Взаимоотношения пожилых людей с родственниками

Статистика показывает, что около половины пожилых людей имеют взрослых детей возраста 45–50 лет. Это существенно влияет на их взаимоотношения. Можно говорить о равноправном взаимодействии взрослых людей, которое может выливаться в лучшее понимание взрослыми детьми стариков, но при сохранении со стороны родителей авторитаризма – вызывать острые конфликты, нередко заканчивающиеся полным разрывом отношений.

Между тем по мере старения роль семьи в жизни пожилого человека возрастает: прекращение работы при достижении пенсионного возраста, часто наступающее в этот период ухудшение здоровья и усиливающееся снижение мобильности ограничивают интересы и виды деятельности пожилых людей, все их внимание переключается на семейные дела. Семейные контакты при этом заменяют другие утраченные контакты.

Е. Вовк (2005) пишет, что у нас принято стареть в семье, в кругу родных. Расхожий образ благополучной старости: бабушка и/или дедушка нянчат своих внуков. Однако здесь же возникает и противоречие взглядов на внутрисемейное взаимодействие пожилых людей и их потомков. Один стереотип: старики нуждаются в обществе своих детей и внуков гораздо больше, чем дети и внуки – в обществе своих пожилых родителей и прародителей. Другой стереотип: дети и внуки – это обуза для пожилых людей, без помощи и участия которых молодым приходится туго.

Данные свидетельствуют, пишет Е. Вовк, что неверно как ограничение жизненных интересов стариков исключительно семейным кругом, так и представление о взаимной отчужденности поколений. Говорить о взаимодействии, столь же плотном, как в расширенной семье, не приходится, но вряд ли можно говорить и о полной нуклеаризации семьи.

Совместное проживание пожилых со своей семьей имеет как положительные, так и отрицательные стороны.

Существенным моментом в жизни пожилых людей является утрата ведущей роли в семье: при решении важных вопросов с их мнением считаются все меньше и меньше. Это особенно тяжело переносится главой семьи (пожилым отцом или дедом: ведь испокон веков во главе семьи всегда стоял старший мужчина, слово которого было для членов семьи законом). [55] А ослабление здоровья, возрастающее с годами, физическое одряхление вообще ставят пожилого человека в зависимость от других членов семьи, так как он нуждается в их помощи и опеке. Находясь в семье, пожилые и старые люди могут надеяться на безопасность и независимость от трудностей, с которыми им приходится сталкиваться. Поэтому нередки случаи, когда происходит воссоединение престарелых родителей, не могущих себя обслуживать, с детьми. Чаще уход за родителем и воссоединение с ним осуществляются дочерью (Brody et al., 1987; Gatz et al., 1990; Spitze, Logan, 1990). То же относится и к невесткам (Globerman, 1996).

Кроме того, выполняя посильную работу по дому, помогая остальным членам семьи в ведении домашнего хозяйства и в уходе за детьми, пожилой человек обретает чувство уверенности в своей полезности, что помогает ему в определенной мере адаптироваться к периоду старости. Полноценное участие пожилого человека в жизни семьи может служить лучшим средством от «пенсионной болезни». Ведь семья может не только предоставлять пенсионерам прямую и косвенную экономическую поддержку и оказывать различного рода социально‑бытовые услуги, обеспечивая необходимый уровень потребления и комфорта, условия для досуга и отдыха, но и возможность целенаправленных, содержательных и полезных занятий, интенсивного и, что особенно важно, интимного межличностного общения. Особое значение для пожилых людей имеют любовь, уважение и заботливое отношение детей и внуков, признание детьми родительского авторитета, высокая оценка сделанного для них отцом или матерью. Участвуя в принятии семейных решений, пожилые поддерживают свой престиж, а обсуждая с более молодыми членами семьи их внесемейную деятельность, находят применение своему опыту, в том числе и профессиональному. В семье пенсионер в дополнение к собственным использует и ее социальные контакты, что позволяет вести ему более активный образ жизни. Таким образом, значение семьи как ближайшего социального окружения, непосредственной микросреды не только полностью сохраняется, но и резко усиливается с оставлением работы (В. Д. Шапиро, 1980).

Однако выполнение домашних обязанностей лицами пожилого возраста, живущими совместно с семьями своих сыновей или дочерей, создает для них проблемы, поскольку они не могут распоряжаться своим временем так, как бы им этого хотелось. Да и физические нагрузки при постоянном общении с внуками для многих пожилых бабушек и дедушек являются далеко не оптимальными. Вследствие этого «заслуженного отдыха» часто не получается.

Реальная внутрисемейная ситуация, с которой пенсионеры сталкиваются после оставления работы, не всеми из них воспринимается как благоприятная. Отсюда несоответствие между фактическими семейными функциями пожилых людей и их предрасположенностью к такого рода деятельности. Это может стать причиной их неудовлетворенности своим новым положением в семье и источником напряженных отношений с детьми.

Ценностные ориентации свидетельствуют не только о готовности пожилых людей что‑то делать для семьи, поступаться своими интересами для блага детей, но и о желании получать от них моральную поддержку или по крайней мере простую человеческую благодарность <…> Радость постоянного общения с детьми нередко заставляет идти на известный компромисс, ограничивая удовлетворение других потребностей и беря на себя дополнительные обязанности по дому. А ведь часто, снимая с детей нагрузку по дому, пожилые люди жертвуют своим здоровьем, отдыхом, общением и другими важными для них ценностями. Вместе с тем некоторые пожилые люди сталкиваются с непониманием со стороны младших родственников, считающих, что семья должна составлять чуть ли не единственный объект интересов пожилого человека, и воспринимающих его вклад как нечто само собой разумеющееся.
Л. Б. Шнейдер , 2000.

Но уход из дома повзрослевших детей тоже неоднозначно воспринимается пожилыми родителями. Отделение от родительского дома единственного или последнего ребенка вызывает у родителей огорчение, грусть, они чувствуют себя несчастными (Harris et al., 1986; Rubin, 1980). На первых порах возникает синдром «покинутого гнезда»: родители начинают ощущать пустоту и одиночество. В то же время у них появляется свобода в распоряжении своим временем, расширяются возможности личной жизни, удовлетворения своих интересов (Alpert, Richardson, 1980; Cooper, Guttman, 1987).

Сложение с себя родительских обязанностей в связи с повзрослением детей приводит пожилых родителей к большему удовлетворению своим браком, однако в первый период после ухода детей из‑под родительского крова могут возникать трудности в приспособлении пожилых супругов друг к другу в новых жизненных условиях. Они с нетерпением ждут внуков, так как хотят вернуться к родительской позиции. Они чувствуют обязанность помогать своим детям, присматривают за маленькими внуками, хотя и испытывают некоторые сомнения по поводу того, не слишком ли они часто вмешиваются в их жизнь (Blieszner, Manchini, 1987; Greenberg, Becker, 1988; Hagestad, 1987).

Проведенные исследования социологов показали, что в нашей стране большинство пожилых людей (56 %) проживают вместе с детьми, причем в 45 % таких семей есть внуки, 59 % пенсионеров имеют супруга (супругу). Одинокие составляют 13 %.

Лишь 46 % одиноких старых людей поддерживают тесные контакты с родственниками, у 39 % общение сводится к редким телефонным разговорам.

В последние годы усиливается тенденция, когда взрослые дети отдаляются от родителей, иногда лишь физически, но чаще из эмоциональной потребности быть собой и иметь время и возможность заниматься собственными проблемами и взаимоотношениями. Жизнь в Я стала важнее, чем жизнь в Мы. Это приводит к распаду семьи. В то время как раньше молодые, помогая пожилым в гораздо более близком контакте, были внутренне сопричастны не только к их слабостям и болезням, но также и к богатству их опыта и силе чувств, теперь поколения живут гораздо отдаленнее и изолированнее. К телесному и духовному отчуждению добавилось также социальное (И. Кемпер, 1996).

Совместное проживание
Ответы респондентов на вопрос, каких сторон – положительных или отрицательных – больше в ситуации, когда пожилые люди живут вместе со своими детьми и внуками, разделились почти поровну (хотя второй вариант наши сограждане все же выбирали чуть чаще). Когда речь идет об интересах пожилых людей, больше плохого для них в совместной жизни с детьми и внуками видят 40 %, а больше хорошего – 36 % респондентов. Когда речь идет о детях и внуках, больше плохого в совместном проживании с пожилыми родственниками видят 43 %, а больше хорошего – 34 %. Как видим, по мнению опрошенных, и старики, и молодые примерно в равной степени выигрывают и проигрывают от проживания под одной крышей.

В целом пожилые и молодые люди демонстрируют довольно схожие представления относительно благоприятности и неблагоприятности совместного проживания.

А вот в тех случаях, когда бабушки/дедушки и внуки рассуждают о совместном проживании не гипотетически, а исходя из личного опыта, их оценка меняется и взгляды поколений на ситуацию расходятся. Внуки, живущие совместно с бабушками и дедушками, оценивают выгоды для стариков вдвое выше, чем респонденты в целом по выборке, и заметно выше, чем сами бабушки и дедушки. Бабушки и дедушки, в свою очередь, выше, чем внуки, оценивают выгоды, получаемые теми от совместного проживания.

Иными словами, в ситуации совместного проживания каждая из сторон начинает считать, что основные выгоды получает другой и что он лично отдает больше, чем получает, – благодатная почва для конфликтов.

Рассуждения стариков о недостатках совместного проживания в ряде случаев носят несколько декларативный характер, и, оказавшись в такой ситуации, некоторые из них склонны пересмотреть свою точку зрения. Очевидно также, что совместное проживание в большей степени комфортно для стариков, чем для молодых: последние в этом случае, как правило, не находят для себя ничего хорошего и сохраняют прежнюю точку зрения на преимущества и недостатки такой жизненной модели.

Предположение, что совместное проживание более выгодно для стариков, подтверждается и другими данными. Будучи прямо об этом спрошенными, 33 % бабушек и дедушек высказали желание жить под одной крышей с внуками, тогда как среди внуков такое желание отмечено только у 18 % респондентов (раздельно предпочли бы жить 57 % бабушек/дедушек и 65 % внуков). Кроме того, бабушки и дедушки, живя совместно с внуками, чаще последних высказываются за сохранение такого положения дел.

Основной аргумент в пользу совместного проживания – физическая, психологическая и экзистенциальная несамодостаточность стариков, их зависимость от более молодых членов семьи. Это следует из ответов опрошенных на открытый вопрос, в чем они усматривают положительные стороны совместного проживания для пожилых людей; респонденты ссылались на потребность стариков в уходе (12 %), во внимании и общении, которое избавило бы их от чувства одиночества (11 %), внесло бы в их жизнь радость и придало бы ей смысл (5 %).

Но наряду с признанием важности совместного проживания со стариками присутствует и довольно сильно выраженная тенденция кавтономизации. И старики, и молодые совсем не часто демонстрируют желание жить под одной крышей – и те и другие довольно много говорят о недостатках совместного проживания для обеих сторон, а среди живущих совместно и старики, и внуки почти в половине случаев хотели бы разъехаться.

Не стоит принимать отмеченное стремление жить раздельно за результат сложностей межпоколенческого взаимодействия. Три четверти респондентов, у которых есть внуки, утверждают, что им легко находить общий язык, и менее одной пятой говорят, что это делать сложно. Проблема, скорее, в другом – в нежелании сложностей, неминуемо возникающих, когда в одной небольшой квартире и в одной семье сходятся люди разных привычек, установок и стилей жизни. Те, кто считает, что совместное проживание с детьми и внуками приносит пожилым больше плохого (их, напомним, 40 % по выборке), говорили о несовпадении интересов и взглядов «отцов и детей» (8 %), о разнице в образе жизни (8 %).

Многие указывали на то, что при совместном проживании каждое поколение стремится навязать другому свои правила (5 %) и в результате на пустом месте возникают ссоры и конфликты (6 %).

Некоторые из участников опроса подчеркивали, что совместное проживание приносит старикам лишние заботы и хлопоты (4 %).

Совместное проживание действительно создает почву для конфликтов: каждая из сторон начинает считать, что много отдает, но мало получает. В этом контексте стремление к автономизации – это стремление за счет ограничения контактов и точек соприкосновения минимизировать внутрисемейные конфликты. Эта установка на максимально бесконфликтное общение стариков и молодых при нежелании «притираться» друг к другу и поступаться своим комфортом ради совместного жизни заслуживает особого внимания.

Существенно также, что совместная жизнь и тесный контакт между поколениями нужны старикам ненамного больше, чем молодым, ну а молодым – ненамного меньше, чем их «предкам». Из этого следует, кстати, что отнюдь не всегда (и даже не в большинстве случаев) под старость смысл жизни видится единственно в детях и внуках. По мнению многих опрошенных, пожилые люди – это люди вполне самодостаточные, с собственным укладом жизни, интересами, ценностями и планами.
Е. Вовк, 2005.

Большинство пожилых людей состоит в сложных, разнообразных отношениях с семьей. В современном обществе ответственность за пожилых становится формальной, ритуальной и деперсональной. Рассматривая современную семью в нашем обществе, М. Д. Александрова (1974) указывает на то, что старики – отцы семейства не играют прежней роли и молодое поколение не нуждается в поддержке стариков. Между тем идеал существования пожилых – это тесные социальные связи при достаточно высоком уровне независимости, т. е. рациональное сочетание семейной заботы и личностной автономии. Поэтому у многих бабушек и дедушек крепкие дружеские связи, переходящие в любовь и тесную привязанность, формируются с внуками. Многие бабушки и дедушки в случае развода родителей или наличия других проблем становятся для внуков «суррогатными родителями», возлагая на себя полную ответственность за их воспитание. Однако по мнению 59 % молодых супругов, мера участия их родителей (бабушек и дедушек) должна быть регламентирована, т. е. родители должны помогать только по просьбе супругов; а 14,5 % опрошенных считают, что помощь возможна только в крайних случаях или что ее вообще не должно быть (О. Б. Березина, 2010). Самарские геронтологи [56] выявили интересный факт: состояние здоровья пожилых людей, проживающих отдельно и самостоятельно, но неподалеку (в том же населенном пункте) от родственников, лучше, чем у пенсионеров по возрасту, живущих в семьях своих детей. Следовательно, считают геронтологи, пожилые люди должны как можно дольше проявлять самостоятельную заботу о себе и жить отдельно. Однако в конце концов наступает период, когда старый человек не способен удовлетворить свои потребности – физическое и психическое одряхление ставит его в полную зависимость от окружающих. Исследования показывают, что 80 % лиц в возрасте 75 лет и старше не могут обходиться без посторонней помощи (В. Соколов, 2002).

Высказывается предположение, что существуют четыре важные, однако зачастую по большей части символические роли, выполняемые родителями родителей (Bengson, 1985).

  • Присутствие. Иногда бабушки дедушки говорят, что самое важное для внуков – это простое их присутствие. Оно действует успокоительно при угрозе распада семьи или внешней катастрофы. Бабушки и дедушки являются символом стабильности как для внуков, таки для их родителей. В некоторых случаях они могут даже служить сдерживающим фактором при распаде семьи.
  • Семейная « национальная гвардия ». Некоторые бабушки и дедушки сообщают, что их главная функция – быть рядом с внуками в критических ситуациях. В такое время они часто выходят далеко за рамки простого присутствия и переходят к активному руководству внуками.
  • Арбитраж. Некоторые бабушки и дедушки видят свою роль в том, чтобы обсуждать и согласовывать семейные ценности, поддерживать целостность семьи и во время конфликтов помогать сохранять связь между поколениями. Хотя у разных поколений часто бывают различные ценности, некоторые бабушки и дедушки считают, что им проще уладить конфликты между их взрослыми детьми и внуками, поскольку у них больше опыта. Кроме того, они могут посмотреть на конфликт со стороны.
  • Сохранение семейной истории. Бабушки и дедушки способны создавать ощущение преемственности и единства семьи, передавая внукам семейное наследие и традиции.

Г. Крайг, Д. Бокум,2004. С. 700.

Взаимоотношения невестки и свекрови. Житейский опыт показывает, что в расширенной семье, т. е. когда молодожены живут с родителями одного из супругов, особую сложность приобретают взаимоотношения не зятя и тещи, а невестки и свекрови. Вот один из типичных монологов по этому поводу: Зоя, 26 лет, по образованию экономист: «Моя свекровь постоянно вмешивается в наши с мужем отношения. По ее мнению, я все делаю “не так”! Плохо готовлю, не умею вести хозяйство, уделяю мужу мало внимания. Недавно она сказала, что хочет, чтобы я и моя дочь уехали из ее квартиры… Мы переехали к моим родителям, а муж остался у своей матери. Выходя замуж, я думала, что буду за мужем как за каменной стеной, а он меня даже не защитил! Мой супруг предал меня и своего ребенка! Сейчас я нахожусь в растерянности… Чувствую себя ужасно одиноко… Все мои чувства к мужу смешались… Не знаю, как нам жить дальше…»

Эти конфликты во многих случаях разрушают семью. В Италии, например, одна треть всех разводов происходит по этой причине. Изучение этого вопроса Т. В. Андреевой и Л. Н. Савиной (2000) показало, что чуть более половины невесток воспринимает свекровь как чужого человека; 83 % невесток считают свекровь авторитарной; 70 % – неотзывчивой и ждут от нее большего самопожертвования. Невестки хотели бы видеть свекровь уступчивой, кроткой, уживчивой, искренней, бескорыстной. Возможно, что ожидание большой выраженности этих качеств приводит к не совсем адекватной их оценке у свекрови.

К сожалению, авторы не исследовали позицию свекрови по отношению к невестке, хотя и видят необходимость такого изучения.

«Мне двадцать лет. Вероятно, я скоро выйду замуж, – пишет в журнал «Крестьянка» Наташа С. из Астрахани. – Используя опыт трех маминых невесток, я решила создать правила для будущей невестки.

  1. Я буду к своей свекрови относиться с уважением, всегда останусь внимательной и доброй, даже если буду знать, что она меня не хотела брать в невестки. Она не виновата, что сын полюбил не ту, о которой она мечтала.
  2. Не буду плохо говорить о свекрови людям, тем более мужу, чтобы не ранить его сердце, зная, что ему также дорога мать, как и мне моя мама.
  3. Буду искренне радоваться, если она меня будет чему‑нибудь учить, чего я еще не знаю.
  4. Не стану кичиться превосходством в образовании. Постараюсь уступать ей во имя семейного счастья и спокойствия, учитывая ее немолодые годы и состояние здоровья.
  5. Никогда не буду требовать материальной помощи и не поскуплюсь на благодарность, если свекровь поможет, чем может.
  6. Никогда не буду упрекать свекровь, если моя мать “дала больше”, “сделала лучше”. Сама буду одаривать свекровь и свою маму одинаково.
  7. Буду доверять свекрови своих детей, как себе, как своей матери.
  8. Если у нас с мужем обострятся отношения, не буду ставить это в вину его матери. Не побегу скорее в отчий дом, к своей маме, а пойду советоваться к свекрови. Она оценит это и постарается направить, если надо будет, своего сына».

В. Т. Лисовский, 1986. С. 166.

Муж считает свою мать более зависимой и альтруистичной, чем его жена. В общем, это и не удивительно: позиции мужа и жены различны. Сын оценивает свою мать по отношению к нему самому, а невестка – по отношению к собственным детям, и это отношение ее не всегда устраивает.

Причинами неблагоприятных отношений называются: недовольство свекрови выбором сына, разные семейные уклады и взгляды на жизнь, слишком большая любовь матери к сыну и ее вмешательство в дела супругов, личностные качества свекрови (деспотизм, назойливость) и невестки (обидчивость, негативизм), отсутствие необходимой помощи и отношение к внукам.

Может внести свой «вклад» и сын, в порыве влюбленности в жену нарушающий сложившиеся ранее между ним и матерью отношения. Ущемленная в своих правах быть хозяйкой в своем собственном доме, вдруг лишившаяся проявления теплоты со стороны сына, которому она отдала свою жизнь, мать видит причину всех этих изменений не в сыне, а в невестке. Отсюда и вражда к ней.

При конфликте между невесткой и свекровью в самом сложном положении (как бы между двумя жерновами) оказывается муж‑сын. Наиболее оптимальной его позицией является выполнение им роли «миротворца», «буфера», когда мужчина, не устраняясь из взаимоотношений, не принимает чью‑либо сторону, выслушивая упреки и претензии каждой и не передавая одной из сторон мнения другой.

В данной ситуации невестке нужно проявить терпение. Возможно, через несколько лет, когда репродуктивные функции у свекрови постепенно начнут «засыпать», изменится ее гормональный фон, ревность к невестке из‑за сына исчезнет, наступит умиротворение и свекровь поможет еще воспитывать внуков. Однако лучше всего молодым жить отдельно от своих родителей.

Темы: Старость, Семья, Взаимоотношения
Источник: Е. П. Ильин: Психология взрослости, 2012
Материалы по теме
Типология взаимоотношений пожилых супругов
Е. П. Ильин: Психология взрослости, 2012
Проблемы социализации ребенка, связанные с семейным неблагополучием
Психолого-педагогические технологии работы с детьми и семьями «группы риска» : учебно-...
Позитивная семейная психотерапия
Ромек В.Г., Психологическая помощь в кризисных ситуациях
Что такое старческий возраст
Е. П. Ильин: Психология взрослости, 2012
Семья как система
Монина Г.Б., Психология семьи
Семья и её основные функции
Целуйко В.М. Психология современной семьи. – М.: ГИЦ «ВЛАДОС», 2004
Межнациональные браки и межличностные отношения в разноэтнических семьях
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат...
Нарушения жизнедеятельности семьи
Эйдемиллер Э. Г., Юстищкий В. В. Семейная психотерапия
Оставить комментарий