Диссоциативные (конверсионные) расстройства

История. Общим для данной категории расстройств являются транзиторные нарушения интеграции функций памяти, сознания, собственной идентичности и моторики, включающие утрату какой-то части этих функций. Эти расстройства известны человечеству с незапамятных времен. Сходные состояния описаны в древнеегипетских папирусах около 2 тУсяч лет до н.э., где их появление у женщин связывали с «блужданием матки» (отсюда термин — истерия). Гиппократ и Гален связывали их с половым воздержанием. В 19 веке французский врач Briquet впервые определил их как дисфункцию нервной системы в результате психологического стресса. Charcot считал истерию следствием наследственных дегенеративных изменений ЦНС и, несмотря на такую органическую трактовку, с успехом лечил ее психологически — гипнозом. Janet (1989) выдвинул теорию психической диссоциации, согласно которой в результате конституционально-генетических причин может снижаться синтетическая деятельность психики, при этом определенные идеаторные и аффективные компоненты перестают осознаваться, проявляясь в сенсомоторных эффектах через бессознательные механизмы. Breuer (1985), в отличие от Janet, считал процесс диссоциации не пассивным, а инициируемым самим пациентом. Подобное особое состояние лишь частичного осознания дезинтегрированных психических процессов он называл аутогипнозом.

Крайне важным было обнаружение Freud основы механизма диссоциации — активного процесса психологической защиты, феномена вытеснения из сознания угрожающих или нежелательных содержательных элементов. Эмоция, которая не могла быть выражена, оказывалась превращенной в физический симптом, представлявший собой, таким образом, компромисс между неосознаваемым желанием выразить мысль или чувство и страхом возможных последствий. Симптомы, как выяснилось, позволяли не только маскировать нежелательные эмоции, но и представляли собой своеобразное самоналагаемое наказание за запрещенное желание или удаление себя из устрашающей ситуации. Эти же симптомы обусловливали и получение вторичных выгод от занятия роли больного. «Соматический язык» симптомов может также использоваться как средство коммуникации, когда последняя затруднена бессознательными, сознательными или социокультуральными факторами. Такой способ общения в особенности свойственен инфантильным, незрелым, зависимым личностям с невысоким уровнем образования и интеллекта. Коммуникативный эффект симптома проявляется и в том, что, трансформируя конфликт в разных сферах отношений личности в физическое заболевание, он позволяет больному манипулировать социальным окружением, в какой-то мере снижая болезненность конфликтной ситуации.

Устранение блокады на пути эмоции, последующая эмоциональная разгрузка (катарсис) и, вследствие этого, исчезновение физического симптома, лишенного своей бессознательной эмоциональной поддержки, явилось первоначальной основой психоаналитического метода. К сожалению, взаимосвязь обширной феноменологии диссоциативных расстройств и лабораторного изучения диссоциации еще далека от того, чтобы представлять собой четкую концепцию.

Источник: 
Попов Ю.В., Вид В.Д. Современная клиническая психиатрия