Стресс и болезни

Реакции человека на стресс, устойчивость и дальнейшее устранение стресса часто зависят от знаний, опыта и адаптирования к возникшим стрессовым ситуациям, так как одно и то же обстоятельство требует разного подхода. Особенности психологического стресса включают в себя и общее психическое состояние человека при различных трудных или конфликтных ситуациях, и реагирование его на события, поиски выхода в состояния стресса.

Мы знаем, что одним из факторов стресса является эмоциональная напряженность, которая физиологически выражается в изменениях эндокринной системы человека. К примеру, при экспериментальных исследованиях в клиниках было установлено, что люди, постоянно находящиеся в нервном напряжении, тяжелее переносят вирусные инфекции. В таких случаях необходима уже помощь квалифицированного психолога.

Напомним основное:
1) стресс – состояние организма, следовательно, его возникновение предполагает взаимодействие между организмом и средой;
2) стресс – более напряженное состояние, чем обычное мотивационное – оно требует для своего возникновения восприятия угрозы;
3) явления стресса имеют место тогда, когда нормальная адаптивная реакция недостаточна. Отсюда: так как стресс возникает, главным образом, именно от восприятия угрозы, то его появление в определенной ситуации может идти в связи с субъективными причинами, связанными с особенностями данной личности. От фактора личности зависит многое. К примеру, в системе «человек-среда» уровень эмоциональной напряженности нарастает по мере увеличения различий между условиями, в которых формируются механизмы субъекта, и вновь создающихся, и, таким образом, те или иные условия вызывают эмоциональное напряжение не в силу их абсолютной жесткости, а в результате несоответствия этим условиям эмоционального механизма индивида. При любом нарушении сбалансированности упомянутой системы «человек-среда» недостаточность психических или физических ресурсов индивидуума для удовлетворения актуальных потребностей или рассогласование самой системы потребностей является источником тревоги. Тревога, обозначаемая как ощущение неопределенной угрозы; чувство диффузного опасения и тревожного ожидания; неопределенное беспокойство, представляет собой наиболее сильно действующий механизм психического стресса. Это вытекает из уже упоминаемого ощущения угрозы, которое представляет собой центральный элемент тревоги и обусловливает ее биологическое значение в качестве сигнала неблагополучия и опасности. Тревога может играть охранительную и мотивационную роль, сопоставимую с ролью боли. С возникновением тревоги связывают усиление поведенческой активности, изменение характера поведения или включение механизмов интрапсихической адаптации. Но тревога может не только стимулировать активность, но и способствовать разрушению недостаточно адаптивных поведенческих стереотипов, замещению их более адекватными формами поведения. В отличие от боли, тревога – это сигнал не реализованной пока опасности. Прогнозирование этой ситуации носит вероятностный характер, и, в конечном итоге, зависит от особенностей индивида. При этом личностный фактор играет решающую роль, а интенсивность тревоги отражает скорее индивидуальные особенности субъекта, чем реальную значимость угрозы. Тревога препятствует формированию адаптационного поведения, приводит к нарушению поведенческой интеграции и всеобщей дезорганизации психики человека и лежит в основе любых изменений психического состояния и поведения, обусловленных психическим стрессом. Отметим тревожный ряд , который представляет существенный элемент процесса психической адаптации:
– ощущение внутренней напряженности – оно не имеет ярко выраженного оттенка угрозы, служит лишь сигналом ее приближения, создавая тягостный душевный дискомфорт;
– гиперестезические реакции – тревога нарастает, ранее нейтральные стимулы приобретают негативную окраску, повышается раздражительность;
– собственно тревога – главный элемент рассматриваемого ряда. Проявляется ощущением неопределенной угрозы. Характерный признак: невозможность определить характер угрозы, предсказать время ее возникновения. Часто происходит неадекватная логическая переработка, в результате которой из-за нехватки фактов выдается неправильный вывод;
– страх – тревога, конкретизированная на определенном объекте. Хотя объекты, с которыми связывается тревога, могут и не быть ее причиной, у субъекта создается представление о том, что тревогу можно устранить определенными действиями;
– ощущение неотвратимости надвигающейся катастрофы – нарастание интенсивности тревожных расстройств приводит субъекта к представлению о невозможности предотвращения грядущего события;
– тревожно-боязливое возбуждение – вызываемая тревогой дезорганизация достигает максимума, и возможность целенаправленной деятельности исчезает .

Клинические исследования тревога показали, что молодежь более адаптивна и менее подвержена воздействию внешней тревоги, чем люди старшего поколения. Из этого следует вывод: чем моложе человек и чем менее его сознание загружено, например, предрассудками, тем легче происходит процесс адаптации и менее болезненно переносятся стрессовые ситуации.

Кстати, Селье выдвинул весьма интересную гипотезу о том, что старение – итог всех стрессов, которым подвергался организм в течении своей жизни. Оно соответствует фазе истощения общего адаптационного синдрома , который в некотором смысле представляет собой ускоренную версию нормального старения. Любой стресс, особенно вызванный бесплодными усилиями, оставляет после себя необратимые химические изменения – их накопление и детерминирует признаки старения в тканях. Особенно тяжелые последствия вызывает поражение мозговых и нервных клеток. Успешная же деятельность, какой бы она ни была, оставляет меньше последствий старения, следовательно, по Селье, можно жить долго и счастливо, если мы выберем подходящую для себя работу и будем удачно справляться с ней.

Усиление тревоги приводит к повышению интенсивности действия двух взаимосвязанных адаптационных механизмов:
1) аллопсихический механизм – действует, когда происходит модификация поведенческой активности. Способ действия: изменение ситуации или уход из нее.
2) интрапсихический механизм – обеспечивает редукцию тревоги благодаря переориентации личности.
Существует несколько типов защит, которые используются интрапсихическим механизмом психической адаптации:
– препятствие осознаванию факторов, вызывающих тревогу;
– фиксация тревоги на определенных стимулах;
– снижение уровня побуждения, обесценивание исходных потребностей;
– концептуализация.

Тревога, несмотря на обилие различных смысловых формулировок, представляет собой единое явление и служит облигаторным (обязательным) механизмом эмоционального стресса. Возникая при любом нарушении сбалансированности в системе «человек-среда», она активизирует адаптационные механизмы, и, вместе с тем, при значительной интенсивности лежит в основе развития адаптационных нарушений. Повышение уровня тревоги ведет за собой включение или усиление действия механизмов интрапсихической адаптации. Эти механизмы могут способствовать эффективной психической адаптации, обеспечивая редукцию тревоги, а в случае их неадекватности находят свое отражение в типе адаптационных нарушений, которым соответствует характер формирующихся при этом пограничных психопатологических явлений.

Организация эмоционального стресса предполагает затруднение реализации мотивации, блокаду мотивированного поведения, фрустрацию. Совокупность фрустрации, тревоги, а также их взаимосвязь с аллопсихической и интрапсихической адаптациями и составляет основное тело стресса.

Эффективность психической адаптации впрямую зависит от организации микросоциального взаимодействия. При конфликтных ситуациях в семейной или производственной сфере, затруднениях в построении неформального общения нарушения механической адаптации отмечаются значительно чаще, чем при эффективном социальном взаимодействии. С адаптацией напрямую связан анализ факторов определенной среды или окружения, Оценка личностных качеств, окружающих как фактора привлекающего, в подавляющем большинстве случаев сочетается с эффективной психической адаптацией, оценка таких же качеств как фактора отталкивающего – с ее нарушениями. Эффективная психическая адаптация представляет собой одну из предпосылок к успешной профессиональной деятельности.

Отметим, что, например, в профессиональной управленческой деятельности стрессовые ситуации могут создаваться динамичностью событий, необходимостью быстрого принятия решения, противоречием между индивидуальными особенностями, ритмом и характером деятельности. Факторами, способствующими возникновению эмоционального стресса в этих ситуациях, могут быть недостаточность информации, противоречивость, разнообразие или монотонность, оценка работы как превышающей возможности индивидуума по объему или степени сложности, противоречивые или неопределенные требования, критические обстоятельства или риск при принятии решения.

Психологические и психофизиологические исследования стресса разного характера и разной продолжительности позволили ученым выделить ряд форм адаптационной активности, которые можно рассматривать как субсиндромы стресса. При длительном течении стресса его субсиндромы могут чередоваться, повторяться или сочетаться друг с другом при поочередном доминировании отдельных симптомов. В условиях, когда на человека длительно действуют предельно-переносимые стресс-факторы, эти субсиндромы один за другим в определенном порядке становятся фазами развития стресса. Дифференциация этих субсиндромов становится возможной благодаря тому, что в ходе развития стресса при определенных условиях они становятся ярко выраженными и заметными как разные формы адаптационной активности. Можно увидеть, что при стресс-факторах, оцениваемых субъективно как максимально переносимые, смена манифестированных субсиндромов стресса свидетельствует о последовательном переходе от доминирования субсиндрома, знаменующего относительно низкий функциональный уровень адаптации, к субсиндрому, симптомы которого говорят о мобилизации иерархически более высокого уровня адаптации.

Сегодня выделены следующие субсиндромы:
✓ эмоционально-поведенческий синдром.
✓ вегетативный синдром (субсиндром превентивно-защитной вегетативной активности).
✓ когнитивный субсиндром (субсиндром изменения мыслительной активности при стрессе).
✓ социально-человеческий субсиндром (субсиндром изменения общения при стрессе).

Заметим, такое деление субсиндромов стресса условно. Оно может быть иным. В данном случае выбраны преимущественно человеческие основания для анализа проявлений стресса, возникающих при относительно постоянном уровне субъективной экстремальности стрессора. Иные особенности стрессора либо иные основания анализа развития стресса просто приведут к другому структурированию феноменов его развития.

Если говорить об изменениях психических процессов и социальнопсихологических функций при стрессе, то сразу следует отметить в качестве одного из первых проявлений возникновение экстатичной , либо дискомфортной окраски мысленных образов, представлений, намерений и т. д. под воздействием эмоций. Следует сказать, что и дальнейшее увеличение глубоких стрессовых изменений мышления, как правило, взаимосвязаны с эмоциями, сопряженными со стрессом. Можно отметить три типа изменения мышления:
– активизация мышления с адекватным отражением действительности в сознании субъекта;
– гиперактивизация мышления;
«уход» от решения стрессогенных проблем.

Первый тип изменения мышления в большинстве случаев может проявляться в виде активизации дискурсивно-логического мышления. Может усиливаться интегративное осмысление информации, которой располагает субъект о текущем моменте, извлекаемой из фондов памяти как продукта ассоциаций и представлений, или дезинтегративное (дифференцирующее) осмысление такой информации. В первом случае происходит своего рода композиционная концептуализация стрессогенной ситуации – это приводит к возникновению в сознании сравнительно упрощенного схематизированного представления о ситуации с выделением главных, по мнению субъекта, аспектов и отсеиванием субъективно-малозначительных.

Во втором случае у человека при стрессе расширяется сфера осмысленной информации, поступающей к индивиду в текущий момент, извлекаемой из памяти. Оба вида стрессовой активизации мышления имеют адаптационно-защитное значение и направлены на обладание стрессогенной ситуацией.

Можно классифицировать активизацию мыслительных процессов при стрессе по направленности интересов личности: «вовне» или «в себя». Активизация первого вида – повышение интенсивности анализа стрессогенной обстановки в поисках выхода из экстремальной ситуации (социально положительная ), только для себя, в ущерб другим, поиски способа мести (социально отрицательная). Активизацию мышления второго вида можно подразделить на положительную'. углубить «в себя», которая сопровождает интенсификацию решения актуальных задач, творческую активность, обострение интуиции и т. д.; отрицательную; с «уходом» от решения стрессогенных проблем.

Развитие стрессовых трансформаций мышления может привести либо к «уходу» от решения стрессогенных проблем, либо к возникновению инсайтных форм мышления – переход от дискурсивно-логического к инсайтному мышлению опосредуется стадией мыслительной растерянности, эмоциональной подавленности и пр, что можно рассматривать как стадию «псевдоухода» от решения стрессогенной проблемы. Такая стадия необходима для возникновения мыслительного озарения, инсайтного решения задачи, казавшейся неразрешимой. Гиперактивацией мышления могут быть обусловлены навязчивые мысли и образы, возникающие при стрессе, бесплодное фантазирование в экстремальной ситуации и др. Со стрессовой гиперактивностью мышления связывают «гипернастороженность», проявляющуюся в виде бессонницы, боязливости. Ментальная стрессовая гиперактивность часто сопряжена с возрастанием в экстремальной ситуации гиперэмоциональности, гиперподвижности. Могут возникнуть неблагоприятные социально-психологические концепты: обидчивость, вспыльчивость, недоверчивость или, наоборот, избыточная доверчивость. После прекращения действия экстремальных факторов люди вспоминают эти негативные мыслительные акции, оценивая их как неадекватные имевшейся ситуации и неуместные.

«Уход» от решения стрессогенных проблем – «замещение» их решения решениями «побочных проблем», не имеющих отношения к стрессогенной проблеме разные формы уменьшения активности мышления. «Замещающее» действие, может, во-первых, уменьшать сформированную психологическую установку индивида к совершению неблагоприятного действия, во-вторых, побуждать индивида к позитивным действиям. Не разрешая критической проблемы, порождающей стресс, не уменьшая внешнего стресс-фактора, замещающее действие и мыслительная активность, связанная с ним, уменьшают предрасположенность субъекта к стрессу, снижают эффект внутреннего стресс-фактора. «Уход» от решения стрессогенных проблем, от борьбы со стрессором может происходить и путем уменьшения мыслительной активности – в чрезвычайных для субъекта ситуациях это может происходить за счет некоторых физиологических механизмов. Чрезвычайные стрессоры могут вызвать нарколепсии, обморочные состояния, и важную роль в возникновении этого играют физиологические процессы. Уменьшение умственной активности при стрессе может происходить в форме, которая воспринимается интерактивно как «застопорен-ность» мыслей, невозможность сдвинуться вперед по пути обдумывания проблемы.

При длительных экстремальных воздействиях могут возникнуть неблагоприятные проявления мыслительной активности, направленной «в себя», в виде снижения субъективной значимости контактов с реальным пространством и времени, со снижением производства полезной продукции. При этом возможны симптомы обеднения, распада личности. Человек начинает думать о прошлом больше, чем о настоящем, или мечтает о будущем, не делая ничего для достижения предмета мечтаний.

Стресс, возникший по причинам, не зависящим от общения, или даже когда сам акт общения оказывается стрессогенным, существенно меняет характер общения – может проявляться реальное многообразие его форм. Отличительной чертой общения при остром стрессе является эмоциональность, которая может резко усиливать или также резко подавлять активность взаимодействия, делать его приятным, желанным или мучительным, невыносимым. Стресс может пробуждать в людях гуманное отношение друг к другу или, наоборот, бесчеловечность. Можно выделить основные стадии развития общения, например, при групповой изоляции: ознакомления, дискуссий и ролевых ориентаций (не будем останавливаться на ней – это лежит, скорей, в области психотерапии или психокоррекции).

Вполне понятно: первое, что определяется человеком (и часто не вполне осознанно) – не опасно ли его социальное окружение и не требуется ли с его стороны мгновенных защитных действий. Второе – получение информации о перспективах развития общения в сложившихся стрессогенных условиях.

Вторая стадия развития общения при стрессе характеризуется увеличением интенсивности тех или иных проявлений общения или даже возникновением форм активного общения, несвойственных для данного человека вне экстремальных условий, т. е. при отсутствии у него симптомов стресса. Эта стадия развития общения иногда называется стадией личностной экспансии, подготавливающей установление ролевого статуса. Интенсификация общения, характерная для этой стадии, направлена на оптимизацию исходной социальной позиции для получения или захвата желаемой престижной социальной роли. Как правило, осознаваемая меркантильность при этом отсутствует. Направленность этой своеобразной экспансии, ее цель, «самовозрастание» интенсивности общения почти совершенно не осознается общающимися субъектами.

По окончании стадии личностной «экспансии» ролевые функции общающихся относительно стабилизируются. Это уже новая стадия развития при стрессе. Стабилизация ролевого статуса может происходить в эмоциональном плане монотонно или сопровождаться аффектами актами общения, как с положительной, так и отрицательной эмоциональной окраской.

Окружающий нас мир полон суеты, забот, волнений, неприятных сюрпризов. Однако многое зависит и от нас самих – развитие стресса и связанных с ним недомоганий часто тесно связано с нашим отношением к стрессору (фактору, вызывающему стресс). А на это отношение влияют и характер человека, его опыт, надежды. В 60-е годы прошлого века было совершенно установлено, что определенные личностные черты связаны с большей подверженностью стрессу и вызываемым им заболеваниям, в частности, сердечным. Эти личностные черты назвали «тип А». Вероятность того, что человек типа А заболеет сердечным недугом, в два раза больше, чем у более пассивной личности – типа Б, являющейся полной противоположностью типа А.

Какие же особенности характеризуют личность типа А? Как правило, это напористый, всегда готовый твердо отстаивать свою точку зрения человек с развитым чувством ответственности. Он чрезвычайно активен и всегда готов интенсивно работать. Ему постоянно не хватает времени, и поэтому он привык ускорять все, что делает. Он тороплив, опрометчив, нетерпелив, с трудом выносит стояние в очередях. Такой человек постоянно живет в высоком темпе для достижения выбранной цели. Он начинает скучать, если занимается только одним делом, и поэтому постоянно участвует в разнообразных видах деятельности, часто меняет род занятий. Это вызывает необходимость приспосабливаться к новым условиям, адаптироваться к ним. Его образ жизни по интенсивности и темпу значительно превышает средние человеческие возможности – он работает «на износ».

Человек типа А честолюбив – он хочет достичь успеха и проявляет настойчивое желание признания и выдвижения. Он постоянно стремится к соревнованию, конкуренции, к состязательности. Часто он агрессивно ведет себя с встречающимися на его пути людьми, бывает раздражительным и нетерпеливым. Речь у человека типа А, как правило, громкая, взрывчатая. Для него характерно непреодолимое желание спорить; бывает, что он не только перебивает людей, когда они говорят, но и заканчивает за них фразы, а порой даже те или иные истории, которые они рассказывают. Такие люди любят самостоятельность. По сравнению с личностью типа Б, индивидуум типа А в состоянии стресса склонен работать в одиночестве – это дает ему возможность самому устанавливать сроки завершения работы и увеличивать свою рабочую нагрузку. Однако увеличение нагрузки и повышает уровень стресса у этого человека, и ограничивает возможность получить поддержку товарищей по работе и подчиненных, что, в свою очередь, может вызывать у него чувство недовольства коллегами. Хорошо это или плохо – быть человеком типа А? И хорошо, и плохо. Хорошо потому, что люди типа А обычно добиваются высоких результатов и быстро занимают определенное положение в обществе. Именно на них, как правило, и держатся все нововведения, творческие разработки и пр. Но… плохо – для них самих. Постоянно работая «на пределе» своих возможностей, человек типа А создает для своего организма условия хронического стресса. А чрезмерный стресс приводит к разнообразным расстройствам – эмоциональные нарушения (тревожность, беспокойство, вспыльчивость, раздражительность, угрюмость, подавленность), ухудшение умственных способностей (рассеянность, заторможенность, забывчивость, невозможность сосредоточиться), склонность к излишней выпивке и курению, дрожь в руках, нарушения сна. Кроме того, стрессовые перегрузки серьезно влияют на работоспособность: уменьшается производительность труда, снижается способность к преодолению нагрузок, ухудшаются отношения между работниками и психологический микроклимат в коллективе. Понижение работоспособности, в свою очередь, еще больше усугубляет стресс (ведь для личности типа А высокий темп работы очень важен), и порочный круг замыкается.

Противоположный тип поведения (тип Б) описывается значительно менее подробно. Люди, которым присуще это поведение, чередуют работу и отдых, им не свойственно состояние эмоционального напряжения, они расслаблены, неторопливы. Их речь мягче и спокойнее (как и жестикуляция). Все это, однако, совсем не означает, что они ленивы, пассивны в отношении своих обязанностей и работают неэффективно.

Фридман и Розенман предлагают более дифференцированный подход с учетом степени выраженности характеристик двух описанных типов поведения. Тогда можно выделить:
• поведение типа А1 (совокупность максимально ярко проявляющихся свойств «коронарного поведения»);
• типа А2 (сочетание свойств обеих поведенческих групп, но с преобладанием характеристик «коронарного поведения»);
• типа БЗ (сочетания свойств обеих групп, но с преобладанием характеристик поведения типа Б);
• типа Б4 (совокупность свойств, противоположных параметрам коронарного поведения) и
• поведение типа 0, когда свойства обеих групп уравновешены .
Еще в 70-е годы XX века изучение иммунной системы определило те структурные элементы, которые могли влиять на нервную систему. На иммунных клетках были обнаружены рецепторы к различным гормонам и нейротрансмиттерам – сигнальным молекулам, вырабатываемым нервной тканью для передачи сигнала.

Установлено влияние продуктов иммунной системы на различные структуры нервной системы: интерфероны, цитокины и т. д. В начале 90-х было выявлено сходство между ними. Оно заключалось в сборе, обработке и хранении информации об окружающей среде Влияние нервной системы на иммунную систему начинается с иннервации лимфоузлов, тимуса, селезенки. Это позволяет влиять на иммунные клетки в различные стадии их развития, активируя или замедляя реакции и рост. Не менее важно опосредованное влияние – центральная нервная система активирует различные уровни эндокринной системы, вырабатываемые гормоны влияют на иммунные клетки через расположенные на них рецепторы. Уже вполне хорошо изучено влияние иммунной системы на нервную систему. Самая известная реакция – лихорадка, осуществляется воздействием фактора активации лимфоцитов – интерлейкина на структуры головного мозга. Во многом влияют на поведение человека цитокины – они регулируют настроение, аппетит и половое влечение. В частности, система интерферонов, известная, как часть иммунной системы, отвечающая за борьбу с вирусами, активирующая клетки иммунной системы, имеет другое важное предназначение: альфа-интерферон является фактором, регулирующим в нормальных условиях активность эндорфинов. Гамма-интерферон, который ранее был найден только в иммунных клетках, также синтезируется и клетками нервной системы, выполняя дублирующую роль фактора роста нервов. Интерфероны влияют на нервную систему через имитацию действия гормонов, так как эволюционно являются предшественниками многих из них, и в структуре своей молекулы имеют гормоноподобные участки.

Нарушая всю систему иммунитета, стресс делает организм ослабленным перед любым внутренним и внешним воздействием. При остром стрессорном воздействии активируется центральная нервная система, которая запускает стрессовую реакцию. Она заключается в том, что резко включается периферическая нервная система, начинают выделяться [железами внутренней секреции] различные гормоны. В организме происходит нарушение биохимических процессов, которое приводит к нежелательным изменениям в тканях и органах. Поражаются органы, ответственные за иммунитет. В крови резко возрастает уровень гормонов – глюкокортикоидов, высокая концентрация которых подавляет иммунную систему организма. Кстати, при остром стрессе резко проявляется гендерное различие: одинокие мужчины труднее переносят стрессы и болезни, чем изолированные женщины. Ученым пока неясно, почему женщины быстрее восстанавливают свой иммунитет после стресса, чем мужчины. Возможно, это связано с тем, что так они подсознательно оберегают здоровье своих будущих детей. Мужчины, находящиеся в социальной изоляции, более восприимчивы к заболеваниям [и живут меньше], чем находящиеся в изоляции женщины. Кратковременный стресс увеличивает силу и длительность иммунного ответа. Острый позитивный стресс укрепляет иммунитет вне зависимости от полового признака и ускоряет процесс заживления мелких травм. При недолговременных стрессорных влияниях, в отличие от воздействий хронического стресса, не наблюдается каких-либо клинических проявлений психологических и физиологических дисфункций, связанных с нарушением работы иммунной системы. Но опасным может оказаться недооценка состояния здоровья, неадекватное лечение и, как следствие, усугубление картины заболевания.

Современный социум формирует хроническое состояние стресса , при котором постоянная активность гормонов коры надпочечников угнетает активность клеток иммунной системы, ослабляется устойчивость организма к инфекционным заболеваниям, становится возможным рост различных опухолей. Из-за не проведенного вовремя лечения или коррекции могут возникнуть различные тяжелые соматические болезни. К ним можно отнести, например, опухоли головного мозга. Наибольшее распространение имеет латентная герпетическая инфекция, активизирующаяся на фоне общей иммуносупресии. При визуальных методах исследования специалисты диагностируют минимальные изменения, часто не объяснимые. Возникающие боли и дискомфорт не укладываются в картину классических заболеваний. У пациентов может сохраняться относительная работоспособность, но, поскольку такое состояние длительно, постепенно формируется общая депрессия и астенизация .

Кстати, исследователями выяснено, что при стрессе напряженность иммунной системы и активность естественных защитных сил организма снижается у людей, состояние которых характеризуется унынием, отчаянием, мрачными предчувствиями, страхом, беспокойством. И, наоборот, иммунная система более устойчива у людей, настроенных оптимистично!

Восстановление структуры и функции иммунной защиты происходят постепенно. Вначале начинают наполняться клеточные депо, потому что из-за понижения стрессорного воздействия нет необходимости в повышенном содержании иммунных клеток на периферии. Появляется время для созревания клеточных элементов. Вскоре периферия наполняется зрелыми иммунными клетками, необходимыми для жизнедеятельности здорового организма. Для будущего острого стресса остается резерв зрелых и созревающих элементов в депо и органах иммунной системы. При восстановлении психофизиологических функций, если не наступила стадия истощения, и доминирует симпатический отдел нервной системы, при релаксационной или активной коррекции происходит нормализация работы иммунитета. Очень важно своевременно корректировать работу иммунной системы. Хотя генетически большинство людей имеют заложенную в них программу здоровья, осуществляемую иммунитетом, способным справиться практически с любым заболеванием, влияние неблагоприятных факторов современного социума, экологические факторы, состояние хронического стресса, неправильное питание, невнимание к многочисленным вирусным заболеваниям нарушают эту программу, прежде всего через угнетение защитных сил. Дисфункции и различные соматические болезни возникают только после подавления сопротивляемости организма. Выбирая методику оздоровления, естественно, необходимо оценить состояние иммунной системы, и в комплексную терапию включить средства необходимые для ее восстановления – эти меры в значительной степени позволяют улучшить результаты лечения .

Источник: 
Мандель Б.Р., Психология стресса