СССР в 1985–1991 гг.

Общие причины перестройки.  В 1980-е гг. СССР столкнулся с целой группой кризисов. Во-первых, это был кризис сверхдержавы, выразившийся в том, что страна стала отставать в гонке вооружений, столкнулась с безвыходным положением в Афганистане, куда были введены войска в 1979 г. Население все сильнее разочаровывалось в достижениях советской экономики, сравнивая их с успехами стран Запада.

Этот кризис был связан с другим — кризисом государственного социализма, то есть государственно-монополистического индустриального общества. Система социально-экономических отношений, основанная на массовом стандартизированном производстве, лишении работника инициативы, бюрократическом управлении всеми экономическими процессами, уже не могла обеспечить дальнейшего роста эффективности производства, выпуска продукции, которая требовалась для удовлетворения растущих потребностей населения. Люди, которые раньше довольствовались обычной добротной одеждой, теперь хотели одеваться модно, иметь доступ к качественным и разнообразным продуктам, а неповоротливая промышленность не могла угнаться за усложнившимися потребностями. Это было одной из причин роста числа дефицитных товаров. Повышение культурного уровня жителей СССР позволяло им осознавать опасности, о которых раньше они не задумывались. Прежде всего это касается экологических проблем. Люди хотели не только покупать качественные продукты и товары, но и жить в здоровой окружающей среде.

Одним из проявлений кризиса бюрократизированной индустриальной экономики стал кризис советского сельского хозяйства. СССР по-прежнему производил достаточное количество аграрной продукции, но немалая ее часть пропадала в результате неправильного хранения. Выстраивались огромные очереди за дефицитными продуктами.
Третий кризис, который стал одной из причин перестройки, — кризис авторитарной политической системы. Советские люди уже не хотели мириться с ролью бессловесных объектов управления, тем более что коммунистическая идеология объявляла, что в СССР существует демократия и народ является хозяином страны. Постепенно формировались элементы гражданского общества — независимые от власти общественные течения. Всеобщее возмущение вызывали номенклатурные привилегии, неэффективность работы бюрократического аппарата, произвол и безответственность чиновников, коррупция.

Социально-политические противоречия накладывались на этнонациональные.

Революционные преобразования вызрели в обществе. Однако партийные лидеры сумели своевременно возглавить движение народа к переменам, провозгласив перестройку.

23 апреля 1985 г. на пленуме ЦК Горбачев объявил основы своей политики. Продолжая курс Андропова, Горбачев настаивал на ускорении развития СССР (его политика и получила название «ускорение»). Вслед за Андроповым Горбачев требовал укрепить дисциплину. Однако наряду с этой бюрократической рекомендацией большое внимание в речи было уделено «активизации человеческого фактора» и «неуклонному расширению участия трудящихся в управлении». Горбачев считал, что начатый Андроповым эксперимент дал положительные результаты. Теперь Горбачев собирался расширить товарно-денежные отношения и в конечном итоге полностью перевести большинство предприятий на самоокупаемость. Экономические реформы должны были сопровождаться внедрением новой техники, которая поможет улучшить качество продукции до уровня капиталистических стран. Проводилось укрупнение ведомств (прежде всего в агропромышленной сфере).

На этом этапе реформы проводились авторитарно. Горбачев вывел из руководства своих противников Романова и Тихонова. Председателем Совета министров стал сторонник Горбачева Н. И. Рыжков. Отдел пропаганды ЦК КПСС возглавил А. Н. Яковлев, Московский горком партии — Б. Н. Ельцин.

В 1985–1987 гг. продолжались широкие репрессии против коррупционеров. Несмотря на то что арестовывались тысячи людей, криминальный капитал сохранялся. «Дела» по коррупции часто носили демонстрационный характер. Аресты реальных и мнимых взяточников вызывали энтузиазм у населения и недовольство в среде чиновничества.

В то же время государство пошло на новые уступки рыночным отношениям. В ноябре 1986 г. Верховный Совет принял закон «Об индивидуальной трудовой деятельности».

Горбачев был вынужден постоянно учитывать опасность консервативного переворота. При этом население демонстрировало поддержку Горбачева. Толпы восторженных людей окружали его во время поездок и призывали генерального секретаря проводить преобразования более активно. В этих условиях Горбачев стал склоняться к идее демократизации, то есть более широкого привлечения простых граждан к политике, чтобы можно было в случае необходимости противопоставить поддержку низов консервативной части партийного аппарата.

Основы перестройки.  В феврале 1986 г. собрался очередной XXVII съезд КПСС, который должен был принять новую редакцию программы партии. Со времен Хрущева программа значительно устарела. Из нее пришлось исключить утопические положения о близком наступлении коммунизма. В программу были введены положения об экономических (то есть рыночных) методах руководства экономикой и об ускорении. Однако наибольший интерес в стране и мире вызвала та часть доклада генерального секретаря, где он критиковал бюрократизм и сформулировал основные направления политики реформ, которая была названа перестройкой.

Планы преобразований предполагали рост темпов развития производства, прежде всего машиностроения, и его техническую модернизацию (ускорение), усиление самостоятельности предприятий и углубление рыночных отношений (самоуправление и хозрасчет), расширение информированности общества о положении в стране и мире (гласность), привлечение граждан к участию в политической жизни при сохранении однопартийной власти КПСС (демократизация), улучшение отношений с капиталистическими странами на основе равноправия и открытости (новое мышление). Было прекращено уголовное преследование инакомыслящих. Нарушение демократических норм, отсутствие гласности и командно-административные (а не рыночные) методы руководства экономикой Горбачев считал причинами застоя, бюрократизации, которые в докладе подверглись резкой критике. Доклад Горбачева вызвал большие надежды, но за провозглашением основных идей перестройки не последовало решительных действий. К концу 1986 г. это стало вызывать разочарование.

Политика Горбачева получила большую поддержку со стороны интеллигенции. В мае 1986 г. состоялись съезды Союза кинематографистов и Союза театральных деятелей, в июне — Союза писателей. Консервативное руководство этих творческих союзов на съездах подверглось критике и было отправлено в отставку. Произошла смена главных редакторов «Московских новостей», «Огонька», «Нового мира», «Знамени». В июле М. С. Горбачев встретился с писателями и поддержал их критическую позицию в отношении всего устаревшего. Летом на встрече с партийным активом Хабаровска Горбачев заявил, что обществу требуется «революция».

Одновременно с преобразованиями внутри страны Горбачев пытался добиться улучшения отношений со странами Запада. В 1987 г. путем частичных уступок ему удалось урегулировать ракетный кризис, было подписано соглашение о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. В мае 1988 г. президент Р. Рейган прибыл с визитом в Москву.

Экономические реформы задерживались. Одной из причин этого стала Чернобыльская катастрофа, произошедшая 26 апреля 1986 г. Взрыв одного из реакторов привел к радиоактивному заражению обширных пространств Белоруссии, Украины и России. Смертельная угроза нависла над миллионами людей. Здоровью значительной части пострадавших был нанесен большой ущерб. Борьба с последствиями аварии потребовала огромных усилий и материальных затрат в размере нескольких миллиардов рублей.

Экономические реформы.  27 января 1987 г. Горбачев выступил на пленуме ЦК с речью, в которой провозгласил начало более решительных преобразований. Генеральный секретарь подверг резкой критике ведомственную бюрократию. Власть ведомств над предприятиями значительно ограничивалась.

В июне 1987 г. очередной пленум объявил о переходе экономики к рынку. Основным направлением реформы стало расширение экономической самостоятельности предприятий. 30 июня 1987 г. был принят закон о государственном предприятии, который предоставлял заводам и фабрикам широкую хозяйственную самостоятельность. Авторы этой реформы учитывали опыт 1960-х гг. и справедливо опасались бесконтрольности руководителей предприятий. Поэтому учреждались советы трудовых коллективов, которые наделялись большими полномочиями по контролю за работой директоров и определению стратегии деятельности производств. Руководители должны были избираться трудовыми коллективами и могли сменяться, если их работа будет неэффективной и отрицательно скажется на заработках сотрудников. Такое самоуправление должно было превратить работников в хозяев предприятий, заинтересовать их в результатах своего труда.

Однако система советов на большинстве предприятий не заработала, так как они действовали под твердым контролем администрации, партийной и профсоюзной организаций, которые по-прежнему принимали важнейшие решения. Установив контроль над советами и освободившись от опеки вышестоящих ведомств, партийно-хозяйственная администрация стала практически бесконтрольной.

Чтобы поставить предприятия-монополисты в условия конкуренции, тем самым снизив цены и заставив работников предприятий трудиться более эффективно, в 1987 г. реформаторы разрешили развитие негосударственных промышленных и торговых предприятий, а в 1988 г. был принят закон о кооперации. Считалось, что это не нарушает принципы коммунистической идеологии, так как новые хозяйственные организации назывались кооперативами. В действительности они вскоре стали частными фирмами. Многие государственные предприятия переводились на аренду, то есть арендовались коллективом у государства.

Первоначально рыночные реформы оживили экономическую жизнь. Уровень рентабельности, который в 1980–1985 гг. упал с 12,2 до 11,9 %, к 1988 г. вырос до 13,5 %. На прилавках появились более дорогая, но и более качественная продукция. Однако в конце 1988 г. резко обострился дефицит товаров. Затраты в расчете на рубль товарной продукции в 1988–1989 гг. впервые выросли. Производство в ряде отраслей стало падать.

Реформаторам не удалось найти оптимального сочетания социальных гарантий и рыночной экономики. Произошло сращивание капитала кооператоров (отчасти криминализированного) с возможностями бесконтрольного директорского корпуса и коррумпированной части бюрократии. Через частные организации стали проходить финансовые средства государственных предприятий и ведомств. Таким образом, оживление рынка в условиях, когда государственный и частный «карманы» не были разделены, приводило к разворовыванию государственной собственности и экономическому обескровливанию государственных предприятий. Бюрократическое регулирование рынка было неэффективным в силу некомпетентности и коррупции. Постепенно консервативная часть чиновников, не готовая работать в новых условиях, стала выступать за прекращение рыночных реформ. Однако те слои бюрократии, которые уже обрели заинтересованность в начавшемся разделе государственной собственности, продолжали настаивать на углублении преобразований, грозивших гибелью старой партийной номенклатуре.

 ФОРМИРОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОППОЗИЦИИ

Предполагалось, что гласность станет средством продвижения экономических реформ: поможет выявить скрытые резервы, обернется против бюрократов и нерадивых управленцев. Однако практически сразу же гласность приняла форму политической критики. Сначала под ее удар попал И. В. Сталин. Встал вопрос о природе созданного благодаря его стараниям общества. Вскоре часть публицистов стала утверждать, что между взглядами и деятельностью Ленина и Сталина нет принципиальной разницы. Затем публицисты перешли к анализу марксизма. В результате его идеологам пришлось признать, что марксизм как теория разошелся с реальными историческими процессами. Так из-под ног КПСС оказалась выбита теоретическая основа. Партия утратила авторитет и контроль над идеологическими процессами в стране.

К руководству партийными изданиями пришли шестидесятники — либерально настроенные интеллигенты, политические взгляды которых сформировались в период оттепели. Особенно активно за углубление перестройки, разоблачение сталинизма и застойных чиновников выступали газета «Московские новости» во главе с Е. В. Яковлевым и журнал «Огонек» во главе с В. А. Коротичем. Спрос на эти издания резко вырос. Демократически настроенные граждане привыкли читать между строк и делать более последовательные выводы из фактов, которые сообщала официальная пресса. Это, в свою очередь, вызывало недовольство консервативно настроенных людей, которые осуждали «очернительство» советской действительности и ее прошлого.
Из вынужденной «эмиграции» вернулись труды выдающихся русских философов, историков, социологов Н. А. Бердяева, В. С. Соловьева, П. А. Сорокина, В. Н. Лосского, И. А. Ильина.
За несколько лет в журналах и отдельными изданиями вышли в свет романы Е. И. Замятина («Мы»), М. А. Алданова («Святая Елена, маленький остров»), Б. Л. Пастернака («Доктор Живаго»), М. А. Булгакова («Мастер и Маргарита»), В. В. Набокова («Лолита»), Б. А. Пильняка («Голый год», «Повесть непогашенной Луны»), А. П. Платонова («Чевенгур», «Котлован»), поэтические произведения Г. В. Иванова, А. А. Ахматовой, И. С. Гумилева, О. Э. Мандельштама.
За ними последовала публикация произведений И. А. Бродского, Г. И. Владимова, В. И. Войновича, А. А. Галича, В. П. Некрасова, А. И. Солженицына, за которые они были лишены советского гражданства. Читатель смог познакомиться с произведениями А. И. Рыбакова («Дети Арбата»), В. Д. Дудинцева («Белые одежды»), Д. А. Гранина («Зубр»), А. А. Бека («Новое назначение»). Все они касались темных страниц и сторон сталинской эпохи, поднимали проблемы судеб отечественной интеллигенции в те суровые годы.

Впервые увидели свет в нашей стране известные работы зарубежных авторов: «1984» Д. Оруэлла, «Большой террор» Р. Конквеста, «Фашизм» Ж. Желева и др.

Более раскованным стало телевидение. Появились непривычные для зрителей новые телепередачи («Взгляд», «12-й этаж», «Пятое колесо»), прямые телеэфиры по наиболее острым вопросам политики, телемосты с зарубежными аудиториями. Страна с огромным вниманием следила за работой съездов народных депутатов.
Фильм «Покаяние» Т. Е. Абуладзе ставит проблемы ответственности общества за сталинский террор. Не меньший интерес вызвали «полочные» фильмы Э. Г. Климова «Агония», А. Г. Германа «Проверка на дорогах» и «Мой друг Иван Лапшин». Вышли на экраны созданные в годы перестройки фильмы «Завтра была война» Ю. В. Кары, «Холодное лето пятьдесят третьего» А. А. Прошкина, «Легко ли быть молодым» Ю. Подниекса, «Так жить нельзя» С. С. Говорухина, «Небеса обетованные» Э. А. Рязанова и др.

Разнообразной и интересной стала художественная жизнь. Начался интенсивный процесс возвращения творческого наследия деятелей искусств, находившихся ранее под идеологическим запретом. Зрители впервые получили возможность увидеть на выставках работы П. Н. Филонова, А. В. Лентулова, К. С. Малевича, В. В. Кандинского, М. В. Нестерова и др.

На театральных подмостках определяющее значение приобрела публицистическая драма. Особенный общественный резонанс вызывали произведения, в которых затрагивалась тема сталинизма и сталинских репрессий. Ведущие театры страны ставили новые пьесы М. Ф. Шатрова «Диктатура совести», «Дальше… Дальше… Дальше…», по-новому трактовавшие события революции и Гражданской войны.

В музыкальную культуру было возвращено творчество А. Г. Шнитке, М. Л. Ростроповича, на широкую сцену вышли представители музыкального андеграунда: группы «Наутилус Помпилиус», «Аквариум», «Кино» и т. д.
Значительно возрос интерес к религии, которому государство теперь не препятствовало. В 1988 г. при поддержке атеистического государства было торжественно отпраздновано тысячелетие крещения Руси. После кончины патриарха Пимена и избрания на этот пост Алексия II (1990–2008) сближение государства и церкви продолжилось: церкви передавались храмы и другое имущество, она получила доступ к средствам массовой информации, хозяйственные льготы. Развернулось строительство новых храмов и восстановление старых. Миллионы людей принимали крещение. Также в религиозную жизнь вовлекались мусульмане, активизировалась жизнь и других традиционных конфессий. Большую популярность приобрело множество нетрадиционных религиозных течений и сект.

Гласность привела к росту влияния и известности либеральных общественных деятелей, которые придерживались оппозиционных взглядов, хотя и оставались членами КПСС, что позволяло им иметь доступ к принадлежавшим партии и государству изданиям. Среди них были известные журналисты, ученые и деятели культуры (Г. Х. Попов, Ю. Н. Афанасьев и др.). В это время многие из них уже стремились к созданию в СССР многопартийной системы и капиталистической экономики, но на словах поддерживали идеи демократизации социализма. Это было необходимо для сохранения как принадлежности к КПСС, так и поддержки народа. Большинство советских людей в этот период выступали за сохранение социализма, укрепление в нем начал социальной справедливости.

Неформальное движение и первые массовые выступления оппозиции.  Уже в 1987–1988 гг. перестройка привела к быстрому росту общественной активности. Еще в 1986 г. в СССР прекратилось уголовное преследование инакомыслящих. Их по-прежнему могли уволить с работы, но за критику режима уже не осуждали на несколько лет тюремного заключения. 23 декабря 1986 г. из ссылки был возвращен академик А. Д. Сахаров. Из тюрем начали выпускать диссидентов. Однако большинство из них не продолжило оппозиционную деятельность. Им на смену пришло новое поколение оппозиционеров.

С 1987 г. в политической жизни стали участвовать десятки неформальных (то есть независимых от официальных структур) организаций. Неформалы выступали за демократический социализм или либеральную демократию, спорили между собой и критиковали КПСС. На открытой конференции неформалов «Общественные инициативы в перестройке» 20–23 августа 1987 г. возникла первая всесоюзная легальная политическая организация со своей идеологией, отличной от идеологии КПСС, — Федерация социалистических общественных клубов (ФСОК).
Неформалы стремились оказать давление на КПСС, заставив бюрократию проводить более радикальные реформы. Свои взгляды они могли изложить народу только на улице — доступа к официальным СМИ у них не было. Волну возмущения в стране вызвали махинации во время выборов на XIX партийную конференцию (партия все еще воспринималась как лидирующая часть общества) и сообщения о «зажиме» расследований коррупции. Была подорвана уверенность в том, что прогрессивные силы в КПСС смогут сами добиться перемен к лучшему. 28 мая 1988 г. московские неформальные группы «Община», «Гражданское достоинство» и их союзники организовали первую за многие десятилетия оппозиционную демократическую массовую демонстрацию в Москве. В мае — июле 1988 г. по стране прокатилась волна манифестаций с политическими требованиями. Были осуществлены первые попытки консолидации оппозиционных движений различных демократических направлений, принят согласованный «Общественный наказ» к XIX партконференции, в котором говорилось: «Преобразовать партию из организации, управляющей „от имени народа“ при помощи переродившейся касты „партократов“ в действительно политическую организацию; для этого она должна быть полностью лишена властных функций, передаваемых в Советы и органы государственного управления, что должно найти отражение в законе о партии. Статья 6 Конституции должна быть соответствующим образом изменена… Вся полнота власти должна быть передана Советам… Рассматривать становление подлинного самоуправления на производстве в качестве главной стратегической задачи реформы в духе демократического социализма».

Большинство жителей СССР никогда не видели оппозиционных митингов и с интересом отнеслись к идеям неформалов. Это позволило оппозиционным организациям увеличить численность. Они начали многотысячными тиражами выпускать газеты («Экспресс-хроника», «Свободное слово», «Гражданское достоинство») и журналы («Община», «Панорама» и др.), вступив в конкуренцию с либеральными коммунистическими изданиями.
Рост неформального движения привел к формированию в СССР политического спектра, то есть множества организаций, открыто отстаивающих различные пути развития страны. Националистические взгляды поддерживала организация «Память», которая начала деятельность еще в 1983 г. как культурозащитная группа, но по мере радикализации стала видеть причины проблем России в «заговоре сионистов». 6 мая 1987 г. «Память» организовала демонстрацию с протестом против разрушения Поклонной горы в Москве и добилась встречи с Ельциным, который в то время был первым секретарем Московского городского комитета КПСС. Радикальные либеральные взгляды отстаивала возникшая 8 мая 1988 г. партия «Демократический союз». Многочисленные организации поддерживали идеи социализма, но понимали их по-разному. Одни, такие как «Социалистическая инициатива», считали необходимым восстановить истинные принципы марксизма, нарушенные сталинской бюрократией. Другие, например «Община», выступали против марксизма и отстаивали народнические идеи общинного самоуправления. Несмотря на разногласия, и «Община», и «Социалистическая инициатива» входили в ФСОК. В спорах между идеологами неформалов вырабатывались опыт и основы политической культуры будущей России.

Все эти течения и их лидеры видели в номенклатуре противника, которому нет места в нормальном обществе. В то же время почти все неформалы выступали за ненасильственные методы борьбы с коммунистическим режимом.
Власти перешли в контрнаступление против неформалов и с 18 июня 1988 г. начали разгонять их митинги в Москве, а затем и в других регионах. Однако это не привело к разгрому оппозиции и только ее радикализовало. Весной-летом 1988 г. по СССР прокатилась волна массовых выступлений против первых секретарей обкомов КПСС. Пока граждане видели в них причину своих проблем. Однако постепенно недовольные массы стали считать корнем бед сам коммунистический режим.

Подъем национальных движений.  Оппозиционное движение разрасталось также в союзных республиках СССР, где оппозицию объединяли национальные лозунги. Как только обстановка в стране стала более свободной, межнациональные конфликты вышли на поверхность. Все большая часть жителей республик считала, что лучший способ избавиться от угнетения центральной бюрократии — это отделение от СССР. Более того, почувствовав, что реформы Горбачева угрожают интересам бюрократии, ее национальные группировки стали поддерживать националистические выступления, чтобы защититься с их помощью от действий союзного центра. 17–19 декабря 1986 г. смена первого секретаря казаха Д. А. Кунаева на русского по национальности ставленника Горбачева Г. В. Колбина вызвала бунт молодежи в Алма-Ате. Студенты-казахи считали, что руководить Казахстаном должен казах. Их демонстрация переросла в жестокие столкновения. Солдаты и милиция избивали демонстрантов, молодые казахи яростно нападали на защитников правительственных учреждений и простых русских жителей. При расследовании событий в Алма-Ате выяснилось, что казахские чиновники участвовали в организации демонстрации.

Неурегулированные межнациональные отношения приводили и к затяжным кровавым конфликтам, с которыми союзное руководство не знало, что делать. 11 февраля 1988 г. начались выступления армян в Армении и в Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) с требованиями передачи этой области из состава Азербайджана в состав Армении. 20 февраля Верховный совет НКАО принял решение о переходе в состав Армении. Это требование вызвало возмущение в Азербайджане. 28 февраля 1988 г. в Сумгаите националисты устроили погром, убивая жителей-армян. Отношения между двумя республиками обострились до предела. Союзное руководство отказалось удовлетворить требования армян, и это привело к перерастанию армянского национального движения за объединение с Карабахом в кампанию неповиновения союзному руководству. Попытки немного уступить армянам сразу же вызывали обострение ситуации в Азербайджане, где повторялись убийства мирных жителей. 7 декабря 1988 г. в Армении произошло мощное землетрясение. Воспользовавшись этим, союзные власти арестовали лидеров оппозиционеров (комитет «Карабах» и др.), но это не остановило национальное движение в Закавказье.

В марте-апреле 1988 г. развернулось массовое национальное движение в республиках Прибалтики. В Эстонии подъем национального движения начался с конкурсов национального пения. Вскоре «поющая революция» привела к образованию Народного фронта (НФ), в который вошли представители национальной интеллигенции, Коммунистической партии Эстонии, сотни тысяч сторонников перестройки, в том числе и русских. Однако в руководстве фронта возобладали националистические силы, и вскоре русскоязычному населению пришлось создавать для защиты своих прав Интернациональный фронт, выступавший за сохранение СССР. Большинство его членов были приверженцами консервативных коммунистических взглядов. Такая же ситуация сложилась и в других республиках Прибалтики. В Литве НФ назывался «Саюдис», а его противники объединились в организацию, названную на трех языках: «Венибе — Единство — Едность».

В 1989 г. уже в каждой из республик СССР существовало влиятельное национальное движение, выступавшее за суверенитет.

КРИЗИС СОВЕТСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

Политическая борьба в 1987–1988 гг.  Дискуссии в партийном руководстве вскоре привели к выделению нескольких позиций. Сторонники сохранения андроповского курса авторитарных реформ, противники демократизации и дальнейшего расширения рынка группировались вокруг члена Политбюро Е. К. Лигачева. Против него выступали приверженец либеральных идей член Политбюро А. Н. Яковлев и остро критиковавший номенклатурные привилегии руководитель московской парторганизации Б. Н. Ельцин. Лигачев контролировал официальную прессу и сдерживал гласность, а также вмешивался в руководство Москвой. Это обострило его отношения с первым секретарем Московского горкома Ельциным.

21 октября 1987 г. на пленуме ЦК Ельцин обрушился с критикой на Лигачева, а затем и на Горбачева. Ельцин заявил, что перестройка ничего не дает людям, критиковал славословия в адрес генерального секретаря. Упрекнув Горбачева в отсутствии поддержки, Ельцин подал в отставку.

Несмотря на умеренное содержание, резкий тон выступления и сам факт «политики отставок» вызвали бурное обсуждение. Ни один из выступавших не поддержал Ельцина. Горбачев обвинил его в том, что он решил побороться с ЦК. В завершение Ельцин признал свое выступление ошибкой, но заявление об отставке не снял. Ельцин был подвергнут разгромной критике и снят с высших партийных постов. Однако Горбачев нуждался в противовесе консерваторам и поэтому оставил опального Ельцина в Москве, назначив его руководителем строительного ведомства.

Раскол в партийном руководстве, связанный с выступлением Ельцина, вызвал активизацию общественного движения. Поскольку информация о речи Ельцина долго оставалась секретной, оппозиционно настроенные москвичи выступили за гласность в этом деле.

После поражения сторонников более радикальной перестройки усилились позиции консерваторов. 13 марта 1988 г. в газете «Советская Россия» была опубликована статья преподавателя Н. А. Андреевой «Не могу поступиться принципами», в которой осуждались рыночные реформы, демократизация, критика советского прошлого. Статью Андреевой перепечатали другие газеты, и она была воспринята консервативной бюрократией как руководство к действию. Однако во время дискуссии в Политбюро позиция Андреевой была осуждена. «Правда» 5 апреля 1988 г. опубликовала статью А. Н. Яковлева с критикой письма Андреевой как манифеста антиперестроечных сил. Демократизация должна была продолжиться.

28 июня — 1 июля 1988 г. состоялась XIX партийная конференция КПСС. Выборы на конференцию проходили под жестким контролем вышестоящих партийных комитетов, и только благодаря массовым выступлениям интеллигенции делегатами стали некоторые известные либеральные коммунисты. Однако они не получили слова, чтобы изложить свою программу. Наиболее демократичным оказалось выступление Ельцина, но и он признал ошибкой свое выступление в октябре 1987 г.

На конференции была полностью поддержана политическая линия Горбачева на постепенную демократизацию и объявлено, что выборы в Советы теперь будут проходить на альтернативной основе, то есть из нескольких кандидатур. Это было значительное изменение в стране, где до сих пор КПСС подбирала кандидата на место депутата, а избиратели только формально утверждали его на выборах. Отныне любая официально зарегистрированная организация могла выдвинуть своего кандидата.

1 декабря 1988 г. была преобразована система органов власти и выборов. Теперь Верховный Совет должен был избираться широким съездом народных депутатов, который объявлялся верховным органом в конституционной системе. Он состоял из 2250 депутатов, третья часть из которых (750 человек) избиралась по территориальным округам с приблизительно одинаковым количеством избирателей; другая треть избиралась по национально-территориальным округам с нормой представительства: 32 депутата от союзной республики, 11 депутатов от автономной республики, пять депутатов от автономной области и один депутат от автономного округа; третья часть избиралась от общественных организаций на их высших форумах. При этом по 100 мест выделялось для представителей от КПСС, профсоюзов и кооперативных организаций, по 75 — для депутатов от ВЛКСМ, организаций женщин, ветеранов, объединений научных работников и творческих союзов и от общественных объединений, имеющих общесоюзные структуры, среди которых, например, были Общество борьбы за трезвость и Общество филателистов. Реальная законодательная власть должна была осуществляться Верховным Советом. Местные бюрократические органы (избирательные комиссии и предвыборные совещания) могли не утвердить кандидата. Таким образом, реформаторы рассчитывали опереться на поддержку демократически настроенных граждан и в то же время удержать большинство депутатских мест за КПСС, предотвращая участие в выборах радикально-оппозиционных кандидатов.

Формально выборы депутатов съезда оказались менее демократическими, чем выборы депутатов Верховного Совета по конституциям 1936 и 1977 гг. Они не были равными и прямыми. В округах на каждый мандат депутата пришлось 230,4 тыс. избирателей, а в общественных организациях — 21,6 избирателя (более чем в 10 тыс. раз меньше!).

На выборах не соблюдался и принцип «один человек — один голос». Например, если избиратель был членом какой-либо общественной организации, академиком и членом ЦК КПСС, он голосовал четыре раза: в своем избирательном округе и в трех общественных организациях.

Съезд избирал из своего состава Верховный Совет СССР, председателя и первого заместителя председателя ВС СССР. Верховный Совет СССР отныне превращался в постоянно действующий орган: его сессии длились три-четыре месяца. Ему был передан ряд полномочий, ранее принадлежавших Президиуму Верховного Совета СССР и Совету министров СССР, что значительно увеличивало роль представительных органов в реальном осуществлении власти в стране. Верховный Совет по-прежнему состоял из двух равноправных палат, сохранивших названия и выбиравшихся съездами народных депутатов. Палаты имели одинаковую численность — по 271 депутату каждая (всего 542 делегата). Палаты избирались на съезде по определенным правилам.
Совет национальностей избирался из депутатов от национально-территориальных округов и общественных организаций по норме: 11 депутатов от союзной республики, четыре депутата от автономной республики, два депутата от автономной области и один депутат от автономного округа. Верховный Совет созывался два раза в год.
Изменения в местных органах государственной власти в порядке эксперимента начались еще в 1987 г. В 5 % районов СССР выборы проводились на состязательной основе: на 94 тыс. мандатов было выдвинуто свыше 120 тыс. кандидатов.

Теперь страна с нетерпением ждала первых за многие десятилетия всеобщих выборов на альтернативной основе. К ним готовились не только структуры КПСС, но и новые оппозиционные организации, участники неформального движения.

Съезды народных депутатов.  26 марта — 9 апреля 1989 г. прошли выборы 2250 народных депутатов СССР из 9505 выдвинутых кандидатов.

Большинство депутатов были представителями партийной номенклатуры, настроенными консервативно. Депутатами оказались и либеральные коммунисты. Лидером движения за социальную справедливость стал Б. Н. Ельцин, который обличал номенклатурные привилегии и произвол партийного аппарата. Попытка не допустить его к выборам в Москве провалилась, и большинство москвичей отдали ему свои голоса. Лидером более радикальных демократов стал академик Сахаров, который был избран депутатом от Академии наук.
На съезде народных депутатов, который открылся 25 мая 1989 г., демократы оказались в меньшинстве. Тем не менее они вступили в борьбу с послушным Горбачеву большинством, используя трибуну съезда для изложения своих взглядов. Заседания транслировались по телевидению, и вся страна смотрела их. Большинство понимало, что решается судьба СССР.

Председателем съезда был избран Горбачев. Несколько раз он предоставлял слово Сахарову, который требовал отменить закрепленную в статье 6 Конституции руководящую роль КПСС в советском обществе. Фактически в это время партия уже не исполняла руководящей роли в стране. Консерваторы устраивали Сахарову и другим демократам обструкцию.

Чтобы не допустить изоляции депутатов-демократов на съезде, неформалы организовали массовые митинги в их поддержку. В Москве, Ленинграде и других городах сотни тысяч граждан собирались на манифестации. Перед ними выступали с изложением своих взглядов неформалы и депутаты, которым трудно было получить слово на съезде.

Несмотря на то что демократы не смогли провести свои требования на съезде, их авторитет вырос. 30 июля 1989 г. они образовали Межрегиональную депутатскую группу (МДГ), которая превратилась в штаб демократической оппозиции. После смерти Сахарова 14 декабря 1989 г. лидером МДГ стал Ельцин.

Вскоре после первого съезда народных депутатов КПСС получила новый сильный удар. Если раньше против политики партии выступала преимущественно интеллигенция, то 10 июля 1989 г. забастовали шахтеры Кузбасса, возмущенные тяжелыми условиями жизни. К ним присоединились шахтеры Донбасса, Воркуты и других регионов.
В 1988–1989 гг. Горбачев фактически потерял лидерство в перестройке. Его влияние ослабевало как в партии, где усилились сторонники скорейшего прекращения реформ, так и в обществе, где демократическая оппозиция выдвигала требования как можно более радикальных и глубоких преобразований.

Чтобы укрепить свою власть, Горбачев добился новых изменений в Конституции. 14 марта 1990 г. союзный парламент провозгласил его президентом СССР.

Это привело к новому падению авторитета КПСС, потому что Горбачев теперь был лидером государства не как глава партии, а как президент.

Одновременно отменялась особая роль КПСС, прежде закрепленная в статье 6 Конституции. Это означало признание существования многопартийности в СССР.

Возникновение многопартийности.  Падение авторитета КПСС и рост оппозиционных настроений привели к образованию многочисленных партий. Некоторые из них представляли собой бывшие неформальные группы или их объединения. Как правило, создатели партий брали пример с организаций начала XX в. или современных западноевропейских партий. Отдельные участники общественного движения не поддерживали создания новых партий, считая, что власть партийных бюрократий не помогает решать проблемы общества. Так, участники экологического движения объединились в Социально-экологический союз, а народники и другие радикальные противники бюрократии — в Конфедерацию анархо-синдикалистов, выступавшую за передачу всей власти органам производственного и местного самоуправления.

Иногда ориентация партий трансформировалась из-за смены вождей. Так, либерально-демократическую партию возглавил В. В. Жириновский, который начал отстаивать не либеральные, а авторитарные взгляды. Его агитация затмила выступления общества «Память», которое распалось на множество организаций. Наиболее экстремистски настроенные члены «Памяти» создали нацистскую организацию «Русское национальное единство».
18 января 1990 г. активисты «Памяти» устроили драку на заседании организации либеральных писателей «Апрель». В ответ 4 февраля 1990 г. объединенные силы демократических организаций провели грандиозную антифашистскую демонстрацию, показав, что демократы пользуются гораздо большей поддержкой населения, чем националисты. Вслед за этой демонстрацией последовали другие — направленные против коммунистического режима и статьи 6 Конституции. С трибуны выступали не только депутаты, но и представители новых партий самых разных взглядов — от христианских демократов до анархистов.

Большинство партий придерживалось демократической позиции, и это позволяло им действовать совместно против КПСС. Развитие многопартийности делало статью 6 Конституции анахронизмом, и 13 марта 1990 г. она была отменена.

К середине 1990 г. в общественном сознании населения России укрепились ценности плюрализма и идейной терпимости, гражданских свобод и самоуправления, права человека участвовать в принятии решений, от которых зависит его жизнь. В России возникло легальное и объединенное множеством взаимных контактов гражданское общество, состоящее из независимых от государства экономических, общественных, профсоюзных и информационных организаций. Сформировались ростки независимой прессы, система управления стала более демократической. На время восстановилась власть Советов на местах.

Управление хозяйством перешло к руководителям предприятий, технократам, которые постепенно превращались в собственников. После этого экономические задачи преобразований для значительной части технократии были решены и в обществе усилились консервативные тенденции. В то же время экономическая перестройка вызвала болезненные экономические последствия (прежде всего рост дефицита продукции). Среди недовольных укреплялся миф о спасительности грядущей «радикальной экономической реформы», все более связывавшейся с идеей вестернизации. Несмотря на внешний радикализм этой идеи, она вполне устраивала динамичную часть номенклатуры, которая осознала возможность использовать западнические и антикоммунистические лозунги в целях передела собственности и восстановления своего контроля над обществом на новой основе. В 1990–1991 гг. эта часть правящего слоя демонстративно сменяет лозунги и переходит в оппозицию к КПСС.

На выборах съезда народных депутатов РСФСР в феврале 1990 г. большинство оппозиционных организаций объединилось в блок (позднее — движение) «Демократическая Россия». Он получил около трети голосов, и при поддержке независимых депутатов Ельцин 29 мая 1990 г. был избран председателем российского парламента. Под давлением «Демократической России» съезд 12 июня 1990 г. принял декларацию «О государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики». В ее преамбуле съезд заявил о решимости создать демократическое правовое государство в составе обновленного Союза ССР. Однако в тексте декларации провозглашалось «верховенство Конституции РСФСР и законов РСФСР на всей территории РСФСР» и признавалась возможность «приостанавливать действие актов Союза ССР… вступающих в противоречие с суверенными правами РСФСР, на территории РСФСР».

Таким образом, в СССР образовалось два центра власти. Во многих Советах, в том числе в Московском и Ленинградском, большинство мест получили демократы. Права Советов значительно расширились. Они получили право устанавливать ставки налогов с прибылей предприятий коммунальной собственности, вводить местные пошлины, сборы и налоги, арендную плату, формировать валютные фонды. Во время XXVIII съезда КПСС, который проходил 2–13 июля 1990 г., председатель Верховного Совета РСФСР Б. Н. Ельцин, председатели Советов Москвы Г. Х. Попов и Ленинграда А. А. Собчак вышли из КПСС. Монополия КПСС на власть заканчивалась.

Кризис межнациональных отношений.  Все большую силу в 1989–1990 гг. набирали национальные движения. В 1990 г. они одержали победу на выборах в республиках Прибалтики и Закавказья, а также в ряде автономных республик. В результате обострились отношения между СССР и союзными республиками, между союзными республиками и некоторыми автономиями. В 1989–1990 гг. не раз происходили столкновения между грузинами и абхазами, а также осетинами; между молдаванами и русскоязычными жителями входившего в Молдавию Приднестровья. Конфликт Армении и Азербайджана из-за Нагорного Карабаха перерос в настоящую войну. Силовые структуры СССР не могли справиться с ситуацией. Большой резонанс имел разгон 9 апреля 1989 г. демонстрации грузинской оппозиции в Тбилиси союзными войсками. В давке и драке погибли люди.
Когда в Баку снова начались погромы, направленные против армян, 19 января 1990 г. в столицу Азербайджана вошли войска СССР. Им было оказано сопротивление, погибло более 100 человек.

Насильственные формы приняли выступления национал-экстремистов в ряде республик Средней Азии, но они были быстро подавлены.

В Прибалтике движение против союзного центра было преимущественно ненасильственным. После победы на выборах в Литве национального движения «Саюдис» новый Верховный Совет 11 марта 1990 г. провозгласил восстановление независимости Литвы, которая была утрачена в 1940 г. В ответ Горбачев начал экономическую блокаду отделившейся республики. Это лишь обострило противоречия между Литвой и союзным центром, сплотило литовцев вокруг «Саюдиса». Попытки восстановить контроль над Литвой (12–13 января 1991 г.) и Латвией (20 января 1991 г.) силовым путем не удались.

Массовое движение за национальную независимость можно было подавить только с помощью массовых репрессий, а на это Горбачев идти не хотел, понимая, что новый террор на окраинах СССР быстро приведет к восстановлению диктатуры в центре страны и краху реформ.

После провозглашения Горбачева президентом партийные руководители союзных республик также стали переименовываться в президентов. В результате идея президентства способствовала сепаратизму республик. Однако наиболее серьезную угрозу союзному центру несло возникновение самостоятельного центра власти в России.

В 1990–1991 гг. лидеры коммунистических партий большинства союзных республик решили, что им выгоднее быть самостоятельными относительно союзного центра и руководства КПСС. Поэтому даже там, где национальные движения не имели поддержки большинства населения (как на Украине и в Белоруссии), республики начали проводить политику суверенитета в рамках СССР, установления регионального контроля за экономикой и ресурсами. В результате экономические связи в СССР стали распадаться. Этот процесс захватил и некоторые регионы РСФСР, особенно после того, как Б. Н. Ельцин заявил лидерам автономных республик: «Берите столько суверенитета, сколько сможете». Особенно сильным было националистическое движение в Татарстане и Чечено-Ингушетии.

Летом 1991 г. в субъектах РСФСР — Марийской, Мордовской, Чувашской, Якутской республиках — были введены должности президентов.

Стремясь сохранить Прибалтику в составе СССР, Горбачев сделал важную уступку национальным движениям, признав возможность заключения нового Союзного договора. Эта идея поставила под сомнение саму легитимность существования СССР, пока договор не заключен. Согласовать же его текст со всеми республиками было очень сложно.
В мае 1990 г. был готов первый вариант, и начался процесс согласования текста на уровне союзных республик. В ноябре 1990 г. документ, направленный в ВС СССР, вызвал критику и справа и слева. Тем не менее в декабре 1990 г. он был вынесен на рассмотрение IV съезда народных депутатов СССР. Депутаты поименным голосованием приняли решение о сохранении федеративного государства и его названия — Союз Советских Социалистических Республик. Однако президент Казахстана Н. А. Назарбаев выдвинул идею заключения республиками Союзного договора без участия центра, что говорит о созревшем решении двигаться к конфедерации.

Борьба за суверенитеты, которую поддержали и возглавили национальные группировки номенклатуры, и неудача экономических реформ привели к резкому ослаблению СССР и распаду социалистического лагеря в 1989–1991 гг. 14 февраля 1989 г. завершился вывод советских войск из Афганистана. 28 июня — 1 июля 1991 г. были распущены Совет экономической взаимопомощи и Организация Варшавского Договора.

РАСПАД СССР

 Распад экономических связей, политико-правовая неопределенность и перемещение фондов предприятий в коммерческие структуры привели к обострению экономического кризиса. Производство промышленной продукции упало с 928 до 918 млрд руб. В 1990 г. цены выросли в среднем на 5 %, что было непривычно для населения СССР. При этом цены на картофель увеличились на 35 %. Однако даже в условиях роста цен в магазинах производство не успевало за повышением денежных доходов граждан. Это привело к опустошению прилавков магазинов и массовому недовольству населения курсом Горбачева. Началось заключение межреспубликанских договоров в обход центра.

Осенью 1990 г. руководители России и СССР попытались договориться. Под руководством С. С. Шаталина и Г. А. Явлинского была разработана экономическая программа «500 дней», которая должна была обеспечить расширение рыночных отношений с учетом интересов союзной бюрократии. Однако поправки, внесенные в проект союзным правительством, сорвали намечавшееся соглашение. В феврале 1991 г. отношения между сторонниками Ельцина и Горбачева обострились до предела. 19 февраля 1991 г. Ельцин публично потребовал отставки Горбачева. В стране развернулась кампания гражданского неповиновения союзным властям. Указы президента СССР фактически не выполнялись, шли стачки шахтеров и демонстрации демократических организаций. Только 29 апреля 1991 г. Горбачеву и Ельцину удалось прийти к компромиссу.

В апреле 1991 г. в Ново-Огарево Горбачев провел совещание с руководителями девяти союзных республик. В результате напряженной работы ученых и политиков, представителей центра и республик в подмосковной резиденции президента был согласован текст Договора о Союзе суверенных государств. Он значительно сокращал права союзного центра, но сохранял СССР.

17 марта 1991 г. был проведен референдум по вопросу сохранения обновленного СССР. В нем приняли участие 80 % избирателей СССР. 76, 4 % участвовавших в голосовании высказались за сохранение обновленного СССР.
В России был введен пост президента. Коммунисты, расколотые к этому времени на несколько течений, выставили на выборах президента России нескольких кандидатов. Часть националистически настроенных избирателей поддержала В. В. Жириновского.

Ельцин, напротив, объединил вокруг себя не только электорат демократов, но и часть коммунистов, симпатизировавших демократии, которые шли за депутатом А. В. Руцким. Руцкой стал кандидатом на пост вице-президента в паре с Ельциным.

12 июня в РСФСР на выборах президента Ельцин и Руцкой получили 57 % голосов, пользовавшийся поддержкой КПСС Н. И. Рыжков — 16 %. Став президентом, 20 июля Ельцин подписал указ о прекращении деятельности политических организаций в государственных организациях и учреждениях, что должно было подорвать прежде всего структуру КПСС.

18 июня текст Договора о Союзе суверенных государств был направлен в ВС СССР и ВС республик. После обсуждения и внесения поправок и дополнений проект Договора вновь обсуждался в Ново-Огареве 23 июля 1991 г. 29–30 июля на закрытой встрече в Ново-Огареве Горбачева, Ельцина и Назарбаева было решено провести подписание 20 августа, вне рамок съезда народных депутатов СССР. Новый текст Договора не передавался Верховным Советам и не публиковался до 15 августа 1991 г. Подписание нового Союзного договора было назначено на 20 августа.

Больше всего при переустройстве Советского Союза должны были пострадать союзные ведомства и КПСС, которые могли почти полностью потерять власть. Горбачев также не был доволен результатами переговоров в связи с тем, что новый союз мог стать по существу конфедеративным образованием, а не федеративным государством. Полномочия президента СССР становились почти символическими. В августе 1991 г. Горбачев уехал в отпуск в Крым.

19 августа 1991 г. было объявлено о том, что Горбачев по состоянию здоровья временно не может исполнять свои обязанности и власть переходит к Государственному комитету по чрезвычайному положению (ГКЧП) во главе с вице-президентом Г. И. Янаевым. В ГКЧП вошли председатель правительства (с 14 января 1991 г.)

В. С. Павлов, руководители КГБ, МВД, Министерства обороны, член президентского совета по оборонной промышленности и председатели ассоциации промышленных предприятий и аграрной ассоциации. ГКЧП был поддержан практически всем кабинетом министров, который собрался 19 августа.

В «Заявлении советского руководства» говорилось: «Установить, что на всей территории СССР безусловное верховенство имеют Конституция СССР и законы Союза ССР».

В Москву были введены войска. Однако члены ГКЧП пытались лишь оказать давление на демократов и были не готовы развернуть против них широкие репрессии. Руководители России во главе с Ельциным и лидеры основных оппозиционных организаций не были арестованы. Они обвинили членов ГКЧП в организации государственного переворота и призвали граждан России «дать достойный отпор путчистам и требовать вернуть страну к нормальному конституционному развитию». Сотни тысяч москвичей пришли в центр столицы и стали препятствовать передвижению воинских частей. Здание российского парламента и правительства (так называемого Белого дома) было окружено баррикадами, которые демократически настроенные граждане построили для защиты своей власти от возможного штурма войсками ГКЧП. Захват Белого дома был возможен только ценой больших человеческих жертв. Члены ГКЧП не решились на кровопролитие. Однако 21 августа 1991 г. все же произошло столкновение колонны бронетехники и демонстрантов, во время которого погибли три человека. Члены ГКЧП были арестованы (один из них, министр внутренних дел СССР Б. К. Пуго, при аресте застрелился). Горбачев вернулся в Москву, но власть в столице уже перешла к российским властям.

Воспользовавшись параличом центральных советских органов, парламент Эстонии уже 20 августа принял постановление о государственной независимости республики, латвийский — 21 августа, украинский — 24 августа, белорусский — 25 августа. Аналогичные решения 26–31 августа вынесли парламенты Молдавии, Азербайджана, Киргизии и Узбекистана. 6 сентября СССР признал выход республик Прибалтики из Союза.

Ельцин подписал ряд указов, которыми распускал организационные структуры КПСС и КП РСФСР, их имущество объявлялось государственной собственностью.

После провала августовского путча в РСФСР был установлен контроль российских министерств и ведомств над всеми предприятиями и учреждениями Союза ССР, находящимися на территории России.

Горбачев еще пытался бороться за реформирование СССР. В октябре в Алма-Ате состоялась встреча руководителей союзных республик. Горбачева в столицу Казахстана не пригласили. Его аппарат в ноябре подготовил новый проект Союзного договора. Однако Украина наотрез отказалась его подписывать, а без нее Договор терял всякий смысл.

Республиканские руководители опасались не только восстановления союзного центра, но и победивших в Москве демократов. Несмотря на то что продолжались переговоры о новом Союзном договоре, руководители республик все более склонялись к мысли о том, что им нужна вся полнота власти, без какого-либо союзного центра.
Национальные группировки номенклатуры решили вступить в союз с национальными движениями.

Националистически настроенная интеллигенция получила контроль над средствами массовой информации, на Украине началась мощная агитационная кампания в пользу необходимости выхода из СССР. 1 декабря 1991 г. на референдуме 90 % жителей Украины проголосовали за отделение от СССР. Руководство России решительно поддержало украинских лидеров.

8 декабря 1991 г., чтобы закрепить успех в борьбе за власть, президенты России Б. Н. Ельцин и Украины Л. М. Кравчук, а также председатель Верховного Совета Белоруссии С. С. Шушкевич подписали в Беловежской пуще Соглашение о роспуске СССР и создании Содружества Независимых Государств (СНГ). 21 декабря в Алма-Ате к этому Соглашению присоединилось большинство республик СССР. Парламенты союзных республик ратифицировали Соглашение о создании СНГ. За него проголосовали и депутаты-коммунисты. Ликвидация СССР вела к отстранению от власти Горбачева. Консервативные коммунисты считали президента СССР предателем из-за его реформ и поэтому были готовы голосовать за разрушение союзного центра.

25 декабря 1991 г. Горбачев передал власть Ельцину. Обратившись с прощальным словом по телевидению, он заявил: «Я твердо выступал за самостоятельность, независимость народов, за суверенитет республик. Но одновременно и за сохранение союзного государства, целостности страны. События пошли по другому пути. Возобладала линия на расчленение страны и разъединение государства, с чем я не могу согласиться». СССР перестал существовать. Развевавшийся над Кремлем красный флаг был спущен.

Распад СССР явился логическим следствием ряда процессов: социально-экономического кризиса, подъема национальных движений, обострения социально-политической борьбы. Эти факторы ослабили структуру Союза. Однако, как показали итоги мартовского референдума, большинство граждан СССР хотели жить в едином государстве, несмотря на трудности конца 1980-х — начала 1990-х гг. Обострение межнациональных конфликтов могло привести к сокращению территории СССР, но их масштабы были недостаточны для полного распада Союза. Решающий удар по единому государству нанесли лидеры республик — выдвиженцы номенклатурных элит, вступившие в борьбу за власть и собственность под новыми националистическими и либеральными лозунгами.

Выводы

Глубокий кризис советского общества и коммунистического режима рано или поздно должен был повлечь начало реформ. Однако они могли принять разные формы и направления, более или менее удачные. Начав с продолжения андроповской политики ускорения, прежде всего научно-технической модернизации, Горбачев и его сторонники столкнулись с тем, что она не дает результатов без соответствующих социальных перемен. В итоге в 1986 г. XXVII съезд КПСС провозгласил политику перестройки. Начался переход к рыночным реформам и осторожной демократизации. Однако эти преобразования имели системные недостатки, которые привели к углублению экономического кризиса. Разрастались национальные движения и конфликты. В СССР сформировалось гражданское общество, оппозиционные организации возглавили массовые движения протеста против коммунистического режима. В результате авторитарная власть КПСС сменилась многопартийной системой Советов. В условиях острого экономического кризиса и ожесточенной борьбы за власть между республиканскими и центральными властями в 1991 г. СССР распался.

Источник: 
А. В. Шубин, И. Н. Данилевский, Б. Н. Земцов: История России (для студентов технических ВУЗов): Питер; СПб; 2013
Темы: 
Материалы по теме
Экономика СССР во второй половине 1960-х — первой половине 1980-х гг.
А. В. Шубин, И. Н. Данилевский, Б. Н. Земцов: История России (для студентов технических...
Октябрьская революция и ее последствия
История: учебник для студ. учреждений сред. проф. образования / В.В. Артемов, Ю.Н. Лубченков...
Власть и общество в СССР во второй половине 1960-х — первой половине 1980-х гг.
А. В. Шубин, И. Н. Данилевский, Б. Н. Земцов: История России (для студентов технических...
Причины и ход Гражданской войны 1918 - 1920 г.
История: учебник для студ. учреждений сред. проф. образования / В.В. Артемов, Ю.Н. Лубченков...
Политика Ю. В. Андропова и К. У. Черненко
А. В. Шубин, И. Н. Данилевский, Б. Н. Земцов: История России (для студентов технических...
НЭП и образование СССР
История: учебник для студ. учреждений сред. проф. образования / В.В. Артемов, Ю.Н. Лубченков...
Индустриализация и коллективизация в СССР
История: учебник для студ. учреждений сред. проф. образования / В.В. Артемов, Ю.Н. Лубченков...
Советское государство и общество в 20-30-е гг. ХХ в.
История: учебник для студ. учреждений сред. проф. образования / В.В. Артемов, Ю.Н. Лубченков...
Оставить комментарий