные ориентации тоже следует рассматривать как элементы структуры характера? Сами по себе — нет. И в этом нужно согласиться с первой точкой зрения. Но не будем забывать, что убеждение человека при определенных условиях может стать мотивом его поступка. И если, по рассмотренной нами рубинштейновской схеме, дело дойдет до того, что убеждение станет фактором, обусловливающим типичный для личности способ поведения и деятельности (см. определение характера), тогда мы, по-видимому, должны будем дать положительный ответ на поставленный вопрос.

Мы на время оставили в стороне понятие о темпераменте. Поясним теперь соотношение между темпераментом и характером, которое, несомненно, имеет педагогическое значение. Особенности темперамента проявляются в структуре характера, поэтому «темперамент влияет на формирование характера, но не предопределяет его». Данное соотношение конкретизируется в зависимости от того, какие именно черты характера имеются в виду.

На одном полюсе находятся черты характера, которые являются более или менее прямой проекцией особенностей темперамента. Например, вспыльчивость или инертность, которые при благоприятных условиях воспитания могут сгладиться, а при неблагоприятных, наоборот, заостриться. На другом полюсе — черты характера, от темперамента не зависящие, в частности многие нравственные. Является ли человек честным по характеру, не определяется, как мы уже показали, темпераментом или свойствами нервной системы, однако темперамент может влиять, если можно так сказать, на стиль проявления этой черты. Наиболее универсальным является соотношение, при котором, как пишет Е. А. Климов, свойства темперамента в развитии личности человека «могут облегчать или затруднять формирование тех или иных содержательных свойств его внутреннего мира, в частности характера» . Далее автор замечает, что такие черты характера, как предусмотрительность, вдумчивость, легче воспитать у человека, инертного по типу нервной системы, интровертированного, чем у экстравертированного «торопыги», подвижного по типу нервной системы. По этой же логике мы вправе полагать, что такие черты характера, как смелость, решительность, находчивость, легче воспитать у человека с сильным подвижным типом нервной системы, т.е. холерика или сангвиника.

Источник: 
Штейнмец А.Э., Общая психология