Кодификация международного права

Кодификация — процесс систематизации действующих норм, устраняющий противоречия, восполняющий пробелы, заменяющий устаревшие нормы новьми.

Из этого видно, что кодификация представляет собой правотворческий процесс. Принято различать кодификацию официальную, осуществляемую государствами, их организациями, и неофициальную, производимую без участия государств общественными организациями, частными лицами. Общественная организация — Международный комитет Красного Креста — подготовила проекты кодификации гуманитарного права вооруженных конфликтов. На их основе дипломатические конференции приняли четыре Женевские конвенции 1949 г. о защите жертв войны и два Дополнительных протокола к ним 1977 г.

Главной разновидностью неофициальной кодификации является доктринальная кодификация, осуществляемая учеными или их организациями. Такого рода кодификация играла и продолжает играть важную роль. Собственно говоря, сегодня любая кодификация в той или иной мере является доктринальной, поскольку не может осуществляться без участия ученых.

Первая попытка создать кодекс международного права принадлежит австрийскому юристу А. Домин-Петрушевичу, который в 1861 г. опубликовал свой кодекс. В 1868 г. то же сделал швейцарский юрист И.К. Блюнчли. Затем последовало несколько других проектов. Активно выступал в пользу кодификации Д.И. Каченовский. Его идея кодификации коллективными усилиями ученых многих стран воплотилась в создании в 1873 г. Института международного права. Доктринальной кодификацией занимаются и другие международные научные организации, например Ассоциация международного права со штаб-квартирой в Лондоне и филиалами во многих странах, в их числе и Российская ассоциация международного права. Проекты таких организаций принимаются во внимание при официальной кодификации.

Известны и национальные проекты кодификации. В 1930 г. были опубликованы результаты кодификации ряда отраслей международного права, проделанной американскими учеными на базе юридического факультета Гарвардского университета. В настоящее время регулярно обновляемый кодекс международного права публикуется Американским институтом права и пользуется значительным авторитетом даже в судебной практике.

Официальная кодификация началась во второй половине прошлого века и была посвящена законам и обычаям войны. Главную роль сыграли две созванные по инициативе России Гаагские конференции мира (1899 и 1907 гг.). Лига Наций пыталась осуществить ряд кодификационных проектов, была созвана специальная конференция, но успеха эти попытки не имели. Ведущие державы не были готовы ограничить свою свободу действий.

Новый этап в истории кодификации открывается с принятием Устава ООН, в котором говорится, что Генеральная Ассамблея ООН организует исследования и делает рекомендации в целях, в частности, «поощрения прогрессивного развития международного права и его кодификации» (ст. 13). Знаменательно, что прогрессивное развитие поставлено на первое место. В настоящее время общепризнанно, что кодификация международного права невозможна без его прогрессивного развития.

Во исполнение ст. 13 Устава ООН Генеральная Ассамблея создала механизм для такой кодификации. Центральное место в нем занимает Комиссия международного права ООН, состоящая теперь из 34 экспертов, избранных в личном качестве1. Почти троекратное увеличение числа членов и снижение общего профессионального уровня по сравнению с прошлым сказались на работе Комиссии.

Комиссия обеспечивает квалифицированную подготовку проектов кодификации по запланированной тематике. Проекты обсуждаются Шестым комитетом Генеральной Ассамблеи ООН и передаются правительствам для представления замечаний. После этого Комиссия готовит окончательный проект, который и представляется дипломатической конференции для подготовки на его основе конвенции. Были случаи, когда Генеральная Ассамблея сама принимала конвенции (конвенцию о специальных миссиях, которая не вызывала особых разногласий).

На базе проектов Комиссии международного права были приняты две конвенции по праву договоров, конвенции по дипломатическому и консульскому праву, четыре конвенции 1958 г. по морскому праву, две конвенции по правопреемству и др.

В целом деятельность Комиссии международного права оценивается весьма высоко. Генеральный секретарь ООН К. Аннан заявил, что в течение 50 лет Комиссия «выполняла свою миссию с большим успехом, устанавливая основные нормы в большинстве ключевых областей международного права».

Кодификацией в своих областях занимаются и другие органы ООН. Значительна роль в этой области таких организаций системы ООН, как Международная организация труда (принявшая свыше полутораста конвенций), ЮНЕСКО и др. Уникальным для нашего времени случаем была III Конференция ООН по морскому праву, которая в течение 1973—1982 гг. подготовила Конвенцию ООН по морскому праву, похожую скорее не на кодекс, а на свод законов. Конференция работала долго и обошлась дорого. Дело в том, что морское право затрагивает важные экономические и другие национальные интересы государств.

В качестве особого случая отмечу принятие целого комплекса конвенций о правах человека. По результатам это кодекс международного права прав человека, который тем не менее не является результатом кодификации, поскольку кодифицируются в основном уже существующие нормы, а в данном случае отрасль права создана заново.

Участие в кодификации множества органов ставит проблему предотвращения фрагментации международного права. Необходимо обеспечить, чтобы кодификационные акты в специальных областях не противоречили друг другу и общим нормам международного права. Решение этой проблемы Генеральная Ассамблея ООН возложила на Комиссию международного права. Но пока в этом направлении сделано мало.

В общем в последние десятилетия сложился довольно развитый механизм кодификации и развития международного права. Многие юристы довольно высоко оценивают возможности этого механизма. Но есть правоведы, весьма скептически относящиеся к результатам кодификации. Утверждается, будто вместо выяснения существующих неясностей новые конвенции в результате неточных формулировок и широкого использования оговорок создают еще большую неопределенность и путаницу.

Эффективность кодификации во многом зависит от того, что она не разрушает и не подменяет обычное право, а взаимодействует с ним. Одна из главных проблем права заключена в том, чтобы не отставать от хода жизни. Новое право в значительной мере создается за счет развития старого. Одним из средств обновления международного права и является кодификация.

Кодификационный процесс позволяет усилить социальный характер международного права, отразить в нем социальные цели, соответствующие потребностям международного сообщества в целом. С помощью кодификации конкретные нормы, институты и отрасли перестраиваются в соответствии с целями и принципами системы международного права в целом, в результате чего система упрочивается. В формировании общего, обычного права решающая роль всегда принадлежала ведущим державам. Кодификационный процесс открывает большие возможности для участия всех государств в правотворчестве.

В общем кодификация стала важным элементом правотворческого процесса. Многое уже сделано, и еще больше предстоит сделать. Но на этом пути немало препятствий. Прежде всего кодифицирующие конвенции с трудом собирают, а порой так и не собирают то количество ратификаций, которое необходимо для их вступления в силу, не говоря уже об участии в этом процессе большинства государств. Определенный выход видится в том, чтобы рассматривать конвенции как декларативные в отношении существующего обычного права. Международный Суд ООН применил положения Венской конвенции о праве международных договоров еще до ее вступления в силу как авторитетное доказательство существования обычных норм, и это несмотря на то что США и ряд других влиятельных держав до сих пор не участвуют в упомянутой Конвенции.

Другой путь решения проблемы состоит в том, чтобы Комиссия международного права ООН и другие органы, занятые кодификацией, готовили не проекты конвенций, а проекты резолюций Генеральной Ассамблеи ООН, руководства, примерные положения и т.п. Такие акты не нуждаются в ратификации и сравнительно быстро проникают в практику. На их основе формируются нормы обычного права. Комиссия международного права уже встала на этот путь.

Несмотря на успехи кодификации, темпы ее отстают от требований современной жизни, создается впечатление, что подобная ситуация устраивает ведущие мировые державы. Представитель Госдепартамента США еще в 60-х гг. XX в. заявлял, что норм достаточно и поэтому главная задача состоит «в более широком использовании существующего механизма и имеющихся норм»1. Действительно, особое внимание должно быть уделено обеспечению эффективности уже существующих норм. Беда, однако, в том, что, высказываясь в пользу господства права, руководители государств на деле не принимают ощутимых мер в этом направлении. Весьма показательна в этом плане судьба проекта статей об ответственности государств, над которым Комиссия международного права ООН трудилась более четверти века. Проект имеет большое значение для совершенствования именно механизма действия норм. Тем не менее Генеральная Ассамблея ООН в 2001 г. ограничилась лишь принятием проекта к сведению.

В целом же было бы неправильно противопоставлять правотворчество совершенствованию механизма правоосуществления. Оба процесса взаимосвязаны.

Источник: 
Международное право. Общая часть : учеб. для студентов юрид. фак. и вузов / И.И. Лукашук; Рос. акад. наук, Ин-т государства и права, Академ. правовой ун-т. — Изд. 3-е, перераб. и доп. — М. : Волтерс Клувер, 2005. — 432 с. — (Серия «Библиотека студента»). — ISBN 5-466-00103-1 (в пер.).
Темы: