Психология преступности

Преступность — массовидное явление, включающее в себя совокупность всех лиц в обществе совершивших преступления и совокупность совершенных ими преступлений, которые могут (и даже как правило) не совпадать. Так, одно лицо может совершить несколько преступлений, и одно преступление может совершить группа лиц. Это расхождение важно для познания закономерностей преступности.

Совокупность преступников. Выделяют статистическую совокупность и криминальные сообщества: стихийные, организованные преступные группы, преступные организации. Статистический анализ совокупности преступников позволяет выявить типологию преступников и дать им психологическую характеристику. В истории психологии предпринимались попытки дать психологическую классификацию личности преступника. Одним из первых проделал эту работу русский психолог А.Ф. Лазурский, которая и до сего времени не утратила своего значения. Интересную попытку классификации личности преступников
предпринял С. В. Познышев. Исходя из соотношения личностных особенностей (эндогенных факторов) и внешних обстоятельств (экзогенных факторов), толкнувших субъекта на преступление, он делит всех преступников на два основных типа: эндогенных и экзогенных. Есть современные классификации личности преступника Г.М. Миньковского, А.М. Яковлева, А.Г. Ковалева.

Криминальные сообщества. Выделяют стихийные преступные группы, организованные преступные группы и преступные организации. Каждая из них имеет свои отличительные психологические признаки, особенности и отличия, свою структуру, внутреннее распределение функций между ее членами, иерархию, способы управления, криминальную субкультуру (нормы, правила, традиции, ритуалы); способы возникновения и развития преступных сообществ, психологические механизмы сплочения, обеспечивающие длительность их существования.

Криминальную психологию интересуют также способы втягивания людей в такие преступные группы, какое влияние оказывает криминальное сообщество на поведение личности, как она усваивает нормы и ценности данного сообщества.

Совокупность преступлений. Психологический анализ уголовной статистики позволяет выявить динамику преступности, виды совершенных преступлений, способы их совершения, основные ее тенденции. Включение нашей экономики в общемировые процессы, изменение межгосударственной политики, исчезновение железного занавеса породили новые тенденции в современной преступности, которые сводятся к следующему.

1. Тождественность общей преступности в стране с преступностью в других странах. Отечественная преступность все более по динамике, характеру совершения преступлений становится похожей на преступность в самых благополучных странах (захват заложников, терроризм, наркобизнес, рост корыстных преступлений, автоугоны, торговля «живым товаром» и др.). Анализ этой тенденции позволяет увидеть в общей преступности влияние мировой преступности, что хорошо прослеживается, например, на наркобизнесе, возникновении мировой наркомафии. Это проявляется в перестройке криминальной субкультуры, появлении новых норм, ценностей, другой системы отношений в преступных сообществах, новых ценностей (знания иностранных языков, культуры общения и др.).

2. Преступность все более становится коррумпированной. Эта тенденция также носит мировой характер. Действительно, корыстные преступления, огромные богатства, приобретенные преступными группами, требуют «отмывания» денег, а без проникновения в официальные структуры, без лоббирования в коридорах власти это невозможно. Поэтому срастание чиновников с преступными группами или вхождение лидеров преступных группировок во власть становится определенной закономерностью. А для этого требуется приобретение определенного имиджа в глазах избирателей (электората), определенных способов психологического воздействия на публику.

3. Абсолютный и относительный рост преступности относительно населения, экономического развития, культуры. «В мире в расчете на 100 тысяч населения за последние 20-25 лет преступность выросла более чем в 3-4 раза». При этом рост преступности не зависит от уровня социально-экономического развития страны. Так, в Швеции при самом высоком уровне социальной защиты населения самый высокий уровень преступности в Европе.

Если в развитых странах доминируют корыстные и другие преступления против собственности (95% и более от всех преступлений), то в России и странах СНГ доминирует рост насильственных и насильственно-корыстных преступлений. Темпы прироста корыстных преступлений в мире в 2-3 раза выше, чем насильственных, а в России и СНГ все наоборот. Это нацеливает криминальную психологию на изучение психологии доминирующих преступлений.

4. Преступность во всем мире приобрела организованный характер. Все сферы и зоны преступного промысла оказались разделенными. В России также сильно выражена тенденция организованности преступности, но пока не произошло полное разделение зон и сфер преступного промысла, наша организованная преступность находится в стадии феодальной раздробленности2. Организованные преступные группы ведут ожесточенную борьбу за захват сфер и зон преступного промысла, который осуществляется насильственным путем, что и является одной из причин доминирования насильственно-корыстных преступлений. Вторая причина заключается в традиционном насильственном подходе разрешения конфликтов между людьми в
сфере быта (в семье, между друзьями, на вечеринках, праздниках и т.п.). Третья причина состоит в увеличении в общей преступности доли лиц с психическими аномалиями, неспособными предвидеть последствия своих действий.

5. Организованная преступность взрослых все более оказывает влияние на подростковую преступность и преступность молодежи, подчиняет ее себе, используя возрастные и физические особенности в преступных целях. Возрастает общественная опасность подростковой и молодежной преступности, повышается ее организованность, интеллектуализация, техническая оснащенность. Сегодня каждое восьмое преступление в стране совершается несовершеннолетними. Это объясняется тем, что организованная преступность, даже на «стадии феодальной раздробленности», уделяет большое внимание подготовке кадров (индивидуальное
шефство над деликвентными подростками, создание школ и лагерей для профессионализации подростков в определенных сферах преступного промысла, оплачивание обучения в вузах отобранных
подростков по требуемым оргпреступности специальностям — информатике, компьютерной грамотности, праву, экономике, психологии, предпринимательству и т.д.). Поэтому специалисты прогнозируют, «когда детки подрастут, страна захлебнется в волне уголовного беспредела».

6. Существует общесоциальный закон отставания социального контроля над преступностью, ее количественными и качественными изменениями. Вызвано это тем, что «первый ход делает преступность. Борьба с ней есть всего лишь ответ общества на ее вызов (не всегда своевременный и адекватный)». Сейчас наблюдается увеличение этого отставания и адекватности применяемых мер. Бесперспективно уповать лишь на страх наказания за совершенное преступление, особенно несовершеннолетних, нужно переходить от традиционно уголовно-правовых мер борьбы с ней к мерам криминологическим, психологическому воздействию на личность и среду делинквентов. Определенная система такой профилактики у нас была, но с переходом к рынку была разрушена. Если раньше «трудные» подростки находились под наблюдением, пусть оно было и формальным, но все же это лучше, чем ничего. За противоправное поведение подростков сейчас не несет ответственности ни его педагог, ни его начальник. Г.М. Миньковский подсчитал, что свыше 50 социальных институтов и должностных лиц в прошлом вели профилактическую работу, несли ответственность за подростковую преступность. А сейчас не с кого спросить за детский криминал, если каждый второй подросток не учится и не работает. По имеющимся подсчетам в России не учатся 1,5 млн. детей школьного возраста, 2 млн. — беспризорных.

В то же время произошло расслоение общества на богатых и бедных. Дети обнищавших семей видят как одни живут в роскоши и они тоже хотят выскочить из нищеты. И самый доступный в их понимании способ разбогатеть — это преступление. Раньше советские дети не видели «мерседесов», не имели понятия «о красивой жизни». Не было соблазнов — не было и преступлений. Сейчас больше соблазнов (чего стоит только показ «светской жизни» по телевидению наших «звезд»), можно больше купить, были бы только деньги. Вот эти соблазны становятся дополнительным катализатором и стимулом для развития криминальных наклонностей подростков.

Прогноз подростковой преступности на ближайшие 5-10 лет, если государство и общество не примет решительных мер, неблагоприятный.

Чтобы принять адекватные меры, надо всесторонне проанализировать преступность несовершеннолетних на современном этапе, выявить ее основные тенденции.

Источник: 
Пирожков В.Ф., Криминальная психология