Психогенетика одаренности (гениальности), или правда и ложь о врожденном таланте

Одним из основоположников психогенетики считается английский ученый Ф. Гальтон, чья книга «Наследственный гений» была посвящена проблеме влияния наследственных задатков на возникновение талантливых людей и гениев.

Само понятие «одаренность» уже заключает в себе идею о неком даре, полученном человеком от рождения. Представления о том, что гениальность или талантливость имеет наследственную природу, проникает в самую сущность наших представлений о таланте, который и определяется как природная одаренность. Таким образом, концепция врожденного таланта уже априори связывает выдающиеся способности с наследственными задатками.

Рассмотрим, например, генеалогию семьи Бернулли, давшей миру нескольких выдающихся математиков. Конечно, такая «плотность» математиков в одной семье наводит на мысль о том, что существует какая-то «материальная» передача задатков математических способностей из поколения в поколение.

Однако есть и другие обстоятельства: Якоб I был учителем младшего брата - Иоганна I и племянника - Николаса I. Иоганн I регулярно проводил «приватные коллегии» - читал лекции у себя дома, и среди постоянных слушателей были его сыновья Николас II, Даниил I, Иоганн П. Одна из книг Николаса I в значительной мере базируется на идеях его дяди и учителя Якоба I. Николас II обучал математике младшего брата Даниила I; последний активно привлекал к своей работе племянников Даниила II и Якоба И..Иоганн III учился математике у своего отца Иоганна II (как и его младший брат Якоб II) и дяди Даниила I.

Кроме того, многие члены этой семьи имели общий круг друзей - известных математиков; супруги некоторых из них тоже принадлежали к этому кругу. В такой ситуации, вероятно вполне обоснованно предположение, что математикой была насыщена вся атмосфера этой семьи. Иначе говоря, имела место не только биологическая, но и отчетливая культурная преемственность («социальная наследственность»).

Концепцию врожденного таланта довольно трудно доказать или опровергнуть обычными методами, однако анализ биографий одаренных людей дает основания для сомнения в ее априорной справедливости. Если одаренность базируется на неких генетических предпосылках и имеет врожденный характер, то должны быть какие-то признаки, по которым ее можно было бы заметить заранее, еще до того как она проявится в полной мере. По этим признакам можно было бы предсказать, кто преуспеет в какой-либо сфере деятельности. Должна быть какая-то специфичность в способностях, например, музыкальная одаренность, хотя этот талант может реализовываться в разных формах (композитор, исполнитель, импровизатор). Наконец, одаренным должно быть относительно небольшое количество детей, в противном случае концепция теряет смысл, поскольку невозможно предсказать успех того или иного индивида.

Существует огромное количество сообщений о необычных способностях, которые проявляются у детей в раннем возрасте. Например, описан случай, когда мальчик начал говорить в 5-месячном возрасте, месяц спустя его словарный запас составлял уже пятьдесят слов, а к трехлетнему возрасту он уже говорил на трех языках. Но подавляющее большинство этих описаний имеет ретроспективный характер, и редко наблюдались специалистами с самого начала. Кроме того, следует сразу сказать, что нужно различать случаи раннего появления признаков таланта и преждевременного развития. Большое количество таких описаний относятся именно к случаям, когда по каким-то причинам наблюдается ускоренное развитие, особенно это касается речи. По большей части такие вундеркинды впоследствии ничего выдающегося собой не представляют.

Согласно еще одному объяснению, предлагаемому концепцией врожденного таланта, генетически предопределенные способности обнаруживаются в легкости обучения. Там, где от обычных людей требуются значительные усилия, люди с врожденными способностями овладевают навыками без видимых трудностей. Однако специальные исследования также не подтверждают эту точку зрения. Сравнение группы успешных музыкантов с другими детьми показало, что не обнаруживается достоверной разницы во времени тренировки, необходимой для достижения определенного уровня развития способностей, которые требуются для перехода из одного класса в другой в британских музыкальных школах. Самый важный вывод заключается в том, что групповые различия в уровне достижений были не больше, чем можно было бы ожидать, исходя из групповых отличий во времени, потраченном на упражнения. Так, для подготовки шахматиста международного класса требуется не менее десяти лет интенсивной работы, а если она начинается в раннем возрасте, то времени уходит еще больше.

Среди данных, противоречащих концепции врожденного таланта, следует упомянуть об экстраординарном уровне способностей у обычных людей.

В ходе изучения обычных людей с экстраординарными способностями обнаруживается целый ряд альтернативных влияний, которыми можно объяснить достижения, приписываемые врожденному таланту. Следует упомянуть некоторые из них, поскольку они определяют эффективность обучения, тренировок и уровень последующих достижений.

Прежде всего, это количество и качество практики в какой-либо сфере деятельности. Здесь можно снова привести пример с музыкальным образованием, поскольку роль практики в этом случае неоспорима. Согласно некоторым подсчетам, студенты консерватории, обучающиеся игре на скрипке, к 21 году уже имеют за спиной около 10 тыс. часов упражнений. Роль генетически обусловленных качеств также нельзя исключить. Например, способность к настойчивому преследованию цели может быть обусловлена генетическими предпосылками. Однако в концепции врожденного таланта подразумеваются способности не такого рода.

Еще один контраргумент сводится к тому, что корреляция между количеством практики и достижениями наблюдается просто из-за того, что одаренный человек больше практикуется из-за больших успехов в овладении навыками и стремления к данной деятельности. Конечно, достижение успеха само по себе может стимулировать занятия, это обстоятельство действительно важно, но исследования показывают, что успех всегда следует за периодом интенсивных занятий, а не наоборот. Что касается врожденного побуждения к занятиям, то даже среди самых выдающихся музыкантов подавляющее большинство признают, что они никогда бы не занимались так много, если бы не было очень сильного побуждения со стороны родителей.

Кроме количества и качества практики в числе альтернативных влияний, сказывающихся на успешности обучения и могущих быть основой экстраординарных достижений, обычно упоминаются:
- внимание и способность к концентрации;
- уровень мотивации;
- уверенность в себе и оптимизм;
- энтузиазм и энергичность.

В целом можно считать, что концепция врожденного таланта не находит подтверждения в экспериментальных данных и противоречит целому ряду наблюдений.

Возникает довольно парадоксальная ситуация. С одной стороны, концепция врожденной одаренности не находит достаточно убедительного подтверждения. Потомки гениев, как правило, ничем не отличаются от обычных людей, т.е. их необыкновенные качества не связаны с наследственными задатками. Вспомним расхожее выражение о том, что природа отдыхает на потомках гениев.

В настоящее время существует несколько объяснений этой ситуации. Одно из них связано с явлением, получившим название эмергенез (emergenesis).

Было выдвинуто предположение о том, что существуют признаки, определяемые особой конфигурацией генов или набором свойств, каждое из которых обусловлено генетически. Это явление было обозначено как эмергенез. Эмергенная, или эмергенетическая, черта - это и есть признак, определяемый данным набором. Любое изменение конфигурации генов приводит к исчезновению этой черты, поэтому у монозиготньгх близнецов эмергенные признаки проявляются чрезвычайно сходным образом. У родственников эти наборы уже не идентичны, они пусть и немного, но изменены, что нарушает уникальную конфигурацию генов. Таким образом, сходство по проявлению эмергенной черты у родственников обнаруживается не чаще, чем у случайных людей. Это приводит к тому, что свойства, определяемые такой конфигурацией генов, встречаются в семьях пробандов не чаще, чем в популяции. Наличие таких свойств может объяснить, почему подчас дети одних и тех же родителей так сильно отличаются друг от друга.

Брамвелл проверил исследование Гальтона (1869) о наследовании гениальности и пришел к выводу, что из всех профессий, описанных этим ученым, только у судей имеется тенденция к повышенной частоте встречаемости в отдельных семьях. По специально разработанной шкале (Creative personality scale) провели исследование творческих способностей личности, в ходе которого были обследованы более 1700 индивидов. Выяснилось, что для монозиготных близнецов, выросших отдельно, характерны умеренно высокие значения корреляции творческих способностей (0,54). В то же время корреляция для дизиготных близнецов, выросших порознь, оказалась практически нулевой. Это обстоятельство указывает на то, что способность к творчеству может являться эмергенной чертой.

Второе возможное объяснение этих различий кроется в особенностях индивидуальных средовых влияний. До сих пор обнаружение и идентификация событий, составляющих индивидуальную среду, остается сравнительно слабо разработанной областью.

Всю сложность этой задачи хорошо иллюстрирует концепция импрессинга (Эфроимсон, 1991). Под импрессингом понимают некие события в детском либо подростковом возрасте, которые производят глубокое впечатление и на всю жизнь могут определить мотивы деятельности человека, его интересы и шкалу ценностей.

Здесь есть аналогия с известным типом обучения - импринтингом. Что характерно для импринтинга? Во-первых, наличие критического периода, во время которого происходит «запечатление» некого сложного сенсорного образа. Во-вторых, это событие в дальнейшем вызывает определенный тип поведения, на проявление которого уже практически невозможно повлиять. Утенок, вылупившийся из яйца, в течение нескольких часов запоминает образ матери или того объекта, которым он увидел первым. В дальнейшем этот образ вызывает реакцию следования, которую уже нельзя ничем изменить, новый импринтинг попросту невозможен. Тот же самый раздражитель, предъявленный после критического периода, уже не оказывает никакого значимого действия.

В качестве примера импрессинга можно привести биографию А. Эйнштейна. В возрасте 12 лет он прочитал небольшую книжку по евклидовой геометрии на плоскости, которая произвела на него колоссальное впечатление и сыграла определяющую роль в развитии его интересов. Эту книгу читали еще сотни подростков, и ни на кого она не произвела такого действия.

Другой пример - это случай из биографии Софьи Ковалевской. Как-то в подростковом возрасте она с семьей выехала летом на дачу, и ей досталась комната без обоев. Стены были оклеены страницами учебника математики. Ее настолько заинтересовали эти необычные стены, что она принялась с огромным интересом их изучать, что дало толчок к развитию страсти к математике.

Если попробовать разобраться с условиями, которые делают возможным импрессинг, то, несмотря на всю неопределенность, можно высказать некоторые предположения. По всей видимости, огромную роль играет фактор подкрепления - то, каким образом поощряется активность. Для человека подкреплением может быть внимание окружающих, восхищение, поощрение с их стороны. Так, физик А. Комптон (нобелевский лауреат) вспоминал, что в возрасте 8 лет он показал своей матери тетрадку, представлявшую «научный трактат» о свойствах индийских и африканских слонов.

Оценку врожденных особенностей личности, характерных для талантливых или гениальных людей, логичнее всего начать с определения их коэффициента интеллекта. IQ гениев никогда не был ниже 120 баллов (сейчас есть методики, позволяющие оценить IQ по фактам биографии, литературному наследству и пр.). Некоторые проводят эту границу чуть выше - 140 баллов. Начиная со 110-120 баллов, уровень интеллекта никак не коррелирует с экстраординарностью личности, дальнейшее повышение не имеет значения. В то же время огромное количество людей с IQ больше чем 120-140 баллов представляют собой вполне обычных людей.

Дело, очевидно, в других особенностях личности. Б. Пастернак в одном из своих писем писал, что заурядные личности в отличие от гениальных работают только из-под палки обстоятельств. Очевидно, вопрос в том, что побуждает человека к деятельности, т.е. речь идет о мотивах поведения. Необыкновенное развитие способностей обусловлено непрерывной всепоглощающей активностью в сфере интересов гения. Незаурядные способности формируются в ходе незаурядной деятельности.

Источник: 
Измайлов В. В. Психогенетика. Мн., 2010.