Понятие и признаки правовых норм

Правовой нормой называется установленное или санкционированное государством правил о поведения, охраняемое от нарушений с помощью мер государственного принуждения.

Правовая норма носит общий характер. В отличие от команд, велений, распоряжений по конкретным вопросам норма рассчитана на регулирование не единичного, отдельного отношения, а вида общественных отношений; правовая норма продолжает действовать после реализации в индивидуальных отношениях и в поведении конкретных людей. Всякая норма - результат обобщения типических и видовых качеств общественных отношений (родственные отношения, отношения обмена или купли-продажи, отношения власти и подчинения, отношения собственности или аренды и т.п.), участников этих отношений (граждане, объединения лиц, иностранцы, государственные органы, должностные лица и т.п.), действий и событий, влекущих правовые последствия (дарение, купля, кража, вступление в брак, назначение на должность, гибель имущества и т..п.), объектов права (виды имущества и т.п.).

Правовая норма адресована кругу лиц, определенных видовыми признаками (граждане, родители, супруги, налоговая инспекция, судебный пристав и т.д.). В отличие от распоряжения, адресованного точно обозначенным лицам и действующего до его исполнения (распоряжение о строительстве здания, о проведении этой осенью прививок против гриппа и дифтерии, о передаче точно определенного имущества, о выплате премии, об увольнении и т.п.), правовая норма не исчерпывается исполнением. Она обращена в будущее в том смысле, что рассчитана не только на данный, наличный случай (отношение), а на вид, неограниченное число определенных в общей форме случаев и отношений (заключение договора, передача имущества, вступление в брак, рождение ребенка и т.п.) и реализуется каждый раз, когда возникают предусмотренные ею обстоятельства и ситуации.

Правовые нормы носят волевой (социально-волевой) характер. Во-первых, они адресованы свободной воле участников общественных отношений и имеют смысл лишь там, где у адресата нормы существует выбор вариантов поведения, во-вторых, направление этого выбора (содержание правила поведения) определяется государственной волей господствующих или влиятельных в данном обществе классов, сословий, социальных групп, партий, воздействующих на формирование и развитие права.

Это не означает, что каждая отдельно взятая правовая норма выражает волю точно определенного класса, социальной группы, политической партии. В обществе вообще и в правотворчестве в частности действуют социальные законы-тенденции, значительная часть которых носит статистический (вероятностный) характер. Поэтому отдельные нормы могут выражать волю разных социальных групп, а то и вообще не выражать ничью волю, а быть ошибкой, заблуждением или невыполнимым правилом (нормы средневекового права о "нечистой силе" и т.п.).

Важно учитывать также такое качество права, как его системность: право не "сумма", не "совокупность" норм, а их система, основанная на взаимосвязи составляющих ее элементов; именно в этом качестве оно и реализуется в обществе, создавая стабильный правопорядок, в конечном счете соответствующий интересам социальных групп (классов, сословий, партий), способных воздействовать на возведение в закон государственной воли. Органически включаясь в правовую систему, правовые нормы приобретают (в разной степени) социально-волевую направленность, свойственную данному праву в целом.

Волевой характер правовых норм придает им качества социальных регуляторов. В правовых нормах отражаются и выражаются те типичные для данного общества ситуации и отношения, которые предполагается либо запрещать и пресекать (общественно вредные и общественно опасные деяния), либо поддерживать, охранять и воспроизводить. Направленность этого социального контроля и регулирования, которым служит взятая в целом система правовых норм (т.е. право), предопределяется выраженной в праве государственной волей, зависящей от интересов господствующих или влиятельных социальных сил. С другой стороны, нормы права адресованы не только интеллекту участников общественных отношений, а именно их воле, ибо правовая норма не только описывает жизненную ситуацию, но и предписывает определенный выбор из возможных линий и вариантов поведения, выбор, опирающийся на властное веление государства и угрозу применением принуждения в случае нарушения правовой нормы.

Сущностным качеством правовых норм является их связь с государством.

Правовые нормы устанавливаются или санкционируются компетентными органами государства. Правотворческая деятельность государства наиболее очевидна при преобладании таких источников права, как законы и другие нормативные акты, издаваемые государством. Но государство остается силой, творящей право, и при санкционировании не им созданных норм (обычаев, религиозных правил, правовых доктрин, договоров), которые становятся правом только и именно в результате придания им общеобязательной силы. Не менее важна роль государства и его органов в реализации ряда правовых норм и в охране всех норм права от нарушений. Известно, что в государственно-организованном обществе право принуждать принадлежит только специально управомоченным на то государственным органам и должностным лицам: "монополия принуждения" является одним из качеств, признаков государства, властно пресекающего самосуд или самоуправство. Все споры и конфликты, предполагающие применение силы, рассматриваются и решаются только государственными органами.

Как отмечено, нормы всегда предписывают участникам общественных отношений, которые могут поступать по-разному, требуемый, должный вариант. Этот вариант государство предписывает под угрозой государственного принуждения, применяемого для восстановления нарушенных прав (где это возможно) и (или) для наказания нарушителя обязанности, запрета. Весь смысл существования права - в поддержании определенного порядка, в предупреждении и решении индивидуальных и социальных конфликтов и споров, а также в упорядочении самого процесса государственного принуждения, применяемого в этих целях.

С точки зрения логики норм, связь права с государством наиболее непосредственно выражена в установлении мер государственного принуждения, применяемых к нарушителям правовых норм. С этим связано долженствование особого рода: правовые нормы отличны от нормативных суждений науки (фактических утверждений) тем, что представляют собой предписания, общеобязательные "модели поведения", а не констатацию наличных фактов. От фактического утверждения норма отличается функционально: "Основная задача нормы не в описании определенного поведения или результатов этого поведения, а в предписании поведения"*(969). Иными словами, правовая норма обращена в будущее и описывает как нечто должное.

Особенностью правовых норм является их предоставительно-обязывающий характер. Они регулируют поведение людей посредством правовых отношений, связь участников которых состоит во взаимных правах (обеспеченная государством возможность определенного поведения) и обязанностях (необходимость определенного поведения, нарушение которой влечет применение мер государственного принуждения). Норма как модель правоотношения в общем виде определяет возможное поведение одной стороны будущего отношения (работник имеет право на ежегодный отпуск, автор имеет право на неприкосновенность созданного им произведения) и юридическую обязательность каких-либо действий или воздержания от действий другой стороны этого отношения (работодатель обязан предоставить каждому работнику ежегодный отпуск; при использовании произведения запрещается без согласия автора вносить в это произведение изменения).

Наконец, важным качеством правовых норм является их формальная определенность, т.е. точное бесспорное обозначение обстоятельств, порождающих правовые последствия, определение самих этих последствий, качеств, присущих участникам правоотношений, и др. Формальная определенность правовых норм во многом зависит от системы источников (форм) права и присуща правовым системам в разной степени.

Норма права и правоотношение - основные категории общей теории права, в границах которых располагается практически весь ее понятийный аппарат, все содержание общей теории.

В процессе продолжающейся в нашей литературе дискуссии о понимании права взгляд на правовые нормы как на основное содержание права довольно резко критиковался как узконормативное нормативистское, позитивистское понимание, сводящее право к текстам закона, содержащим "приказы власти". Нормативное понимание права критиковалось за отрыв текстов закона от практики их осуществления, за недостаточное внимание к нравственным основам права, к проблемам прав и свобод личности. Некоторые из этих упреков справедливы в том отношении, что изучение текстов нормативных актов в отрыве от правовых отношений, без учета особенностей общественного правосознания и правоприменительной практики, существенно препятствует подготовке обоснованных предложений о совершенствовании законодательства, а также системы гарантий укрепления законности и правопорядка. Кроме того, взгляд на правовые нормы как на "приказы власти" порождал представление, что объем прав и свобод личности произвольно определяется государством, зависит от "милости властей", причем даже и закрепление законом прав граждан ограничивает их свободу, "хотя бы уже потому, что закрепляются именно такие, а не иные права, что именно этими, а не иными правами разрешается пользоваться. Кроме того, указываются возможности и характер пользования правами".

Однако критика взглядов на право только как на тексты закона, выражающие веления государственной власти, содержится и в трудах сторонников нормативного понимания права, большая часть которых видит в праве социальную реальность, существующую не только как нормы и тексты, но и как их отражение в сознании общества (право - сознание), и как реализация норм в отношениях между людьми (право - отношение), и как динамичная практика осуществления правовой системы в целом (право - порядок). Спор идет о том, существует ли в правовой системе какое-либо ведущее, определяющее начало или все вообще правовые явления равнозначны, когда речь идет о праве.

В процессе дискуссии о понимании права именно по этой проблеме сформировались две основные позиции: одни теоретики считают, что право состоит из норм, изложенных в законах и иных источниках права (нормативное, "узкое понимание права"), другие включают в содержание права не только нормы, но и субъективные права, правосознание, практику реализации права, законность и правопорядок, другие правовые, а также моральные явления ("широкое понимание права"). Участники дискуссии обоснованно отмечали, что при сопоставлении взглядов сторонников "узкого" и "широкого" понимания права главным является "ответ на один важный вопрос - субординированы или только координированы включаемые ими в право разные элементы? Если субординированы, причем субординированы именно системой норм, тогда нет спора или остается всего лишь спор о словах: право - не только нормы; но все остальное, входящее в право, подчинено нормам и производно от них. Если же координированы и значит, что ни один из элементов не подчинен другому, то отсюда следует, что действие норм может быть парализовано субъективными правами, как и действие прав - нормами, что правосознание и мораль способны помочь не только формированию и применению закона, но и отказу от его действия независимо от воли законодателя*(972). Отсюда с непреложностью следует возможность отказа от выполнения или применения любого из действующих законов под тем предлогом, что этот закон не соответствует чьим-то представлениям о содержании права, нравственности, правосознанию, судебной или иной практике и т.п. На основе "широкого понимания права", считающего правом неопределенный круг общественных и индивидуальных явлений, имеющих прямое или косвенное отношение к праву или близкое к нему терминологическое обозначение, практически невозможно отличить правомерное поведение от неправомерного, юридически значимое от юридически безразличного, обязательное от необязательного и т.п.

Нормативная концепция права основана на представлении, что в праве нет ничего юридического, кроме определений юридических фактов и правовых состояний (включая статусы субъектов права), субъективных прав и обязанностей участников правоотношений, запретов и санкций за их нарушение - того, что составляет содержание правовых норм. Для практики применения права или правотворчества в нашей стране, где основным источником (формой) права являются нормативно-правовые акты, имеет первостепенное значение понятие о праве как о системе норм. Объективно существующие связи юридически значимых элементов этой системы выражаются так называемой "логической структурой правовой нормы".

Источник: 
Теория государства и права - Учебник (под ред. М.Н. Марченко)
Темы: