Социальная дифференциация и стратификация

Альтернативным по отношению к институциональному подходу является статусный, или стратификационный, подход к социальной структуре. Этот подход опирается на теоретические идеи, восходящие к работам Карла Маркса, о делении общества на социально-экономические классы и к работам Питирима Сорокина о разделении всей совокупности социальных статусов на слои — страты. Статусный (стратификационный) подход к анализу социальной структуры предполагает, что структурными элементами являются социальные общности, возникающие на основе выделения и обособления категорий индивидов по социально значимым признакам. На этой основе различаются половозрастная, профессиональная, поселенческая, этническая структуры общества. Принадлежность к общности предопределяет идентичность, т. е. определение индивида другими и его самоопределение как представителя конкретной социальной общности. Основные виды/компоненты идентичности — возраст, гендер, профессия, место жительства, гражданство (национальность), этничность. Общности, выделяемые по данным критериям, являются статистическими категориями, а не реальными объединениями — социальными группами, члены которых взаимодействуют друг с другом. Тем не менее одинаковая идентичность повышает вероятность сходства ценностных установок и привычных способов взаимодействия, поэтому принадлежащие к одной общности люди с большей вероятностью будут взаимодействовать друг с другом и образовывать социальные группы. Следовательно, социальная дифференциация важна для понимания и объяснения взаимодействий, образования социальных групп, функционирования социальных институтов.

Наиболее значимой формой социальной дифференциации является социальное неравенство.

Социальное неравенство — это неодинаковый доступ к социально значимым ресурсам в соответствии с социальным статусом.

Социально значимые ресурсы разнообразны и варьируются от культуры к культуре, от эпохи к эпохе. Но всё их многообразие может быть сведено к трем категориям: богатству, власти, престижу.

Исторические формы социального неравенства — касты, рабство, сословия, классы, страты (слои) — различаются тем, какие статусы доминируют — предписанные или достигнутые. Современные формы неравенства и социальной дифференциации — классы и страты — характеризуются доминированием достигнутых статусов.

Классы — это статусные группы, выделяемые по критерию места в системе разделения труда и способа получения дохода. По этому критерию можно выделить шесть основных социально-экономических классов в современном обществе:

  •    политическая элита;
  •    капиталисты — собственники предприятий и ресурсов;
  •   свободные профессионалы — обладатели специфических навыков, приносящих доход в виде гонораров;
  •   фермеры — собственники земли и работники на собственной земле;
  •   наемные работники, разделяемые на две категории: «белые воротнички» (служащие) и «синие воротнички» (рабочие);
  •    получатели социальной помощи, занимающие маргинальное положение в классовой структуре.

Приведенная выше классовая структура характерна для индустриального общества с рыночной экономикой и демократической политической системой. В нашей стране в советский период (1920-1980-е годы) индустриальное общество развивалось в специфической форме, при которой экономика была в основном плановой, контролируемой государством, а политическая система — авторитарной, с ограниченным действием демократических принципов формирования власти. Поэтому классовая структура в советский период была специфической. Она включала три класса: рабочий класс, крестьянство, интеллигенцию. Внутри класса интеллигенции, т. е. работников умственного труда и управленцев, сформировался класс, который исследователи назвали «новым классом», или «номенклатурой». К нему относились руководители организаций коммунистической партии, промышленных предприятий и учреждений советской власти, которые образовывали в совокупности обезличенного субъекта собственности, распоряжаясь социально значимыми ресурсами. Советская «номенклатура» — это господствующий класс, аналогичный классу капиталистов (буржуазии) в западной разновидности индустриального общества.

В 1990-х годах в результате экономических и политических реформ и переворотов в России сформировалась классовая структура, сходная в общем с классовой структурой в Западной Европе и Северной Америке. О существующей в настоящее время в России классовой структуре в первом приближении можно судить по данным Всероссийских переписей населения, проведенных в 2002 и 2010 гг. (табл. 6.1).

Таблица 6.1. Занятое население России (в возрасте 15 лет и старше) по экономическому статусу (млн человек)

Год  переписи Все  занятое  население Работающие по найму Работающие не по найму С привлечением  наемных  работников Без привлечения  наемных  работников Указавшие иной статус или не указавшие никакого
2002 61,6 58,32 3,23 0,93 1,93 0,42
2010 65,75 61,6 3,83 1,38 2,23 0,54

Источник: составлено автором по материалам Всероссийской переписи населения 2010 г., размещенным на сайте Росстата 

Из данных переписей видно, что подавляющее большинство экономически активного населения образует класс наемных работников, включающий и традиционный рабочий класс — «синих воротничков», и служащих — «белых воротничков». В сумме они составляют около 94% занятого населения. Предприниматели, сами организующие производство и нанимающие работников, составляют класс капиталистов. Согласно данным переписей доля тех, кто относит себя к классу капиталистов, выросла с 1,5 % в 2002 г. до 2 % в 2010 г. Этот рост можно объяснить с двух точек зрения. С экономической точки зрения рост объясняется изменением структуры собственности и появлением большего числа частных предприятий, использующих наемный труд. Однако число таких предприятий за последние 10-15 лет выросло не столь значительно. Более убедительным является объяснение наблюдаемого эффекта одновременно с экономической и с социологической точек зрения: престижность статуса тех, кто является владельцем предприятия и нанимает работников, повысилась в восприятии жителей России, и люди охотнее относят себя к данной категории.

Остальные классы — свободные профессионалы, индивидуальные предприниматели, фермеры — составляют в сумме примерно 4 % занятого населения и образуются теми, кто работает не по найму без привлечения наемных работников. Помимо этих классов, в современном обществе велика доля тех, чей источник дохода не связан с экономической занятостью. Получатели социальной помощи в виде пенсий и пособий, установленных государством, а также неформальной помощи в виде благотворительности образуют значительную по размерам категорию, которая приобретает черты социального класса.

Следует обратить внимание на то, что в современном российском обществе существует гендерное неравенство, проявляющееся в неодинаковом распределении мужчин и женщин по позициям в классовой структуре. При почти одинаковом числе мужчин и женщин, работающих по найму (30,8 млн мужчин и 30,7 млн женщин), доля тех, кого можно отнести к классу капиталистов, среди мужчин (913 тыс.) почти в два раза выше, чем среди женщин (472 тыс.).

Социальные классы дифференцируют деятельность индивидов и способы их доступа к социально значимым ресурсам — к материальным и символическим благам. По объему доступных индивидам благ дифференциация происходит в форме социальной стратификации.

Социальная стратификация — это иерархическая дифференциация системы социальных статусов; образующая слои (страты), каждый из которых включает статусы, близкие по уровню, определяемому объемом доступных благ.

Стратификация как специфическая форма социальной дифференциации, упорядочения отношений между людьми, отличная от характерных для традиционного общества форм, развивается по мере исчезновения сословных, клановых, конфессиональных привилегий и барьеров для взаимодействия и смены статуса. Вся совокупность статусов разделяется на слои в зависимости от уровня дохода, потребления, образования, квалификации или иных, но обязательно количественных признаков.

Модель современной социальной дифференциации (рис. 6.1) наглядно показывает, что иерархичность слоев (количественных категорий) абсолютна, тогда как иерархичность классов (качественных категорий) относительна. Классы, т. е. группы статусов, выделяемые по качественному критерию — позиции в системе отношений собственности на средства производства, — весьма неоднородны по уровню дохода. Например, в класс капиталистов включаются и статус владельца крупной корпорации, где работают и приносят гигантские прибыли тысячи рабочих и служащих, и владельца маленькой мастерской, чью прибыль определяет труд лишь нескольких человек. Соответственно, слои, т. е. группы статусов, выделяемые по количественному критерию — уровню дохода, классово неоднородны. Например, в среднем слое могут оказаться и квалифицированный рабочий, и мелкий предприниматель, и менеджер среднего звена.


Классы и страты в современной России имеют ту же форму, что и в других развитых странах. По приведенной модели можно судить о непродуктивности расхожих дебатов о существовании или несуществовании в России «среднего класса». Средним может быть только слой как количественная категория. Класс как качественная категория не может быть определен таким формальным термином, как «средний».

Современные данные по стратификации показывают, что традиционное представление о среднем слое как большинстве, задающем стандарты потребления и поведенческие паттерны, определяющем характер социальных норм в обществе, следует пересмотреть. В странах, где сформировалось общество современного типа, включая Россию, на рубеже XX-XXI вв. наметилась тенденция уменьшения доли традиционного среднего слоя и возникновения новых средних слоев (табл. 6.2).
Таблица 6.2. Стратификация в современной России (по данным Росстата, 2016 г.)

Средний ежемесячный доход на душу населения Россия в целом Москва
  30 744 руб. 59 203 руб.
Группы по уровню дохода Доля группы с данным уровнем дохода в населении, %  
Свыше 60 000 руб. 10,4 03.фев
45 000-60 000 руб. 8,5 14,2
27 000-45 000 руб. 22,7 24,6
19 000-27 000 руб. 18,2 12,6
10 000-19 000 руб. 26,3 11,4
Ниже 10 000 руб. 13,9 3

Приведенные данные показывают, что в России большинство населения (примерно 60 %) находится на уровнях доходов значительно ниже среднего значения. Статистически средний слой оказывается немногочисленным и составляет примерно 22 %, даже если отнести к данному слою тех, чей ежемесячный доход находится в широком диапазоне, внутрь которого попадает и среднестатистический уровень, т. е. на уровнях от 27 тыс. до 45 тыс. рублей. Еще один аспект современной стратификации, проявляющийся в данных статистики, это то, что новые средние слои, связанные с высокодоходными профессиями в постиндустриальных сегментах экономики, концентрируются в основном в крупных городах. Примером этого служит резкое отличие данных о распределении населения Москвы по уровню доходов от данных по России в целом.

Таким образом, в конце XX — начале XXI в. меняется модель стратификации. Традиционная для индустриального общества «луковицеподобная» стратификация с доминирующим средним слоем сменяется «грушеподобной» бимодальной стратификацией (рис. 6.2). Привычный средний слой, образуемый держателями малого бизнеса и профессионалами, в экономически развитых странах оказывается теперь ниже среднего уровня стратификационной пирамиды. Это сверхновые бедные. Они располагают нормальными по традиционным критериям доходами и имуществом, но при этом ощущают себя нуждающимися и прилагают дополнительные усилия (например, беря кредиты и устраиваясь на вторую работу), чтобы включиться в потребительскую гонку. Входящие в традиционный средний слой оказываются под прессом дополнительной работы и выплат по кредитам, потому что стандарт благополучия задают не они, а те предприниматели и профессионалы, которые отрываются от этого среднего слоя и по уровню доходов, и по стилю жизни.


Новые тенденции в неравенстве связаны с переходом к постиндустриальному обществу и с глобализацией. Как показывают данные международных сравнительных исследований, наибольшая степень неравенства характерна для крупнейших городов — мегаполисов, где концентрируются финансовые ресурсы, создается множество рабочих мест и куда устремляются миграционные потоки. Оценки коэффициента Джини, который показывает неравномерность распределения доходов (0 соответствовал бы абсолютно равномерному распределению, 1 — ситуации, когда один человек получает весь доход, а остальное население остается без доходов), указывают на более высокую степень неравенства в мегаполисах по сравнению с общей ситуацией в стране (табл. 6.3).|

Устойчивость социальной дифференциации в современном обществе основывается не на неизменности, а, наоборот, на изменении статусов. Изменение социального статуса индивидами или целыми группами и категориями людей называется социальной мобильностью, которая может быть «вертикальной» и «горизонтальной». Вертикальная мобильность приводит к повышению или понижению статуса и, следовательно, к переходу из одного социального слоя в другой. Горизонтальная мобильность — это изменение статуса, не сопровождающееся переходом в другой слой. Например, смена профессии без повышения или снижения дохода — это горизонтальная мобильность. 
Таблица 6.3. Коэффициенты Джини для стран и крупнейших городов

Страна / город Значение коэффициента Джини (год оценки)
Россия 0,420 (2012)
Москва 0,486 (2012)
Санкт-Петербург 0,443 (2012)
США 0,469 (2010)
Нью-Йорк 0,499 (2010)
Лос-Анджелес 0,489 (2010)
Япония 0,329 (2012)
Токио 0,375 (2011)
Осака 0,400 (2011)

Несмотря на то что социальная мобильность позволяет многим индивидам повышать свой статус и тем самым избегать бедности и дискриминации, социальная структура в общем порождает проблемы и конфликты, которые вызываются ограничениями, накладываемыми на действия индивидов, и дифференциацией их прав и обязанностей.

Ключевые слова: Стратификация, Социальность
Источник: Социальная психология [Электронный ресурс] : учеб. пособие / Л.В. Лебедева. — М. : ФЛИНТА, 2013. — 229 с.
Материалы по теме
Теория социальной стратификации
Социология в схемах и комментариях : учеб, пособие для СПО / Б. А. Исаев. — 2-е изд., испр....
Стратификационный профиль
Кравченко А. И., Основы социологии и политологии: учебник для бакалавров. -Москва : Проспект...
Концепция социальной стратификации
Щекин Г.В., Социальная теория и кадровая политика
Теория социальной идентичности
Семечкин Н.И., Психология малых групп
Социология конфликта
Конфликтология / Под ред. А. С. Кармина
Классификация социально психологических общностей
Парыгин Б.Д., Социальная психология, 1999
Культура и социальное поведение
Белинская Е.П., Социальная психология личности
Характеристика понятия "методология" в социальной психологии
Руденский Е.В., Социальная психология
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий