Предмет судебно-психологической экспертизы, основания и поводы ее назначения

Первая попытка проведения судебно-психологической экспертизы (СПЭ) в России была предпринята в 1883 г.

Основная задача СПЭ сводится к оказанию помощи суду, органам предварительного следствия в более глубоком изучении специальных вопросов психологического содержания, входящих в предмет доказывания по уголовным делам или являющихся составными элементами гражданско-правовых споров, а также в исследовании психологического содержания ряда юридических, правовых понятий, содержащихся в законе. Поэтому предметом исследования СПЭ являются психические процессы, состояния, свойства психически здоровых лиц, участвующих в уголовном и гражданском процессах, особенности их психической деятельности, временные (неболезненные) изменения сознания под влиянием различных факторов, экспертная оценка которых имеет значение для установления объективной истины по делу. Иными словами, предметом СПЭ являются индивидуально-своеобразные черты психического отражения участниками процесса различных явлений окружающей действительности, которые имеют значение для правильного разрешения уголовных или гражданских дел.

Общие основания для назначения любой экспертизы, в том числе СПЭ, для осуществления которой требуются специальные познания в уголовном процессе, в частности в области психологии, содержатся в ст. 195 УПК РФ.

Наряду с общими основаниями, говоря об обязательных случаях проведения экспертизы (п. 4 ст. 196 УПК РФ), законодатель указывает, что экспертизу следует проводить «для определения психического состояния свидетеля или потерпевшего в случаях, когда возникает сомнение в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания». Таким образом, здесь подразумевается широкий круг психических явлений, которые являются предметом изучения не только в психиатрии, но и в психологии.

В ст. 421 УПК РФ говорится об умственной отсталости несовершеннолетнего, не связанной с душевным заболеванием, как о факторе, определяющем способность подростка полностью сознавать значение своих действий.

В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 25.03.1964 г. № 2 «О судебной практике по делам об изнасиловании» указывается на необходимость исследования судами беспомощного состояния потерпевшей, имевшего место не только в силу ее физического, но и психического состояния, из-за которого она «не могла понимать характера и значения совершаемых с нею действий или не могла оказать сопротивления виновному».

В гражданском процессе также предусмотрены законные основания для проведения судебно-психологической экспертизы с привлечением в качестве экспертов специалистов соответствующих отраслей знания, в том числе и в области психологии.

На практике при расследовании некоторых преступлений возникают следственные ситуации, когда не удается полностью вскрыть механизм совершенного преступления, установить побудительные силы, толкнувшие человека на противоправное поведение, объяснить внешне непонятное поведение виновного при отсутствии сомнений относительно его психической полноценности. В подобных случаях можно предположить, что субъект находился в каком-то необычном психическом состоянии, поскольку действовал не совсем так, как следовало бы ожидать, совершал поступки, явно не соответствовавшие требованиям ситуации и его интересам, необъяснимые с точки зрения здравого смысла.

В новом уголовном законе содержится более широкий и с психологической точки зрения более определенный перечень психических явлений, имеющих уголовно-правовое значение: психические расстройства, психическое принуждение, аффект, психотравмирующая ситуация, психические страдания и т. д. (полнее о них сказано в теме 5). В некоторые статьи УК РФ введены такие понятия и категории из области психологии, как «психофизиологические качества» лица, причинившего вред в «экстремальных условиях», «нервно-психические перегрузки», «обоснованный риск» и т. п.

Выявленные в ходе допроса свидетелей, потерпевших, обвиняемых отдельные признаки упомянутых выше явлений, проявившиеся в поведении этих лиц, могут рассматриваться в качестве повода для назначения СПЭ. Например, при оценке поведения обвиняемого в убийстве в качестве такого повода могут быть отдельные признаки его необычного поведения (повышенная эмоциональная возбудимость, фрагментарность восприятия обстановки, внешне наблюдаемые признаки расстройства вегетативной нервной системы, речи и т. п.).

В отдельных случаях поводами для назначения экспертизы служат сомнения следователя (суда) относительно способности свидетеля или потерпевшего правильно воспринимать важные для дела обстоятельства, давать о них показания, с психологической точки зрения соответствующие действительности.

Одним из наиболее распространенных поводов назначения СПЭ служит существенная неполнота изучения индивидуально-психологических (характерологических) особенностей субъекта, совершившего тяжкое преступление, устойчивых мотивационно-смысловых образований его личности, не разобравшись в которых нельзя до конца понять причины совершенного им преступления, определить меру наказания, соответствующую содеянному.

Помощь СПЭ может потребоваться и при разрешении гражданско-правовых споров. Поводом для ее назначения в этих случаях также могут стать любые фактические данные, имеющие отношение к психологическим аспектам поведения одной из конфликтующих сторон, например данные о сниженных интеллектуальных, познавательных способностях субъекта, который при заключении сделки оказался под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ).

Таким образом, как в уголовном, так и в гражданском судопроизводстве поводами для назначения СПЭ могут быть любые фактические данные, имеющие отношение к решению тех или иных (спорных) вопросов, входящих в компетенцию суда, которые требуют психологического объяснения, психологической диагностики различных проявлений психики лиц, проходящих по уголовным делам, участвующих в гражданском судопроизводстве.

Поводы для назначения экспертизы должны указываться в постановлении следователя, в определении суда о проведении судебно-психологической экспертизы по делу.

Источник: 
Косолапова Н.В., Иванова А.И., Юридическая психология