Этапы развития психики в филогенезе

Рассмотрение психики как сложного динамического идеального образа, являющегося отражением окружающей среды, предполагает анализ развития ее форм в филогенезе. Филогенетический ряд форм психического отражения представляет собой огромные вариации поведения: от простого и короткого стереотипного акта до весьма сложных вариативных цепочек последовательных действий.

Для самого начала филогенетического ряда характерно стереотипное поведение. У простейших животных оно проявляется в примитивных локомоторных движениях, полностью определяемых структурой внешнего раздражителя. Эта форма поведения получила название кинез. В частности, у инфузории туфельки такая форма наблюдается при перепаде температур: чем дальше животное находится от места с оптимальной температурой, тем быстрее становятся его движения. Такая форма движения получила название ортокинез. При клинокинезе имеет место изменение направления движения, которое происходит по принципу «проб и ошибок»: инфузория осуществляет пробы до тех пор, пока не попадает в зону с оптимальной температурой. Для данной формы поведения характерна полная зависимость от интенсивности стимула.

В отличие от кинеза таксисы являются более сложной формой локомоторного поведения, носящей ярко выраженный ориентированный характер, т.е. при воздействии внешнего стимула животное ориентирует либо все тело, либо соответствующие органы в сторону благоприятного стимула или, наоборот, в сторону от неблагоприятного раздражителя. Таксисы позволяют животному более адекватно ориентироваться в окружающей среде по источникам раздражения, а не просто менять характер движения при неблагоприятных условиях. Кинезы и таксисы как самостоятельные формы поведения встречаются у простейших и многоклеточных.

С возрастанием уровня филогенетического развития происходит и усложнение поведения. У червей и моллюсков, хотя и преобладает форма поведения в виде таксисов, появляются цепочки врожденных таксисов, представляющие собой зачатки более сложных наследственно обусловленных форм активности, характерных для высокоорганизованных животных. В частности, у многощетинковых червей наблюдаются элементы брачного и агрессивного поведения, а вместе с этим и элементы общения. У кольчатых червей наблюдается способность к научению, что делает их поведение более пластичным.

Вместе с тем и у простейших, и у многоклеточных и червей можно выявить общие существенные особенности поведения. Заключаются они в том, что складываются из движений, ориентированных на отдельные свойства предметов и явлений окружающей среды, причем именно тех, от которых зависит осуществление жизненно важных функций. Отражение действительности происходит на уровне ощущений, что дало основание известному отечественному психологу А.Н. Леонтьеву назвать этот уровень элементарной сенсорной психикой.

Преобладающей формой поведения насекомых являются инстинкты как врожденные, стереотипные целостные акты, присущие представителям всего вида в целом. Однако это не означает, что поведением насекомых руководит только «слепой» инстинкт. В естественных условиях у насекомых обнаруживается способность к научению, которая чаще всего связана с ориентацией в пространстве и пищедобывательной активностью. Так, пчелы способны научаться ориентироваться по рисункам. Однако способность к научению у насекомых подчинена полностью запрограммированному поведению и вне указанных функциональных сфер не встречается.

Головоногие моллюски, птицы с их более развитой нервной системой и органами чувств обладают и более сложной системой поведенческих актов, основанных на целостном отражении явлений среды — предметным восприятием. Данный уровень развития психики был назван перцептивной психикой.

У млекопитающих получают полное развитие сложные навыки, обеспечивающие пластичность и изменчивость всего поведения. Такая пластичность проявляется в возможности быстрой перестройки навыка, а также в возможности переноса навыков в новые условия. Причем у высших млекопитающих появляются новые особенности поведения, освобождающие их от научения по принципу «проб и ошибок» и по типу стимул — реакция. Они не так зависимы от стимулов и могут решать весьма сложные проблемы, демонстрируя даже символические реакции.

Указанная способность, прогрессируя в филогенезе, дает возможность высшим позвоночным использовать дополнительные преимущества и приводит к возникновению новой формы поведения — интеллектуальной активности.

Высшие обезьяны оказываются способны не просто переносить прошлый опыт на новую ситуацию, но и отыскивать различные способы ее решения, устанавливая не просто сходство между вещами, а сходство отношений. Высшей степени развития эта форма активности достигает у человека, которому символические возможности в виде членораздельной речи позволяют широко оперировать накопленным опытом, извлекать пользу из символических связей с другими людьми в процессе обучения. Вместе с тем инстинкты и рефлексы у человека не исчезают, а маскируются огромным пластом культурного и социального опыта.

Таким образом, в процессе филогенеза происходит постоянная смена более простых форм поведения сложными. Причем сложные формы, появляясь, вначале накладываются на более простые формы, а затем полностью заменяют их. Каждый новый уровень развития характеризуется возникновением новых форм поведения, что способствует более тонкому приспособлению животного к окружающей среде. Далее мы рассмотрим некоторые формы поведения животных более подробно.

Источник: 
Карпов А.В., Общая психология