Гендерная идентификация, социализация и половая самоидентификация

Механизм идентификации, как уже сказано, является одним из ведущих механизмов социализации человеческого индивида. Вместе с тем он представляет собой важнейшее средство защитной адаптации личности в различных социальных условиях.

Гендерная (половая) идентификация имеет место в том случае, когда субъект идентификации, опираясь на образ и поведение другого человека (объекта идентификации), приходит к определенному выводу о том, к какому полу сам принадлежит. Объект идентификации становится для него эталоном пола и основных половых ролей. Половая или гендерная социализация человека, состоящая главным образом в усвоении специфических половых ролей (в том числе выставляемых, маскирующих), осуществляется с помощью идентификации с теми социальными «моделями», которые доступны восприятию субъекта социализации.

Как и всякая другая положительная идентификация, половая идентификация также в деятельности людей осуществляет ряд функций: коммуникативную, социализирующую, адаптивную, защитную и компенсаторную.

Однако осуществление этих функций становится невозможным или неполноценным, когда в процессе половой идентификации личности появляются трудности или патологические нарушения. Поэтому для теории социально-психологической адаптации и психологической защиты большой интерес представляют исследования нарушений половой идентификации людей.

Половая самоидентификация - это разновидность идентификации, которую очень удачно характеризует А. И. Белкин: «Мы полагаем, что половая идентификация, как и любая другая идентификация, - это один из аспектов самосознания, отражающий половую самопринадлежность субъекта через другого представителя (или образ), который олицетворяет определенный стандарт половой роли».

По-существу, половая идентификация также является ролевой, но она так своеобразна и важна, что ее можно выделить в качестве самостоятельной разновидности самоидентификации.

На основе предложенного определения идентификации Белкин дает следующую подробную характеристику этого явления, которая в значительной степени является повторением того, что нами уже сказано в первой главе настоящей книги. Но такое повторение в данном контексте целесообразно, поскольку дальнейшее обсуждение должно учитывать то, как Белкин характеризует идентификацию. Мы читаем:

«Для идентификации в нашем понимании характерно:

  1. Уподобление (отождествление) своего «Я» чуждому, принятому за «образец» или «эталон». При этом происходит заимствование не только манеры поведения, соответствующих ритуалов и т. п., но и ряда психологических черт (доброта, отзывчивость, решительность, агрессивность и т. п.).
  2. «Вживание» в образ, с которым индивид себя идентифицирует, и готовность к эмоциональному с ним сопереживанию.
  3. Необходимость признания своей принадлежности к избранному объекту со стороны референтной группы. Отсутствие такого признания затрудняет или делает даже невозможным идентификацию избранным «эталонам».

Первые два пункта этой характеристики идентификации, на наш взгляд, можно свести к одному явлению - к принятию роли другого (объекта идентификации, «социальной модели»). Поэтому основным психологическим механизмом идентификации является принятие роли, которое, в свою очередь, осуществляется с помощью целого арсенала познавательных средств и процессов личности. В их числе также человеческая «врожденная способность к сравнительно легкому усвоению готовых эмоциональных и поведенческих «шаблонов» и «стереотипов», о которых пишет Белкин.

Условия хорошей идентификации и внутренние изменения личности

В связи с проблемой идентификации (в частности - идентификации мальчика с отцом) полезно рассматривать различные эмпирически возможные случаи, например следующие:

  • когда отец предъявляет к сыну целый ряд требований и сам выполняет эти требования; 
  • предъявляя мальчику эти требования, сам он их не выполняет.

Сходные отношения имеют место также между руководителями и подчиненными.

Во втором случае идентификация сына с отцом становится затруднительным. Если вновь взять случай, описанный З. Фрейдом (взаимоотношения отца, матери и сына), то в них мальчик оказывается в конфликтной ситуации: для того, чтобы завоевать любовь матери, он должен действовать согласно требованиям отца; но отец сам действует по-другому, и с ним трудно идентифицироваться. Мальчик должен выбрать одну из несовместимых форм поведения, причем результат во многом зависит от того, в какой степени требования и ожидания отца и матери совпадают. Очевидно, что если мальчик выбирает путь идентификации с отцом (ведет себя так, как свой отец), то другая форма поведения исключается.

Хорошая идентификация достигается при наличии целого ряда факторов. Для этого необходимы ясность и недвусмысленность восприятия единственного способа поведения, приводящего к приобретению любви и одобрения; сила желания получить любовь и одобрение; сила противоположных импульсов и притягательной силы противоположных форм поведения.

Когда уже достигнута идентификация с отдельной личностью или с группой, то действующее лицо начинает воспринимать свое «Я» не только как цель, но и как действующее «Я», находящееся в регионе таких форм поведения, которые одобряются этими лицами или группами. Эти формы поведения приобретают такую силу, что подавляют все другие. Человек, достигший сильной идентификации с другим индивидом, может принести в жертву любую другую потребность и ценность, даже собственную жизнь. Причина этого явления в том, что обусловленные идентификацией формы поведения, очень притягательны, обладают высокой положительной валентностью.

Когда человек имеет сильную идентификацию, то изменяются не только формы его поведения, но и системы его ценностей и убеждений. Если выполнением определенных действий человек приобретает любовь и уважение других, то у него, как правило, возникает убеждение, что эти формы поведения вообще являются общими путями достижения любви, одобрения и уважения других.

Можно утверждать, что генезис обобщенных социальных установок личности в процессе социализации также опирается, в числе других, на механизм идентификации. Обобщаются и закрепляются в памяти те ценностные ориентации и установки, которые возникают на основе идентификационных форм поведения. Этим путем также идентификации способствуют формированию психической структуры личности.

Достижение идентификации часто облегчается также с помощью симультанного действия механизма символической субституции (замещения), которая создает условия для повторного выражения как будто забытых мотивов.

Стремление к идентификации усиливается и в том случае, когда личность переживает депривацию в отношении получения любви, одобрения и уважения со стороны значимых лиц или референтных групп. Идентификация может быть также механизмом предупреждения возможных будущих фрустраций.

Эмпирические исследования Белкина

А. Исследования. - Белкин сообщил о результатах своего исследования 28 больных возраста от 16 до 32 лет, перенесших смену пола. У 12 из них смена пола была произведена с женского на мужской, а у 16 - с мужского на женский. Необходимость смены пола во всех этих случаях была вызвана изменением биологических половых функций, вследствие чего эти лица были неспособны к исполнению своих ожидаемых общественных половых ролей. Анатомо-физиологические изменения выражались «в резком изменении морфо-конституции (неадекватная маскулинизация или феминизация внешнего облика) или в строении гениталий».

Будучи гуманным актом, смена пола в таких случаях, как справедливо отмечает Белкин, предоставляет уникальные возможности для исследования процессов и механизмов, формирующих половую идентификацию и общую психосексуальную ориентацию личности. Что из себя представляет смена пола? «Смена пола включает в себя комплекс биологических (хирургическая коррекция гениталий, гормональная терапия и др.) и социально-психологических актов (изменения имени, документов, профессии, уход из привычной для больного микросреды, потеря старых друзей, близких и т. д.)».

Для идентификации с новым полом личность должна претерпевать глубокие изменения: овладеть новыми навыками, привычками, манерами поведения и речи. Как утверждает Белкин, в исследованных им случаях формирование новой половой идентификации проходило в течение довольно короткого срока времени - от 3-4 недель до 5-6 месяцев. Поскольку многие из этих лиц способны сообщить о своих переживаниях, об изменении своего отношения к окружающей действительности, то возникает возможность получить информацию об исполнении индивидом своей новой половой роли.

Б. Реадаптация. - Эти исследования представляют несомненную ценность для решения вопроса о том, каким образом происходит принятие новой роли и как оно обеспечивает адаптацию личности в новых социально-психологических ситуациях. Нет сомнения, что после смены пола индивид почти непрерывно оказывается в проблемных, большей частью - фрустрирующих ситуациях.

Однако для понимания адаптивных процессов личности, которые осуществляются ею после смены пола, следует выяснить, каким образом она прореагировала на этот новый статус, какие адаптивные механизмы и стратегии она попыталась использовать. Некоторые интересные данные об этом нам сообщает Белкин, который наблюдал нарушения половой идентификации уже у 4-5-летних детей. В ходе общения со сверстниками и взрослыми дети приходят к выводу о своей несхожести с другими представителями своего пола. Сравнивая себя с социальными «эталонами» (т. е. с типичными представителями своего пола), ребенок прибегает к определенным «реакциям» на свою «атипичность». Эти «реакции», по нашему мнению, являются адаптивными стратегиями, которые осуществляются с помощью самых различных адаптивных механизмов и комплексов. Но такие комплексы и стратегии, к сожалению, не описываются Белкиным с достаточной подробностью.

Говоря об этих реакциях, Белкин пишет: «В одних случаях это было желание скрыть от окружающих свой порок, в других, напротив - поддержать «престиж» своей половой принадлежности. Это находило свое выражение в активном участии в играх «своего пола», в попытках подчеркнуть свою «мужскую» или «женскую» сущность, имитируя соответствующие манеры поведения. Нередко до периода полового созревания таким детям удавалось, несмотря на свои биологические особенности, идентифицировать себя с соответствующим полом»326. Однако каким образом в каждом из этих трех случаев были достигнуты выдвинутые личностью стратегические цели, к сожалению, не описывается.

Как бы ни были достигнуты эти стратегические адаптивные цели, в пубертатном периоде достигнутая прежде адаптация у этих лиц нарушается вследствие отсутствия выделения гормонов в одних случаях, или же, наоборот, мощного выброса гормонов, характерных для противоположного пола. Под влиянием этих физиологических процессов появляются присущие другому полу вторичные физические признаки. Вследствие этих процессов становится практически невозможным овладение ожидаемых эталонными группами формами поведения. Развивающаяся личность оказывается в ситуации глубокой фрустрации и неадаптированности.

«Трагичности ситуации, - отмечает Белкин, - выражалась в нарастании глубокого внутреннего конфликта индивида, если модель полового поведения, навязываемая обществом, принималась, или в конфликте с окружающими, если она отвергалась».

Естественно, что личность должна предпринимать попытки разрешения этих новых конфликтов с целью достижения состояния адаптированности. Белкин описывает ряд «типичных вариантов реакций личности» на затруднения половой идентификации и смену пола. (Опять-таки мы имеем перед собой не простые «реакции», а адаптивные цели и процессы):

  1. Первый вариант: часть субъектов выбрала смену пола в качестве выхода из конфликтной ситуации, путь трансформации своей половой принадлежности. Представляет интерес следующее замечание Белкина: «Идея трансформации своей половой принадлежности возникла, как завершающий этап многочисленных неудачных попыток адаптирования к навязываемой обществом половой роли, как итог активного осознания личностью конкретной ситуации, включая информацию о себе и своем месте в обществе». Но эти неудачные попытки не описываются. Данный вариант адаптивной стратегии Белкин называет транссексуальным. Мы считаем эту стратегию конструктивной.
  2. Второй вариант разрешения конфликта, возникшего из-за трудности половой идентификации, Белкин называет деперсонализационным. Больные жалуются на утрату ощущения своей истинной половой принадлежности. Это состояние глубокой фрустрации, которое описывается больными в качестве потери «внутреннего Я», «обезличенье», «потеря своего места среди людей» и т. п. Одновременно с потерей чувства половой принадлежности эти люди отмечают у себя исчезновение привязанности к родным и близким, родным местам, любимым предметам и т. п. Эти больные были согласны на любую терапию вплоть до оперирования, лишь бы избавиться от этих состояний.

Отсюда можно прийти к выводу, что половая идентификация связана с «центром личности», с ядром Я-концепции. Констатация данного обстоятельства очень важна для дальнейшего развития той теории самосознания, которую мы развиваем в рамках теории социально-психической адаптации.

3) В третью, самую большую, подгруппу Белкин включил тех лиц, которые обратились в клинику в связи с отклонениями в своем соматическом статусе. Например, у субъекта, по паспорту - мужчины, внезапно появилась менструация. Или, наоборот, у подростка с женским паспортным полом происходила «резкая вирилизация и маскулинизация всего облика» 330. Если обследование показало, что личность не сможет адаптироваться к полу, установленному при рождении, тогда принималось решение о смене пола. У этих субъектов (в большинстве своем - 14-17-летних подростков) по существу были начальные расстройства половой идентификации. В тех случаях, когда психологическая подготовка к смене пола у этих лиц осуществлялась в клинике, «с особой отчетливостью удавалось проследить наиболее существенные этапы распада одной половой идентификации и зарождение другой».

Эти больные переживали страх не столько перед ожидаемой биологической и психологической трансформацией, на которые сами согласились, сколько перед социально-психологическими ожидаемыми изменениями, из которых самыми значительными являются: предвидимые реакции родных и друзей, переход на другую работу, переделы документов, потеря прежних социальных связей, переезд на новое место жительства и др.

Темы: Идентификация, Гендер
Источник: Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 2. Защитные механизмы, самосознание и характер / А. А. Налчаджян - 2013
Материалы по теме
Психозащитные функции идентификации
Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 2. Защитные механизмы, самосознание...
Теории половой идентификации
Ильин Е. П. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Разновидности защитной идентификации
Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 2. Защитные механизмы, самосознание...
Нарушения половой идентичности
Ильин Е. П. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Различие интересов мальчиков и девочек
Ильин Е. П. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Идентификация и другие психические явления
Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 2. Защитные механизмы, самосознание...
Особенности направленности личности у мужчин и женщин
Ильин Е. П. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Идентификация и другие защитные механизмы
Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 2. Защитные механизмы, самосознание...
Оставить комментарий