Нормативная регуляция поведения. Девиантное поведение

В жизни человека, в его поведении и деятельности практически нет таких сфер, которые не регулировались бы социально и прежде всего с помощью разнообразных и различных по значимости и важности социальных норм. Именно социальные нормы (наряду с другими факторами) регламентируют, предписывают и определяют репертуар поведенческих действий для личности. Социальные нормы как некоторые правила, стандарты поведения вырабатываются самим обществом или социальными группами и определяются типом общества и деятельностью групп. При этом они выполняют множество социальных функций, важнейшими из которых являются: обеспечение существования общества (например, упорядочение, уравновешивание, стабилизация отношений в социуме, в частности через включение в систему социального контроля); обеспечение деятельности социальных институтов; осуществление передачи и сохранения социального опыта; оформление условий жизнедеятельности и взаимодействия людей [БобневаМ. И., 1978].

Социальными нормами регулируется ролевое поведение человека, т.е. поведение, которое ожидается от человека со стороны социума, в зависимости от той позиции, которую он занимает в системе общественных отношений. В истории изучения нормативной детерминации ролевого поведения выделяются два подхода: социальный и психологический. Первый ведет свое начало от работ Р. Линтона и рассматривает роль исключительно как нормативный образец повеления, второй (психологический) — связан с именами Дж. Мила и Дж. Морено. Психологический подход берет за основу мысль, что реальное поведение человека не может быть определено только обществом, оно всегда — результат преломления требований и норм общества в индивидуальных особенностях человека. Поэтому, чтобы понять и прогнозировать ролевое поведение человека, надо проследить, с одной стороны, особенности социальной роли, а с другой — особенности личности — исполнителя этой роли. Именно потому, что ролевое поведение строится не только по нормативной «программе», но и на основе индивидуальных и личностных возможностей, каждая исполненная социальная роль уникальна, т.е. она будет отличаться от подобной роли, исполненной кем-то другим [подробнее см.: Андреева Г. М., Богомолова Н. Н., Петровская Л. А., 1978; Шибутани Т., 1998].

В целом можно сказать, что социальные нормы увязывают требования, условия и задачи общества с определенными поведенческими проявлениями личности. Они выступают в качестве своеобразных проводников, «каналов», по которым требования общества передаются через социальные группы к конкретным людям.

В процессе социализации социальные нормы усваиваются, ин-тернализуются индивидом и становятся личностными («внутренними») регуляторами повеления. При этом усвоенные человеком нормы воздействуют на его поведение через систему других внутренних факторов — например, через Я-конпепцию индивида, посредством социальных установок и т.д. Механизм нормативной саморегуляции поведения зависит от степени осознания и принятия тех или иных норм личностью. Осознанные нормы выступают в качестве эталонов, с которыми индивид соотносит свои и чужие поступки, регулируя тем самым свое поведение.

Итак, любое социальное поведение человека всегда оценивается (как им самим, так и другими людьми), сравнивается с некоторыми «стандартами», принятыми в данном обществе или в данной группе, и, если оно не соответствует нормам, такое поведение принято считать девиантным. Девиантное поведение представляет собой «систему поступков, отклоняющихся от общепринятой или подразумеваемой нормы, будь то нормы психического здоровья, права, культуры или морали».

Таким образом, само понимание девиации носит очень широкий характер, что в свою очередь сказывается на изучении факторов, приводящих к отклоняющемуся поведению. Например, биологические теории выводят причины отклоняющегося поведения непосредственно из природных, врожденных особенностей девиантов — их физических и психофизиологических характеристик (Ч. Ломброзо), строения тела (X. Шелдон) и даже аномалий в наборе хромосом (К. Прайс) [Смелзер И., 1994]. По-видимому, можно говорить лишь о косвенном влиянии биологических и физиологических факторов на девиантное поведение человека. В качестве психологических факторов девиантного поведения изучаются различные патологические состояния и психические отклонения, особенности мотивационной сферы личности и ее установки, черты характера, темперамент человека, локус контроля, особенности самосознания и т.д. [подробнее см.: ЛичкоА. Е., 1983; Беличева С. А., 1999].

Итак, биологические и психологические объяснения в качестве основных факторов, приводящих к девиации, рассматривают индивидуальные и личностные характеристики человека, не учитывая при этом социальные факторы, в частности, собственно социальные нормы.

Впервые социальное объяснение девиации было предложено в теории аномии Э. Дюркгеймом. Он подчеркивал, что социальные правила (ценности и нормы) играют важную роль в регуляции поведения и жизнедеятельности людей. Общность ценностей и норм определяет некоторые стандарты поведения, поэтому люди знают, что следует ожидать от других и что ждут от них самих. На этой основе строится их жизненный опыт. Но во время общественных кризисов или радикальных социальных перемен происходит изменение ценностей и норм и тогда жизненный опыт людей перестает соответствовать вновь созданным идеалам и нормам. В результате люди испытывают состояние «запутанности» и дезориентации. Все это приводит к росту девиантного поведения, в частности, к росту самоубийств [Смелзер#., 1994].

Другой известной теорией, также рассматривающей возникновение отклоняющегося поведения в результате аномии, является модель Р. Мертона. По его мнению, девиация происходит в результате разрыва («разрегулирования») культурных ценностей и социально одобряемых средств их достижения. Исходя из этого, Р. Мертон строит типологии девиантных поступков, выделяя пять типов поведения, возникающих как способ приспособления индивидов к условиям социального окружения. В качестве первого типа рассматривается «тотальный конформизм» (подчинение), который предполагает согласие с целями общества и законными средствами их достижения. Этот тип поведения по сути не является девиантным и встречается очень часто, поскольку иначе было бы просто невозможно поддерживать стабильность и преемственность общества.

Второй тип поведения — инновация (обновление). Он предполагает согласие с одобряемыми данной культурой целями, но отрицает социально одобряемые способы их достижения. Приспособление типа инноваций возникает на основе конфликтов, вызванных неудачей в достижении целей законными средствами. Тогда «инноватор» будет использовать новые, но незаконные средства достижения цели (например, шантаж).

Третий тип поведения — ритуализм — проявляется в отрицании целей данной культуры, но согласии (порой доведенном до абсурда) использовать социально одобряемые средства (например, рьяный бюрократ). Четвертый тип поведения, названный бегством от действительности (ретреотизм), наблюдается в случае, когда человек одновременно отвергает и цели и социально одобряемые средства их достижения. Люди с таким поведением фактически находятся вне общества, это лица, ищущие для себя выход из жизненных затруднений в погружении во внутренний мир болезненных переживаний (бродяги, наркоманы, хронические алкоголики, душевнобольные).

Наконец, пятый тип поведения — бунт (мятеж) также одновременно отрицает и цели общества и социально одобряемые средства их достижения. Но такой тип поведения приводит к замене старых целей и средств на новые, при этом развивается новая идеология. Бунт предполагает попытку введения нового социального порядка.

Важной мыслью, заложенной в этой типологии поведения, является то, что девиация не всегда является продуктом абсолютно негативного отношения к общепризнанным стандартам или нормам. Девиация может возникать и в тех случаях, когда расходятся цели и социально одобряемые средства их достижения | Смелзер //., 1994). Существуют также так называемые культурологические теории девиации, которые делают акцент на анализе культурных ценностей, благоприятствующих девиации. К ним относятся, в частности, теория «дифференцированной связи» Э. Сатерленда, теории «конфликтности норм» Т. Селлина и У. Миллера. Так, Э. Сатерленд утверждает, что люди обучаются девиантному поведению, воспринимая ценности, способствующие девиации, в ходе общения с носителями этих ценностей. В теориях Т. Селлина и У. Миллера подчеркивается, что девиация возникает в результате конфликта между разными социальными нормами. Например, девиация имеет место, когда индивид идентифицирует себя с субкультурой, нормы которой противоречат нормам доминирующей культуры.

Таким образом, во многих теориях, в частности, теориях аномии и культорологических теориях, в качестве причин, приводящих к девиантному поведению, рассматривают такие социальные факторы, как социальные нормы и ценности. Многообразие научных подходов к объяснению природы отклоняющегося поведения вызвано прежде всего неоднозначностью и многофакторностью причин и условий, определяющих девиацию.

Источник: 
Белинская Е.П., Социальная психология личности