Организация деятельности

Проблема раскрытия психологической структуры деятельности может решаться как с позиций определения ее инвариантной психологической структуры, так и с позиций организации ее основных компонентов — действий. В том случае если в качестве «единицы» деятельности (ее психологической «ячейки», согласно С.Л. Рубинштейну) берется действие, то ее психологическая структура принимает вполне определенную форму. Она наиболее подробно описана в теории деятельности А.Н. Леонтьева.

Согласно данной теории, деятельность построена на основе структурно-уровневого принципа. Это означает, во-первых, что общая структура деятельности образована качественно различными уровнями, формами психической регуляции активности человека. Во-вторых, что эти уровни иерархически соподчине-ч ны и образуют целостную систему. А.Н. Леонтьев различает три основных уровня организации деятельности — операций, действий и автономной деятельности. Второй из этих уровней (действий), занимая центральное место в общей структуре деятельности, наиболее важен для понимания психологических особенностей деятельности и ее строения.

Действие — это основная единица структуры деятельности, представляющая собой произвольную, преднамеренную активность, направленную на достижение осознаваемой цели. С психологической точки зрения действие обладает двумя основными атрибутивными характеристиками. Первая из них состоит в том, что любое действие имеет не только цель как таковую, но обязательно цель, не совпадающую с общими целями всей деятельности. Присутствует феномен расхождения целей действий и деятельности, лежащий в основе всей структуры деятельности. Конкретные формы и способы активности субъекта определяются не непосредственно целями всей деятельности, не потребностями и мотивами ее субъекта, а целями отдельных действий и условиями, в которых они реализуются. Вторая основная особенность действий состоит в их осознаваемом, произвольном характере. Само свойство осознаваемости собственной активности возникает именно в силу того, что имеет место расхождение целей действий и деятельности. Эта активность начинает строиться как сложно-опосредствованная и, следовательно, требующая осознаваемого контроля. В психологических исследованиях установлено, что благодаря свойству осознаваемости действие сохраняет и воспроизводит («мультиплицирует») все главные психологические особенности деятельности в целом. Оно, как и деятельность, характеризуется свойствами целенаправленности, произвольности, предметности, активности, осознаваемости, адаптивности, системности и др. Стоит, однако, сделать всего лишь один шаг «вглубь» и перейти к более дробной единице — неосознаваемым операциям, как оказывается, что эти единицы уже не будут адекватно воспроизводить указанные основные атрибуты деятельности.

Поясняя эту важную мысль, можно сослаться на предложенное Л.С. Выготским разделение способов анализа деятельности на компонентный и элементный. Компонент — это та мельчайшая часть целого, которая еще имеет свойства самого этого целого; элемент — это та часть, из которой состоят компоненты, а следовательно, и само целое, но у которого отсутствуют свойства этого целого. Иллюстрируя данное положение, Выготский приводит следующий пример. Для воды компонентом будет ее молекула, поскольку она является носителем качеств «жидкоети», а элементами — атомы водорода и кислорода; они уже утрачивают специфику целого (жидкости) и являются газами. Поэтому психологический анализ деятельности должен быть именно компонентным (а не элементным) — лишь тогда он будет и достаточно детализированным, и одновременно содержательно наполненным, воспроизводящим в своих результатах все богатство свойств исходного анализируемого целого.

Сходная, но получившая еще более глубокую теоретическую проработку точка зрения сформулирована С.Л. Рубинштейном. Он считал именно действие «подлинной единицей» — «ячейкой», «клеточкой» человеческой деятельности, в которой наиболее явно и ярко проявляются все основные психологические особенности не только деятельности, но и личности в целом.

В отличие от действий психологические операции соотносятся не с теми или иными осознаваемыми целями (и подцелями), а с условиями- их достижения. При этом следует различать внешние и внутренние условия. Внешние условия — это система объективных параметров среды, в которой реализуется та или иная цель. Внутренние условия — это совокупность тех ресурсов (знаний, умений, компетентности и т.д.), которыми располагает субъект. Если совокупность внешних и внутренних условий такова, что она необходима и достаточна для реализации того или иного действия, то оно имеет тенденцию автоматизироваться и переводиться на неосознаваемый (так называемый фоновый) уровень регуляции. Действие, представленное без свойства осознанности, переведенное на автоматизированный уровень регуляции — это и есть психологическая операция. И наоборот, если условия (как внешние, так и внутренние) усложняются, то уже сформированная операция не только может, но и должна дезавтоматизиро-ваться, переводиться на осознаваемый уровень, т.е. трансформироваться в действие. В этой связи можно сказать, что действие (как компонент деятельности) «состоит из операций» (как ее элементов). Однако и сами операции при изменении условий могут становиться действиями.

Автономная деятельность, представляющая третий уровень, выделяется А.Н. Леонтьевым на основе того, что он соотносится не с целями и тем более не с условиями их достижения, а непосредственно с мотивами личности, с системой ее доминирующих потребностей. Более того, согласно данной теории, сама деятельность как таковая (отдельная, «автономная» деятельность) как раз и выделяется на основе критерия наличия у нее какого-либо самостоятельного, специфического мотива. Мотив и деятельность суть взаимополагающие понятия; «немотивированной» деятельности просто не может быть. Мотив деятельности непосредственно связан с ее предметом и даже определяется им, в силу чего возникает свойство предметности деятельности. Оно рассматривается как основное свойство деятельности; «беспред- » метной» деятельности, так же как и «немотивированной», быть не может. Как отмечает Леонтьев, «выражение «беспредметная деятельность» лишено всякого смысла. Деятельность может казаться беспредметной, но научное исследование деятельности требует обнаружения ее предмета. При этом предмет деятельности выступает двойственно: во-первых, в своем независимом существовании, как подчиняющий себе и преобразующий предметную деятельность субъекта; во-вторых, как образ предмета, как продукт психического отражения».

Являясь высшим в общей структуре деятельности, этот уровень одновременно интегрирован в еще более общую систему — систему личности. В связи с этим деятельность рассматривается как «молярная неаддитивная единица жизнедеятельности» субъекта, личности. Проще говоря, личность — это своеобразная система ее деятельностей — того, что она может, чего она хочет и в чем она себя проявляет другим субъектам.

Три охарактеризованных уровня, являясь важнейшими, в то же время не исчерпывают собой всей иерархии реально существующих макроуровней в структуре деятельности. Проведенные в последние годы исследования показали, что возможно (и необходимо) выделение также и иных уровней организации деятельности. В частности, уровень операций требует детализации и выделения подуровня так называемых функциональных блоков, т.е. таких психофизиологических «единиц», реализующих действия и отдельные движения, которые в отличие от операций практически недоступны дезавтоматизации. Наряду с этим еще более интересные трансформации происходят со структурой деятельности в том случае, если она строится не по «субъект-объектному», а по «субъект-субъектному» принципу. В этом случае самим предметом деятельности становится уже не «неодушевленный» объект, а субъект — человек. Если же этот принцип дополняется еще и иерархичностью межличностных взаимодействий, то возникает специфический класс деятельности — управленческая, организационная. Она даже по самому своему процессу (а не только по предмету) является «деятельностью с деятельностями», деятельностью по организации других деятельностей, как бы «деятельностью второго порядка», т.е. метадеятельностью. Ее основными операционными средствами начинает выступать не система дея-тельностных образований, а процессы и механизмы общения, межличностных взаимодействий в целом. Этот качественно своеобразный уровень получил название метадеятельностного.

Источник: 
Карпов А.В., Общая психология