Определение понятия права

Право, как и государство, принадлежит к числу не только наиболее важных, но и наиболее сложных общественных явлений.

Пытаясь понять, что такое право и какова его роль в жизни общества, еще римские юристы обращали внимание на то, что право не исчерпывается одним каким-либо признаком или значением. Право, писал один из них (Павел), употребляется в нескольких смыслах. Во-первых, право означает то, что "всегда является справедливым и добрым", - каково естественное право. В другом смысле право - это то, что "полезно всем и многим в каком-либо государстве, каково цивильное право".

По мере развития общества и государства у людей, естественно, менялось и представление о праве. Появилось множество различных правовых идей, теорий и суждений. Однако изначальные основы, заложенные римскими юристами, особенно в такой отрасли права, как гражданское (цивильное), хотя и в "модернизированном" виде, но сохранились. В первую очередь это касается таких правовых институтов, как право собственности, наследования, купли-продажи и многих других.

Чтобы убедиться в этом, достаточно сказать, что знаменитый Кодекс Наполеона, или гражданский кодекс Франции 1804 г., был подготовлен на основе глубокого изучения и широкого использования римского права. В нем, например, под сильным влиянием принципов и различных институтов римского права особо выделялось право собственности, которое определялось как "право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее абсолютным образом, с тем, чтобы пользование не являлось таким, которое запрещено законами или регламентами" (ст. 544). В Кодексе Наполеона закреплялись пути и способы приобретения собственности. Устанавливалось, в частности, что "собственность на имущество приобретается и передается путем наследования, путем дарения между живыми или по завещанию и в силу обязательств" (ст. 711).

В данном юридическом акте особое внимание уделялось договорным обязательствам, имеющим огромное значение для развития как имущественных, так и иных общественных отношений. Договор при этом рассматривался как "соглашение, посредством которого одно или несколько лиц обязываются перед другим лицом или перед несколькими другими лицами дать что-либо, сделать что-либо или не делать что-либо" (ст. 1101).

Следует отметить, что многие институты римского права в качестве своеобразного первоисточника постоянно использовались и используются при разработке гражданских кодексов и иных нормативно-правовых актов и в других странах. Подобное влияние римского права на правовые системы других стран, восприятие последними наиболее важных принципов и институтов римского права, называемое в юридической литературе рецепцией римского права, в значительной мере сказалось на характере и содержании этих систем, а также на определении понятия самого права.

В полной мере сохранили свою значимость и актуальность положения, сформулированные древнеримскими и древнегреческими юристами относительно неразрывной связи права и справедливости, права и добра.

Будучи "регулирующей нормой политического общения", право, как отмечал еще древнегреческий мыслитель Аристотель, должно служить "критерием справедливости". Для того чтобы знать, что такое право, писал древнеримский юрист Ульпиан, нужно понять, с какими явлениями оно связано и откуда оно происходит. Нужно помнить, прежде всего, что "оно получило свое название от justitia - правда, справедливость", что право есть "искусство добра", "равенства и справедливости".

Для современной юридической теории и практики, в особенности для глубокого и всестороннего понимания сущности и содержания права, не утратили своего значения положения, касающиеся естественного права.

Что такое "истинный закон"? - вопрошал Цицерон. И тут же отвечал, соотнося право не только со справедливостью и добром, но с самой природой, естественным бытием человека, что - это "разумное положение, соответствующее природе, распространяющееся на всех людей, постоянное, вечное, которое призывает к исполнению долга..." Право, по Цицерону, устанавливая те или иные ограничения и запреты, "запрещая, от преступления отпугивает; однако оно ничего, когда это не нужно, не приказывает честным людям и не запрещает им и не воздействует на бесчестных, приказывая им что-либо или запрещая".

Идеи и основные положения естественного права нашли свое отражение в конституционном и текущем законодательстве многих современных государств. Например, в Конституции России прямо указывается на то, что "основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения" (п. 2 ст. 17). Тем самым подчеркивается, что они "не даруются и не устанавливаются "свыше" каким бы то ни было государственным или иным органом, а возникают и существуют в силу естественных, ни от кого не зависящих причин.

Влияние идей естественного права просматривается и в Конституции Японии, провозглашающей, что "народ беспрепятственно пользуется всеми основными правами человека" и что эти права, "гарантируемые народу настоящей Конституцией, предоставляются нынешнему и будущим поколениям в качестве нерушимых, вечных прав" (ст. 11).

Наряду с названными факторами, оказывающими большое влияние на формирование представления о сущности и содержании права, а также на его определение, важную роль в данном процессе играют и другие факторы. Среди них следует выделить такие, которые связаны со служебной ролью и социальным назначением права в жизни общества и государства.

Общепризнанным является тот факт, что в социальном плане право никогда не бывает абстрактным. Оно всегда выражает и закрепляет волю и интересы господствующих классов, стоящих у власти социальных слоев, групп, прослоек. Нет права "вообще". Оно всегда конкретно и реально.

В чем это проявляется? В первую очередь в том, что право на всех стадиях его развития освящает и закрепляет имущественное, социальное и иное неравенство людей. Неравенство рабовладельца и раба, феодала, помещика и крепостного, работодателя и работополучателя.

Даже размер наказания за убийство человека раньше ставился в зависимость от его общественного положения. Так, по Русской правде - важнейшему памятнику древнерусского права, за убийство княжеского служащего-дружинника следовал штраф (вира) - 80 гривен. За убийство "купчины" - 40 гривен. А за убийство княжеского холопа-крестьянина следовало вознаграждение его хозяину в размере 5 гривен.

По Салической правде - правовому памятнику салических франков конца V в. н.э., за убийство свободного франка был предусмотрен штраф (вергельд) в 200 денежных единиц - солидов. За убийство полусвободного (мета) - 100 солидов. За убийство зависимого крестьянина (колона) полагался штраф в 63 солида. За убийство раба взыскивалось всего лишь 35 солидов и то в пользу хозяина.

В то же время Салическая правда, выражая волю и защищая интересы господствующих кругов, предусматривала, что "если кто лишит жизни человека, состоящего на королевской службе", то с него взыскивается тройной, по сравнению с обычным свободным франком, вергельд в сумме 600 солидов.

Явно выраженное или завуалированное неравенство людей прослеживается и во множестве других, изданных ранее или на последующих этапах развития человеческого общества, актах. Широко известное в марксистской и немарксистской литературе положение - выдержка из "Манифеста Коммунистической партии" о том, что право буржуазии "есть лишь возведенная в закон воля вашего класса, воля, содержание которой определяется материальными условиями жизни вашего класса"*(610), несомненно, имеет под собой реальную основу, по существу, адекватно отражает реальную действительность.

Аналогичный вывод можно сделать и в отношении других социально-классовых по своему характеру положений и государственно-правовых утверждений. Не подлежит никакому сомнению тот факт (и это подтверждается повседневной государственно-правовой практикой), что право в любом обществе и государстве выражает, прежде всего, волю и интересы экономически и политически господствующего при данной системе отношений слоя или класса, что она обслуживает прежде всего стоящие у власти слои общества или классы.

В этом смысле Ленин, безусловно, был прав, когда отстаивал тезис о том, что содержащаяся в любом нормативно-правовом акте государственная воля есть воля господствующего класса. "Воля, если она государственная, - писал он, - должна быть выражена как закон, установленный властью".

В принципе, разделяя данный тезис, многократно подтвержденный самой жизнью, следует в то же время обратить внимание на определенные изъяны, известную уязвимость данного положения. Дело заключается в том, что, сводя всю государственную волю, выражаемую в праве, а вместе с ней и все социальное содержание права только к классовому содержанию, мы тем самым упускаем из виду, сознательно или непроизвольно, во-первых, все остальные существующие в обществе многочисленные социальные общности (группы, слои, трудовые коллективы), их волю и интересы. Во-вторых, не учитываем того, что у власти в определенные, чаще всего - переходные, периоды от одной исторически сложившейся системы власти к другой могут стоять не классы, а определенные группы (клики, "кланы" и т.п.) людей со своими взглядами, ценностями и интересами, отражаемыми в праве. И, в-третьих, упускается из виду тот общеизвестный факт, что в любом обществе, наряду с защитой интересов стоящих у власти классов или слоев, право самопроизвольно, естественно или вынужденно отражает также интересы всего общества. В нем неизменно сочетаются групповые интересы с общесоциальными, национальные, классовые и иные - с общечеловеческими. Степень такого сочетания и соответствия не везде одинакова, но она существует. И это естественно. Ибо право изначально порождается и развивается не как результат деятельности лишь отдельного класса, нации или группы людей. Оно является порождением всего общества и результатом естественного развития всего общества. Право есть величайшая ценность и элемент культуры всего человечества. В равной мере это относится как к национальному, так и к международному праву.

Убедиться в этом позволяют такие, например, имеющие огромную общечеловеческую значимость акты, как Всеобщая декларация прав человека, принятая 10 декабря 1948 г. Генеральной Ассамблеей ООН; Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый 16 декабря 1966 г. Генеральной Ассамблеей ООН; Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам, принятая 14 декабря 1960 г. Генеральной Ассамблеей ООН, и другие им подобные акты. В них закреплены не только высокогуманные, общечеловеческие интересы, но и непреходящие общечеловеческие ценности.

Все люди рождаются свободными в своем достоинстве и правах, - говорится, в частности, в ст. 1 Всеобщей декларации прав человека. - Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства.

Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность, - провозглашается в ст. 3 этого же документа.

Все люди равны перед законом и имеют право на равную защиту закона без всякого различия, - говорится в ст. 7 Всеобщей декларации прав человека.

Аналогичные по своему характеру положения содержатся и в других статьях данного документа. Они закрепляют такие жизненно важные для каждого человека права и свободы, как право на гражданство, на свободу передвижения и выбор места жительства "в пределах каждого государства", на свободу убеждений и на свободное выражение их, право на труд, благоприятные условия труда и на защиту от безработицы.

В этом же документе особое внимание уделяется защите чести и достоинства каждого человека, неприкосновенности его личной и семейной жизни. "Никто не может подвергаться произвольному вмешательству, - говорится в ст. 12 Всеобщей декларации прав человека, - произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств".

Положения, отражающие интересы всего или, по крайней мере, большей части общества, содержатся не только в международно-правовых актах, но и в актах, принимаемых на уровне отдельных государств - в Конституциях, обычных законах, некоторых подзаконных актах. Фактически конституция каждого современного государства содержит в себе требования и положения, затрагивающие интересы всего общества. Это очевидно и бесспорно.

Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на тексты действующих конституций. Так, Конституция России провозглашает равенство всех "перед законом и судом" (п. 1 ст. 19), право каждого на жизнь (п. 1 ст. 20), на "свободу и личную неприкосновенность" (п. 1 ст. 22), право "на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений" (п. 1 ст. 23), право на труд, на отдых, на охрану здоровья и медицинскую помощь, право на образование.

Такие же или им подобные конституционные принципы, права и свободы, затрагивающие интересы всех или подавляющего большинства членов общества, провозглашаются и законодательно закрепляются и в других странах. Однако при этом, как и прежде, открытыми, далеко не однозначными остаются вопросы типа: Как соотносятся в данном случае общечеловеческие и общенациональные интересы с классовыми интересами? Не "растворяются" ли последние в первых? И, наконец, действительно ли интересы всего общества, так же, как и интересы отдельных индивидов, различных групп и ассоциаций, не совпадающие с интересами господствующего класса, не только формально провозглашаются, но и практически осуществляются? Ведь не следует забывать, что в реальной жизни классовые и иные интересы зачастую стоят на первом плане, доминируют над общечеловеческими и общенациональными интересами. А, кроме того, интересы правящих кругов и классов, так же, как и их воля, как правило, не проявляются и не отражаются в праве в чистом, обнаженном виде. Они зачастую выступают и представляют себя в виде всеобщего интереса и в форме всеобщей - национальной или государственной воли.

Среди факторов, которые необходимо учитывать при изучении права и определении его понятия, важное значение, кроме названных, имеют и другие факторы. Их много и они весьма разнообразны. Однако вместе они создают цельную, хотя порою и довольно противоречивую картину правовой жизни, помогают формулировать адекватное представление о различных сторонах жизнедеятельности права и, в первую очередь, о его понятии и содержании.

В юридической литературе, как это видно из вышесказанного, нет единого подхода к определению понятия права, а тем более однозначного о нем представления. Спектр мнений о нем, так же, как и совокупность факторов, оказывающих влияние на процесс формирования о нем адекватного представления, весьма широк и разнообразен.

Помимо множества других причин он зачастую обусловливается неодинаковой оценкой различными авторами роли и значения для динамичного развития современного "рыночного" права рецепции римского права, различным представлением о степени влияния традиционных идей естественного права на современные теории права, противоречивыми подходами авторов - исследователей права - к разрешению проблем соотношения в его понятии и содержании "общечеловеческого" и "общенационального", с одной стороны, и "классового" - с другой.

Последнее особенно четко просматривается в отечественной литературе. Если сравнить между собой определения понятия права и подходы к его изучению, характерные для советского периода, с определениями понятия права и подходами к его познанию в постсоветский период, то нетрудно заметить, что важнейшей особенностью тех и других является или категоричное признание, или столь же решительное отрицание классового характера права.

Первые строятся на строго классовых постулатах, на представлении о государстве и праве как средствах, орудиях в руках господствующего класса или классов. Тогда как вторые, молчаливо отвергая классовость, апеллируют к "общечеловеческим" ценностям и интересам или же к "общим и индивидуальным интересам населения страны".

В качестве примеров сугубо классового подхода к определению понятия права можно ссылаться на такое довольно типичное определение, в соответствии с которым право рассматривается как "совокупность установленных и охраняемых государством норм, выражающих волю господствующего класса, содержание которой определяется материальными условиями жизни этого класса"*(613). Или - на определение права как "на систему нормативно-обязательного регулирования поведения людей, поддерживаемую государством и выражающую материально обусловленную волю господствующих классов (при социализме - волю народа)".

Одним из примеров внеклассового или надклассового подхода к определению понятия права может служить его дефиниция, в соответствии с которой право рассматривается как "система общеобязательных правил поведения, которые устанавливаются и охраняются государством, выражают общие и индивидуальные интересы населения страны и выступают государственным регулятором общественных отношений".

Разумеется, в сфере права никто не может установить истину в последней инстанции, а вместе с ней и критерии правильности подходов к изучению и определению понятия тех или иных явлений, не исключая и самого права.

Только практика, по общему признанию, может служить критерием истины. Однако для того, чтобы практика "сказала" свое слово, тому или иному определению понятия права был вынесен оправдательный или обвинительный "приговор", потребуется определенное время. Только на основе накопленного опыта можно будет с уверенностью говорить о преимуществах или недостатках того или иного подхода к изучению права и его определению.

Это относится ко всем существующим в мировой государственно-правовой практике подходам к рассмотрению права и его определению. В известной мере это касается также сугубо классовых и внеклассовых дефиниций права.

Оговорка - "в известной мере" здесь необходима для того, чтобы подчеркнуть то обстоятельство, что имеющийся опыт определения права путем чрезмерного преувеличения его классовости в советской литературе и одновременно полного его отрицания или подчеркнутого игнорирования в западной литературе свидетельствует, так же, как и в случае с государством, о двух крайностях.

Первая из них заключается в абсолютизации роли классовости, в ее явной переоценке, а вторая - в ее ничем не оправданном игнорировании. Изменение мнения из одной крайности в другую при определении понятия права - не лучший способ нахождения научной истины.
В реальной жизни классы существуют наряду с другими социальными и политическими общностями людей. В полной мере проявляются и их интересы, особенно, когда классы находятся у власти. В силу этого было бы весьма неразумным и опрометчивым в процессе выработки понятия права и определения его сущности и содержания "не замечать" их существования и функционирования, полностью игнорировать влияние классов и интересов на государственно-правовую жизнь.

Источник: 
Теория государства и права - Учебник (под ред. М.Н. Марченко)
Темы: