Что такое эмоция

Вопрос что такое эмоция по сути своей весьма странный! Так как, эмоция — это наслаждение, радость, бесстрашие, уверенность, отвращение, горе, страх, ненависть, это «переживание человеком его отношения к окружающему миру и к самому себе» Благодаря эмоциям человек стремится ко всему, что полезно для него, что способно доставить радость и удовлетворение, и, напротив, избегает воздействий вредных и опасных. Но для этого надо прежде всего знать, что именно полезно, а что вредно. Если человек не знает, с чем имеет дело, он не способен испытать ни радости, ни страха, ни огорчения.

В мае 1964 г. в газетах был описан характерный случай. Трое ребятишек играли на рельсах железнодорояшого полотна. Когда из-за поворота показался поезд, двое ребят постарше бросились прочь. А третий, самый маленький, уселся на рельс и приветливо махал паровозу рукой. Только величайшее самообладание и отвага позволили машинисту выхватить ребенка буквально из-под колес движущегося поезда...

Но если человек или животное знают, что может оказаться для них полезным, а что — опасным, им остается совершить соответствующие целесообразные действия: приблизиться, овладеть, спрятаться, убежать, защититься. Зачем же тогда эмоция? Кому нужны эти прославленные учеными и поэтами «могучие чувства»? Почему они вообще возникли в процессе эволюционного развития? Мы оказались в логическом тупике: неведение делает невозможным возникновение чувств, а знание делает их ненужными.

Человеку поручено следить за давлением пара в котле. Вот стрелка манометра приблизилась к красной черте. Кочегар уменьшил подачу топлива, «стравил» часть пара через запасной клапан, и стрелка манометра вернулась на свое место. У кочегара, несомненно, возникла потребность в достижении цели. Ведь мог произойти взрыв, грозивший гибелью и ему самому, и всем окружающим. Он своевременно совершил действия, направленные на устранение возникшей угрозы. Однако при этом человек практически не испытал тревоги, страха, торжества или удовлетворения. Во всяком случае, регистрация тех объективных показателей, по которым физиолог имеет возможность судить об эмоциях (частота дыхания, пульса, кровяное давление, колебания электрических потенциалов кожи и т. д.), в подобных случаях свидетельствует об отсутствии эмоционального напряжения. Сформированный навык, как правило, реализуется почти без участия эмоций. Более того, возникновение эмоции способно только нарушить действия и затруднить достижение цели. Хладнокровие монтажника-верхолаза, циркового акробата, артиллериста-наводчика, хирурга, летчика — необходимое условие их успешной деятельности в обстановке, когда потенциальная опасность, которой человек подвергает себя или другого человека, остается.

Отрицательное влияние сильных эмоций на поведение обнаруживается и в опытах на животных. Крыс обучали находить выход из лабиринта, а потом постепенно убирали часть перегородок. Оказалось, что при пищевом поощрении крысы начинали искать более короткий путь, а при сильном болевом наказании они стереотипно повторяли однажды выработанный навык (Е. Л. Щелкунов, 1960). Хорошо известно, что стадо животных, охваченное паникой, нередко мчится навстречу верной гибели — в пропасть или полынью.

И все же существование эмоций — непреложный факт. Трудно допустить, чтобы их наличие было биологически бессмысленным, хотя определить значение эмоций в приспособительном поведении живых существ гораздо труднее, чем может показаться на первый взгляд. Внесению ясности в этот действительно трудный и спорный вопрос немало мешает существующая терминологическая неразбериха. Многие авторы склонны отождествлять эмоции с разнообразными потребностями живых организмов. Менее всего повезло термину «мотивация» (влечение, побуждение, желание).

Этот термин совершенно произвольно употребляется то как синоним потребности, то как слово, почти совпадающее с понятием «эмоция». Особенно запутана эта проблема в физиологии, хотя, казалось бы, именно физиологи должны строго и последовательно классифицировать изучаемые явления. С точки зрения некоторых физиологов, «эмоция», «инстинкт», «безусловный (врожденный) рефлекс» — практически совпадающие понятия. Все ясно и просто: пищевой рефлекс — пищевая эмоция, голод. Оборонительный рефлекс — оборонительная эмоция, агрессия, страх, ярость. Половой рефлекс — половое влечение. Еще проще обстоит дело с классификацией положительных и отрицательных эмоций. Возникла потребность — значит налицо отрицательная эмоция, в то время как удовлетворение потребности сопровождается положительным эмоциональным переживанием.

К сожалению, эта схема далека от действительности и крайне непродуктивна в теоретическом отношении.

Врожденные, или безусловные, рефлексы (их сложные формы иногда называют инстинктами) — это устойчивые типы биологически целесообразного поведения, сформировавшиеся в процессе филогенеза. Как и в случае с условно-рефлекторными, выработанными навыками, остается неясным: почему эти типы достаточно жестко запрограммированных действий требуют еще некоторой «эмоциональной прибавки». Нельзя же всерьез считать двигательные компоненты врожденного реагирования собственно безусловным рефлексом, а его вегетативые компоненты (изменения деятельности внутренних органов) — эмоцией. Мы говорим об этом потому, что нередко биологическое значение эмоций сводят к вегетативному обеспечению мышечной деятельности кислородом, питательными веществами, гормонами и т. д. В сфере вегетативных реакций физиологу важно различать те сдвиги кровообращения, дыхания, внутренней секреции, которые направлены на энергетическое обеспечение движений и потому неизменно сопутствуют двигательной активности, от вегетативных реакций собственно эмоциональной природы.

Безусловный рефлекс — целостный приспособительный акт, обязательными компонентами которого являются органическая потребность живой системы (в пище, воде, температурных условиях и т. д.) и действия по ее удовлетворению (приближение, овладение, избегание). Вовлечение механизмов эмоции представляет фрагмент, составную часть безус ловпорефлекторного акта и не может быть сопоставлено с безусловным рефлексом в целом.

Несостоятельность попыток отождествить понятие эмоции с потребностью или безусловным рефлексом обнаруживается особенно отчетливо в том несомненном факте, что одна и та же потребность способна вызвать самые различные эмоции. Возьмем человека, испытывающего жажду — острую погребпость в восстановлении водосолевого обмена. Он может прийти в отчаяние, обнаружив, что бак для пресной воды дал течь и оказался пустым. Сообщение о том, что недалеко паходится колодец, вызывает у томимого жаждой путника величайшую радость, а попытки не подпустить его к колодцу — гнев. Эти примеры показывают, что так называемых эмоций голода, жажды, полового влечения просто-напросто не существует. Существует потребность в пище, воде, сексуальном удовлетворении, температурном комфорте, устранении болевого воздействия. В разных условиях, о которых мы будем говорить специально, эти потребности порождают разнообразные эмоции, имеющие огромное приспособительное значение.

С развиваемой точки зрения не существует и эмоции любви в ее человеческом смысле. Любовь — это разновидность потребности, потребности очень сложной, сформированной влияниями социальной среды, этикой и мировоззрением данного общества. В зависимости от обстоятельств любовь порождает эмоции радости, восторга, благодарности, обиды, печали, негодования. Но любовь неправомерно относить к разряду эмоций.

О наличии или отсутствии эмоции мы не можем судить по многим объективным показателям, которые обычно используются при изучении безусловных и условных рефлексов. Классический индикатор врожденных и условных пищевых рефлексов — секреция слюны — свидетельствует только о наличии пищевой потребности, так как мы уже выяснили, что «пищевой эмоции» в природе нет. Пищевое слюноотделение — скорее косвенный показатель эмоций, связанных с другими потребностями, например с половым влечением или защитой от вредных воздействий. Возникновение этих эмоциональных состояний, как правило, сопровождается торможением пищевого слюноотделения.

Если собака в ответ на условный сигнал поднимает лапу и тем самым избавляет себя от удара электрического тока, ее движение свидетельствует о наличии условного оборонительного рефлекса. Что касается эмоции, то, судя по изменениям сердечного ритма и дыхания, при упроченной реакции эмоционального напряжения может практически не быть.

Услышав звонок, хорошо натренированная собака «спокойно и уверенно» избавляет себя от боли. Другая собака совершает то же самое движение с характерными признаками страха (скулит, мочится, повисает на лямках). Третья приходит в ярость — рычит, грызет станок, готова укусить экспериментатора, но тем не менее исправно выключает ток.

Каждое из трех эмоциональных состояний может отразиться на оборонительном движении, сделать его более быстрым или медленным, точным или беспорядочным, но не более. Действие — всегда результат опыта, знаний, независимо от того, идет ли речь о генетическом безусловнорефлекторном опыте сотен поколений или об индивидуальном условнорефлекторном опыте данного живого существа.

Наглядным примером относительной самостоятельности поведения и эмоций может служить театральное действие, особенно если мы имеем дело с так называемым искусством представления. Большой мастер сцены способен поразительно верно и подробно воспроизвести поведение человека, охваченного гневом, ревностью, страхом или восторгом, не переживая соответствующих эмоций или переживая их в какой-то минимальной, рудиментарной степени. Наконец, психопатология знает множество случаев болезненного безразличия («эмоциональной тупости»), т. е. избирательного подавления высших эмоциональных центров наряду с сохранением достаточно сложного и целенаправленного поведения.

Таким образом, будучи тесно связаны с приспособительным поведением, эмоции не совпадают с ним. Всякая попытка выяснить значение эмоций и что такое эмоции должна ориентироваться на раскрытие природы тех отношений, которые существуют между эмоциями и целенаправленной двигательной активностью живых систем. Эмоция возникает где-то между потребностью и действиями для ее удовлетворения. Если мы ответим на вопрос: почему потребность не может прямо перейти в целенаправленное действие, а затем — в удовлетворение потребности, точнее, почему этот, минующий эмоцию ход событий наблюдается не всегда, мы определим роль эмоций в приспособительпом поведении животных и человека. Для этого необходимо рассмотреть вопрос о потребностях и действиях, способных привести к их удовлетворению.

Источник: 
Симонов П.В., Что такое эмоция
Темы: