Детерминанты политических процессов

Детерминантами называют причины процессов. Они делятся на формы и виды. По форме детерминанты разделяются на жесткие и нежесткие (неоднозначные, вероятностные). Наука XVII — XIX вв. считала, что в мире действует жесткая однозначная детерминация, т.е. каждое конкретное следствие имеет одну причину. Так полагала классическая физика, а вслед за ней и вся, в том числе гуманитарная, наука. В соответствии с этим, например, социальная концепция К. Маркса строилась на основе жесткой детерминации: общественно-экономические формации четко следуют одна за другой в определенной последовательности: первобытно-общинная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая, коммунистическая — и не могут ни остановиться, ни пойти вспять. Только вперед, как летит выпущенный из пращи камень.

Естествознание XX в. отошло от представления о жесткой детерминации к представлению об индетерминизме /отсутствию причинности вообще) и о неоднозначной (вероятностной) детерминации. Вслед за естествознанием к этому выводу пришли гуманитарные науки. С точки зрения неоднозначного детерминизма одно следствие может иметь несколько причин, а одна причина приводить к различным следствиям. Даже при одинаковых обстоятельствах результат может быть разным, и, стало быть, наука дает прогноз с какой-то долей вероятности, на основе господствующих в настоящее время тенденций. Нет одной дороги, по которой друг за другом следуют все страны, а есть некий веер возможностей, из которых реально осуществляется одна. Лишь на такой неоднозначный прогноз отваживается современная политология. В соответствии с этим в нынешних условиях у России и других стран есть не один, а несколько вариантов, но какой из ник они выберут, предсказать строго научно нельзя.

Некоторые исследователи идут еще дальше. Так, П.А. Сорокин считал, что в мире господствует ненаправленная динамика, т.е. изменения происходят в разных направлениях, меняя их в любой точке, в том числе на полностью противоположное. На такой же позиции стоял итальянский социолог, один из основателей функционализма В. Парето в своей концепции циркуляции элит.

Соединением этих представлений о формах детерминации является универсальная схема развития, предложенная в 70-х годах XX в. новой дисциплиной физического цикла — синергетикой. В соответствии с этой схемой развитие осуществляется в двух областях — устойчивости и неустойчивости (космоса и хаоса). В зоне устойчибости система функционирует по определенным законам, т.е. имеет место однозначная или вероятностная детерминация (такое функционирование называется линейным, потому что его всегда можно выразить линией на графике). В зоне же неустойчивости происходит качественное преобразование (или гибель) системы, и .ее динамика не подчиняется законам вплоть до особой точки бифуркации, преодолев которую система опять будет функционировать детерминированно, но, возможно, по другим законам. П.А. Сорокин называл такие два периода в жизни социальной системы нормальным и революционным.

Особую форму детерминации по принципу «Вызов — Ответ» предложил А. Тойнби. По ней развитие социальной системы происходит в результате ее реагирования на внутренние или внешние воздействия на нее, ставящие под вопрос ее существование («вызов ситуации»). Если система найдет адекватнцй ответ на вызов, ее развитие продолжится. Например, первобытный охотник, совершенствуя средства массовой охоты, истребил крупных животных — мамонта и других, — и самое его существование оказалось под вопросом. Но он нашел адекватный ответ на вызов — перешел в результате неолитической революции от охоты и собирательства к земледелию и скотоводству и тем самым обеспечил себе дальнейшее и более ускоренное развитие.

Куда движется история? В направлении осуществлений тенденций мирового развития. Глобализация — одна из этих объективных тенденций. Наряду с ней есть и другие объективные, а также субъективные детерминанты. Эти тенденции могут протекать в разных странах разными путями, а не обязательно теми, по которым движется Запад. Был советский путь, теперь путь стран Юго-Восточной Азии (Япония, Южная Корея, Малайзия) и путь коммунистического Китая. Альтернативные пути соревнуются между собой, и какой из них победит, покажет будущее. Имеет также место «внутренний колониализм». Это стремление технократического центра освоить по-своему те части мира и данного государства, которые еще сохраняют свою самобытность. «История и география, принадлежность к культурной традиции и к территории становятся способом самоопределения тех, кто сопротивляется внутреннему колониализму. Региональное сознание и защита местных автономий являются фундаментальной опорой сопротивления технократической власти», — пишет французский ученый А. Турен.

Мир также разделяется на «мир внешний, публичный, маскулинированный, где царствует сила, и мир внутренний, домашний, женский, где царит забота», — считает французский философ и писатель Р. Гароди. «Образ Женщины служит той великой метафорой, которой обозначают и поруганную, оскверненную природу, и поруганную, претерпевшую насилие личность, и страдающие от насильственных модернизаций и внутреннего колониализма народы, сгоняемые в индустриальные гетто то под наганами большевистских комиссаров, то по указке комиссий по планированию новых территориально-производственных комплексов».

Наконец, можно считать, что никакой детерминации вообще нет, а имеет место чудо. Такой подход выходит за рамки науки, так как ее цель заключается в объяснении событий путем поиска их естественных причин.

Источник: 
Политология в вопросах и ответах: учебное пособие / А. А. Горелов. — М.: Эксмо, 2009. — 256 с.
Темы: