Нарушения в детско-родительских отношениях

Одно из направлений в описании типологии семейного воспитания — изучение воспитательных родительских установок и позиций. В общем виде были сформулированы оптимальная и неоптимальная родительские позиции.

Оптимальная родительская позиция отвечает требованиям адекватности, гибкости и прогностичности.

Адекватность родительской позиции может быть определена как умение родителей видеть, понимать индивидуальность своего ребенка, замечать происходящие в его душе изменения.

Гибкость родительской позиции рассматривается как способность изменения воздействия на ребенка по ходу его взросления и в связи с различными изменениями условий жизни семьи.

Прогностичность родительской позиции означает, что не ребенок должен вести за родителей, а наоборот, стиль общения должен опережать появление новых психических и личностных качеств детей. В дисгармоничных семьях, там, где воспитание ребенка приобрело проблемный характер, довольно отчетливо выявляется изменение родительских позиций.

К числу наиболее часто встречающихся нарушений в детско-родительских отношениях относятся следующие:
Отвергающая позиция. Родители воспринимают ребенка как «тяжелую обязанность», стремятся освободиться от этой «обузы», постоянно порицают и критикуют недостатки ребенка, не проявляют терпение.

Позиция уклонения. Эта позиция свойственна родителям эмоционально холодным, равнодушным; контакты с ребенком носят случайный и редкий характер; ребенку предоставляется полная свобода и бесконтрольность.

Позиция доминирования по отношению к детям. Для этой позиции характерны: непреклонность, суровость взрослого по отношению к ребенку, тенденции к ограничению его потребностей, социальной свободы, независимости. Ведущие методы этого семейного воспитания — дисциплина, режим, угрозы, наказания.

Отвергающе-принуждаюгцая позиция. Родители приспосабливают ребенка к выработанному ими образцу поведения, не считаясь с его индивидуальными особенностями. Взрослые предъявляют завышенные требования к ребенку, навязывают ему собственный авторитет. При этом они не признают прав ребенка на самостоятельность. Отношение взрослых к детям носит оценивающий характер.

Среди моделей, описывающих дисгармоничность детско-родительских отношений, можно встретить не только типологии деформаций родительских позиций, но и описания ролей, которые приписываются детям в проблемных семьях. Было выделено четыре наиболее типичные роли:
«козел отпущения» — возникает в семье, когда супружеские проблемы родителей, взаимное недовольство друг другом переходят на ребенка, он как бы отводит на себя негативные эмоции родителей, которые на самом деле они испытывают по отношению друг к другу;
«любимчик» — возникает тогда, когда родители не испытывают друг к другу никаких чувств, а эмоциональный вакуум заполняется преувеличенной заботой о ребенке, преувеличенной любовью к нему;
«беби» — отдален от родителей, как бы вытесняется из семейной общности, ему раз и навсегда предписано быть в семье только ребенком, от которого ничего не зависит;
«примиритель» — рано включившийся в сложности семейной жизни, занимает важнейшее место в семье, регулируя и устраняя супружеские конфликты.

В описании этих ролей видно, что ребенок выступает скорее как средство, используемое родителями для решения проблем отношений.

Рассмотрим еще две классификации нарушений в детско-родительских отношениях.

Так, например, А. С. Спиваковская выделяет восемь типов семей с такими отношениями.

Внешне спокойная семья. В этой семье события протекают гладко, со стороны может показаться, что отношения ее членов упорядочены и согласованы. Однако за благополучным «фасадом» скрываются сильно подавляемые в течение длительного времени чувства друг к другу.

«Вулканическая» семья. В этой семье отношения изменчивы и открыты. Супруги постоянно выясняют отношения, часто расходятся, чтобы вскоре нежно любить и опять относиться друг к другу искренне и нежно. В этом случае спонтанность, эмоциональная непосредственность преобладают над чувством ответственности. Хотят того родители или нет, специфическая эмоциональная атмосфера семьи оказывает постоянное воздействие на личность ребенка.

Семья-«санаторий», Это характерный тип семейной дисгармонии. Поведение супругов принимает вид санаторных, усилия затрачиваются на своеобразное коллективное самоограничение. Супруги все время проводят вместе и стараются удержать около себя детей. Поскольку бессознательная цель одного из супругов — удерживание любви и заботы другого, ребенок не может компенсировать недостаток любви со стороны ни одного, ни другого родителя. Ограниченность семьи заботой, внутренними отношениями приводит к постоянной фиксации внимания на здоровье, подчеркиванию всевозможных опасностей, запугиванию. Необходимость удержать ребенка в семье приводит к дискредитации внесемейных ценностей, к процессе общения ребенка, предпочитаемых форм проведения свободного времени. Мелочная опека, жесткий контроль и чрезмерная защита от реальных и мнимых опасностей — характерные признаки отношения к детям в семьях «санаторного» типа.

Такие родительские позиции приводят к чрезмерной перегрузке нервной системы ребенка, при которой возникают невротические срывы.

Семья-«крепость». Для такого типа характерна ограниченность рамками семейного круга с дисгармоничными внутренними связями. Отношение к детям в такой семье жестко регламентируется, необходимость ограничения связей вне семьи приводит к жесткой фиксации всевозможных ограничений.

В семьях по типу «крепости» любовь ребенка все более приобретает условный характер, он любим когда оправдывает возложенные на него семейным кругом требования. Подобная семейная атмосфера и типы воспитания приводят к повышению неуверенности ребенка в себе, к безынициативности, иногда усиливают протестные реакции и поведение в виде упрямства и негативизма. Семья по типу «крепости» ставит ребенка в противоречивую позицию, ситуацию внутреннего конфликта, вызванного рассогласованием между требованиями родителей, окружения и собственным опытом ребенка. Постоянный внутренний конфликт приводит к перенапряжению нервной системы, создает повышенный риск невротического заболевания.

Семья-«театр». В таких семьях стабильность удерживается путем специфического «театрализованного» образа жизни. Отношения в такой семье всегда строятся на игре и эффекте. Как правило, один из супругов в подобных семьях испытывает сильную потребность в признании, в постоянном внимании, поощрении, а также остро ощущает дефицит любви. Демонстрируемая посторонним любовь и забота о ребенке не спасает самого ребенка от ощущения, что родителям не до него, что выполнение отцом и матерью своих родительских обязанностей — формальная необходимость, навязываемая социальными нормами.

В «театрализованном» образе жизни семьи часто возникает особое отношение к ребенку, связанное со стремлением скрыть его недостатки и несовершенства. Все это приводит к ослаблению самоконтроля, потере внутренней дисциплины. Отсутствие подлинной близости с родителями формирует эгоистическую направленность.

Семъя-«третийлишний». Возникает в тех случаях, когда личностные особенности супругов, стиль их составляют особую значимость, а родительство бессознательно воспринимается как помеха супружескому счастью. Так возникает стиль отношений с ребенком по типу скрытого непринятия. Воспитание детей в подобных ситуациях приводит к формированию неуверенности себе, безынициативности, фиксации на слабостях, детям свойственны мучительные переживания собственной неполноценности при усиленной зависимости и подчиняемости родителям. В таких семьях у часто возникают опасения за жизнь о здоровье родителей, они с трудом переносят даже временное разлучение с ними, плохо адаптируются в детских коллективах.

«кумиром». Возникает тогда, когда забота о ребенке превращается в единственную силу, способную удержать родителей друг с другом. Ребенок оказывается центром семьи, становится объектом повышенного внимания и опеки, завышенных ожиданий родителей. Желание уберечь ребенка от жизненных трудностей приводит к ограничению самостоятельности, чему в значительной степени способствует бессознательная тенденция замедлить взросление ребенка, поскольку уменьшение опеки угрожает нарушению семейной группы. При таком воспитании дети становятся несамостоятельными. Вместе с этим возрастает потребность в позитивных оценках, детям недостает любви. Требование признания любой ценой порождает демонстративность поведения. Критичное осознание собственных личностных качеств заменяется негативными оценками других, ощущениями несправедливости и жестокости окружающих.

Семья-«маскарад». Порождается несогласованностью жизненных целей и планов супругов. Воспитание ребенка приобретает черты непоследовательности, и мир предстает перед ребенком разным, порой с противоречивыми сторонами. Мелькание «масок» повышает чувство тревожности. Несогласованность действий родителей, например повышенная требовательность при гиперопеке и всепрощении матери, вызывает растерянность ребенка и расщепление его самооценки.

М. И. Буянов предлагает следующую классификацию типов воспитания, деформирующих характер ребенка.

Воспитание по типу «Золушки», когда родители чрезмерно придирчиво, враждебно или равнодушно относятся к своему ребенку, предъявляя к нему завышенные требования, не ему ласки и теплоты. Дети вырастают нерешительными, пугливыми, неспособными за себя постоять. Вместо того чтобы активно относиться к жизни, некоторые из них уходят в мир фантазий.

Воспитание по типу «кумира» семьи. В таких случаях выполняются все требования и малейшие капризы ребенка. Дети растут капризными, упрямыми.

Гиперопека — особый вид воспитания, при котором ребенка лишают самостоятельности, подавляют его инициативу, не дают развернуться его возможностям. Многие из таких детей вырастают нерешительными, слабовольными.

Воспитание по типу «гипоопека», когда ребенок предоставлен сам себе, никем не контролируется, никто не формирует в нем навыки социальной жизни, не обучает его пониманию «что такое хорошо и что такое плохо».

Источник: 
Григорович Л.А., Педагогика и психология