Материя как объективная реальность

Бытие присуще вещам, явлениям, процессам, состояниям действительности. Мир, окружающий человека, бесконечно многообразен. Признавая это, мы задаёмся вопросами: возможно ли нам в этом многообразии выделить какую-то общность, единство? Есть ли та первооснова (субстанция), которая для своего существования не нуждается ни в чём, кроме самой себя, и которая обеспечивает, обусловливает существование всех предметов, явлений, процессов окружающего мира?

Из истории философии нам известно, что для обозначения предполагаемой изначальной общности всего существующего возникла и стала одной из ключевых категорий мышления «субстанция». Использование идеи субстанции зависело от того, как те или иные философские учения отвечали на вопрос о единстве мира и его происхождении. Следует отметить, что для обозначения изначальных общности и единства всех вещей и процессов категория «субстанции» используется в философии и поныне. В современных научных представлениях наиболее типичными являются два подхода к пониманию природы субстанции — материалистический и идеалистический.

Согласно первому, мир един и неделим, он изначально материален, и именно материальность лежит в основе его единства. Дух, сознание, идеальное в этих концепциях не обладают субстанциональной природой и выводятся из материального как его свойства и проявления.

Второй подход, напротив, признаёт материю производной от идеального, обладающего вечным существованием, неуничтожимостью и являющегося первоосновой любого бытия.

Термин «материя» (лат. materia — первоначально «дубовая древесина, строевой лес») возник в эпоху античности. В истории философии его содержание претерпело сложную эволюцию, однако до сих пор считается фундаментальной категорией, хотя представители различных философских систем трактуют это понятие по-разному.

В философском учении Платона, материя — это «восприемница», вынашивающая в себе чистый идеальный образец — эйдос, у Аристотеля — чистая возможность, вместилище форм. Основоположник европейской рационалистической философии Р. Декарт главным её атрибутом и неотъемлемым свойством считал протяжённость, а немецкий философ Г. В. Лейбниц, наоборот, утверждал, что протяжённость есть только второстепенный признак материи («материя — есть бытие вторично-протяжённое»), вытекающий из главного — силы.

Приверженцы энергетических воззрений объясняют все явления из понятия энергии, обходясь при этом без понятия вещества. Сторонники механицизма, рассматривавшие мир как механизм, выводили все явления из движения и полагали, что движение не может совершаться без «двигающегося», что и есть материя330.

Наконец, информационная концепции, в лоне которой существуют разные течения и подходы — от научного осмысления сущности и содержания, роли и значения информации в изменяющемся глобальном мире331, до провозглашения её обобщённой фундаментальной первоосновой сущего. Одно из таких, претендующих на революцию в мире науки определение, гласит: «Информация — это генерализационно-фундаментальная субстанция единого кодовосотового пространства Вселенной, включающего воздух, воду, землю, солнечные и другие светоносные лучи, поля, их следы и весь спектр космических излучений, материализованных и дематериализованных сред, которая выражается через массу, скорость, энергию и другие формы, проявляющиеся в процессе материализации и дематериализации». На первый взгляд, такое определение может и не произвести какого-либо эффекта: мол, ну да, всё и всем понятно, мы живём в информационном мире ..., вот и претензия на эксклюзивное позиционирование нового «первокамня» для современного «гаджетного» человечества.

Но давайте обратимся ещё к одному факту и к одному источнику. В ноябре 2000 года в Москве по инициативе Международной академии информатизации (МАИ) состоялся Первый Всемирный информациологический форум, участники которого перед его торжественным открытием получили книгу президента МАИ И. И. Юзвишина «Информациология». Она начиналась словами, которые напоминали заклинание и в которых угадывалась явная претензия на то, чтобы переписать Евангелие от Иоанна, а то, глядишь, и Новый завет или целиком Библию:

«Слово — это Информация и Информация — вездесущая.
Бог — это информация и Информация — это Бог вездесущий.
Информация — это Вселенная и Вселенная — это информация вакуумная, материзованная и дематеризованная...»

С диаметрально противоположными мнениями, откликами, публикациями на это событие и рождение «новой науки,» которую часть учёных окрестила лженаукой, можно познакомиться на специальных информационных порта-лах333. Вскоре и представители церкви, первоначально посещавшие форумы МАИ, разобрались, что к чему и ., вероятно, не без их молитв и помощи Всевышнего автор Евангелия от Ивана Иосифовича, который ещё вполне мог бы жить и жить (1936-2001) удалился в информациологическую Вселенную, а сайт организации без её Великого Создателя уже долгое время находится «на реконструкции», хотя на странице Википедии указана фамилия президента — В. Н. Набатников.

Таким образом, в наши дни материя воспринимается многообразно: но уже не как отдельные первоэлементы и стихии в Древней Греции, и не как их наборы (воздух, вода, огонь, дерево, металл) в Древней Индии и Китае, и не «физическое тело» (Лейбниц), а как устойчивый комплекс ощущений, совокупность электронов, энергия, информация. И это закономерно, так как все предметы и процессы окружающего нас мира имеют общий признак: они объективны, существуют и независимо от нас и нашего сознания, отражаясь прямо или косвенно в наших ощущениях. Согласно этому признаку философия объединяет их в одном понятии «материя». Однако, если мы стремимся «отыскать» единообразную материю как некоторое первоначало всего, то ставим перед собой неразрешимую задачу.

Стремление некоторых философов трактовать материю как нечто самостоятельно существующее наряду с конкретными вещами ошибочно. Её невозможно противопоставить отдельным вещам как нечто неизменное — изменчивому. Материя никаким образом не может восприниматься зрением, осязанием, вкусовыми рецепторами: то, что видят, осязают, воспринимают на вкус, всего лишь определённый вид материи. Она не является одной из вещей, существующих наряду с другими, внутри них или в основе их. Материя лишь одна из самых общих категорий нашего мышления, наиболее абстрактная и «пустая». Как таковой её вообще не существует, как не существует человека вообще, животного вообще, растения вообще и т. д. Материя есть объективная реальность, то есть причина, основа, содержание и носитель (субстанция) всего многообразия мира. Являясь абстракцией, категория «материя» лишь содержит минимальный набор признаков того или иного явления или предмета: быть объективной реальностью и быть доступным ощущениям. Это не реальная возможность всех форм, а действительное их бытие. Все существующие конкретные образования и есть материя в различных её формах, видах, свойствах, отношения. Безликой материи — материи «вообще» — реально не бывает.

Остановимся на определении, которое продолжительное время в истории нашей страны считалось классическим, но затем, как и многие другие «символы» эры строительства социализма-коммунизма, исчезло с научного пьедестала. Его сформулировал В. И. Ульянов (Ленин) в произведении «Материализм и эмпириокритицизм», написанном в 1908 году: «Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них».

Эта лаконичная и кажущаяся простой формулировка является наглядным и убедительным примером диалектического мышления, раскрытия какой-либо сущности через противоположность. Понимание материи здесь не привязано ни к какому конкретному её виду или состоянию (веществу, полю, плазме, вакууму). Отсюда следует, что сколько бы впредь ни было открыто видов материи, общее определение не будет поколеблено в принципе. (Это чем-то напоминает «таблицу Менделеева», которая через полтора века после её создания пополняется новыми химическими элементами, хотя кто-то и не согласится с «такой» аналогией). Так или иначе, но уровень генерализации в ленинском определении материи предельный, наивысший.

Следует заметить, что лишь сознание, дух является единственным относительно отличным от материи свойством.

Ленинское определение материи носит весьма общий характер (в этом его сила) и не указывает ни на какие другие её свойства, кроме как существование вне, и независимо от сознания, а также на её познаваемость (в этом его слабость). Однако материя обладает атрибутами, т. е. такими свойствами в различной степени общности, которые везде и всегда присущи ей и без которых существовать она не может.

Всеобщими, фундаментальными свойствами материи являются: объективность существования, структурность, неуничтожимость, движение, пространство, время, отражение. Эти философские категории характеризуют общее, целостное состояние материального бытия и поэтому относятся к числу фундаментальных философских категорий. Руководствуясь таким исходным основанием, принцип материального единства мира есть не эмпирическое сходство или тождество конкретных предметов, явлений, процессов свойств и закономерностей, а общность материи как субстанции, как носителя многообразных свойств и отношений. Структурность материи предполагает внутренне расчленённую целостность — закономерный порядок связи элементов в составе целого. Элементами структуры природы являются неживая (неорганическая) природа, живая (органическая) природа, социум.

Установлением структурной организации мира на основе материалистического монизма не заканчивается формирование представлений о нём. Помимо неё существуют иные монистические модели, где мировыми субстанциями выступают: абсолютная идея (Г. В.Ф. Гегель), воля к власти (Ф. Ницше), экзистенция субъекта (Н. Бердяев), воля к жизни (А. Швейцер), Бог (Ж. Маритен).

Наряду с монистическими представлениями, существуют также дуалистические и плюралистические представления о мире. Наиболее известный пример дуализма — философская концепция Р. Декарта, в которой две самостоятельные субстанции — протяжённая материя и мыслящий дух приняты в качестве основы мироздания. Примером плюралистической модели является «критическая онтология» Николая Гартмана (1882-1950), в которой бытие рассматривается как иерархия четырёх оснований. Разъясняя, в чём заключается новизна его подхода, немецкий мыслитель подчёркивал: «Новая онтология исходит из других соображений. Она усматривает “строение” (то, что обычно называют объектами) и “процессы” не раздельно, а вместе. Все реально сущее находится в становлении, оно имеет своё возникновение и уничтожение.

Строение реального мира имеет форму наслоения. Каждый слой является целым порядком сущего. Главных слоёв четыре: физически-материальный, органический-живой, душевный, исторически-духовный. Каждый из этих слоёв имеет свои собственные законы и принципы. Более высокий слой бытия целиком строится на более низком, но определяется им лишь частично.

Метафизика, построенная на одном-единственном принципе или на одной-единственной группе принципов (как ее раньше всегда конструировали), является поэтому невозможной. Все сконструированные картины единства мира неверны — как “метафизика снизу”, так и “метафизика сверху” (исходя из материи или из духа). Существует естественная система мира, которая не является сконструированной. Её структуру можно найти в феноменах.

Душевные и духовно-исторические события не менее реальны, чем вещи и животные, процессы вообще не менее реальны, чем образования. Новое понятие реальности не связано с материальностью и пространственностью, а всего лишь со временностью, процессностью и индивидуальностью.

Само бытие нельзя ни определить, ни объяснить. Но можно отличить виды бытия и анализировать их модусы. Тем самым их можно осветить изнутри. Это осуществляется модальным анализом реального и идеального бытия. Здесь всё связано с внутренними отношениями возможности, действительности и необходимости. Эти отношения в каждой из сфер бытия совсем разные; более того, они разные в логической сфере и в познании. Их нахождение составляет предмет целой, и притом новой, науки: модального анализа. Модальный анализ — ядро новой онтологии».

Заметим, что без критической онтологии Н. Гартмана трудно представить картину развития философской мысли XX века. Наряду с учениями Э. Гуссерля, М. Шелера, М. Хайдеггера вариант философии бытия Гартмана является одним из самых глубоких пересмотров традиции.

Таким образом, понятие «материя» обозначает в философии объективную реальности и характеризуется бесконечным количеством свойств, при этом часть из них относят к разряду всеобъемлющих атрибутов (движение, пространство, время) и требуют специального рассмотрения.

Ключевые слова: Материя
Источник: Понуждаев, Э. А. Философия: учебное пособие — Москва; Берлин Директ-Медиа, 2019. — 428 с.
Материалы по теме
Философское понимание материи
Хмелевская С.А., Философия
Материя и движение, пространство, время
Понуждаев, Э. А. Философия: учебное пособие — Москва; Берлин Директ-Медиа, 2019. — 428 с....
Проблема основного вопроса философии. Понятие субстанции. Исторические формы материализма и идеализма
Философия для «чайников». Учебник для академического бакалавриата: А. Д. Попова, 2018
Движение как способ бытия материи, его основные формы
Философия для «чайников». Учебник для академического бакалавриата: А. Д. Попова, 2018
Структурные уровни организации материи в философии
Н.В. Рябоконь. Философия УМК - Минск.: Изд-во МИУ, 2009
Движение, пространство и время как атрибуты материи
Н.В. Рябоконь. Философия УМК - Минск.: Изд-во МИУ, 2009
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий