Биография и философские взгляды Аристотеля

Аристотель (384/383—322 г. до н. э.) родился в Стагире — в городе, который входил в колонию Греции и был расположен на границе с Македонией. Отец его, Никомах, был известным медиком и служил при дворе македонского царя Аминтаса (деда Александра Великого). Можно допустить, что молодой Аристотель вместе с семьей некоторое время жил в Пелли, которая была резиденцией македонского царя, мог бывать при дворе и знать Филиппа Македонского, который впоследствии пригласил его в качестве воспитателя своего сына Александра — будущего великого полководца. Отец Аристотеля умер, когда он был еще молодым, и неизвестно, обучал ли отец своего сына медицине.


Известно точно, что когда Аристотелю исполнилось восемнадцать лет, то есть в 366/365 г. до н. э., он прибыл в Афины с целью усовершенствования своей духовной жизни и практически сразу поступил в Академию Платона. В Академии сформировалось его стремление к занятиям философией; об этом свидетельствует и тот факт, что Аристотель провел в Академии 20 лет, т. е. был там, пока был жив его учитель. Сначала Аристотель был слушателем Академии, участвовал вместе с другими в дискуссиях и в диалогах, а это были основные формы занятий в Академии. В этих дискуссиях участвовал не только Платон и члены его Академии, но и известнейшие гости академии, в числе которых называют, например, Евдокса.

Позже Аристотель был учителем в Академии, историки философии считают, что он проводил занятия по риторике. Если учесть, что 20 лет, проведенных Аристотелем в Академии, приходятся на определяющий период в жизни каждого человека, то можно понять, что Аристотель глубоко усвоил доктрину Платона и видел ее сильные и слабые стороны. Сильные стороны учения Платона он защищал в своих последующих трудах, а слабые подверг острой критике и попытался преодолеть в разрабатываемой собственной философской доктрине. Однако Аристотель оставался всю жизнь благодарным учеником. Известны его слова: «Платон мне дорог, но истина дороже» (заметим, что в большинстве русскоязычных переводов высказывание звучит иначе: «Платон мне друг, но истина дороже»). Первые попытки критики своего учителя Аристотель предпринял еще в период пребывания в Академии, они стали известны Платону, и говорят, что он отреагировал на эту критику словами: «Аристотель меня брыкает как сосунок-жеребенок свою мать» [8, с. 205]. Таким образом, Платон относительно спокойно воспринял критику своего ученика.

После смерти Платона к руководству Академией пришли люди, чьи убеждения полностью противоречили убеждениям Аристотеля, и он покинул Академию, несколько лет путешествовал, а затем вместе с другими платониками основал школу, где преподавал философские дисциплины, затем проводил исследования в области естественных наук.

В 343/342 г. до н. э. начался новый этап в жизни Аристотеля: Филипп Македонский, который к этому времени взошел на царский престол, пригласил Аристотеля к своему двору и поручил ему своего сына Александра — его воспитание, формирование его личности. Александру в это время было 13 лет. Историки допускают, что Филипп мог знать Аристотеля, когда тот был еще мальчиком и жил вместе с отцом при дворе. К сожалению, очень мало известно о духовных отношениях двух выдающихся личностей в мировой истории: величайшего философа и величайшего полководца и политика. Можно допустить, что Аристотель не возражал против объединения всех древнегреческих городов под гербом Македонии, но вряд ли он разделял мысль своего воспитанника о том, чтобы варваров приравнять к грекам и создать единую империю. Аристотель провел при Македонском дворе время до восшествия на престол Александра, т. е. до 336 года (некоторые историки называют 340 год, когда Александр, еще не будучи царем, начал активно участвовать в политической жизни).

В 335/334 г. до н. э. Аристотель вернулся в Афины, снял несколько зданий невдалеке от святыни, посвященной Апполону Ликиосскому, и создал школу, которая получила название «Лицей». Аристотель обучал своих учеников в процессе прогулок в саду, который находился недалеко от школы, и она получила название перипатетической от соответствующего греческого слова, обозначающего «прогулка». Период его работы в лицее был наиболее эффективным в его жизни: большинство его трудов, которые дошли до нашего времени, было написано и систематизировано именно в этот период.

После смерти Александра Великого в 323 г. до н. э. в Афинах сформировалась сильная антимакедонская реакция, и Аристотель, формально обвиненный, подобно Сократу, в безбожии, принял решение покинуть Афины, передав руководство лицеем своему другу Теофрасту. Умер Аристотель через несколько месяцев после того, как покинул Афины, — в 322 г. до н. э.

Аристотель в своем развитии как философ прошел три этапа: на первом он изучал философию Платона под непосредственным руководством учителя и был его сторонником, на втором он отвернулся от платонизма и метафизики, а на третьем обратился к эмпиризму и натурализму.

Аристотель уже в понимании предмета философского исследования занимает позицию, отличную от позиции Платона. «Есть некоторая наука, исследующая сущее как таковое, а также то, что ему присуще само по себе. Эта наука не тождественна ни одной из так называемых частных наук, ибо ни одна из других наук не исследует общую природу сущего как такового, а все они, отделяя себе какую-то часть его, исследуют то, что присуще этой части» [4, IV 1003 а].

Философию Аристотеля можно понять тогда, когда мы выясним, как он относился к философии Платона. Поэтому рассмотрение учения Аристотеля мы начнем с его критики главного в учении Платона — критики теории идеи.

Аристотель утверждал, что эта теория Платона не истинна. Если учесть, что идеи — это, в известном смысле, понятия вещей, то Аристотель отмечает, что Платон ищет сущность вещей за пределами этих вещей, хотя сущность вещей находится в самих вещах. Теория идей Платона совершенно не нужна для познания действительности, более того, по мнению Аристотеля, она абсурдна. Действительно, у Платона в мире идей имеются общие понятия — такие, например, как «дом», «человек». Эти понятия — это причины вещей, которые существуют в мире вещей: каждый дом в мире вещей, а их бесчисленное множество — это только копия, следствие идеи «дома». Следовательно, согласно теории идей Платона «мир вещей» больше «мира идей». Допустим, что в мире вещей есть такая вещь, как Сократ и, следуя Платону, необходимо, чтобы Сократу из мира вещей соответствовала идея Сократа в мире идей; но Сократ — мужчина, грек, гражданин, философ, позвоночное и млекопитающее существо и т. д., а значит, в мире эйдосов должны существовать соответствующие идеи «человек», «грек», «мужчина» и т. д. Отсюда мир идей должен быть больше мира вещей или мир вещей меньше мира идей.

Таким образом, «мир идей» одновременно и больше, и меньше «мира вещей», а это абсурд. Следовательно, теория идей Платона не истинна. Концепция Платона о «мире идей» не способствует пониманию реального бытия, она скорее затемняет его. Платон только удваивает мир существующих вещей, но не раскрывает для знания никаких новых свойств в самой их природе. 

Аристотель возражает против теории идей Платона в том, что мир идей бесполезен не только для познания, но и для чувственного существования вещей. Чтобы иметь такое значение для чувственных вещей, идеи должны принадлежать к этому миру чувственных вещей. Но это невозможно, так как у Платона «мир идей» начисто обособлен от мира чувственных вещей. Отсюда можно сделать вывод, что нет оснований для какого-либо отношений между ними.

Аристотель, возражая против теории идей Платона, подчеркивает, что эта теория не дает ответа на вопрос о причинах движения и изменений вещей чувственного мира, их возникновения, становления, гибели. Идеи вечны, неизменны, но вопрос: почему тогда вещи изменчивы, находятся в движении?

Аристотель в «Метафизике» показывает, что причина, по которой Платон запутался в теории идей, состоит в абсолютном обособлении общего от единичного и в противопоставлении их друг другу: «Причина того, почему те, кто обозначает идеи как общие сущности, связали и то и другое в одно (единичное, отдельное и общее — В. С.), следующая: они не отождествляли эти сущности с чувственно воспринимаемым; по их мнению, все единичное в мире чувственно воспринимаемого течет, и у него нет ничего постоянного, а общее существует помимо него и есть нечто иное» [4, XIII, 9, 1086 a 30 — в 13].

Онтология Аристотеля

Аристотель — это выдающийся мыслитель Древнего мира, который оказал воздействие на все последующее развитие не только философии, но и частных наук, и европейской культуры в целом. Практически во всех частях философской науки им сформулированы идеи и концепции, не повторяющие достижения других мыслителей, он чаще всего имеет позицию отличную от других, самостоятельную, которую всегда пытается обосновать. Такой самостоятельной составной частью философии выступает его учение о бытии — онтология. Мы уже показали, что Аристотель не согласен с учением Платона о мире идей. Идеи Платона — это, по существу, первопричины вещей, их субстанции. Однако Аристотель не согласен и с Демокритом, который, будучи последовательным материалистом, считал, что первоосновой и началом всех вещей являются атомы. Следовательно, причина вещей и не идеальна (не духовна), как у Платона, но и не материальна, как у Демократа. Аристотель обосновывает собственное решение этой проблемы, разрабатывая категорию субстанция.

Под субстанцией Аристотель понимает бытие вполне самостоятельное, пребывающее в самом себе, а не в других вещах, не в чем-либо другом. Так как общее — это то, что присуще многим вещам, то общее не может быть субстанцией, а следовательно, субстанция — это единичное бытие. Аристотель утверждает, что субстанцией является каждая единичная вещь, а составными частями каждой субстанции являются материя и форма. Такая позиция Аристотеля получила название философского реализма.

Согласно Аристотелю, материя — это субстрат, это материал, из которого состоит вещь. Она сама по себе пассивна, не создает никаких вещей, а есть только возможность, потенция этих вещей. Материю трудно определить, а понять ее можно только в связи с формой. Материя — это то, что является общим у многих вещей.

В понятии «материя» Аристотель различает два значения. Во-первых, это субстрат в безусловном смысле. Это только чистая материя, или возможность. Во-вторых, это тот субстрат, который уже есть в существующей вещи, т. е. это уже действительность, реализованная возможность.

Форма как составная часть субстанции активна, именно форма способствует превращению возможности, потенции в действительность. Форма — это то, благодаря чему вещь есть то, что она есть, т. е. именно эта вещь. Аристотель замечает: «То, из чего нечто возникает, — это, как мы говорим, материя; то, вследствие чего оно возникает, — это человек, растение или еще чего-то подобное им, что мы скорее всего обозначаем как сущность. А все, что возникает — естественным ли путем или через искусство, — имеет материю, ибо каждое возникающее может быть и не быть, а эта возможность и есть у каждой вещи материя. Вообще же природа — это и то, из чего нечто возникает, и то, сообразно с чем оно возникает (форма, вещи — В. С.)...» [4, VII, 1032 а].

Следовательно, аристотелевский мир — это и не мир идей, но и не мир атомов, а мир субстанций, составными частями которого были «материя» и «форма». Такая концепция называется гилеоморфизмом (от слов hyle — материя, morfe — форма).

Однако только понятий «материя» и «форма» недостаточно, чтобы объяснить коренные свойства бытия — движение и изменение. Поэтому Аристотель развивает в дополнение к учению о субстанции еще учение о четырех причинах:

«Причиной называется [1] то содержимое вещи, из чего она возникает; например, медь — причина изваяния и серебро — причина чаши, а также их роды суть причины; [2] форма, или первообраз, а это и есть определение сути бытия вещи, а также роды формы, или первообраза (например, для октавы это два к одному и число вообще), и составные части определения; [3] то, откуда берет свое начало изменение или переход в состояние покоя; например, советчик есть причина, и отец — причина ребенка, и вообще производящее есть причина производимого, и изменяющее — причина изменяющегося; [4] цель, т. е. то, ради чего, например, цель гулянья — здоровье. В самом деле, почему человек гуляет? Чтобы быть здоровым, говорим мы, и, сказав так, мы считаем, что сказали причину» [4, V, 2, 1013 а 24—35].

Таким образом, Аристотель выделил четыре вида причин — материальную, формирующую, активную (производящую) и целевую. При этом Аристотель считает, что материя и форма — это основные причины, а движущая (активная) и целевая причины сводимы к ним.

Согласно Аристотелю наблюдаемое в мире движение и изменение, возможность движения предполагает «материю» и «форму», осуществленную в материи. Из этого, говорит Аристотель, следует, что мир — бытие вечное. Аристотель предпринимает попытку не только декларировать вечное бытие мира, но и доказать его: допустим, что был некогда момент, когда движение впервые началось. Тогда возникает альтернатива, т. е. необходимость признать одно из двух:

  1.  либо что «материя» и «форма» уже существовали до момента начала первого движения;
  2. либо что они до этого момента не существовали.

Если они не существовали, то необходимо утверждать, что «материя» и «форма» возникли. Но возникновение невозможно без движения, и при сделанном предположении мы получаем нелепый вывод: будто движение существовало до начала движения. Если же «материя» и «форма» уже существовали до момента начала первого движения, то тогда неизбежен вопрос: в силу какой причины «материя» и «форма» не породили движение раньше, чем оно возникло в действительности? Этому могло только что-либо помешать, но все, что могло помешать, — помеха, задержка, препятствие — может быть только движением. Выходит опять-таки, что движение должно было существовать до начала движения. Оба предположения приводят к абсурду, а следовательно, они не истинны. Выход из этого противоречия, по Аристотелю, только один: нужно допустить, что движение не только не имеет начала, но не имеет и конца, следовательно, оно вечно.

Однако Аристотель в этих рассуждениях не последователен. Он считает, что признание вечности движения ведет к признанию Вечного Двигателя мира — Бога. Этот вывод Аристотеля тесно связан с его учением об иерархическом устройстве мира. Мир представляет собой пирамиду, в фундаменте которой лежит чистая материя, не обладающая никакой формой, затем постепенно материальная составляющая уменьшается, а форма постепенно становится большим слагаемым субстанции. В середине этой иерархии — человек, которому присущи и материя (тело), и форма (душа), затем идут различные небесные существа, а на вершине иерархии — чистая форма, или Бог. Бог — это созерцающий, чистый ум. Бог есть мышление о мышлении, это чистая «форма», действительность, к которой не примешивается ничто материальное. Т. о., Бог — это чистая форма, или форма всех форм.

Антропология Аристотеля

Наука о субстанции использована Аристотелем при рассмотрении концепции человека. Здесь его взгляды существенно отличаются от взглядов Платона. Характеризуя человека, Аристотель утверждал, что человек — это единство двух составляющих одной субстанции: материальной составляющей является тело человека, а его духовной составляющей является душа. Душа не является самостоятельной субстанцией, оторванной от тела, как утверждал Платон; но душа не является и материальной субстанцией, состоящей из особых атомов, как утверждал Демокрит. Человек — это органическое единство души и тела. Душа не может существовать вне тела, а тело не может исполнять свои функции, не будучи в ансамбле с душой.

Аристотель обосновывает свое учение о единстве души и тела человека: «Душа необходимо есть сущность в смысле формы естественного тела, обладающего в возможности жизнью. Сущность же [как форма] есть энтелехия; стало быть, душа есть энтелехия такого тела... Душа есть первая энтелехия естественного тела, обладающего органами. Поэтому и не следует спрашивать, есть ли душа и тело нечто единое, как не следует это спрашивать ни относительно воска и отпечатка на нем, ни вообще относительно любой материи и того, материей чего она есть. Ведь хотя единое и бытие имеют разные значения, но энтелехия есть единое и бытие в собственном смысле» [4, 1, 412 а — 412 в].

Душа — это энергия всех органических тел, она есть и у зверей, и у растений. Аристотель различал три вида души и, соответственно, три функции души: душа растительная (вегетативная), отвечающая за функции роста и питания; душа животная отвечает за чувства и эмоции; и душа мыслящая, которая присуща только человеку и ответственна за познание бытия и добра. Душа человека содержит в себе функции души растительной и животной. Восприятие, т. е. способность иметь ощущения, характерно для низших ступеней души, а способность мыслить — привилегия разумной души.

Теория познания

Теория познания Аристотеля характеризуется прежде всего фундаментальным различием между чувственным и рациональным познанием. Аристотель не соглашался со взглядами Сократа и Платона о том, что знание есть врожденное качество человека, что разум каким-то способом способен сам дойти до дефиниции общих понятий, которые выражают сущность вещей, Аристотель считает, что основной всего познания является чувственное познание. Однако большое значение для познания имеет и разум. При помощи чувств человек познает единичное, конкретное бытие. Общие закономерности и понятийное постижение общего — это привилегия разума.

Аристотель полностью признает первичность материального мира относительно познающего человека, субъекта познания. Познание, по Аристотелю, — это развивающийся процесс от конкретного к абстрактному. Вершиной познания является научное познание, а его задачей есть познание общего. Научное познание он отличает от мнения (докса), которое опирается преимущественно на чувства.

Уже тем, что Аристотель уделяет в своей гносеологии столько внимания чувственному познанию, он полемизирует с Платоном.

Следовательно, в теории познания Аристотель обосновывал необходимость соединения чувственного и рационального познания: «Общее познается рассудком, частное же — с помощью чувства, так как рассудок имеет дело с общим, а чувство — с частным...» [24, V, 189 а].

Аристотелю принадлежит классическое определение истины. Он считал, что мысль истинна тогда и только тогда, когда она совпадает с действительностью.

Как специфический род бытия знание, наука отличаются тремя чертами:

  1. доказательностью — всеобщностью и необходимостью;
  2. способностью объяснения;
  3. сочетанием единства с наличием степеней.

Единство науки означает, что различные предметы

знания входят в один и тот же род, возможно сведение одних наук к другим, существует иерархия наук, возможна их классификация, сводящая науки в некоторую систему, т. е. единство науки — это не простая сумма совершенно разнородных знаний.

Основываясь на этих науках, Аристотель дает классификацию наук. Науки теоретические дают знание начал и причин и потому «согласны с философией». Цель теоретических наук — знание само по себе, в теоретическом познании не преследуются никакие практические цели, но они являются условием развития наук практических. Предмет этих наук — практика, деятельность того, кто действует.

Теоретические науки обусловливают правильное руководство деятельностью; и в теоретических, и в практических науках познание идет от следствий к началу, т. е. к причинам.

Метафизика Аристотеля — первая философия — исследует не отдельные области бытия, а начало и причины всего сущего [4, VI 1, 1025 в 1 — 2]. Наиболее полное знание вещи достигается тогда, когда знают, в чем сущность этой вещи. Вопрос о сущности — первая и постоянная проблема философии.

Для характеристики бытия Аристотель разработал учение о категориях, которых он выделяет десять: сущность, количество, качество, отношение, место, время, положение, обладание, действование и претерпевание. Эти понятия Аристотель рассматривает в книге «Метафизика», которая дошла до нас в незавершенном виде; возможно, как учитывают некоторые историки философии, она представляет собой конспект, свод записей лекций гениального учителя его учениками. Однако эта книга характеризуется мастерством и точностью формулировок и ответов на поставленные вопросы. По этой книге в течение многих веков учились философии многие народы, и Г. В. Ф. Гегель отмечал, что Аристотель здесь выступает как подлинный учитель человечества.

Вторая философия — наука тоже теоретическая — это физика. Предметом исследований физики, по Аристотелю, является чувственная действительность в отличие от метафизики, где предметом исследования была действительность сверхчувственная. Здесь Аристотель исследует существенное свойство природы — движение, а также пространство и время, концепцию бесконечности.

Наряду с теоретическими науками Аристотель рассматривает науки практические, которыми он считает этику и политику.

Этика

В отличие от этики Платона, которая была идеалистической, этика Аристотеля имела характер эмпирический и реалистический. Так, понятие добродетели он рассматривает не как результат спекулятивного мышления, абстрагирования от действительности вплоть до понятия идеи добра и добродетели, а как результат эмпирического, опытного наблюдения того, какими ценностями люди руководствуются в своей реальной жизни и какая из этих ценностей признается людьми наивысшей. Идя в мышлении по этому пути, Аристотель пришел к выводу, что наивысшая ценность, к которой все стремятся и которую все считают высшей целью своих желаний и целью самостоятельной, самодостаточной, не являющейся средством для какой-то иной цели, есть счастье человеческой личности (eudaimon — счастливый).

Итак, высшей целью каждого человека является счастливая жизнь. А что означает слово «счастье»? Аристотель считал, что счастье — это такое состояние, которое связано с приятным успехом, славой, богатством и т. д. Счастье человека должно основываться на добросовестном и совершенном исполнении функций, которые обусловлены сущностью человека, а поскольку сущностью человека, отличающей его от других живых существ, является разум, то счастье человека основано на разуме, на таком поведении, которое согласуется с разумом.

Деятельность разума охватывает две области человеческого существования: область познания (разум теоретический) и область практической жизни (разум практический). Отсюда Аристотель выделяет две разновидности добродетелей человека: теоретико-познавательные — мудрость, рассудок и другие добродетели, которые он назвал этическими, — мужество, справедливость, сострадание и т. д. Первые обусловлены стремлением человека к познанию истины о мире, а вторые — возможностями познания добра и соответствующих практических действий человека. Число добродетелей человека, считал Аристотель, очень велико, их столько, сколько может быть поступков человека.

Какие поступки человека могут считаться добродетельными, ведущими к счастью? Аристотель считает критерием добродетели и дорогой к счастью умеренность, без избытка и без недостатка, т. е. это такое поведение, которое придерживается «золотой середины». Аристотель иллюстрировал это положение примерами. Так, смелость — это середина между трусливостью и безрассудством, легкомыслием и т. д.

«Она (добродетель — В. С.), по-видимому, есть некоторая середина между противоположными страстями» [25, 1186 b 30].

Именно человек, убегающий от крайностей во всем: и в богатстве, и в стремлении к власти и т. д., по мнению Аристотеля, является нравственно совершенным: «Нравственно прекрасным зовут справедливого, мужественного, благоразумного и вообще обладающего всеми добродетелями [человека]... Хорош и прекрасен тот, для кого все хорошее хорошо, и его не портят такие вещи, как, например, богатство, власть». [25, 1207 в 25 — 1208 а].

Интересны рассуждения Аристотеля по поводу счастья, которое обеспечивается единством трех благ, а для несчастья, считал он, достаточно иметь один порок. Счастье, подчеркивал Аристотель, есть совместная полнота трех благ: во-первых (по значительности), душевных; во-вторых, телесных, каковы здоровье, сила, красота и прочее подобное; в-третьих, внешних, каковы богатство, знатность, слава и им подобное. Добродетели недостаточно для счастья — потребны также блага и телесные, и внешние, ибо и мудрец будет несчастен в бедности, в муке и в прочем. Порока же достаточно для несчастья, даже если при нем и будут в изобилии и внешние, и телесные блага.

Добродетели он не считал взаимосвязанными, ибо человек может быть и разумен, и справедлив, и в то же время не властен над собой. Мудрец, говорил он, не свободен от страстей, а умерен в страстях [8, с. 214].

Наивысшим счастьем для человека есть способность, совершенство человека в пользовании собственным разумом. Разум формирует у человека различные добродетели, которые определяют качество его действий. Недостаточно знать, что есть добродетель, следует действовать и жить в соответствии с нею.

Политика

Наука о государстве. Социальнополитические взгляды Аристотеля тоже отличаются от взглядов Платона. Так, если Платон считал, что государство возникает по причине самонедостаточности каждого человека, а также государство есть результат действия высшей силы Демиурга (Творца), то Аристотель считает государство натуральным образованием: «Государство принадлежит к тому, что существует по природе. Человек по природе своей есть существо политическое, а тот, кто в силу случайных обстоятельств живет вне государства, — либо недоразвитое в нравственном смысле существо, либо сверхчеловек» [26, I; 1253 а]. Целью государства является обеспечение блага для всех, а «само государство представляет общение родов и селений ради достижения совершенного, самодовлеющего существования, которое, как мы утверждаем, состоит из счастливой и прекрасной жизни» [26, III; 1281 а].

Наивысшей добродетелью в социальной жизни Аристотель считал справедливость. Именно справедливость регулирует жизнь государства, которое Аристотель понимал как высшую форму организации социальной жизни. Аристотель, по свидетельству Диогена Лаэртского, «исследовал государственные устройства 158 городов: общие и частные демократические, олигархические, аристократические и тиранические» [8, с. 213].

В отличие от Платона Аристотеля не занимала теория идеального утопического государства. Он исследовал политические системы не такие, какими они должны быть, а такие, какие действительно реально существуют. Его теория государства исходит из тезиса, что человек есть существо социальное (политическое), созданное для того, чтобы жить в обществе и государстве. Аргументом натурального стремления человека жить в обществе является его речь. Целью государства является гарантия счастливой жизни для всех. Государство Аристотель понимает как развитое сообщество общин, а общину — как развитую семью. Потому Аристотель часто переносит формы организации жизни семьи на государство как сообщество свободных людей. Однако это положение Аристотель не распространяет на свободу женщин, а тем более на рабов. Условия правильного функционирования государства, согласно взглядам Аристотеля, — хорошие законы и забота об образовании и воспитании. Государство может гарантировать своим гражданам удовлетворение их потребностей, неприкосновенность частной собственности, хозяйственную самодостаточность для каждого.

Разработанная Аристотелем концепция государственного устройства включает в себя шесть типов государственного строя: три из них совершенные, а три — отклонение от первых:

«Государственное устройство означает то же, что и порядок государственного управления, последнее же олицетворяется верховной властью в государстве. И верховная власть непременно находится в руках либо одного, либо немногих, либо большинства...

Монархическое правление, имеющее в виду общую пользу, мы обыкновенно называем царской властью; власть немногих, но более чем одного — аристократией (или потому, что правят лучше, или потому, что имеется в виду высшее благо государства и тех, кто в него входит); а когда ради общей пользы правит большинство, тогда мы употребляем обозначение, общее для всех видов государственного устройства, — полития... Отклонения от указанных устройств следующие: от царской власти — тирания, от аристократии — олигархия, от политик — демократия. Тирания — монархическая власть, имеющая в виду выгоды одного правителя; олигархия блюдет выгоды состоятельных граждан, демократия — выгоды неимущих; общей же пользы ни одна из них не имеет» [26, III, 1279 а 25—35, 1279 в, 5].

Аристотель не делил эти формы организации государственной власти на лучшие и худшие, однозначно плохим государственным строем он считал только охлократию — власть толпы.

Общество свободных людей состоит, по Аристотелю, из трех основных классов: очень богатых, очень бедных, а между ними находится средний класс. Крайне бедные, т. е. свободные ремесленники и работающие за плату — это граждане «второй» категории. Большое богатство Аристотель считал результатом «противоестественного» способа приобретения состояния, который, по его мнению, противен человеческому разуму и государственному устройству. Для благополучного состояния государства особую роль и важность представляют средние слои населения. Аристотель видел возможность спасения древнегреческих полисов в увеличении численности среднего слоя.

В учении о собственности Аристотель придерживается собственной концепции «золотой середины»: «Величайшим благополучием для государства является то, чтобы его граждане обладали собственностью средней, но достаточной; а в тех случаях, когда одни владеют слишком многим, другие же ничего не имеют, возникает либо крайняя демократия, либо олигархия в чистом виде, либо тирания, именно под влиянием противоположных крайностей [26, IV, 1296 а].

Мыслитель обосновывает вывод о необходимости существования в государстве частной собственности:

«Люди заботятся всего более о том, что принадлежит лично им; менее заботятся они о том, что является общим... Таким образом, лучше, чтобы собственность была частной, а пользование ею — общим» [26, II, 1261 в, 30; 1263 а, 35].

Гражданином является тот, кто обладает совокупностью гражданских прав, утверждал Аристотель.

Аристотель считает, что претендующие на занятие государственных должностей должны обладать необходимыми для этого качествами: «во-первых, сочувствовать существующему государственному строю; затем иметь большие способности к выполнению обязанностей, сопряженных с должностью; в-третьих, отличаться добродетельностью и справедливостью.» [26, V, 1309 а, 30]. Однако самое главнее, считает Аристотель, надо при всяком государственном строе посредством законов устроить дело так, чтобы должностным лицам невозможно было наживаться [26, V, 1308 в, 30].

Древнегреческий философ, как бы предвидя расхожее утверждение о том, что политика — грязное дело, наоборот, отстаивает связь политики и нравственности: «Этическое, по-видимому, — составная часть политики. В самом деле, совершенно невозможно действовать в общественной жизни, не будучи человеком определенных этических качеств, а именно человеком достойным. Быть достойным человеком — значит обладать добродетелями» [25, 1181 а, 24].

Аристотель обращает внимание на необходимость защиты государственного строя и в этом важное место отводит воспитанию гражданственности, законопослушанию: «Самое важное из всех ... способствующих сохранению государственного строя средств, которым ныне все пренебрегают — это воспитание в духе соответствующего государственного строя. Никакой пользы не принесут самые полезные законы., если граждане не будут приучены к государственному порядку и в духе его воспитаны.» [26, V 1310 а 10—15].

Основным задачами государства Аристотель считал предотвращение чрезмерного накопления имущества граждан, чрезмерного роста политической власти личности и удержание рабов в повиновении. Рабы и бедные — бесправны, а остальные свободные граждане должны участвовать в делах государства.

Логика

Как мы уже отмечали, Аристотель негативно оценил теорию идей Платона. Идеи в действительности не существуют за пределами мира вещей и находятся в единичных вещах в качестве их сущности, которую он определил как форму. Говоря философским языком, не существуют трансцендентные идеи, а есть только внутренняя форма вещей. Аристотель изучал эмпирически доступные ему вещи и явления мира, а затем сосредоточился на анализе понятий, с помощью которых возможно познание. В силу этого из метафизики Аристотеля выделилась логика — наука о понятиях, или, другими словами, возникла наука об основах правильного мышления. Каждое бытие, считал Аристотель, может быть охарактеризовано с помощью представляющего его понятия — категории. Аристотель выделил 10 основных понятий: сущность, качество, количество, отношение, место (пространство), время, положение, обладание, действие, страдание. Из понятий состоят суждения истинные или неистинные; а на основании суждений по определенным правилам можно делать умозаключения. На основе этих правил можно формулировать доказательства.

Аристотель выделяет две формы доказательства: индукцию и дедукцию. Дедукцию мы используем, когда идем от общего к частному. Лучшим примером дедукции может быть силлогизм, т. е. соединение двух предложений, и третье предложение, которое из них следует:

Все люди смертны.
Сократ — человек.
Сократ — смертен.

Индукция, наоборот, идет от частных посылок к общим. Индукции Аристотель придает более важное значение: познание начинается от чувственных постижений, частных по отношению к разуму, к общему. Индукция лежит в основе определений.

Аристотель открыл некоторые закономерности, законы логики, правила мышления. Он признается «отцом логики» как науки. Разработанная им теория силлогизмов стала обязательной для изучения во всех европейских университетах, в том числе именно классическая аристотелевская логика изучается и в настоящее время как часть современной логики.

О воспитании и обучении. Заметное место в наследии Аристотеля так же, как и у его предшественников — Сократа и Платона, занимают проблемы воспитания и образования.

Аристотель подчеркивает необходимость разработки концепции воспитания на уровне государства, а не частных лиц. Аристотель считал, что воспитание должно восполнить то, чего человеку недостает от природы [26, 1337 а], и обращает внимание на проблему, которая обозначилась в государстве: «В настоящее время существует разногласие по поводу практики воспитания: не все согласны в том, чему должны учиться молодые люди и в целях развития в них добродетели, и ради достижения наилучшей жизни; не выяснена также и цель воспитания — развитие ли умственных способностей, или нравственных качеств» [26, VIII, 1337 а, 35].

Это задача государственного масштаба. А так как государство имеет одну конечную цель, то ясно, что для всех нужно, по мнению Аристотеля, единое и одинаковое воспитание, и «забота об этом воспитании должна быть общим, а не частным делом, как теперь, когда всякий печется о своих детях частным образом и учит частным путем тому, что ему вздумается» [26, VIII 1337 а, 20—25]. Правда, Аристотель видит и недостатки только общего подхода к разработке концепции воспитания, т. к. общее не может учесть индивидуальные особенности воспитуемого: «Придется признать, однако, что при внимании [к воспитанию] в частном порядке ... в каждом отдельном случае достигается большая точность, ибо каждый тогда получит то, что ему больше подходит» [26, X 1180 в, 10].

Аристотель приводит очень интересные и заслуживающие внимания наших современников собственные наблюдения над процессом обучения, рассуждает о методических приемах, которые нужно использовать в обучении; о роли учителя и воспитателя. Приведем некоторые из его мыслей и выводов по обозначенным проблемам.

  • «Всякое обучение и всякое обоснованное на размышлении учение исходит из ранее имеющегося знания» [27, I, 71 а].
  •  «При желании разъяснить что-либо не надо пользоваться неясными примерами, но неясное разъяснять при помощи очевидного, причем умопостигаемое — при помощи чувственного: оно всего яснее» [4, V, 1013 а].

Аристотель, подобно Платону, считает образование и воспитание молодежи делом государственной важности: «Получить смолоду правильное руководство [на пути] к добродетели трудно, если не быть воспитанным соответствующими законами; ведь жить благоразумно и выдержанно большинству не доставляет удовольствия, и особенно молодым. Именно поэтому воспитание и занятия должны быть установлены по закону» [28, X, 1179 в, 30—35]. Об учении Аристотель говорил: «Корни его горьки, но плоды сладки» [8, с. 210].

«Воспитание, — говорил он (Аристотель — В. С.), — нуждается в трех вещах: в даровании, науке, упражнении». А на вопрос, какая разница между человеком образованным и необразованном, он ответил: «Как между живым и мертвым». Воспитание в счастье — украшение, а в несчастье — прибежище. И еще глубокая мысль: «Воспитание — это лучший припас старости».

Учителя, которым дети обязаны лишь воспитанием, почтеннее, чем родители, которым дети обязаны лишь рождением: одни дарят нам только жизнь, а другие — добрую жизнь.

На вопрос, что такое друг, Аристотель ответил: «Одна душа в двух телах» [8, с. 210—211].

Интересен ответ Аристотеля на вопрос, какую он пользу получил от философии: «Стал делать добровольно то, что делают в страхе перед законом». Еще одно глубокое изречение Аристотеля как ответ на вопрос, что надо делать, чтобы преуспеть в науке: «Догонять тех, кто впереди, и не ждать тех, кто позади» [8, с. 211].

Характеризуя вклад Аристотеля в сокровищницу философской мысли, отметим, что аристотелизм — это философская доктрина, избегавшая крайних решений и склонная признать ту часть истины, которая была присуща каждой из этих крайностей. Таким образом, можно сказать, что Аристотель, разрабатывая собственное философское учение, следовал сформулированному им же самим принципу «золотой середины».

В метафизике Аристотель избегал крайностей материализма и идеализма, в теории познания — рационализма и эмпиризма, сенсуализма; в этике — морализма и гедонизма, утверждавшего, что счастье заключается в получении удовольствия.

Огромно количество идей, теорий, рассуждений, которые введены в философию Аристотелем. Его признают отцом многих частных наук, и прежде всего логики, психологии; ему принадлежит разработка значительного по количеству категориального аппарата философии, а также многое другое, что и сегодня занимает умы философов и представителей частных наук. Многому положил начало Аристотель. Его творчество является вершиной не только древнегреческой науки, но и всего древнего мышления. Его философская система обширна и логически упорядоченна. Поэтому Аристотеля долгое время определяли как философа с большой буквы.

Г. В. Ф. Гегель писал об Аристотеле, что он был одним из богатейших и глубокомысленнейших из когда-либо являвшихся на арене истории научных гениев, человек, равных которому не произвела ни одна эпоха, что ум Аристотеля проник во все стороны и области реального универсума и подчинил пониманию их разбросанное богатое многообразие. Аристотель в продолжение многих веков был учителем всех философов.

Темы: Аристотель
Источник: Степанович В.А., История философии: Курс лекций в 2-х томах. Т. 1: Исторические типы классической философии. — М.: Прометей, 2018. — 457 с.
Материалы по теме
Аристотель о науке политике
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева И90 История политических учений: Учебник для вузов....
Космоцентризм древнегреческой философии: основные школы и представители
Философия для «чайников». Учебник для академического бакалавриата: А. Д. Попова, 2018
Учение о добродетели Аристотеля
Этика : учебник / Р.Г. Апресян. — Москва : КНОРУС, 2017. — 356 с. — (Бакалавриат и...
Философия Сократа, Платона, Аристотеля, ее значение для античной культуры и современности
Н.В. Рябоконь. Философия УМК - Минск.: Изд-во МИУ, 2009
Законы логики
Нежданов И.Ю., Аналитическая разведка для бизнеса
Справедливость по Аристотелю
Рождественский Ю.В., Теория риторики
Метод Аристотеля
Рождественский Ю.В., Теория риторики
Философия Аристотеля
Философия. Конспект лекций: учебное пособие / А.А. Горелов. — М. : КНОРУС, 2013. —176 с....
Оставить комментарий