Научная психология об абортах

Даже среди специалистов-психологов редко можно встретить человека, который знаком с профессиональной психологической литературой по абортам. В обязательную программу по обучению в ВУЗе это не входит. Если кому-то и рассказывали подобную информацию, то это было инициативой самого преподавателя, а не требованием системы образования. Из-за этого у многих психологов есть представление о том, что эта проблема для психологии новая, что исследовать эту тему и писать о ней стали недавно. Это глубокое заблуждение.

Одними из первых, кто заговорил о беременности и отказе от нее – был психоанализ. Основоположник психоанализа З. Фрейд рассматривал беременность как реализацию женщиной комплекса кастрации. По Фрейду, каждая женщина имеет подсознательную зависть к мужчине, которая реализуется тогда, когда желание иметь пенис замещается желанием иметь ребенка. По Фрейду – нежелание рожать ребенка – это ослабление воли к материнству в связи с развитием цивилизации или как проявление бессознательного отвращения к мужу.

Основоположником современной перинатальной психологии и психотерапии считают ученика З.Фрейда Отто Ранка. Свои оригинальные идеи Ранк изложил в книге «Травма рождения», где первым заговорил о «травме рождения» для ребенка.

Д. Пайнз считала, что беременность сама способна порождать глубокие личностные конфликты, вызванные кризисом самоопределения женщины и амбивалентностью переживаний. Конфликтными точками в данном случае являются: отношения беременной и ее матери и отношение к ребенку. Пайнз описывала причины и мотивы материнства, особенности женщин, склонных ко множественным абортам и к отказу от детей. Одна из самых ярких ее работ «Бессознательное использование женщиной своего тела», в которой анализируются случаи абортов и подсознательные мотивы, побуждающие женщин к этому выбору.

На основе теории Фрейда, Элен Дейч предложила рассматривать беременность как то, что способно давать мазохистское удовлетворение невротическим женщинам. Таким образом, беременность может создаваться женщиной не ради ребенка, а ради удовлетворения своих внутренних побуждений, быть инструментом, а не средством.

К. Хорни критиковала положения о зависти женщины к пенису. Она писала, что общество создало только одну среду (семью), где женщина может полностью реализовать себя, где единственными вратами к счастью становились отношения между мужчиной и женщиной и детьми. Отсюда стремление зачать, выносить и сохранить беременность можно рассматривать как потребность в самоутверждении. А отказ от беременности – своеобразный вызов обществу и мужчинам.

Основоположники детского психоанализа Анна Фрейд и Мелани Кляйн изучали влияние взаимоотношений младенца с матерью на его развитие. В своих работах они говорили о вредных последствиях для психики ребенка нежелания матери выносить его и родить.

Несколько десятилетий спустя Алисон Хантер и Шерли Уорд обнаружили, что все события внутриутробного периода и процесса родов навсегда отпечатываются в подсознании в виде некоего первичного сценария. Они утверждали, что плод, переживший попытку неудачного аборта, помнит о своей нежеланности и о грозящей ему опасности, и это в будущем может негативно влиять на развитие его личности.

Эту идею развил Френсис Лейк [88], который писал о том, что ужас, испытываемый матерью перед нежеланной беременностью, оборачивается для зачатого ребенка серьезным стрессом, который впоследствии трансформируется в глубокое неисчезающее чувство собственной ненужности.

Эрик Эриксон писал об институте материнства как исторически обусловленном и изменяющем свое содержание в зависимости от эпохи. Описывал особенности материнства у юных женщин, о сложностях, с которыми может столкнуться мать при изменении своей идентичности в связи с беременностью.

В современном психоанализе теме прерывания беременности также уделяется достаточное внимание: Моника Быдловски, К. Эльячефф, Н.Эйниш. Яркой и интересной работой является книга французских психоаналитиков К.Эльячефф, Н.Эйниш «Дочки-матери. Третий лишний?», где есть отдельная глава посвященная проблеме аборта в ракурсе отношений беременной дочери и ее матери.

В целом, в психоанализе сложилась традиция рассмотрения беременности с одной стороны как вершины полоролевого и психосексуального развития женщины, а с другой стороны как состояния способного порождать глубокий личностный кризис.

Альфред Адлер – создатель индивидуальной психологии личности говорил о том, что у женщин, которые не хотят иметь ребенка, наблюдаются тяжелые формы токсикоза и рвота как проявление нежелания. Сейчас эти теоретические положения получили свое научное доказательство в многочисленных медико-психологических исследованиях.

Эрик Берн, основатель трансакционного анализа, предложил назвать ситуацию зачатия «зачаточной установкой» и рекомендовал ее подробный анализ для каждого пациента. При этом роль внутриутробного периода в формировании жизненного сценария Берн игнорировал. В целом, Э. Берн делал акцент не на мотивах матери прервать или сохранить беременность, а на последствиях этих сомнений и попыток для последующей жизни ребенка.

Родоначальник нейролингвистического программирования (НЛП) Станислав Гроф [88] создал модель психики, состоящую из трех уровней: биографического (который охватывает всю жизнь человека от момента рождения); перинатального (околородового – от момента зачатия до 7 дней после родов) и трансперсонального (генная память, память прошлых жизней и др.). Он утверждал, что попытки матери избавиться от беременности, ее мысли и фантазии об аборте запечатлеваются в сознании ребенка и в будущем могут спровоцировать психологические проблемы вплоть до навязчивостей, фобий.

В гештальт-психологии существует работа Г.Саватье. Достаточно молодым направлением в психологии (80е гг. 20 века) является «Краткосрочная системно-семейная психотерапия и феноменологический подход» Берта Хеллингера («семейные расстановки по Берту Хеллингеру»), в которой уделяется большое внимание перенесенным абортам. В ходе расстановки часто вскрывается масса проблем, связанных именно с прерванной в прошлом беременностью. Эти проблемы могут касаться самой несостоявшейся матери, членов ее семьи или детей, зачатых после абортов. При этом ученый отмечает, что родители не должны рассказывать детям об абортах, считая, что выкидыш и аборт часть интимных отношений родителей, а не дело детей. В тех случаях, когда дети все же узнают подобную информацию, они должны ее забыть.

Представители экзестенциональной психологии говорят о том, что сам вопрос об аборте или рождении ребенка является экзистенциональным выбором между жизнью и смертью, возможностью самоактуализироваться в новых ролях либо отказом от новых ролей.

В конце ХХ века стала формироваться самостоятельная область науки и практики перинатальная психология. Она аккумулирует в себе все данные по развитию ребенка и его взаимосвязей с родителями (в первую очередь с матерью) в период от подготовки родителей к зачатию до завершения процесса сепарации ребенка от матери. Все теоретические разработки и экспериментальные данные различных направлений психологии в настоящее время соединяются в перинатальной психологии, и уже в русле этого раздела превращаются в законченные стройные теории о причинах прерывания или сохранения беременности.

Источник: 
Куценко О.С., Аборт или рождение - две чаши весов
Темы: