Этика предпринимательской деятельности

Этику предпринимательства в той ее части, которая рассматривает вопрос о соответствии деятельности предприятия рыночному порядку, или о степени ответственности предприятия перед обществом, можно рассматривать как часть социальной или административной этики.

Этику предпринимательства в той части, где обсуждаются практические вопросы поведения руководителя, отношения между сотрудниками фирмы, права потребителя, моральные стандарты и ценностные конфликты, можно рассматривать как профессиональную этику.

Этика предпринимательства - это учение о целях, ценностях, принципах и нормах предпринимательской деятельности. Этика предпринимательства одновременно является и этикой прав потребителя.

Основная цель этики предпринимательства - сформулировать основные нормативы, корпоративные правила и профессиональные кодексы поведения на разных уровнях и этапах ведения бизнеса.

Динамичное развитие индустриального общества, развитие рынка и маркетинга, изменение структуры потребностей, небывалый рост транснациональных корпораций способствуют развитию этики предпринимательства в настоящее время. Например, годовой доход корпорации «Форд» выше, чем ВВП Тайланда, годовой доход IBM выше, чем ВВП Колумбии и Г реции, годовой доход «Джерерал электрик» выше, чем ВВП Кувейта (см.: Алексина Т.А. Прикладная этика, с. 120). Экономика в масштабах корпорации ведет к росту бюрократии, что означает подавление личной инициативы и социальной ответственности. Это порождает множество сложных этических проблем для предпринимателей как для лиц принимающих решения.

Впервые проблема социальной ответственности предпринимательства в соотношении с проблемой социальной справедливости была остро поставлена в марксистской теории. Так, К. Маркс в работе «Манифест коммунистической партии» отмечал опасные тенденции распространения капитализма на некоторые формы духовного производства.

Однако в XX веке нравственные искания Запада, апеллирующего к частному успеху, где победу одерживает сильнейший, привели его на путь экономики, не одухотворенной внутренними смыслами. Основными параметрами западного хозяйства стали стоимостные показатели. Всем явлениям общества и культуры стала придаваться товарная, отчуждаемая форма меновой стоимости. Основная масса денег начала вращаться в сфере спекулятивных операций, а не производства. Произошла дискредитация внеэкономических (духовных) ценностей, а также очищение хозяйственной культуры от нравственных ценностей, путем их тотальной коммерциализации. Мораль с присущей ей системой категорий начала приобретать стоимостные формы. Об этом прямо пишется в работе Ф. Фукуямы «Великий разрыв». Ее автор пишет:

«Современные постиндустриальные капиталистические экономики будут создавать постоянный спрос на социальный капитал... Мы можем быть более или менее уверены в этом, поскольку известно, что частные лица для достижения своих собственных эгоистических целей будут стремиться создавать социальный капитал и добродетели, связанные с ним, - такие, как честность, надежность и взаимность...» ( Фукуяма Ф. Великий разрыв, с. 347).

В XX веке господствующим социокультурным типом предпринимателя на Западе стал «экономический человек». Экономический человек - это яркий образец рационализированного существа. Данная основная черта ключевой фигуры экономической жизни западного общества обусловлена спецификой его хозяйственной деятельности. Ценности морали несоответствующие императивам утилитаристской этики и не вписывающиеся в логику хозяйственной жизни либерального общества, подвергаются «экономическим человеком» тотальному отрицанию.

«Экономический человек» обладает яркой экстравертивной направленностью, в основе которой "иметь" (потреблять мир), а не "быть" (реализовать себя в мире) (Э.Фромм).

Деятельность «экономического человека» основана на ценностях прагматизма, утилитаризма и гедонизма в самых крайних и даже искаженных формах. Сказанное полностью относится той к наиболее экономически активной части населения постсоветской России, которая объясняет свою зачастую асоциальную деятельность, так называемой, «этикой успеха». Ценности «этики успеха» получили распространение на Западе в эпоху протестантизма, когда данная этика выступила основой для трудовой морали и массовой консолидации общества. Однако западной культуре не удалось сохранить свои прежние нравственные ориентиры.

«Этика успеха» как официальная духовная доктрина экономических реформ в России ориентирована на то, чтобы догнать Запад прежних эпох, в то время как сегодняшний Запад размышляет о ценностях «постэкономического», постмодернистского и постсовременного общества.

Следует обратить внимание на то, что и сегодня еще среди части российских ученых продолжается навязывание русской культуре ценностей пресловутой этики. Мало чем отличается от «этики успеха» и этика утилитаризма, которая за последнее время стала объектом пристального внимания некоторых отечественных исследователей. Исходя из постулатов «этики успеха» можно сделать вывод, что ее главными субъектами в России выступают представители крупного бизнеса, прежде всего, в сфере финансов и коммерции. Однако отношение к ним населения страны является крайне негативным. Не является ли этот факт доказательством того, что данная этика в современной России не имеет ни нравственной поддержки, ни духовной и социальной базы, ни будущего.

Следует отметить также, что эпоха, зовущая к “цивилизации достижений» и изгнавшая из российской деловой морали ценностные ориентации на «служение» и как следствие его трудовой героизм и жертвенность, сегодня терпит фиаско. Это происходит потому, что повседневная жизнь постоянно обучает российских тружеников добродетелям “неуспеха” (а “успехи” ничтожно малой части населения значительно более демагогичны даже, чем вчерашние успехи “показательных трудовых коллективов”). Следует отметить также, что современная потребительская утилитарно-гедонистическая этика является симптомом заката индустриальной цивилизации.

«Экономический человек» поклоняется ценностям предметного, материального мира. Отсюда следует отметить фетишизацию его сознания. Фактом сознания «экономического человека» стал товарный и особенно денежный фетишизм в его самых искаженных формах (главным фетишем современности выступает доллар).

Нужно не упускать из виду, что русские мыслители (начиная с А.С.Хомякова и И.В.Киреевского и заканчивая философами серебряного века) целостность личности (единство знаний, веры, добра, любви, совести и воли) рассматривали в качестве одного из величайших критериев духовности. В этом смысле экономический человек, безусловно, выступает тупиком человеческой сущности.

Фактом современной истории является стремление "экономического человека" стать неким Абсолютом, Богом по отношению к внутреннему (духовному) человеку и природе. Такое состояние русские ученые (Н.Бердяев) называли состоянием "антихриста". Здесь экономический человек использует всю мощь индустриального общества. Его тотальное насилие над природой (из недр земли ежегодно извлекается тонн: 4 млрд. тонн угля, нефти, железной руды, расходуется более 3 млрд. растительной массы, а в атмосферу попадает около 10 млрд. тонн углекислого газа и т.д.) убеждает нас в антигуманной сущности экономического человека.

Следует отметить, что в настоящее время личность «экономического человека» все более нравственно перерождается. С ростом богатства растет его самоуверенность и алчность. Он все более вторгается в такие сферы общества как мораль, культура, искусство, образование и спорт, что приводит к их деградации и разрушению.

Об этом прямо заявляет даже американский миллиардер и меценат Д. Сорос. В работе «Кризис мирового капитализма он пишет: «... Система мирового капитализма является по своей природе чисто функциональной, а функция, на которой она строится является исключительно экономической. По мере того как система расширяется экономическая функция начинает доминировать над жизнью людей и обществ. Она проникает в сферы, которые раньше не считались экономическими, такие как культура, политика, и профессиональные знания... Денежные ценности узурпировали роль подлинных ценностей, а рынки стали господствовать в таких сферах общественной жизни, где им не должно быть места. Я имею в виду такие профессии как юрист и врач, политик, педагог, ученый, работник искусства, а также специалист в области так называемых общественных отношений» (Сорос Д. Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности, с. 113 - 114, 226).

Следует, тем не менее, отметить, что в последнее время в западной и российской науке речь идет о традиционных ценностях, о необходимости возвращения к «обществу доверия» и «человеческого капитала» (Ф.Фукуяма), о «со-лидаристской этике» и этике гражданской взаимопомощи (Ю.Хабермас), а также о новом типе личности, которая могла бы противостоять крайностям индивидуализма в постмодернистской, «постэкономической» культуре.

Русская же культура (в том числе ее основные религиозно-моральные установки, заключающиеся в православии и старообрядчестве) убеждает нас в том, что в основе этики предпринимательства может быть не «экономический человек», стоящий в центре мира, активно реализуюший себя в нем и подчиняющий мир себе, а «человек-хозяин» с высоким уровнем религиозных, нравственных и других ценностей (также как и в буддистской и конфуцианской цивилизациях - Индии, Китае, Японии, Южной Корее).

В основе русской духовной культуры находятся ценности соборности, софийности, всеединства и «всечеловечности», а также чувство глубокого внутреннего родства с миром. Это требует от человека таких нравственных качеств, как бережное, гармоническое и мудрое отношение к миру, когда личность выступает и как часть мира, и как его созидатель.

Если в западной этике предпринимательства в основу поставлена «атоми-зированная», автономная успешная личность, то в рамках русской культуры ценность успеха всегда связана с системой абсолютных нравственных ценностей. В отличие от культуры Запада в русской предпринимательской этике стремление к личному интересу подчинено «служению», т.е. добровольному желанию улучшать мир, действовать, сообразуясь с его внутренними принципами, ощущая причастность к “общему делу”.

Если в культуре Запада понимание успеха связано, прежде всего, с индивидуальными достижениями личности, а установки на богатство и собственное дело предписаны деловому человеку (предпринимателю) как духовнонравственные ориентиры, то в русской культуре успех всегда выходит за рамки индивидуального, подчиняется более высоким целям. Богатство же и собственное дело получают ценность только тогда, когда с их помощью предприниматель творит добрые дела, служит обществу и людям. В этом смысле установка на успех в русской культуре всегда связана с установкой на служение.

Следует отметить, что перспективность нравственных форм организации хозяйственной жизни в русской культуре в целом осознается ныне и на Западе. Это, например, историческое отсутствие в России ориентации на «прибыль ради прибыли». Это и русская национальная этическая традиция близости человека к труду, когда труд становится внутренней потребностью и когда вместо дуализма духовного и материального начал устанавливается их равновесие; отношение к индивидуальному и общему в России, где на первом месте утверждается общность: интересы общины становятся выше личных; понимание сути богатства, когда богатство понимается как средство делать людям добро и др.

Отстав от Запада экономически, Россия раньше его подошла к необходимости перехода в качественно новое состояние, где на смену «экономическому человеку» и приоритету экономической цивилизации, не одухотворенной нравственными смыслами, приходит приоритет духовного человека, а именно, -человека - хозяина. Потребность в таком переходе является следствием всей логики мирового развития, которая в России, в силу специфики ее истории, получила большие возможности для своей реализации.

Пример ведущих предпринимателей дореволюционной России и Западной Сибири (часть из которых принадлежала к старообрядцам) П.Третьякова, С.Мамонтова, И.Морозова, М.Сидорова, А.Сибирякова, К.Высоцкого, П.Подаруева, И.Игнатова, Н.Машарова, А.Текутьева, И.Колокольникова, Н.Чукмалдина и других - убедительное подтверждение сказанному. В отличие от большинства нынешних бизнесменов, в рамках деятельности которых нравственный элемент представлен ценностями «этики успеха» (а на самом деле успеха, не содержащего этики), деятельность дореволюционных предпринимателей являла собой пример этики служения, в основе которой находились высшие нравственные ценности и Отечество. Будучи, с одной стороны, людьми весьма успешными, являясь блистательными хозяйственниками, данные предприниматели, с другой стороны, выражали себя в ряде неэкономических видов деятельности, моральной, социально-политической, правовой, эстетической, художественной, экологической и др. Они доказали возможность хозяйствования без ставки на индивидуализм и наживу. Именно данные представители русской хозяйственной культуры продемонстрировали миру мораль национального служения и ответственности.

В настоящее время в России действует рынок, представленный предприятиями различных форм собственности, работают акционерные общества, арендные предприятия, банки, товарные и фондовые биржи.

Появился класс предпринимателей, банкиров, фермеров, менеджеров, которым необходимо осознание морального, цивилизованного бизнеса. Любое предприятие или фирма, желающие улучшить свой имидж, гарантировать доверие потребителей, обеспечить экономическую и социальную стабильность должны заниматься вопросами этики. Каждое предприятие, стремящееся избежать внутренних и внешних конфликтов разного рода, вынуждено обращаться к этике.

Однако суровая правда жизни состоит в том, что реформы, основанные на западных моделях развития, тормозят развитие России и ее регионов, поворачивают страну вспять.

Так, в масштабах страны продолжают применяться инструменты авторитарной культуры и институционального насилия. Культурное сознание забито отжившими идеологическими штампами. Буксуют основные механизмы рынка. Развитию рынка мешает бюрократический чиновничий аппарат. Деформация рыночного порядка - отсутствие справедливой конкуренции, олигархический капитализм, политический авторитаризм также являются помехой для цивилизованного рынка и маркетинга. Российской экономике не хватает справедливой конкуренции, которая уравнивает позиции всех производителей и создает условия для поощрения лучшей продукции.

Угрозу рыночному порядку несет и политически-олигархический капитализм, влекущий за собою искажение справедливой рыночной конкуренции. Авторитаризм - неизбежное следствие нашего прошлого, связанный с неразвитым гражданским обществом.

Сегодня в регионах России отсутствует развитая система политической и экономической поддержки хозяйства и предпринимательства, отмечается развал производственных связей, чему способствовали политические эксперименты в хозяйственной сфере, произошел кризис трудовой и профессиональной морали, существует разрыв между ценностями повседневного трудолюбия и достойным образом жизни, отсутствует опора на ценности прошлого в системе моральных ценностей хозяйствующих субъектов.

Появились виды бизнеса неподвластные никакому закону и бизнесмены (олигархи), внушающие страх.

Важнейшей этической проблемой является тотальное отчуждение в масштабах страны предпринимательской собственности от тружеников. Общество на деле не является владельцем тех ресурсов, на которых основывается жизнедеятельность его членов. Не учитывается равное право каждого гражданина России на природно-ресурсный потенциал страны (как, например, в Норвегии, в нефтедобывающих странах Ближнего Востока, в американском штате Аляска).

Подтверждением сказанному является несоответствие механизма формирования, с одной стороны, национального богатства страны, а с другой - ее федерального бюджета. Национальное богатство России в настоящее время обеспечивается на основе следующих первичных факторов производства:

  • 75% дает рента (ресурсы);
  • 20% дает капитал;
  • 5 % дает труд.

Бюджет же страны собирается на основе следующих пропорций налогов:

  • рента (ресурсы) дает 13% налоговых поступлений;
  • капитал дает 17 % налоговых поступлений;
  • труд дает 70 % налоговых поступлений .

В результате приватизации власть в стране над ресурсами во многом перешла к мошенникам. Многие из них, заняв высокое положение, чувствуют себя в безопасности и направляют средства на создание солидной репутации. Общество их не осуждает. А им не знакомо чувство раскаяния «Да, конечно. Я крал,- бросил как-то один из олигархов, - А в нашей стране, если не украдешь, погибнешь».

Изучив деятельность современного предпринимательства Западной Сибири, нам удалось установить, что формирование деловой этики в деятельности западносибирского предпринимательства в постсоветский период также позволяет сделать вывод о противоречивости ее характера. Современное западно-сибирское предпринимательство очень неоднородно и по своему составу, и по своим моральным ориентациям.

Сегодня российская экономика продолжает держаться на плаву, лишь благодаря наличию колоссальных природных ресурсов, имеющихся в ряде регионов страны. Сказанное в первую очередь относится к западносибирскому региону с его богатейшими нефтяными и газовыми месторождениями.

В регионе развито крупное предпринимательство в лице нефтяных и газовых компаний. Однако руководство большинства данных компаний не спешит вкладывать средства в крупные инвестиционные проекты, жизненно необходимые для региона. С одной стороны, этому мешает нестабильная ситуация, сложившаяся на мировом и отечественном рынке нефти и газа, с другой стороны, нестабильная ситуация в обществе, находящемся в состоянии бифуркации (крупные предприниматели прекрасно понимают, что общественная ситуация в России может в любой момент измениться и тогда они лишатся всего приобретенного за период перестройки). Прослеживая историю развития западносибирского бизнеса, можно убедиться, что важнейшей чертой крупного регионального предпринимательства конца прошлого - начала настоящего столетия являлась теснейшая связь с регионом, понимание его как малой родины, постоянная забота о его промышленном и культурном развитии.

В настоящее время в России и ее регионах речь должна идти о хозяйственной модели нового общества, в котором духовные и, прежде всего, нравственные принципы станут основой экономического поведения субъектов рынка. Главным из них, с точки зрения академиков С.Ю.Глазьева и Д.С.Львова, является принцип:

«То, что не является делом рук человеческих, а даровано нам свыше, от Бога - окружающая нас природная среда и ресурсы, которые она дает нам для нашей жизнедеятельности, нашего здоровья и будущего развития, должно принадлежать всем!». Этот принцип, как пишет Д.С.Львов, «...должен найти отражение в такой цивилизационной норме как обеспечение равного доступа каждого гражданина к природно-ресурсному потенциалу своей страны, а в глобальном контексте - всего планетарного сообщества» (Львов Д.С. Экономика развития, с. 15).

Игнорирование нравственных принципов в рыночной экономике приводит к нарушению равновесия в общественном укладе. А это, в свою очередь, создает трудно преодолимые препятствия для нормального воспроизводства человеческого капитала, разрушает нравственное здоровье нации, резко усиливает социальное расслоение общества, замедляет экономический рост и создает зримые предпосылки смены эволюционного развития общественного уклада на революционный (см. там же).

Также следует обратить внимание и на то, что важной нравственной чертой хозяйственной этики предпринимательства является гармония с природой, а экономики - хищническая эксплуатация природных богатств. Парадоксально, но является фактом, что последние десятилетия на Западе (родине «экономического человека») все чаще стали звучать призывы заменить императив классической политической экономии - "Экономика прежде и превыше всего" на непривычный - "Экология прежде и превыше всего". Это может означать только то, что идея русского философа-космиста Н.Ф.Федорова о превращении природы «из временного врага в друга вечного" встала в повестку дня человечества на рубеже третьего тысячелетия.

Вместе с тем попытка формирования российской этики предпринимательства не может быть плодотворной без анализа ценностей, составляющих духовную культуру общества в целом, понимания особой нравственной ситуации (в том числе и ее регионального контекста), сложившейся в современной России.

Отсутствие объединяющей идеи, эксперименты в социальной и экономической сфере, дефицит нравственных идеалов привели сегодня к разобщению российского общества, где говорить о «служении» представляется неправомерным, в том числе и для тех видов деятельности, которые на нем основаны и которые его предполагают (защита Родины, предпринимательство). Чтобы решить эту проблему необходимо устранение духовного и нравственного вакуума, а именно четкая формулировка идеологических ориентаций, национальных целей, идеалов, а также идентификация личности с ценностями своей культуры. Этика служения должна стать фактом массового сознания в современной России. Поэтому особенно важна переориентация с личных «достижительных» установок, которые насаждаются сегодня российскими СМИ, на реализацию общественных целей и идеалов. Только в таком случае установка на успех может совместиться с установкой на служение.

Этика предпринимательства нужна для сохранения культуры доверия и ответственности, отсутствие которой блокирует как экономическую деятельность в нашей стране, так и партнерство России с другими странами.

В этике предпринимательства следует выделить ценности макроуровня и микроуровня. Инструментальные нравственные ценности предпринимательства - служение, честность, справедливость, доверие и другие - относятся к макроуровню. Ценности, влияющие на этику отношений внутри корпорации, относятся к микроуровню.

Кроме того, в связи с интернационализацией современного предпринимательства, при решении сложных ситуаций, возникающих при взаимодействии разных систем ценностей и различающихся моральных стандартов, характерных для разных культур, существует система гиперценностей, которую образует этика прав человека.

Права человека задают глобальный масштаб и ориентир, по которому можно определить степень этичности предпринимательства на мировой арене.

«Мы должны четко заявить, что целью для нас является экономика, основная движущая сила которой будет принципиально иной по сравнению с рыночным обществом массового потребления. Вместо стремления к богатству и его символическим выражениям - стремление к высокому качеству жизни. А этого качества невозможно достичь индивидуально, не повышая одновременно и качество жизни окружающих» - пишет Д.Львов и мы полностью с ним согласны (там же).

Возрождению и развитию этики предпринимательства, а также этики коллективного служения и успеха общества в целом может помочь реконструкция самобытных образов культуры, связанных, в том числе, с предпринимателями России и Западной Сибири, реставрация, сохранение и охрана созданных ими нравственных ценностей, передача их новым поколениям.

У «экономического человека», безусловно, нет будущего, но оно есть у «человека-хозяина», если, конечно, базовые духовно-нравственные ценности, как у дореволюционных западносибирских предпринимателей, станут основой его культуры.

У России есть все основания, чтобы первой пойти по пути реализации экономики, выстроенной на нравственных принципах.

Нам думается также, что какое-то случайное событие в российском социуме в соответствии с теорией самоорганизации (синергетикой) приведет к тому, что огромный потенциал такой моральной установки как служение Отечеству будет востребован. И тогда она, как уже не раз это было в российской истории, выведет страну из социального, экономического и нравственного тупика.

Источник: 
Деловая этика, профессиональная культура и этикет [Электронный ресурс] : учебник / Ю.М. Беспалова. - 2-е изд., стер. - М. : ФЛИНТА, 2016. - с.
Материалы по теме
Субъекты предпринимательской деятельности: понятие и виды
Предпринимательское право России_Белых В.С. и др
Понятие страхования предпринимательского риска
СТРАХОВЫЕ СПОРЫ. ПРАКТИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ: Д.А. ШЕВЧУК
Предпринимательская деятельность гражданина
Ершова И.В - Предпринимательское право.Учебник
Внутренние предпринимательские риски
В.Ю. Корнюшин: Финансовая среда предпринимательства и предпринимательские риски
Профессиональная этика юриста: понятие и содержание
Аминов И.И., Юридическая этика
Экономическое обоснование предпринимательского проекта
Липсиц И.В., Экономика
Индивидуальная форма предпринимательства
Предпринимательское право России_Белых В.С. и др
Виды страхования предпринимательского риска
СТРАХОВЫЕ СПОРЫ. ПРАКТИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ: Д.А. ШЕВЧУК
Оставить комментарий