Теория классического обусловливания и ее принципы

Теория классического обусловливания берет свое начало с учения И.П. Павлова (1849-1936) об образовании условных рефлексов. Иван Петрович Павлов (1849-1936) был русским физиологом, который в ходе своих исследований процесса пищеварения разработал метод изучения поведения и принципы научения, оказавшие глубокое воздействие на всю психологическую науку.

В конце XIX - начале XX в. Павлов занимался исследованием секреции желудочного сока у собак. В ходе этих экспериментов он, среди прочего, вкладывал некоторое количество корма в пасть собаки и измерял, сколько слюны выделяется в результате. Случайно он обратил внимание на то, что после нескольких таких опытов собака начинает выделять слюну на определенные стимулы еще до того, как пища попадает ей в рот. Слюноотделение "происходило в ответ на такие сигналы, как появление миски с едой или появление человека, который обычно приносил пищу. Другими словами, стимулы, которые первоначально не приводили к данной реакции (так называемые нейтральные стимулы), затем могли вызывать слюноотделение из-за того, что ассоциировались с кормом, который автоматически заставлял собаку выделять слюну. Это наблюдение натолкнуло Павлова на идею проведения выдающихся исследований, в результате которых был открыт процесс, получивший название процесса выработки классического условного рефлекса, или процесса классического обусловливания.

Принципы классического обусловливания. И.П. Павлов первым открыл, что респондентное поведение может быть классически обусловленным. Суть процесса классического обусловливания состоит в том что изначально нейтральный стимул начинает вызывать реакцию благодаря своей ассоциативной связи со стимулом, который автоматически (безусловно) порождает такую же или очень похожую реакцию.

Иначе говоря, еда, в случае с собакой, рассматривается как безусловный стимул (БС), а слюноотделение - как безусловная реакция или безусловный рефлекс (БР). Это происходит потому, что слюноотделение - автоматическая, рефлекторная реакция на пищу. Нейтральный стимул - например, звонок - не вызовет слюноотделения. Однако если в ряде опытов непосредственно перед предложением пищи звонит звонок, то его звук сам по себе, без следующего за ним появления пищи может вызвать реакцию слюноотделения. В этом случае речь идет о процессе обусловливания, так как слюноотделения происходит вслед за звонком без предъявления пищи. В этом смысле звонок можно отнести к условным стимулам (УС) а слюно отделение -к условным реакциям, или условным рефлексам (УР).

На основании вышеизложенного можно сказать, что основная схема условного рефлекса И.П. Павлова S -> R, где S - стимул R реакция Из данной схемы видно, что основной путь управления ведением - это управление предъявлением стимулов, вызывающий^ определеннун^^ реакцию, внешним окружением, контроль над ним Организуя определенным образом окружение, вырабатывая условные рефлексы, можно формировать определенное поведение у человека.

Элементами классического обуславливания при этом являются - безусловный стимул (БС), безусловная реакция (БР), условный стимул (УС) и условная реакция (УР).

И.П. Павлов показал, что формирование условного рефлекса подчиняется ряду требований:
- важнейшим из них является смежность (совпадение по времени индифферентного и безусловного раздражителей, с некоторым опережением индифферентного раздражителя);
- не менее важным условием является повторение (многократное сочетание индифферентного и безусловного раздражителей).

Несмотря на то, что вначале Павлов проводил экперименты на животных, другие исследователи начали изучать основные процессы классического обусловливания на людях.

Эксперимент Уотсона и Рейнера (1920). Джон Бродес Уотсон (J.B. Watson 1878-1958), американский психолог, основоположник бихевиоризма. Выступая против взглядов на психологию как науку о непосредственно переживаемых субъективных явлениях, предложил программу построения новой психологии, предметом которой считал поведение, а не сознание. В 1918 году Джон Б. Уотсон начал лабораторные эксперименты с детьми, показывая, что опыт научения в детстве имеет длительный эффект. Эксперимент, который провели Уотсон и Рейнер (Watson, Rayner, 1920), иллюстрирует ключевую роль классического обусловливания в формировании таких эмоциональных реакций, как страх и тревога. Эти ученые обусловливали эмоциональную реакцию страха у 11-месячного мальчика. Как и многие дети, Альберт вначале не боялся живых белых крыс. К тому же его никогда не видели в состоянии страха или гнева. Методика эксперимента состояла в следующем: Альберту показывали прирученную белую крысу (УС) и одновременно за его спиной раздавался громкий удар в гонг (БС). После того, как крыса и звуковой сигнал были представлены семь раз, реакция сильного страха (УР) - плач и запрокидывание - наступала, когда ему только показывали животное. Через пять дней Уотсон и Реинер показали Альберту другие предметы, напоминающие крысу тем, что они были белые и пушистые. Было обнаружено, что реакция страха у Альберта распространилась на множество стимулов, включая кролика пальто из котикового меха маску Деда Мороза и даже волосы экспериментатора. Большинство из этих обусловленных страхов все еще можно было наблюдать месяц спустя после первоначального обусловливания. К сожалению, Альберта выписали из больницы (где проводилось исследование) до того, как Уотсон и Рейнер смогли угасить у ребенка страхи, которые они обусловили. Об Альберте больше никогда не слышали. Позже многие резко критиковали авторов за то, что они не убедились в отсутствии у Альберта стойких болезненных последствий эксперимента. Хотя ретроспективно этот случаи можно назвать жестоким, он действительно поясняет, как подобные страхи (боязнь незнакомых людей, зубных врачей и докторов) можно приобрести в процессе классического обусловливания.

По Уотсону, в эмоции нет ничего, кроме внутрителесных (висцеральных) изменений и внешних выражений. Главное же он усматривал в другом - в возможности управлять по заданной программе эмоциональным поведением. Сочетая нейтральный раздражитель (например, вид кролика) с одной из основных эмоций (страхом) он экспериментально продемонстрировал (совместно с Розалией Реинер) что этот раздражитель, а также любой другой, сходный с ним, сам по себе начинает вызывать состояние аффекта. Опыты ставились над младенцами (страх вызывался громким звуком или внезапной убратой опоры).

Дополнением к этой экспериментальной программе явилась еще одна серия опытов - задача состояла в том, чтобы переучить испытуемых и вновь превратить раздражитель в эмоционально-нейтральный. Сперва он испробовал (совместно с Мэри Джонс) различные традиционные способы борьбы с чувством страха: уговоры, неприменение в течение длительного периода времени, вызывающего страх, условного раздражителя либо, напротив, непрерывное его применение, демонстрация позитивной социальной модели (другого человека, не реагирующего на этот раздражитель) и т.д. Но этими методами устранить отрицательную эмоцию не удавалось. Тогда был использован другой прием (эмпирически известный с древних времен): отрицательное чувство элиминировалось посредством положительного. Вызывающий страх условный раздражитель, например, кролика, ребенок воспринимал на значительном расстоянии в момент, когда этому ребенку давали вкусную пищу. Затем расстояние постепенно сокращалось, и, наконец, ребенок мог брать в руки животное, один вид которого порождал прежде бурный отрицательный аффект. Из этих экспериментов Уотсон сделал вывод о том, что страх, отвращение и другие эмоции взрослых людей возникают в детском возрасте на основе условнорефлекторных связей между внешними раздражителями и несколькими базальными аффектами.

Согласно Уотсону, манипулируя внешними раздражителями, можно «изготовить» человека любого склада, с любыми константами поведения. Отрицалось значение не только прирожденньгх свойств, но и собственных убеждений личности, ее установок и отношений - всей многогранности ее внутренней жизни.

«Дайте мне, - обещал Уотсон, - дюжину нормальных детей и специфическую среду для их воспитания, и я гарантирую, что, взяв любого из них в случайном порядке, я смогу превратить его в специалиста любого типа - доктора, юриста, артиста, купца или же нищего и вора - безотносительно к его таланту, склонностям, тенденциям, способностям, призванию, а также расе его предшественников».

Темы: