Психология власти

Власть –  это возможность приказывать в условиях, когда тот, кому приказывают (объект власти), обязан повиноваться тому, кто приказывает (субъект власти).

Для власти обязательно:

  1. наличие не менее двух партнеров;
  2. подчинение объекта приказу субъекта власти;
  3. наличие общественных норм, устанавливающих, право субъекта власти отдавать приказы и обязанность объекта власти им подчиняться.

 В психологии при объяснении феномена власти в первую очередь обращают внимание на ее мотивационную основу. В теории Дж. Уайта власть (в смысле сил, способностей, компетентности) понимается как результат некоторого всеобщего фундаментального мотива, в концепции Адлера выводится особый мотив — стремление к власти и к превосходству — из первоначальной недостаточности власти. Для Ж, Пиаже и Дж. Уайта компетентность является результатом функционального «мотива порождения эффекта» (effectance motive), побуждающего субъекта постоянно вступать в спор с окружающим миром, в том числе и социальным, ради усовершенствования своей способности к эффективному действию. Примитивные формы социальной власти свойственны человеку начиная с 2—3 лет: он может командовать ими, бить их или угрожать им. Одновременно с этим он начинает улавливать природу ролей.

Австрийский психолог Альфред Адлер (1870—1937), основатель индивидуальной психологии, центральным принципом своего учения о личности считал «волю к власти». Главным источником мотивации он полагал стремление к самоутверждению как компенсацию возникающего в раннем детстве чувства неполноценности, определяющего специфический для человека «жизненный стиль». Согласно его теории стремлением к совершенству, превосходству и социальной власти субъект пытается компенсировать обусловленный своей конституцией дефицит власти, воспринимаемый как недостаточность своих способностей (отсутствие маскулинности у женщин, различного рода телесные несовершенства, зависимость ребенка от взрослых) и переживаемый как комплекс неполноценности.

Френч и Равен выделили пять видов источников власти, позднее Равен и Круглански дополнили эту классификацию еще одним видом (информационной властью) и провели дальнейшую дифференциацию видов власти исходя из последствий применения власти, связанной с каждым из источников, и «стоимости* этого применения.

  1. Власть вознаграждения (reward power). Ее сила определяется ожиданием В того, в какой мере А в состоянии удовлетворить один из его (В) мотивов и насколько А поставит это удовлетворение в зависимость от желательного для него поведения В.
  2. Власть принуждения, или наказания (coercive power). Ее сила определяется ожиданием В, во-первых, той меры, в какой А способен наказать его за нежелательные для А действия фрустрацией того или иного мотива, и, во-вторых, того, насколько А сделает неудовлетворение мотива зависящим от нежелательного поведения В. Принуждение здесь заключается в том, что пространство возможных действий В в результате угрозы наказания суживается. В предельном случае власть принуждения может осуществляться непосредственно физически, например когда ребенка, который не хочет ложиться спать, бьют или насильно укладывают в постель.
  3. Нормативная власть (legitimate power). Речь идет об инте-риори зова иных В нормах, согласно которым А имеет право контролировать соблюдение определенных правил поведения и в случае необходимости настаивать на них.
  4. Власть эталона (referent power). Основана на идентификации В с А и желании В быть похожим на А.
  5. Власть знатока (expert power). Ее сила зависит от величины приписываемых А со стороны В особых знаний, интуиции или навыков, относящихся к сфере того поведения, о котором идет речь.
  6. Информационная власть (informational power). Имеет место в тех случаях, когда А владеет информацией, способной заставить В увидеть последствия своего поведения в новом свете.

Американский психолог Д. Картрайт создал дескриптивную модель власти, согласно которой мотив власти служит проявлением универсального стремления обладать средствами удовлетворения своих потребностей и желаний. «Все люди склонны влиять на других и стараются занять влиятельное положение, поскольку стремятся к определенным целям, достижение которых требует использования влияния.

Уже тот важный факт, что при достижении своих целей и удовлетворении потребностей люди зависят друг от друга, приводит к желанию употребить власть, когда другой человек препятствует в осуществлении его желаний. Применение власти, как замечено, делает человека более сговорчивым, уступчивым и готовым прийти на помощь, а мотивация власти приобретает характер инструментальной. Характерным примером такого инструментального действия власти является ее ролевое использование. От людей, занимающих руководящие позиции в социальных группах и организациях (семья, школа, фирма, армейская служба), ожидают, что они будут заботиться о соблюдении всеми единых норм поведения. Поэтому статус и выполняемая роль включают источники (ресурсы) власти, благодаря которым девиантов можно наказать или исключить из группы. Инструментального подхода к мотивации власти придерживается, в частности, Дж. Верофф.

Другая точка зрения на мотив власти (ее, в частности, придерживались известные американские психологи Д. Макклелланд и Д. Винтер) связана с понятием внутреннего вознаграждения: в этом случае власть выступает не средством давления на других людей, а источником внутренней гордости, тщеславия, высокой самооценки. В этом случае побуждающим началом является желание сделать ее ощутимой для другого, оказать влияние на его поведение. Применяя власть, человек ощущает свое могущество, у него возникает чувство уверенности в себе, растет его самоуважение и т. п. При этом может изменяться восприятие партнера, которому может быть приписана более зависимая и менее автономная позиция. Субъективно происходит как бы уменьшение значимости партнера и одновременно увеличивается психологическая дистанция между ними.

Придуманный психологами личностный конструкт «мотив власти» отражает индивидуальные различия властного поведения. Прежде всего между людьми существуют различия в силе стремления к умножению и увеличению источников власти. Уже простое обладание властью может без всякого применения власти к другому человеку приносить удовлетворение. С точки зрения получения удовлетворения от власти чувство обладания ею более значимо, чем воздействие на других людей. Желанными источниками власти могут быть престиж, статус, материальное положение, руководящая должность, возможность контроля над информацией. Так, в работе Д. Винтера (1973) было показано, что у студентов, занимающих какие-либо посты в студенческом самоуправлении, уровень мотивации власти существенно превосходит средний. Высокий мотив власти оказался также у организаторов-добровольцев программы оздоровления жизни в крупном городе, игравшей важную роль в местной политике. Однако у чиновников того же города такой мотив обнаружить не удалось.

В поздней версии своей теории Д. Винтер определял социальную власть как способность производить желаемый эффект в поведении или переживаниях другого человека. По своей природе человек заботится не только о выживании или пище, но и о сохранении власти над окружением. Если она утеряна, он немедленно спешит ее восстановить. Человек проявляет заботу о сохранении власти через свои поступки, к которым могут относиться:

  1. активные насильственные действия, направленные на другого человека, например нападение;
  2. оказание помощи, совет, поддержка, содействие без какой-либо просьбы со стороны другого человека:
  3. попытка управлять другим человеком;
  4. попытка повлиять, убедить, уговорить, подкупить;
  5. стремление произвести впечатление на другого человека.

Важным может оказаться и то, насколько субъект в состоянии учесть собственные источники власти, собственные средства воздействия и мотивы другого человека. Проведенное Д. Винтером выборочное тестирование обнаружило сильно выраженный мотив власти у священников, учителей, журналистов и психологов в отличие от административных служащих, врачей и юристов. В первых четырех случаях мы имеем дело с явно « мани пул яти вными» профессиями, связанными с воспитанием других людей, оказанием на них влияния и их изменением.

У. Шнакерс и У. Кляйнбек (1975) установили, что испытуемые с высоким мотивом власти активнее ведут себя в «играх с переговорами», ощутимее влияют на своих партнеров, чаще идут на обман и с самого начала нацелены на больший выигрыш. Шнакерс и Кляйнбек определяют мотив власти как стремление проводить в жизнь свои намерения и решения, используя, по возможности, свой контроль над происходящими событиями.

Говорят, что политика — вторая древнейшая профессия. Но я пришел к выводу, что у нее гораздо больше общего с первой.
Рональд Рейган

А. Донли и Д. Винтер измерили силу мотива власти 12 живших в XX в. американских президентов (с помощью анализа содержания речей, произнесенных при вступлении в должность) и соотнесли ее с политической эффективностью их деятельности (по оценкам историков), с вступлением в войну и с масштабами преобразований кабинета. Несмотря на имевшийся в распоряжении президентов огромный аппарат власти, те из них, кто обладал, судя по применявшимся показателям, слабым мотивом власти (Тафт, Гардинг, Кулидж, Гувер и Эйзенхауэр), пускали этот аппарат в ход менее активно, чем президенты с сильным мотивом власти (Ф. Д. Рузвельт, Трумен, Кеннеди и Джонсон). Таким способом американским психологам удалось дифференцировать «сильных» и «слабых» политических лидеров.

Говоря о моральности намерений, можно вспомнить о введенном Тибо и Келли различении фатального и поведенческого контролей. В случае фатального контроля А оказывает влияние на последствия действий В, не заботясь ЕЙ О его мотивах, ни о его поступках. В случае поведенческого контроля А влияет на последствия действий В лишь в той мере, в какой ему предварительно удалось мотивировать В поступить желательным для себя (А) образом.

Исследование Д. Макклелланда и Д. Бернхайма (1976) обнаружили у предпринимателей и менеджеров потребность во власти и стремление к лидерству. Если менеджер тяготеет к власти и она для него — лучший мотиватор поведения, то его предприниматель склонен к другому — к лидированию, даже если при этом возрастает степень риска. Ученые обнаружили, что предприниматель, создающий быстро прогрессирующую бизнес-фирму, редко является лидером. Причина объясняется просто: достижение — игра для одного, а не для многих. Действительно, достигать чего-либо можно в одиночку, но не толпой. Когда фирма разрастается, у нее появляется организационная структура, устанавливающая или упорядочивающая взаимоотношения многих людей. Мотивация на достижение трансформируется в потребность власти. Ведь власть — чисто структурная характеристика.

Власть возможна там, где взаимоотношения множества людей выстроены в некую иерархию, разделены на менее и более престижные (влиятельные, привилегированные, властные) должности, где существуют руководители и руководимые. Стремление занять ключевую, самую влиятельную позицию и есть потребность во власти, или доминирование (господство, преобладание, превосходство). Совершенно очевидно, что «стремление выполнить нечто лучше, чем вчера» превращается здесь в стремление завоевать лучшую позицию, чем у других.

В отличие от предпринимателя менеджер (особенно в крупной корпорации) в меньшей степени характеризуется стремлением выразить свое «я». Шкала ^Leadership Motive Pattern* Макклел-ланда измеряет уровни аффиляции, потребности во власти и подавлении (сдерживания). С ее помощью удалось установить, что потребность во власти присуща всякому эффективному, или хорошему, менеджеру. Но всякий мотив оказывается более мощным, чем даже стремление к личностному развитию. Вообще он буквально забивает все другие позывы в человеке, заглушает все прочие потребности, особенно если они противоречат ему. Это вполне здоровое начало в деятельности менеджера. Уважающему себя менеджеру присуща именно потребность оказывать влияние на поведение других людей во благо организации в целом.

Обследованные Макклелландом менеджеры выказали слабый уровень потребности в аффиляции, что означает низкий уровень потребности в кооперации и сотрудничестве с другими людьми. Власть может привести к авторитаризму, правда, подобная тенденция может гаситься высокой степенью самоконтроля менеджера и его «зрелостью» (психологическая характеристика уровня развития личности). Очень часто мотив достижения, присущий, например, инженерам, склонным к творческой самоотдаче, вступает в противоречие с мотивом власти, который характеризует менеджеров и развитую в них потребность влиять на поведение других.

В другом исследовании Макклелланда испытуемые играли в рулетку — модельное изображение реальной ситуации риска. Испытуемые, до того протестированные по специальной методике, определяющей их мотивационный тип, делали ставки, выигрывали и проигрывали. Для участия в эксперименте были отобраны испытуемые с доминированием одного из трех мотивов: власти, достижения, аффилиации. Как можно видеть из рисунка на ниже. испытуемые с высоким мотивом власти предпочитали наиболее рискованные ставки, т. е. приносящие наибольший выигрыш, но с наименьшими шансами на успех. Испытуемые с высоким мотивом аффилнации практически вели себя противоположным образом, предпочитая низкий уровень риска и стремясь избежать открытого соперничества. Неожиданным оказалось поведение испытуемых с доминированием мотива достижения, выбиравших не низкие, что следовало ожидать для ситуации азартной игры, а высокие ставки.

Вероятность выигрыша

Индивидуальные различия должны проявляться и в тех целях, ради которых в конечном счете человек стремится применить власть или оказать влияние. Использование власти может служить созданию приятных переживаний подчинения окружающих своей воле и спровоцированной беспомощности другого человека, что ведет к повышению самооценки. Но оно же может служить «благому делу», целям группы или организации, «правильно понятым интересам» самого объекта воздействия. С моральной точки зрения предполагаемые намерения использующего власть субъекта оцениваются участниками ситуации и сторонними наблюдателями как «хорошие» или «плохие», «законные» или «незаконные».

Именно в этом смысле Макклелланд различает два вида мотивов, называя их личностью ориентированной (P-Power) и социо ориентированной властью (S-Power). Макклелланд и его сотрудники обнаружили, что показатель «задержки активности* в описаниях ТАТ и других вербальных материалах (частота употребления частицы «не») при высоких остальных показателях мотива власти коррелирует с обладанием ответственным постом и небольшим потреблением алкоголя (S-Power), в то время как при отсутствии задержки активности высокий мотив власти сочетается с чрезмерным потреблением спиртных напитков, хвастовством престижными вещами, дающим эрзац удовлетворения чтением порнографических и спортивных журналов, а также со склонностью к риску в азартных играх (P-Power).

Разница двух видов власти может также выявляться введением в разработанные для измерения мотива власти категории анализа содержания дополнительных категорий, фиксирующих, например, направлено ли применение власти на достижение собственного блага или блага других людей, сомневается ли человек в своих источниках власти и своей способности воспользоваться ими. На основе различения направленности мотива власти на собственное благо или на благо других людей Макклелланд разработал теорию четырехстадийной классификации осуществления власти. Она восходит к разработанной Эриксоном психоаналитической теории развития «Я». Они захватывают только первую, самую важную половину жизни, когда сформировавшиеся типы властных отношений влияют на всю оставшуюся жизнь. На первой стадии, в раннем детстве, закладывается модель «мне придают силы другие», образцом для которой служат отношения матери к ребенку. С позиций ориентации на власть в последующие годы жизни она означает отношения с людьми, которые могут поддержать, защитить, вдохновить, воодушевить, короче, увеличить у индивида ощущение собственной силы (например, человек вдохновляется речью политического лидера). На второй стадии (средний период детства) отношения строятся по модели «я сам придаю себе силы» и характеризуются стремлением обрести независимость от матери, самостоятельно контролировать собственное поведение. На следующей стадии взросления («я хочу производить впечатление на других») подростка одолевают сомнения во всех и всяких авторитетах, он то и дело меняет друзей и стремится к завоеванию лидерства. На четвертой, завершающей стадии взрослого человека («мне хочется выполнить свой долг») на первый план выходят моральные ценности. Он стремится посвятить свою жизнь служению делу или определенной социальной группе. Если на первых двух стадиях человек обретает власть, то на двух последующих он ее применяет. Если третья фаза ориентирована на эгоизм, то четвертая — на альтруизм. В таком противоречии происходит нелегкий процесс социально-политического становления личности.

Указанные стадии представляют собой последовательные этапы созревания, которые проходит человек в процессе своего развития. Достижение более высокой стадии не аннулирует предыдущие, они остаются в распоряжении человека и могут актуа-лизоваться в соответствующей ситуации. Поддавшись панике, взрослый человек опускается вниз по уровням развития и воспроизводит стереотипы поведения, которые были ему присущи в детстве (зависимость от авторитета).

Проанализировав обширный культурно-антропологический и психологический материал, Макклелланд установил, что распространенность маскулинизированного идеала в западной культуре формирует особую конфигурацию властных отношений, причем на всех уровнях, в отличие от восточной культуры (в частности, индийской) с характерными для нее типично женскими формами применения власти, где отсутствие такого идеала создало совершенно иной тип реализации властных полномочий. Надо сказать, что Д. Макклелланд, будучи психологом по образованию, огромное внимание тем не менее уделял антропологическим и культурологическим изысканиям. В 1961 г. выходит знаменитый бестселлер Дэвида Макклелланда «Достигающее общество». В нем рассматривается применение теории достижения и теории власти к самым разным областям — теории научения и восприятия, автономному обучению, кросскультурным исследованиям.

Помимо кросс культурных спецификаций власти, Макклелланд изучал также тендерные. Сопоставив данные двух групп испытуемых, мужчин и женщин, он обнаружил характерные признаки женской формы власти: воодушевляемость от работы с другими людьми, отсутствие напористости, склонность откладывать все на последний момент, любовь к детям и готовность добровольно ухаживать за ними.

В одном из исследований Макклелланд и Тиг предлагали испытуемым помериться силой. Каждый мог выбрать себе партнера по армрестлингу по вкусу — человека равной силы, более сильного или более слабого. Индивиды с низким мотивом власти выбирали соперников равной или меньшей силы; с высоким мотивом власти предпочитали соперников равной или большей силы. Но вот что еще более удивило: индивиды с высоким личностно ориентированным мотивом власти были склонны к хвастовству, выдавая себя за больших, чем это было на самом деле, любителей риска. Лишь у испытуемых с низкой потребностью власти оценка собственных шансов на успех находилась в обратном отношении к силе партнера: чем тот был сильнее, тем ниже они себя ставили, и наоборот. Проигрывая более сильному противнику, они не чувствовали себя задетыми. Испытуемые с выраженным мотивом власти, проиграв, чувствовали себя тем сильнее задетыми, чем большую значимость они придавали победе над соперником. У них оценка шансов на успех не зависела от силы соперника.

•Исключительные обстоятельства могут требовать исключительных мер. Переходные периоды нередко вынуждают пожертвовать свободой людей во имя спасительной эффективности. В оккупированной стране о демократических принципах не может быть и речи, поскольку правила диктуются самим по себе присутствием захватчика. Конечно, в двадцать первом веке необходимо стремиться к максимальной свободе, однако она не должна вступать в противоречие с выживанием нации и ее безопасностью.»
Жан-Мари Ле Пен, известный французский политик

Используя методику ТАТ, концепцию четырех стадий развития «Я» Эриксона и достижения Макклелланда, М. Стюарт создала собственную теорию, выявляющую:

  1. отношение к авторитету;
  2. отношение к людям и объектам;
  3. чувства;
  4. действия.

Для ее апробации использовалась выборка из 35 первокурсников Гарварда. Удалось выявить особенности отношения к авторитету на разных стадиях: на первой — авторитет приветствуется, на второй — он критикуется, на третьей — авторитетом возмущаются, на четвертой — индивидуальные авторитеты отчуждаются.

Источник: 
Челдышова Н.Б., Шпаргалка по социальной психологии
Темы: 
Чтобы оставить комментарий или обсудить материал на форуме, необходимо зарегистрироваться или войти.