Чем определяется психическое развитие человека?

Периодизация психического развития - ключевой вопрос психологии развития и психологической науки в целом. Упорядочение имеющихся фактов и закономерностей психических явлений и процессов предполагает открытие всеобщих законов психики, ее становления в фило- и онтогенезе.

В науке широко известна периодизация химических элементов Д. И. Менделеева, которая отражает универсальный закон естествознания. Периодизация Д.И.Менделеева не только упорядочила знания о химических элементах на основе универсального закона, но и прогнозировала открытие новых, в то время еще не описанных элементов, с предполагаемыми характеристиками. Этот пример иллюстрирует то значение, которое играет периодизация в науке. Вероятно, периодизации отражают степень зрелости той или иной науки. Психология как относительно молодая наука ищет пути решения проблемы периодизации психического развития. Однако непротиворечивого общего решения этого фундаментального вопроса еще нет. Рассмотрим вопросы и проблемы периодизации психического развития, а также варианты их решения.

Развитие человека представляет непрерывную динамику изменений. Эти изменения особенно очевидны при сравнении младенца, школьника, взрослого человека и старика. Развитие человека от момента образования зародыша будущей жизни до его смерти называется онтогенезом (от греч. онто - сущее + генез - развитие). Термин «онтогенез» был введен немецким биологом Э. Геккелем. Много веков существует загадка появления сознания, эмоциональных переживаний, творческих взлетов, сложного внутреннего мира у человека, который при рождении так хрупок, беспомощен и лишен возможности заявить о своих переживаниях и нуждах.

Психология всегда рассматривала проблему психического развития как одну из центральных. Ответ на вопрос, как возникает психика, что определяет ее развитие, определяет и теоретический, и практический фундамент психологии.

Еще в русле философских концепций высказывались противоположные взгляды на природу психики, в которых противопоставлялись биологические и социальные, врожденные и приобретенные, внутренние й внешние причины становления психики.

Современная психология развития отказалась от подхода к природе развития психики в терминах «или биологическое, или средовое (социальное, культурное)» в пользу понимания важности и того и другого факторов в психическом развитии. Современная психология рассматривает и изучает взаимодействие биологических (генетических) и социокультурных (средовых) факторов как неразрывных звеньев процесса психического развития. Однако перед психологией стоит задача раскрыть представления о единстве генетических и средовых факторов в психическом развитии человека.

Генетические и средовые факторы в психическом развитии человека. Новая область психологии - психогенетика - интенсивно изучает этот вопрос. Ею уже получены существенные данные о роли генетических и средовых факторов в развитии интеллекта человека, некоторых заболеваниях (например, алкоголизм, аутизм), ведутся интенсивные исследования в области развития темперамента и личности человека.

Психогенетика сравнивает развитие людей с одинаковым набором генов, как у однояйцевых близнецов (монозиготных - МЗ) и сходным только наполовину, как у разнояйцевых (дизиготных - ДЗ) близнецов. Другим методом исследования является сопоставление приемных детей с их биологическими родителями и усыновителями.

Два вопроса психологии развития адресованы генетическим исследованиям: изменяется ли наследуемость в процессе развития и как генетические факторы распределены на разных возрастных отрезках? Когда оцениваются эффекты наследуемости, важным является представление о том, возрастает ли роль наследственности в процессе жизненного цикла либо она становится менее значительна. Большинство людей и даже специалистов, профессионально занимающихся проблемой развития, ответят, что роль наследственности в жизни человека уменьшается с возрастом. Кажется, что жизненные события, образование, работа и другой опыт аккумулируются в течение жизни. Это предполагает, что окружающая среда, особенности образа жизни оказывают возрастающее влияние на фенотипические различия, что с необходимостью ведет к уменьшению роли наследуемости. Наследуемость большинству людей представляется раз и навсегда заданной, а генетические эффекты неизменными от начала жизни до ее конца.

Данные, полученные в исследованиях генетики поведения, дают прямо противоположные ответы на сформулированные выше вопросы. Важность генетических факторов возрастает в течение жизни, особенно для общей когнитивной способности. Например, лонгитюдное исследование (прослеживающее развитие одних и тех же людей на протяжении определенного времени) приемных детей в Колорадском проекте (Colorado Adoption Project) представило данные об общей когнитивной способности (интеллекте) в диапазоне от младенчества до подросткового возраста. Корреляции между биологическими родителями и их родными детьми, которые живут от них отдельно, увеличиваются на 0,18 - у младенцев, 0,20 - у 10-летних детей и 0,30 - у подростков. Корреляции между приемными родителями и приемными детьми равнялись 0. Данные означают, что фамильная среда не так важна для общей когнитивной способности.

Различие между МЗ и ДЗ увеличивалось особенно сильно во взрослом возрасте. Значение наследуемости МЗ близнецов, выросших раздельно, оценивалось на уровне 75 % по сумме пяти исследований. Недавнее изучение близнецов, выросших вместе и врозь, в возрасте 60 лет, в рамках шведского проекта (Swedish Adoption-Twin Study of Ageing), показало наследуемость на уровне 80 %. Это означает, что различия между людьми по интеллектуальному развитию на 80 % обусловлены действием генов.

Другим важнейшим фактом для понимания природы психического развития являются данные об уменьшении значения общей среды в развитии. Мировая литература по близнецам указывает, что общая среда становится незначительной для интеллекта во взрослом возрасте, тогда как ее вклад в индивидуальные различия в детстве оценивается на уровне 25 %.

Ответ на второй вопрос «Постоянна ли величина генетического влияния в процессе развития?» анализируется в области психогенетики при помощи лонгитюдных исследований. Психогенетические исследования показали, что влияние генетических и средовых факторов неравномерно представлено как в различных аспектах психического развития, так и по своей интенсивности в течение жизни человека. Так, можно выделить два важных переходных периода генетических влияний в развитии интеллекта: это переход от младенчества к раннему детству и от раннего детства к младшему школьному возрасту. Во всех теориях когнитивного развития эти периоды считаются важнейшими.

Данные психологии развития и психогенетики указывают на то, что генетические и средовые факторы определяют становление человека. Большой вклад наследственности в интеллектуальное развитие является результатом того, что активизированы все генетические программы, тогда как незначительность генетического влияния на раннем этапе развития интеллекта указывает на то, что для реализации потенциала человека среда (а значит, и возможности, и формы обучения, и родители, и общество) должна максимально способствовать реализации генетических возможностей ребенка.

Развитие как метафора эпигенетического ландшафта. Представить себе, как происходит взаимодействие природных и средовых факторов, поможет понятие эпигенетического ландшафта, введенное Ч. Уадингтоном как метафора процесса развития. Если предоставить развивающийся организм неким шаром, расположенным среди холмов и впадин, вдоль которых он может катиться, следуя возможным путям развития, то ландшафт накладывает ограничения на движение катящегося шара. Какой-то случай в окружающей среде может подтолкнуть ^ар к изменению курса, и он попадет в более глубокую впадину, которую труднее преодолеть, чем мелкую. Эта метафора иллюстрирует тот факт, что существует естественный путь, по которому может пойти развитие. Существует также и разная чувствительность к влияниям среды. Ограничения развития обозначаются термином канализация (движете по строго ограниченному пути). Канализация является тем процессом, который гарантирует некоторые аспекты развития, например то, что мы имеем две руки и две ноги. Но и в этом случае могут быть сбои, что приводит к изменениям даже тех аспектов развития, которые кажутся нам универсальными и неизменными. Иногда дети рождаются с различными нарушениями, отсутствием конечностей, тогда процесс развития серьезно отклоняется. Промежутки между впадинами эпигенетического ландшафта могут быть представлены как критические точки в развитии, в которых процесс развития будет приобретать некоторые конкретные формы в зависимости от установленных факторов среды и времени. Переходы между соединяющимися впадинами могут отражать процесс развития между основными изменениями. Склон впадины показывает скорость процесса развития: неглубокие впадины отражают относительно устойчивые состояния, а крутые впадины отражают периоды быстрых изменений и переходы от одного способа организации к другому. При переходах влияния среды могут иметь более серьезные последствия, но те же самые события могут и не иметь последствий в других точках эпигенетического ландшафта. Метафора эпигенетического ландшафта иллюстрирует важный принцип развития. Он заключается в том, что один и тот же результат может быть достигнут разными путями. Этот принцип «завершающего равенства» объясняет, что развитие может быть более медленным или быстрым, может сопровождаться кризисами или более плавными переходами, так как у разных индивидов оно идет различными путями.

Системогенез как механизм непрерывности в генетико-средо-вом континууме. Преемственность, непрерывность развития обеспечивается разновременностью, гетерохронностью генезиса. Различные Длительность, скорость, темп развития разных систем создают необходимое адаптивное их объединение на разных уровнях становления в такую интеграцию, где высокоразвитые системы в сочетании с развивающимися порождают взаимодействие стабильных и динамических звеньев развития. Причем разновременность, гетерохронность наблюдается на биохимическом уровне, в общесоматическом, половом, функциональном, нервно-психическом развитии. В наибольшей степени разновременность выражена в психическом развитии человека. Не только отдельные функции, но даже их различные свойства и характеристики Могут находиться в разных фазах за счет неодинаковой скорости, темпов развития. Именно многообразие темпов создает чрезвычайно сложную, разнородную во временном отношении картину развития. Эта закономерность универсальна. П.К.Анохин определял гетерохронность как закономерность эмбриогенеза функциональных систем. В целом его концепция эмбриогенеза позволяет понять многие особенности эволю. ционного процесса, рассогласование в развитии разных сторон человеческой психики.

Идея гетерохронии разрабатывалась в биологии давно, начиная с Геккеля. Наиболее полная характеристика роли гетерохронии в жизни животных дается в работах А.Н. Северцова. Он указывал, что гетерохронии, появляющиеся в филогенезе, должны быть полезны и для эмбриона, и для взрослого человека. Нам представляется, что это положение справедливо для всех уровней развития человека.

Гетерохрония развития - первый принцип теории системогенеза П. К. Анохина, имеющей важнейшее значение для понимания механизмов эволюции поведения, психического развития человека.

Второй принцип системогенеза - консолидация функциональной системы. Он означает, что онтогенетическое созревание отдельных функциональных систем независимо от созревания целого органа связано с необходимостью их использования в первую очередь. Так, задолго до функциональной зрелости плечевой и туловищной мускулатуры мышца предплечья приобретает ведущее значение у эмбриона человека, что позволяет осуществлять спастическое удержание предмета сжатыми пальцами (хватательный рефлекс).

Третий принцип - минимальное обеспечение функциональной системы. Эта закономерность заключается в том, что функциональная система становится в какой-то степени полноценной задолго до того, как ее звенья получают окончательное оформление и дефинитивное состояние. Функциональная система благодаря этому приобретает приспособительную роль, благодаря чему она окончательно созревает.

Эти основополагающие принципы имеют значение для понимания механизмов адаптации, пластичности, континуальности поведения. Если окончательное созревание происходит при функциональном взаимодействии организма со средой, то понятно, что, говоря о процессах созревания, нельзя иметь в виду только внутренне детерминированный процесс. Это всегда взаимодействие заданного и данного в среде. Чем сложнее форма поведения, чем сложнее функция, тем дольше история становления, тем сложнее формы взаимодействия организма с внешним миром. Теория системогенеза вскрывает механизмы, принципы такого взаимодействия. В полной мере это относится и к психическому развитию человека. Принципы системогенеза: гетерохронии, консолидации, минимального обеспечения функций - дают ключ к пониманию высокой пластичности, преемственности в развитии человека, широких возможностей компенсации дефектов развития. Гетерохронное развитие, его конкретные проявления в отдельные периоды жизни оказываются связанными с общей стратегией становления человека как индивида.

На это обстоятельство указывал Б. Г. Ананьев. В гетерохронии различных систем человека он видел источники развития. Внутренние и внешние противоречия при взаимодействии индивида с миром и являются движущей силой развития. На различных этапах системогенеза происходит изменение «удельного веса» внутренних и внешних детерминант развития, что находит свое выражение в своеобразии становления уровней психического развития.

Однако обобщенные перспективные разработки системно-эволюционного подхода не дают ответов на конкретные вопросы: как, когда и какие внутренние и внешние факторы детерминируй^ развитие, как осуществляется многоуровневое и многокачественное взаимодействие? Некоторые данные могут быть получены при анализе сензитивных периодов развития.

Источник: 
Марцинковская Т.Д., Психология развития