Общая характеристика активности

Рассматривая человека как субъекта активности, выделяются внутренние и внешние характеристики строения активности.

Когда речь идет об активности субъекта, исследователи обычно ставят следующие вопросы: для чего и в чьих интересах осуществляется активность, в каком направлении и посредством чего. Иначе говоря, рассматривается мотивационная, целевая и инструментальная основы активности.

Мотивационная основа активности. Живое существо, будучи активным, воспроизводит разнообразные жизненные отношения с миром. Субъект активности представляет собой:
- «Индивидуальное Я» человека и то, что он совершает, коренится в его собственных интересах и нуждах: «Я поступаю так, потому что Я хочу этого». Однако не всегда подлинным субъектом активности выступает сам человек, а скорее нечто в нем самом, что на поверку оказывается интересами и ожиданиями другого человека, который выступает истинным субъектом его активности. Например, абитуриент, поступающий в вуз, возможно, объясняет окружающим и себе самому, что его выбор сугубо самостоятелен и не зависит от каких-либо сторонних влияний. Проходит время - наступает разочарование. Он вынужден признаться, что выбор профессии был продиктован родителями или друзьями. При этом указания других людей не были осознаны им в качестве «директив». За этим признанием - критическая работа сознания, направленная на отделение «голоса» других людей от его собственного.

- «Я другого во мне», когда «присутствие» другого ощутимо и может переживаться как своего рода вторжение в свой внутренний мир. Вместе с тем возможны ситуации, когда интересы другого вполне совместимы с собственными интересами человека. Следовательно позиция «Я другого во мне» не означает непременно жертвенности, самоотречения. Последнее отмечается лишь тогда, когда интересы другого ставятся выше собственных.

- Субъект активности «надиндивидуален», он не отождествим ни с кем из людей конкретно, но в то же время он имеет отношение к каждому, выражая собой то, что должно быть свойственно всем людям - «человеческое в человеке»: совесть, разум, добро, честь, красоту, свободу. Когда активность человека продиктована этими ценностями, говорят, что ее субъектом является «всеобщее Я» в человеке. «Индивидуальное Я» здесь слито с «Я другого (других)»,

- Субъект активности безличен и отождествляется с природным телом индивида («не Я»): он погружается при этом в стихию природного. В психологических концепциях это активное начало обозначают термином «Оно» (Зигмундт Фрейд) и рассматривают как средоточие сил любви (инстинкт продолжения рода) и смерти (инстинкт разрушения, агрессии). «Не Я», однако, при таком взгляде не исчерпывается сугубо биологическими побуждениями: творчество, альтруизм и даже религиозные устремления иногда рассматривают как проявления чисто природного начала.

Понимание мотивационных основ активности не исчерпывается, однако, лишь обращенностью к различным интерпретациям субъектности человека как деятеля в четырех его ипостасях: «индивидуальное Я», «Я другого во мне», «всеобщее Я», «не Я». Необходим анализ потребностей, которые удовлетворяет субъект, действуя в мире.

Потребности. Ради чего же человек становится активным? Ответ на этот вопрос обычно дает знание актуальной потребности субъекта деятельности. Потребность — это состояние живого существа, выражающее его зависимость от конкретных условий существования и выступающее источником его активности.

Момент зависимости, представленный в потребности, фиксируют термином «потребностное состояние» (Алексей Леонтьев), имея в виду, что индивид выступает скорее как пассивное, «страдающее» существо. Активный же момент потребности заключен в устремлениях индивида удовлетворить потребность как бы то ни было.

К человеческим потребностям относятся:
- витальные нужды и устремления (от vita - жизнь): необходимость в пище, воде, во сне, телесных контактах, чувстве безопасности, продолжении рода и т.п.;
- социальные интересы: необходимость принадлежать к группе других людей, вступать в эмоциональные контакты, обладать определенным статусом, лидировать или подчиняться и т.п.;
- экзистенциальные побуждения: «быть субъектом собственном жизни», творить, чувствовать самоидентичность, подлинность моего бытия, развитие и т.п.

Целевая основа активности. Процесс удовлетворения потребностей субъекта предполагает достижение им тех или иных целей. Цель - это то, к чему стремятся, что намечено достигнуть, предел, измерение, которое должно быть осуществлено. Цель деятельности предвосхищение ее результата, образ возможного как прообраз действительного. Важно различать цели и мотивы активности человека. В мотивах, так же как и в целях, предвосхищено возможное будущее. Но оно соотносится с самим субъектом; в мотивах как бы написано, чем является активность для субъекта, что должно произойти с ним самим. Цели активности ориентированы вовне, в них предвосхищен результат, который должен существовать объективно. Цели, воплощаясь в продуктах активности, не теряют при этом своей принадлежности к миру субъекта: они субъективны по форме, НО объективны по своему содержанию. В то время как в мотивах Идеально представлен сам субъект, в целях активности представлен ее объект, а именно: что должно быть произведено, чтобы мотивы деятельности были реализованы. В отличие от мотивов, цели человеческой активности всегда сознаваемы. Цель есть предвосхищаемый и сознании результат, доступный пониманию самого субъекта, а также - других людей. Мотивы же - это достояние прежде всего самого объекта, они могут быть представлены уникальными и глубинными переживаниями, далеко не всегда находящими отклик и понимание у кого-либо еще.

Следует различать конечную цель и промежуточные цели. Достижение конечной цели равнозначно удовлетворению потребности. Иногда осуществление этой цели совершается в идеальном плане, а не практически. К промежуточным относятся цели, намечаемые человеком в качестве условия достижения цели конечной. Рассматривая сложные виды деятельности, можно заметить, что достижение конечной цели опосредствуется многими промежуточными, причем В первую очередь выдвигаются конечные цели, а в последнюю -те, которые должны быть достигнуты в первую очередь. Искусство построения деятельности и определяется во многом способностью человека в мыслях идти от конечных к первоочередным целям, а в действии - в противоположном направлении: от первоочередных, через цепь промежуточных, к конечным.
Процесс постановки цели обозначается как целеобразование.

Ни мотивация деятельности, ни ее цели не могли бы быть воплощены в ее результате, если бы человек не использовал определенные инструменты преобразования ситуации, в которой протекает деятельность.

Инструментальная основа активности. Процесс осуществления деятельности предполагает использование человеком определенных средств в виде всевозможных приспособлений, инструментов, орудий. Циркуль, кисть, компьютер, слово, сказанное врачом пациенту или учителем ученику, - все это примеры инструментов активности в широком смысле. Органы человеческого тела также относятся к категории таких средств: в конечном счете, все операции, осуществляемые вовне, связаны с двигательной активностью самого индивида.

При использовании тех или иных инструментов человек продуманно или автоматически опирается на имеющиеся у него представления о том, как действовать с ними, как применять их. Каждое из таких представлений может рассматриваться как внутренняя образующая действий, совершаемых во внешнем плане. Совокупность таких внутренних образующих характеризует то, что может быть названо инструментальной основой деятельности. Другим именем для обозначения инструментальной основы деятельности является часто используемое в последнее время слово «компетентность»; а это понятие в свою очередь в большинстве работ педагогической ориентации раскрывается как «знания», «умения», «навыки».

Знания в этом ряду не сводятся просто к сведениям о мире, они выступают здесь в своем функциональном аспекте, как предназначенные для чего-то, служащие чему-то. Знания как часть инструментальной основы активности тесно взаимосвязаны с навыками.

Навыки - это освоенные до степени автоматизма способы употребления определенных средств деятельности: внешних орудий или органов собственного тела как проводников активности. Навыки, проявляясь в действии, характеризуют его как бы изнутри, в виде последовательно извлеченных из памяти индивида определенных команд, указывающих, что и в каком порядке должно быть сделано для того, чтобы цель действия была достигнута. Данные команды осуществляются вне поля активного внимания; человек действует, как говорят, «машинально».

На основе знаний и навыков складывается фонд умений человека. К умениям относится освоенная человеком система приемов нательного построения результативного действия. В отличие от навыков, каждый из которых образован серией автоматически следующих друг за другом «команд», обусловленных знаниями человека, умения проявляются в осознанном использовании человеком определенных «команд».

Каждое новое действие, ставя человека перед необходимостью приобретения нового опыта, объективно расширяет круг человеческих умений; опробование своих возможностей, вновь расширяет их круг и т.д. Сферу того, что в точности умеет субъект и чего не умеет, Очертить невозможно. В том случае, когда человек сам пытается это сделать, то есть определить грань между доступным и недоступным ему в деятельности, его активность приобретает характер безграничного самосовершенствования. Так рождается Мастер.

Все внутренние образующие активности - ее мотивационная, целевая, инструментальная основы - представляют собой более или менее связное целое. В сочетании с внешними проявлениями активности и ответными воздействиями среды они образуют систему.

Итак, жизнь любого человека, представляет собой непрерывный поток активности. Этот поток включает не только разного рода действия или сообщения, но и переживания - психическую активность в виде восприятия, мыслей, чувств и представлений, проплывающих перед нашим внутренним взором в снах и грезах, до действий, произвольно осуществляемых по заранее намеченному плану [Б. Klinger, 1971]. В психологии мотивации X. Хекхаузен выделяет произвольную и непроизвольную активность в зависимости от их соответствия намерениям переживающего или действующего субъекта, от контроля их целесообразности и коррекции (или возможности такой коррекции).

Произвольной активность называют, когда известно, что отдельные ее стадии согласуются с меняющимися условиями ситуации и продолжаются ровно столько, сколько необходимо для достижения определенного результата. Это активность, при которой осознаны преследуемая цель, возможность контроля за ходом разворачивающихся процессов [Е. Klinger, 1978]. Только применительно к подобным единицам активности имеет смысл ставить вопрос «Зачем?» и искать мотивацию. Произвольная активность всегда проходит на фоне более или менее отчетливых ожиданий предполагаемого результата деятельности или возможных последствий такого результата [W. Witte, 1976]. Наиболее явно эти ожидания выступают в волевых действиях, однако они прослеживаются и в сугубо импульсивных реакциях. Даже когда волевые действия автоматизируются до уровня навыков, ожидания продолжают имплицитно играть свою роль в регуляции активности, что сразу же становится очевидным при нарушении протекания автоматизма.

Непроизвольными (или, по меньшей мере, промежуточными) являются единицы активности, связанные с переживаниями типа сна или грезы, когда человек предается размышлениям, как смотрящий спектакль зритель. К непроизвольному поведению относятся как чисто рефлекторные ответы, например мигательный рефлекс и ориентировочная реакция, так и условные сигнальные реакции. Следует также выделить единицы поведения, нежданно, наподобие инородного тела, вклинивающиеся в упорядоченную последовательность действия и иногда далее разрушающие ее. Они напоминают то, что в психоанализе обозначалось как ошибочные или симптоматические действия, происходящие с субъектом непредвиденно и необъяснимо [S. Freud, 1901]. Применительно к непроизвольной активности, видимо, лишен смысла вопрос «Зачем?», поскольку ей нельзя приписать никакого намерения. Это, однако, не значит, что подобная активность беспричинна, нецелесообразна и не поддается объяснению. Ее объяснение связано с ответом на вопрос «Почему?», а не «Зачем?», например с раскрытием причинных зависимостей организмических процессов [R. Peters, 1958].

Источник: 
Коверзнева И. А. Психология активности и поведения. Мн., 2010.