Агрессивное поведение и пол

Исследования детей ясельного и дошкольного возраста с использованием отзывов воспитателей или прямых наблюдений показывают, что в поведении мальчиков бывает больше гнева, агрессии, склонности к разрушению и драчливости, чем среди девочек. Половые различия в побуждении к разрушению выявлены при анкетировании студентов, вспоминавших свое детство. В наше время тенденция большей физической агрессии мальчиков продолжает сохраняться. Так, среди лиц, уличенных в жестоком обращении с детьми, число мужчин превышает число женщин в 4 раза.

Решение вопроса о том, кто более агрессивен, зависит от того, о каком виде агрессии идет речь. Физическая агрессия действительно более присуща мужскому полу. Однако П. А. Ковалев (1996) и Бьерквист с коллегами показали, что косвенная вербальная агрессия (сплетни, клевета, злоязычие) более присуща женскому полу.

Сходные данные получены и другими исследователями. А. Ю. Степанян с соавторами (2007) показано, что у мальчиков-подростков сильнее выражены физическая агрессия и открытое агрессивное поведение, а у девочек-подростков — вербальная агрессия.

Исследований, показывающих половые различия в агрессивном поведении и агрессивности, в зарубежной и отечественной литературе довольно много. Данные одного из таких исследований приведены на рис. 13.4.

Из приведенных на рисунке данных видно, что девочками чаще используется манипуляция, а мальчиками — прямая физическая и вербальная агрессия.

По данным В. С. Савиной (2001), мальчики 9-10 лет больше проявляют агрессивность, чем девочки того же возраста, при том в форме как физической, так и вербальной агрессии (автор пользовалась методиками, в которых вербальная косвенная агрессия не выделяется). При выделении же косвенной вербальной агрессии картина несколько меняется. Как показано П. А. Ковалевым (1996), лица мужского пола преимущественно склонны к прямой и косвенной физической агрессии (драке), а также к прямой вербальной, а лица женского пола — к косвенной вербальной агрессии (сплетничанью). Сходные данные получены Лагерспец с соавторами (Lagerspetz et al., 1988) на финских детях 11-12 лет: девочки предпочитали использовать косвенные формы агрессии (распускали слухи, заводили нового друга в отместку старому), а мальчики чаще выражали агрессию открыто (толкались, дрались, кричали). В исследовании П. Сирс (Sears, 1951) проводилось наблюдение над детьми дошкольного возраста, игравшими в куклы, представлявшие членов семьи в типичной домашней обстановке. Было выявлено, что мальчики не только проявляли большую агрессию в сравнении с девочками, но были также более склонны к агрессии в смысле причинения физического вреда, в то время как девочки прибегали к вербальной и другим символическим формам агрессии.

Эти различия, вероятно, обусловлены несколькими причинами. Во-первых, как отмечают Бьерквист с соавторами (Bjorkvist et al., 1994), женщины слабее физически, поэтому им нет смысла применять прямую физическую агрессию (хотя, с другой стороны, кто им мешает ее применять в конфликтах с представительницами своего пола?). Во-вторых, применение прямой физической и отчасти прямой вербальной агрессии, по мнению Э. Игли (Eagly, 1987), не вписывается в образ женщины как нежного, мягкого, кроткого, отзывчивого существа. Женщины испытывают смущение от проявления агрессии на людях.

Однако реактивная агрессия свойственна девочкам в такой же степени, как и мальчикам (Crick, Dodge, 1996; Guerra, Slaby, 1990). Мальчики и девочки были одинаково агрессивны, если им предлагали равное поощрение за агрессивное поведение (Bandura, 1973).

Выводы метаанализа, проведенного Хайд (Hyde, 2005), в отношении исследований о гендерных особенностях проявления агрессивного поведения, осуществленных за последние 20 лет, в том, что очевидны различия в проявлении физической агрессии и что различия в вербальной агрессии становятся все меньше. При этом различия более очевидны при измерении с помощью прямого наблюдения и менее — при измерении с помощью самоотчета или с помощью оценок учителей.

Девочки не менее агрессивны, чем мальчики

Микки Крик и Дженнифер Гротпетгер (Crick, Grotpetter, 1995) предположили, что как мальчики, так и девочки могут быть крайне враждебными и агрессивными, но по-разному проявляют свою агрессивность. Мальчики, часто преследующие соревновательные, инструментальные цели, склонны к ударам, оскорблениям и другим открытым формам агрессии по отношению к доставляющим неудовольствие или стоящим на пути фигурам. Напротив, девочки более склонны к сосредоточению на экспрессивных или опосредованных целях, скорее устанавливая с окружающими тесные, интимные взаимоотношения, чем пытаясь соревноваться с товарищами или доминировать над ними.

Поэтому Крик и Гротпеттер предположили, что агрессивное поведение девочек должно быть согласованным с социальными целями, которые те преследуют, и состоять из скрытых форм косвенной агрессии, таких как разрыв отношений с врагом, выключение его из социальной сети или использование определенных приемов (например, распространение слухов), которые могут нанести вред дружеским отношениям соперника или его статусу в группе сверстников.

Для того чтобы проверить эту гипотезу, среди детей III по VI класс был проведен опрос, в ходе которого испытуемых просили назвать одноклассников, которые часто демонстрировали акты открытой агрессии (например, удары или оскорбления) и скрытые манипулятивные действия (например, прерывание отношений, пренебрежение или отвержение)... Открытую агрессию, по мнению испытуемых, гораздо чаще демонстрировали мальчики... но в косвенную агрессию были вовлечены в основном девочки. Очевидно, что эти трудноуловимые и окольные выражения враждебности не всегда могут быть легко отслежены жертвами, таким образом давая нарушителю моральных норм возможность продолжать свою деятельность, избегая открытого конфликта. Даже девочки в возрасте от 3 до 5 лет учатся данным формам агрессии, будучи уже более, чем мальчики того же возраста, склонными к тому, чтобы уйти от общения с провоцирующим сверстником, а не ударить его (Crick, Casas, Mosher, 1997; Crick et al., 1998) и подвергать преследованию некоторых сверстников, используя скрытые манипулятивные способы (Crick, Casas, Ku, 1999).

Шэффер Д., 2003, с. 727-728.

Л. М. Семенюк (1998) выявила как различия, так и сходство в проявлении разных форм агрессии мальчиками и девочками подросткового возраста (табл. 13.9).

В исследовании Ж. Ю. Дреевой (2000) выявлено, что компьютерные игры с элементами агрессии вызывают у мальчиков большее повышение показателей раздражения и вербальной агрессии, чем у девочек.

Зейнер с соавторами (Zeiner et al., 2003) проводился эксперимент в соревновании по времени реакции. В процессе соревнования испытуемые могли воздействовать друг на друга ударами электрического тока. При этом на удар соперника можно было и не отвечать. Установлено, что юноши чаще использовали электрический ток и большей силы, чем девушки.

Высказывается мнение, что агрессивное поведение является каналом разрядки возбуждения, возникающего при конфликтах. Данные экспериментов показывают, что это не всегда так, и определенную роль играют половые различия в использовании агрессии. В экспериментах Д. Хокансон и др. (Hokanson D., Burgess М„ 1962; Hokanson D., Edelman R., 1966) испытуемые реагировали на межличностный конфликт агрессивно или дружески. Выявилось, что у мужчин при агрессивном реагировании эмоциональное возбуждение, о котором судили по физиологическим сдвигам, уменьшалось быстрее, чем при дружеском реагировании. При невозможности проявления прямой агрессии (физической или вербальной) при сильном гневе, т. е. при фантазировании агрессивного ответного действия или вообще отсутствии агрессии, артериальное давление оставалось высоким, что свидетельствовало о сохранении эмоционального напряжения.

По-другому снижалось эмоциональное напряжение у женщин. При дружеской реакции оно снижалось быстрее, чем при агрессивной. Такие различия между мужчинами и женщинами Д. Хокансон (Hokanson, 1970) объясняет тем, что у мужчин агрессия является инструментальной формой поведения, т. е. не самоцелью, а средством достижения цели — разрешения конфликта.

Имеются половые различия в отношениях к агрессии. Как пишут Р. Бэрон и Д. Ричардсон (1998), ссылаясь на ряд авторов, женщины, в отличие от мужчин, считают склонность к доминированию у своего возможного супруга весьма привлекательной чертой. Эти данные дают основание биологам предполагать, что напористое поведение как форма проявления агрессивности может помогать мужчинам передавать свои гены последующему поколению. Мужчины после агрессивного поведения, как правило, в меньшей степени испытывают вину и тревогу. Женщины же, напротив, обеспокоены тем, чем агрессия может обернуться для них самих. Проявив агрессию, они скорее будут реагировать на нее чувством вины и страха (Хекхаузен X., 1986). Так, мать, побив в гневе своего ребенка, после этого может плакать вместе с ним.

Более того, женщины рассматривают агрессию как потерю самоконтроля, как экспрессию, как выражение эмоционального напряжения при гневе. Мужчины же относятся к агрессии как к способу установления контроля над другими (Eastin et al., 2003). Касаясь проявлений агрессии в собственной жизни, женщины описывают их более морально приемлемыми, чем мужчины.

Конечно, это объясняет только тенденцию большей агрессивности мужчин и не говорит о том, что любой мужчина обязан демонстрировать более высокие уровни прямой физической агрессии, чем женщины. Так, Р. Бэрон и Д. Ричардсон отмечают, что половые различия в физической агрессии наиболее заметны в ситуациях, когда к агрессии вынуждены прибегнуть (например, из-за исполнения социальной роли), в отличие от ситуаций, когда к ней прибегают без всякого принуждения. Кроме того, склонность мужчин демонстрировать агрессию более очевидна после сильной провокации, нежели при ее отсутствии. В то же время Б. Коппер и Д. Эпперсон (Коррег, Epperson, 1991) выявили, что женщины маскулинного типа более склонны к гневу и к тому, чтобы отыгрывать его на окружающих.

По данным Я. Ю. Копейко (2000) у мужчин и женщин между агрессивным поведением и уровнем тревожности существуют связи разного характера. У мужчин эта связь обратная, а у женщин — прямая. Автором сделан вывод, что агрессивное поведение мужчин имеет более непосредственный характер и связано с контролирующей функцией Супер-эго. У женщин такое поведение является некоторым защитным механизмом, более связанным с силой — слабостью Эго.

Защищенность от агрессии. По данным Л. А. Гаязовой (2007), пожилые мужчины менее, чем пожилые женщины, защищены от таких форм агрессии со стороны близких, как недоброжелательное отношение и публичное унижение (табл. 13.11).

Источник: 
Ильин Е. П.Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии»).
Материалы по теме
Агрессивность мужчин и женщин
Ильин Е. П. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Особенности полового созревания лиц мужского и женского пола
Ильин Е. П. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Лидерство и пол
Ильин Е. П.Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Половые особенности выбора партнера по общению детьми
Ильин Е. П., Психология общения и межличностных отношений. — СПб.: Питер, 2009. — 576 с....
Моральное развитие мужчин и женщин
Ильин Е. П. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Половое влечение у мужчин и женщин
Ильин Е. П. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Пол и эффективность руководства
Ильин Е. П.Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Теснота общения и пол
Ильин Е. П., Психология общения и межличностных отношений. — СПб.: Питер, 2009. — 576 с....
Оставить комментарий