Экспериментальная психология сознания

Обычно появление экспериментальной психологии ассоциируется с использованием в психологии экспериментального метода. В 1879 г. немецкий психолог В. Вундт (1832—1920) открывает в Лейпциге первую лабораторию экспериментальной психологии, а затем Институт психологии в 1881 г. Он же дает название новой науке и пишет монументальный труд «Основы физиологической психологии» (1873—1874), где собирает и объединяет в новую дисциплину созданное различными исследователями. С этого момента принято вести отсчет истории психологии как самостоятельной науки.

Программа Вундта логично вытекала из эмпирической и ассоциативной психологии. Он унаследовал такие исторически сложившиеся принципы, как апперцепция, ассоциация и опыт. Метод самонаблюдения исследователь считал единственным прямым методом психологии, поскольку предмет психологии — непосредственный опыт, как он дан самому человеку.

Задачей психологии, по Вундту, является разложение непосредственного опыта сознания на элементы, выделение связей элементов друг с другом и определение законов этих связей. Элементы сознания — это ощущения, представления и чувствования. Основными процессами психики, результатом творческого синтеза которых и выступает сознание, являются процессы перцепции и апперцепции. Апперцепция — это активный процесс, с помощью которого сознание реализует свой потенциал к самоорганизации. Апперцепция противостоит механистическому принципу ассоциации, так как приводит к образованию осмысленных и упорядоченных совокупностей психических элементов. В лаборатории Вундта проводились исследования восприятия цвета, простых звуковых раздражителей и исследования времени реакции. Вундт полагал, что, измеряя время реакции, можно экспериментально продемонстрировать три этапа реакции человека на раздражитель: восприятие, апперцепцию и проявление воли (мышечное движение). Проделанная школой В. Вундта работа заложила основы экспериментальной психологии и была ориентирована на общенаучный экспериментальный метод.

Однако прежде всего ученые конца XIX в. (среди которых В. Вундт, Д. Локк, Ф. Брентано, У. Джеймс и др.) трактовали психологию как науку о «непосредственном опыте» и ставили перед собой задачу исследования сознания человека. Ум одновременно получает идеи и занимается их рассмотрением. Исследователей привлекало особое свойство процессов сознания: непосредственная открытость субъекту эксперимента и «закрытость» этих же процессов для остальных.

Человек (испытуемый), считали они, может исследовать этот «непосредственный опыт» с помощью метода рефлексии, т. е. посредством «самонаблюдения», а затем рассказать о своих ощущениях экспериментатору. Метод интроспекции, или самонаблюдения, предложенный Вундтом, развил в своих экспериментах его ученик Э. Титченер (1867— 1927). Он рассматривал следующие задачи структурной психологии:
1) разложение душевного состояния на составные части;
2) установление того, каким образом соединены эти части;
3) установление соответствия законов комбинации этих частей с физиологической организацией.

Эти задачи не находились в противоречии с задачами психологии, предложенными Вундтом. Отличие состояло в том, что Титченер строго ограничивал возможное содержание отчета испытуемого о самонаблюдении. Например, испытуемому показывали яблоко. Подготовленный интроспекционист должен был «забыть» о том, что перед ним яблоко и отчитываться о «цветовых пятнах», «изгибах линий» и т. д. Результатом этих исследований стала книга «Очерки психологии», где Титченер представил список о 44 тыс. элементарных ощущений.

Одновременно со структурной психологией Вундта и Титченера развивалась теория актов сознания Франца Брентано (1838—1917). Главным предметом психологии Брентано считал не содержание и структуру сознания, а активность сознания. В 1874 г. ученый выпустил труд «Психология с эмпирической точки зрения».

И все же путь развития психологии показал, что только самонаблюдение не может быть источником достоверных знаний о психике.

Во-первых, оказалось, что процедура интроспекции чрезвычайно субъективна: как правило, в своем отчете испытуемый обнаруживал именно то, что интересовало исследователя и соответствовало его теоретическим представлениям.

Более того, обнаруживались несовпадения результатов у разных авторов или даже у одного экспериментатора.

При этом многие опыты проводились публично, что также обесценивало результаты.

Во-вторых, после работ французских психиатров М. Ж. Шарко (1825—1893), И. Бернгейма (1840—1919) и особенно австрийского психолога 3. Фрейда (1856—1939) стало совершенно ясно, что сознание — это не вся психика. Кроме осознаваемого человеком существуют многие психические явления, которые им не осознаются, поэтому метод самонаблюдения бессилен перед бессознательным.

В-третьих, необходимость исследовать психику животных, маленьких детей, психических больных заставляла обходиться без метода самонаблюдения.

В-четвертых, работы психоаналитиков показали: то, что осознается человеком, часто является рационализацией, результатом работы защитных механизмов, т. е. искаженным восприятием, а вовсе не достоверным знанием.

Интроспективная психология сознания не смогла объяснить многие явления психики. Так, программе Вундта была противопоставлена понимающая психология В. Дильтея и его последователя Э. Шпрангера. Главной задачей психологии они считали не объяснение закономерностей душевной жизни человека, а ее понимание в субъективно понимаемой целостности.

Психология, с их точки зрения, принадлежит не к циклу наук о природе (таким, как физиология, химия и т. п.), а к наукам о духе (к которым относятся история и культурология). Дильтей и Шпрингер утверждали, что в науках о духе, и в психологии в том числе, неприменим естественнонаучный, по сути, экспериментальный метод. Методом гуманитарных наук должен быть метод понимания, или эмпатии (вчувствования в изучаемый объект).

Структурализму Вундта также противостоял функционализм Вильяма Джеймса (1842—1910). Джеймс предложил альтернативный аналитической интроспекции способ изучения сознания. Он использовал метафору «поток сознания», которая фиксировала динамичность психических явлений. Если остановить поток сознания, он терял свои свойства, превращаясь в мертвый «срез» реальности психической жизни. Джеймс ввел «личностное» измерение сознания, считая, что сознательный опыт всегда переживается как «мой», как «принадлежащий мне». Джеймс внес огромный вклад в изучение психологии личности, психологии эмоций, внимания и памяти.

В психологической науке начали открывать собственно психологические закономерности, действующие независимо от сознания, иначе говоря — объективно.

Так, были получены различные данные в области открытия законов памяти, в частности в исследованиях Г. Эббингауза (1850—1909). Занявшись проблемой памяти, ученый изобрел особый объект — бессмысленные слоги, то есть отобрал такие раздражители (около 2300 слогов), которые не вызывают никаких ассоциаций. Были испробованы и тщательно просчитаны различные варианты запоминания: количество слогов, время заучивания, повторения и т. д.

Э. Торндайк (1874—1949), разрабатывая и преобразовывая понятие об ассоциации, приходит к способу
научения.

Свои опыты исследователь проводил над животными, используя так называемые проблемные ящики: животное могло выйти из ящика, лишь приведя в действие особое устройство.

Метод научения определялся формулой «пробы, ошибки и случайный успех». Ассоциации трактовались ученым прежде всего как присущие телесному организму интеллектуальные процессы. До Торндайка своеобразие интеллектуальных процессов считалось следствием идей, мыслей, умственных операций (как актов сознания). У Торндайка же они выступили в виде независимых от сознания двигательных реакций организма.

Закрепление ассоциаций психология в дальнейшем отнесла к процессам памяти. Автоматизированные, благодаря повторению, действия, стали называться навыками.

Необходимо сказать еще о двух крупных фигурах экспериментальной психологии середины XIX в.: это Ф. Гальтон (1822—1911) и А. Бине (1857—1911).

Ф. Гальтона иногда называют первым практикующим психологом. Используя наличные экспериментально-психологические методики, присоединив к ним изобретенные им самим, он поставил их на службу изучения индивидуальных вариаций. Это относилось как к телесным, так и к психическим признакам. Он создал лабораторию в Лондоне, где каждый мог за небольшую плату измерить свои физические и психические способности, между которыми, по Гальтону, существуют корреляции. Гальтон замыслил охватить исследованиями все население Англии, с тем чтобы определить уровень психических ресурсов страны, но через его лабораторию прошло «только» 9000 человек.

Свои испытания он обозначил словом тест, которое навсегда вошло в психологический лексикон. Он применял тесты, касающиеся работы органов чувств, времени реакции, образной памяти (найдя, например, сходство зрительных образов у близнецов).

Гальтон стал преобразователем экспериментальной психологии в дифференциальную, изучающую различия между индивидами и группами людей.

Французский психолог Альфред Бине известен прежде всего своим тестом интеллекта. Он поставил задачу выявить и отделить способных к учению, но ленивых детей от неспособных детей, страдающих прирожденными дефектами. Опыты по изучению внимания, памяти, мышления были проведены на многих испытуемых различных возрастов. Экспериментальные задания Бине превратил в тесты, установив шкалу, каждое из делений которой - содержало задания, выполнимые нормальными детьми определенного возраста. Эта шкала приобрела популярность во многих странах. В Германии В. Штерн ввел понятие «коэффициент интеллекта» — IQ.

Данный коэффициент соотносил «умственный» возраст (определяемый по шкале Бине) с хронологическим («паспортным»).

Это направление стало важнейшим каналом сближения психологии с практикой.

Психология выходила на новый виток своего развития и осваивала практическую область. Предметом анализа стали не только элементы и акты сознания, познаваемые только методом интроспекции, а телесные реакции, изучаемые объективным методом. С опытами первых психологов-экспериментаторов рушится воззрение на сознание как на замкнутый в себе внутренний мир.

Несостоятельность интроспективной психологии сознания побудила одних психологов (представителей глубинной психологии, психоанализа) обратиться к исследованию бессознательного, других заняться изучением поведения (бихевиористов, представителей объективной психологии).

Источник: 
Тертель А.Л., Психология. Курс лекций
Темы: