Предмет, методы и функции политической науки

Науки характеризуются, как известно, направленностью своего внимания на определенный объект и выделяемую в нем относительно самостоятельную специфическую область — предмет исследования.

При рассмотрении вопроса о специфике предмета политологии и ее взаимоотношениях с родственными дисциплинами следует иметь в виду сложившуюся методологию социального познания, а именно условное выделение и анализ, с одной стороны, фактов (позитивизм) и, с другой стороны, ценностей (нормативизм).

Нормативизм изучает мир политического не столько таким как он есть, а таким, каков он должен быть. Здесь преобладает ценностный подход в исследовательском процессе, представление о вневременных, внеисторических аспектах бытия, с точки зрения которых оценивается политическая сфера. В качестве нормативной дисциплины в системе политического знания выступает политическая философия. Именно в этом смысле употребляет впервые понятие «политическая философия» Аристотель, когда пишет: «Не следует, однако, оставлять без разъяснения, в чем заключается равенство и в чем — неравенство; этот вопрос представляет трудность, к тому же он принадлежит к области политической философии».

Позитивистский подход стремится устранять из анализа политических процессов ценностные факторы и описывает политику такой, как она есть. Современным направлением позитивистского подхода является теория рационального выбора, согласно которой политология должна исходить из рациональной природы человека, озабоченного прежде всего насущными текущими проблемами и стремлением к увеличению собственных материальных ресурсов.

Однако, по мнению ряда исследователей, «политическая наука как эмпирическая область знаний, не опирающаяся на систему моральных и этических ценностей и альтернатив и не связанная с политическими действиями, обречена на неизбежный крах». В связи с этим некоторые исследователи рассматривают политическую науку как «связующее звено между политикой и политической философией». Такой подход, на наш взгляд, представляется плодотворным, поскольку здесь подчеркивается не только тесная связь между реальной политикой, политической наукой и политической философией, но и проводится разграничение между политической наукой и политической философией как различие между конкретно-научным и ценностным типами знания.

Далее следует иметь в виду, что наряду с понятием «политическая наука» или «политология» широко используется понятие «политические науки». Последнее, как правило, отражает совокупность политических дисциплин, основной задачей которых является исследование политических процессов с точки зрения той или иной обществоведческой дисциплины.

Для более четкого понимания содержания политической науки следует иметь в виду и специфику понятия «политическая теория».

Политическая теория выступает в качестве рефлексии и методологии политической науки. Это часть политологии, представляющая самосознание политической науки. Политическая теория в современной западной науке рассматривается как область знаний, включающая историю политической мысли, концептуальное обоснование понятийного аппарата, посредством которого осуществляется описание политической жизни (демократия, свобода, тоталитаризм и др.), обоснование процедур и техники построения формальных моделей развития политического процесса. Вместе с тем наблюдается тенденция отграничения политической теории «от политической философии, с одной стороны, и от политической науки, с другой». В данном случае политическую теорию рассматривают не как часть политической науки, а как самостоятельную, специфическую область знаний.

И, наконец, следует иметь в виду, что понимание предмета политической науки обусловлено тем, как представители тех или иных направлений понимают важнейшие детерминанты социального развития, истоки и причины общественно-политических преобразований, место в них политики и власти.

С учетом сказанного, следует отметить бесспорность того, что объектом политологии выступает политическая власть. Закономерности, тенденции, особенности ее формирования и функционирования составляют предмет политической науки. Однако в рамках этого общепризнанного положения существует многообразие подходов к пониманию предмета политической науки. Отсутствие единства в понимании предмета политической науки не есть слабость политологии. В многообразии подходов к этому вопросу отражается объективно многогранное содержание мира политики, теоретическая невозможность в одной абстракции (определении) отразить богатство и динамику ее проявлений. Вместе с тем различные подходы в трактовке предмета политологии дают возможность конкретнее представить специфику этой научной отрасли, область ее проблематики. Итак, с учетом истории и современного состояния политологии рассмотрим лишь некоторые из основных подходов к пониманию предмета политической науки.

В рамках институциональный подхода предметом политологии выступают институты, посредством которых формируется и функционирует политическая власть. В соответствии с этим подходом американская политология с самого начала концентрировала свое внимание на изучении деятельности государства и различных правительственных учреждений, политических партий, групп давления, конституции. Так современный американский исследователь Дж. Ганнел отмечает, что политическая наука в конце XIX в. понималась как «наука о государстве». Французский политолог М. Прело подчеркивает: «Политология не изучает непосредственно людей и их взаимоотношения. Она не соприкасается с психологией. Она концентрируется на изучении политических институтов в их возникновении, развитии, упадке, исчезновении». В ФРГ широко представлено направление, согласно которому политическая наука — это государствоведение, дополненное анализом динамики государственных институтов. Следует отметить, что институциональный подход имеет давние истоки. Крупнейшие мыслители (Платон, Аристотель, Н. Макиавелли, Ж. Боден, Т. Гоббс, Ш. Монтескье, М.М. Сперанский, Б.Н. Чичерин и др.) в анализе политических процессов первостепенное внимание уделяли исследованию государства как важнейшего института общества.

Слабость институционального подхода заключается в том, что формально-статичное понимание предмета политологии оказывается малоэффективным при исследовании динамичных политичских процессов. В этой связи исследователи стали обращать внимание на иные аспекты политической жизни, изучать не институты, а поведение индивида или социальных групп в политике. В качестве реакции на критику ин'ститу-ционализма в конце XX в. в политологии стала распространяться идея нового институционализма. Если классический институционализм был ориентирован на изучение прежде всего государства, то новый придает, во-первых, широкое толкование понятию «институт», рассматривая его как правила игры в обществе, как формально созданные человеком процедуры, которые организуют взаимоотношения людей в обществе. И, во-вторых, неоинституционализм при исследовании политических процессов пытается интегрировать достижения различных школ.

Недостатки институционализма в первой половине XX в. пытались преодолеть представители так называемого бихевиористского (поведенческого) подхода к предмету политологии. Под влиянием бихевиоризма1 (бихе-виорализма) политическая наука стала исследовать конкретное поведение индивида как в формальных, так и в неформальных структурах. Американские исследователи У. Липпман в работе «Общественное мнение» (1922 г.) и Г. Лассуэлл в работе «Психология и политика» (1930 г.) под влиянием идей . Фрейда широко использовали психоанализ в качестве метода, позволяющего обнаружить скрытые, подсознательные побуждения людей, определяющие их поведение в политической сфере. Главная цель политической науки при таком подходе — выявление закономерностей поведения людей в сфере политики. Здесь объектом внимания исследователя выступают не политические институты, не программы, а реакции людей на политические стимулы. Предметом же политологии выступают тенденции и закономерности поведения человека как важнейшие детерминанты политических процессов. В бихевиоризме превалирует сциентистская идея изучения поведения человека по аналогии с тем, как, например, физика изучает движение молекулы. Бихевиористы, склоняясь к позитивизму, руководствовались такими принципами, как повторяемость, верификация (проверка выводов эмпирическими данными), квантификация (точная регистрация данных), четкое различение эмпирического и этического и др.

Бихевиористы рассматривают политические институты как пустые раковины, которые наполняются конкретными людьми, действующими по принципу: «стимул-реакция». Однако, описывая внешние действия индивида, бихевиоризм упускает из виду ускользающие от наблюдения «внутренние мотивы» человеческого поведения. В связи с этим в конце 60-х годов бихевиористы поставили проблему пересмотра некоторых базовых аспектов своего направления. Постбихевиоралисты (так стали называть сторонников нового направления) заявили, что исследование и конструктивное уточнение проблемы ценностей является неотъемлемой частью изучения политики.

В качестве замены поведенческого подхода американские исследователи стали применять к политологии некоторые общие аксиомы теории рационального выбора, распространенной в экономике. Однако по существу понимание предмета политологии теоретиками рационального выбора и бихевиоралистами совпадает, поскольку базовым принципом понимания политического мира представителями рационального выбора является признание того, что социальные и политические структуры, политика и власть вторичны по отношению к индивиду. Различие лишь в том, что теоретики рационального выбора при анализе политического поведения индивидов смещают акцент с исследования биопсихических аспектов на исследование рациональных мотивов поведения человека, который, как полагают эти теоретики, действует согласно утилитарному, сознательно имеющемуся в виду принципу: «получение максимальных результатов при минимизации затрат».

В рамках бихевиоризма в последнее время развивается популярное направление анализа политических процессов — биополитика, представители которого подчеркивают огромное значение для политологии исследования политического поведения человека прежде всего как представителя биологического вида, необходимость анализа иррациональных аспектов политической жизни.

Наряду с указанными трактовками предмета политологии, на наш взгляд, необходимо выделить социологическое понимание предмета политической науки.

Представители социологического подхода рассматривают политологию как сферу знаний, которая исследует отношения между социальными группами (классы, социальные слои, массы и элиты, правящие и управляемые, этносы и др.) по поводу власти.

В марксизме такими группами выступают классы. Чтобы понять специфику марксистской политической науки, как указывают некоторые исследователи, необходимо учитывать, что исходным «является определение политики как борьбы между классами по поводу власти».

Согласно концепции американского исследователя А. Бентли субъектами политики являются прежде всего заинтересованные группы {теория групп), которые и следует изучать политологам. Бентли выпустил в начале XX в. книгу «Процесс правления», в которой критиковал политологию за увлеченность в изучении формальных характеристик властных институтов. В противовес этому он выдвинул идею о том, что активность людей обусловлена их интересами, а свои интересы люди защищают посредством объединения в группы на основе общности интересов. В отличие от бихевиористов у Бентли речь идет о том, что индивидуальное поведение человека приобретает определенную значимость лишь в контексте той или иной группы. Некоторые идеи Бентли воспринял при анализе политического процесса теоретик полиархии Р. Даль. Он рассматривал политическую сферу в условиях демократии как процесс взаимовлияния и соперничества заинтересованных групп в давлении на правительственные институты.

Примерами социологического подхода к пониманию предмета политической науки являются работы немецкого автора К. Шмитта. Предметом политического исследования, согласно его теории, являются отношения самых разных групп людей, различия между которыми проходят по линии «друг-враг» или «свой-чужой». Современной вариацией социологического подхода к пониманию предмета политологии являются концепции теоретиков феминизме?. Сторонники феминистских политических теорий рассматривают брачно-семейные, сексуальные и тендерные отношения как политические. Традиционные понятия политической науки (власть, справедливость, демократия и др.) с их точки зрения требуют серьезного переосмысления, а политическая наука при анализе политических процессов обязана включать в себя феминистский аспект.

И, наконец, специфика культурологического подхода к пониманию предмета политологии заключается в том, что представители этого направления рассматривают политику и власть в неразрывной связи с особенностями политической культуры общества. Политическая культура рассматривается как фундаментальная детерминанта политических процессов, вне которой невозможно исследовать власть.

Конечно, выделение различных подходов к пониманию предмета политической науки условно. Возможны иные подходы к выявлению точек зрения на предмет политологии (см., напр: Соловьев А.И. Политология: политическая теория, политические технологии. — М, 2000. — С. 155.) Но важно подчеркнуть, что ни один из подходов к пониманию предмета политологии не является самодостаточным в объяснении сложного, многомерного, динамичного мира политики, однако их совокупность дает возможность приближения к пониманию специфики и объемности предмета этой науки.

Совокупность политологических знаний и их структура может быть представлена, если рассмотреть проблемы современной политической науки, как они обсуждались на одном из последних Всемирных конгрессов МАПН. Дискуссии велись по следующим направлениям: политические институты; политическое поведение; сравнительная политика; международная политика; политическая теория; общественная политика; политическая экономия; политическая статистика.

Задача политологии заключается в выдвижении и обосновании таких объяснений мира политики, которые можно проверить. И в этом прежде всего состоит ответ на вопрос, является ли политология наукой. Политологические знания основаны на накопленном, реальном опыте. Если эти знания проверяются и позволяют прогнозировать политические процессы, политология обнаруживает свои качества как наука.

Специфика понимания предмета политологии во многом обусловливает особенности методов изучения мира политики. Как известно, методы науки — это способы получения или приращения новых знаний. В исследовании мира политики политология широко использует как традиционные, так и современные методы: историзма и диалектики, сравнительный, системный и структурно-функциональный методы, а также совокупность социологических методов (анкетирование, интервьюирование, изучение документов), математическое моделирование, методы теории игр и др. Особенности предмета политологии, сложность, многомерность и динамичность мира политики требуют от исследователя применения комплексной методологии, всего многообразия методов и подходов современных социально-политических наук. Так, применение структурно-функционального метода позволяет, к примеру, исследовать структуры и функции политических систем и власти. Однако сравнительный метод при анализе одних и тех же элементов различных политических систем показывает, что существенные различия в функционировании сходных элементов разных политических организмов обусловлены культурными факторами, что приводит к необходимости подключения цивилизационного подхода к арсеналу методологических оснований исследования. Структурно-функциональный подход вне культурно-цивилизационной методологии приводит к упрощенным и ошибочным результатам и выводам. Поэтому при анализе политического процесса методологически плодотворнее учитывать прежде всего специфику и природу самого политического процесса, который «...представляет собой сочетание различных «логик», одна из которых означает отнесение к интересам, другая — к ценностям, третья — к причинам (предшествующим состояниям), четвертая — к ожиданиям желаемого будущего и т.п.». Сторонники системного подхода в политологии оперируют, как правило, моделями жестко упорядоченного мира и всеми теми элементами политики, которые порождают стабильность, организуемость, предсказуемость. Сторонники функционализма в противовес представителям аксиологической методологии также извлекают из мира политики лишь то, что работает на упорядоченность и эффективность и отвлекаются от этических проблем власти, от вопросов, касающихся высших целей и смыслов в политическом мире.

Теснейшая связь политологических проблем с практикой требует использования социоинженерного подхода к анализу политических процессов. Этот подход получил научное обоснование в работах К. Поппера, А. Лейпхарта, П. Бергера, Т. Лукмана и других западных исследователей. Как отмечал К. Поппер, в отличие «от историцистов, полагающих, что возможность разумных политических действий зависит от степени понимания нами хода истории, сторонники социальной инженерии считают, что научная основа политики покоится на совершенно иных принципах — она состоит в сборе фактической информации, необходимой для построения или изменения общественных институтов в соответствиии с нашими целями или желаниями.

Воспринимая методологию политической инженерии, современные исследователи не отбрасывают принципов исторического анализа, как это делает К. Поппер, и считают необходимым при исследовании политики использовать как возможности социоинженерии, так и требования исторического подхода, категории культуры. Современные исследователи отмечают, что: «...ни один вид мышления не может сегодня реально претендовать на общезначимую истину». Эти теоретические основания следует подчеркнуть, учитывая, что традиционная методология социального исследования, стремящаяся к одномерным, линейным и безальтернативным результатам, в современом сверхдинамичном мире обнаруживает свою узость. Сама политическая реальность, развертывающаяся как стохастическая (вероятностная), неопределенная и нелинейная, поливариантная, все больше требует синергетических подходов к ее анализу. В связи с этим при анализе политических процессов важно обратить внимание на синергетиче-скую картину мира и соответствующий стиль научного мышления, согласно которым развитие мира рассматривается как спонтанное, нелинейное, многовероятностное, хотя и не лишенное некоторого упорядочения. Идеи синергетики играют в современной политологии важное методологическое значение.

Знания, добываемые исследователями и складывающиеся в систему наук об окружающем мире и самом человеке, выполняют различные социальные функции. Перечислим важнейшие функции политологии.

Познавательная функция политической науки реализуется в исследовании мира реальной политики, его описании и выявлении особенностей, тенденций, закономерностей, действующих в сфере политики и власти.

Методологическая функция политологии проявляется; во-первых, в использовании знаний, накопленных этой наукой для дальнейших исследований мира политики; во-вторых, в использовании политологических знаний в качестве теоретической основы конкретными политическими науками (например, электоральной политологией, сравнительной политологией).

Прогностически-управленческая функция политологии проявляется в возможности, опираясь на ее научный багаж, прогнозировать ход событий, понимать их и принимать эффективные управленческие решения.
Оценочная функция политологии проявляется в способности общественных субъектов, опираясь на науку, выносить суждения о значимости, приемлемости или неприемлемости тех или иных политических фактов. Оценочная функция политических знаний имеет давнюю историю. Известно, что уже древние мыслители (Платон, Аристотель, Полибий и др.), осуществляя классификацию государств, обязательно ставили и рассматривали вопрос о приемлемости той или иной формы государства для совместной жизни людей.
Социализирующая функция политической науки проявляется в том, что изучение политической науки способствует приобретению навыков анализа политической жизни и рационально-критической оценки властвующих, формированию современной политической культуры, выработке норм консенсусных отношений в условиях политического плюрализма, умению понимать и реализовывать свои политические интересы, гражданские права и обязанности.

Источник: 
Политология - под ред. Буренко В.И., Журавлева В.В. - 2004
Темы: