Развитие партийной системы России

С конца 80-х годов прошлого века и по настоящее время российская партийная система неоднократно менялась под влиянием внутренней общественно-политической ситуации в стране. В результате за последние 20 лет накоплен огромный опыт партийного строительства, который еще долго будет подвергаться осмыслению и переоценке. Быстротекущая динамика политической ситуации в России приводила к тому, что партии, еще недавно являвшиеся показателями нового этапа в общественном развитии страны, свое дальнейшее организационное и идейно-политическое саморазвитие осуществляли уже в условиях кардинально изменившейся общественно-политической ситуации и либо приспосабливались к переменам, либо становились своего рода политическими рудиментами, продолжая свою деятельность по инерции.

Так, образование на рубеже начала 1990-х годов значительного количества карликовых партий (от монархистов до анархистов и либертарианцев) имело в своей основе объективные закономерности, связанные с раскрепощением политического сознания общества, освобождением от оков пребывающей в кризисе тоталитарной идеологии. В дальнейшем, однако, эти партии в абсолютном большинстве ушли на обочину политической жизни, что также объяснимо изменением как структуры общественных отношений, обогатившей возможности реализации потребности в самовыражении, так и с повышением уровня требований, предъявляемых избирателями к политическим партиям.

История становления российской партийной системы в своем развитии насчитывает пять этапов, каждый из которых обозначил собой качественные сдвиги в ее развитии:
• период вызревания предпосылок к созданию политических партий в рамках однопартийной системы (1986—1988);
• период действия народных фронтов и создания прото-партийных структур (1988—1989);
• законодательное допущение многопартийности и первая волна образования партий в рамках кризиса однопартийной системы (1990—1991);
• партийная система «августовской республики» (1991—1993);
• система поляризованного партийного плюрализма (1993—2000);
• принятие Закона «О политических партиях» и формирование новой партийной системы (с 2001 года).

Первые два периода в совокупности составляют этап «внутриутробного» развития российской многопартийности, а последующие четыре — этапы ее функционирования и развития в условиях правовой легитимации института политических партий. Опыт развития российской партийной системы сегодня является особенно ценным при анализе дальнейших тенденций ее развития.

Первый этап партийного строительства в современной России: 1986—1988 годы. Начальная стадия становления российских политических партий проходила в условиях нарастающего кризиса советской власти, нарастающих трудностей экономики и невиданного в истории СССР оживления общественно-политической жизни страны.

Прообразами первых политических партий стали неформальные (1986—1988) общественно-политические кружки и дискуссионные клубы.

Явившись реакцией общества на инициированные сверху перемены, неформальные движения, несмотря на свой статус, поначалу действовали в русле политики, проводимой правящим политическим режимом. Их идеологическая платформа обычно сводилось к двум пунктам: поддержка общей направленности политики перестройки и критическое изучение отечественной истории. Тем не менее, отсутствие четкой идейно-политической направленности общественных организаций на этой стадии в целом как нельзя лучше соответствовало неразвитости их организационных структур.

Переломным моментом для превращения неформальной дискуссионной деятельности в политическую стал 1987 год, когда январский пленум ЦК КПСС провозгласил новый курс партии на демократизацию общества. В ходе подготовки к XIX Всесоюзной партконференции и особенно к выборам народных депутатов СССР в 1988—1989 годах по всей стране в крупных промышленных городах стали формироваться «народные фронты».

В этот же период началось создание неформальных движений с четко обозначенной оппозиционной направленностью, например возникшее еще в середине 1980-х общество «Память».

Таким образом, еще в конце 1980-х существовавшая политическая система России во многом утратила свой однопартийный характер. Связано это было не только с появлением альтернативных объединений, но и со скрытым размежеванием внутри самой правящей партии — КПСС, в недрах которой также вызревали различные идейные течения и политические группировки: реформистское демократическое крыло (впоследствии его актив влился в состав иных демократических партий), не имеющий прочной организационной опоры лавирующий центр во главе с Михаилом Горбачевым, и ортодоксально-коммунистическое крыло. Каждое из этих направлений, в свою очередь, распадалось на ряд различающихся по степени радикализма политических группировок. Так, весной газета «Советская Россия» опубликовала скандально знаменитое письмо Нины Андреевой «Не могу поступаться принципами», в котором руководство страны обвинялось в отступлениях от фундаментальных принципов социализма. В этом письме указывалось на противоречие между декларациями руководства Компартии и его реальной политикой. Письмо получило официальное осуждение на страницах газеты «Правда» и было названо «манифестом антиперестроечных сил». Идеологическая схватка вокруг письма Нины Андреевой обнаружила идеологические разногласия в Политбюро ЦК КПСС.

Однако сама однопартийная модель политической системы оставалась неизменной: неформальные движения были малочисленны, организационно не оформлены, а их деятельность осуществлялась в косвенных политических формах. На базе таких объединений еще не могли образоваться организации партийного типа. Помимо идеологической расплывчатости программных установок, этому препятствовал и крайне низкий уровень организационной культуры, делающий бесплодными попытки «профессионализировать» неформальные объединения. Вместе с тем, сложившаяся внутри них дружеская, лишенная иерархических отношений атмосфера явилась питательной средой для появления целой плеяды полити-ков. Именно общественно-политические кружки и дискуссионные клубы стали прообразами первых политических партий и своеобразными инкубаторами для будущих политических лидеров, многие их которых с течением времени нашли себя в политических партиях XXI века.

Структурирование политического поля России в 1988— 1990 годах. К началу 1988 года неформальное движение в СССР вступило в стадию генерализации. В этот период различные неформальные организации предпринимают попытки к объединению в так называемые народные фронты. Они как форма спонтанной политической самоорганизации стали возникать в 1988 году в результате проведения стихийных массовых акций, нередко приуроченных к мероприятиям, инициированным органами государственной власти: к XIX Всесоюзной партконференции и особенно — к выборам народных депутатов СССР. Первоначально весной этого года народные фронты возникают в республиках советской Прибалтики, а уже летом создается Московский народный фронт, объединивший свыше 25 организаций.

Состоявшаяся в конце июня 1988-го XIX Всесоюзная партконференция стала поворотным моментом в истории «перестройки». Суть принятых на конференции решений сводилась к отказу партии от монополии на власть и готовности передать управленческие функции обновленным Советам.

В 1988—1989 годах в России и союзных республиках впервые публично инициируется создание альтернативных КПСС политических партий. Одной из первых таких партий стала партия «Демократический союз» (учредительный съезд состоялся 7—9 мая 1988 года). Одновременно активизировались организации, внешне оппозиционные правящему режиму, но фактически выступающие от имени наиболее консервативной его части (например, общество «Память»).

Выборы народных депутатов СССР весной 1989 года превратили неформальное движение в мощную политическую силу, способную вовлечь сотни тысяч людей в политическую деятельность. Группы поддержки депутатов демократической ориентации становятся центром кристаллизации неформального движения. На Съезде народных депутатов СССР летом 1989 года была образована Межрегиональная депутатская группа, которую возглавили Андрей Сахаров и Борис Ельцин. Фактически эта группа стала прообразом оппозиционной парламентской фракции. Одновременно происходила и кристаллизация группировок, приверженных ортодоксальной коммунистической идеологии. Так, в июле 1989-го был создан Объединенный фронт трудящихся.

К концу 1989 года в обществе все отчетливее набирали силу протестные настроения, выражавшиеся в призывах к отказу от политической монополии КПСС и юридического закрепления однопартийной системы. Размежевание происходило и внутри КПСС, в которой все четче обозначались различные идейно-политические течения: реформистское, общедемократическое и ортодоксально-коммунистическое. К январю 1990 года были сформированы внутренние предпосылки для формального признания многопартийности и допущения создания некоммунистических политических партий.

Развитие партийной системы в 1990—1993 годах. Сразу после внесения в январе 1990 года Съездом народных депутатов СССР поправки в шестую статью Конституции СССР, закреплявшей исключительное положение КПСС в политической системе государства, в Российской Федерации начался процесс создания новых политических партий. При этом руководство КПРФ, допуская их создание, вместе с тем полагало, что малочисленные политические партии будут заведомо неспособны составить конкуренцию КПСС. Однако в действительности произошел переход от формально однопартийной системы к системе апар-тийной, в которой КПСС уже не играла роль «приводного ремня» политической системы, а в качестве основных оппонирующих ей организаций стали выступать депутатские группы и коалиции (в составе советов и съездов), а также властные структуры союзного и республиканского уровня.

Реформа политической системы стала экзаменом, выдержать который партия так и не сумела. Принятые в конце 1988 года законы о выборах и об изменениях и дополнениях к Конституции СССР поставили КПСС перед необходимостью в ходе предстоящей избирательной кампании фактически на равных конкурировать с альтернативными организациями. Кампания по выборам народных депутатов СССР 1989 года проходила в обстановке массированного натиска на КПСС, ее идеологию и функционеров. Итог оказался закономерным. Хотя среди народных депутатов СССР 87 % были коммунистами, демократические силы одержали моральную победу, поскольку среди номинальных коммунистов было много радикально настроенных людей, будущих оппозиционеров и тех, кто вскоре покинул ряды партии.

Решающую роль в судьбе партии сыграл февральский (1990 года) пленум ЦК КПСС. Важнейшими шагами февральского пленума стали: решение отказаться от шестой статьи Конституции СССР, признание многопартийности и предложение учредить в СССР институт президентства. На III Съезде народных депутатов Михаил Горбачев был избран Президентом СССР. На этом же съезде была упразднена и знаменитая шестая статья Конституции СССР. После XXVIII съезда КПСС (июль 1990 года) резко активизировался процесс выхода из партии. Число добровольно покинувших ее ряды к исходу этого года составило 1800 тыс. человек.

Наиболее заметные политические организации, созданные в это время (1990—1991), возникли на базе неформальных политизированных объединений. В 1990 году возникают Демократическая партия России, Консервативная партия России, Российское христианское демократическое движение, Социал-демократическая партия Российской Федерации. В октябре 1990-го все демократические организации объединились в единую коалицию на базе движения «Демократическая Россия». Отделения этого движения были созданы более чем в 300 населенных пунктах Российской Федерации, заявленная численность движения достигала не менее 200—300 тыс. человек.

В марте 1990-го была учреждена Либерально-демократическая партия (в тот период — Советского Союза).
Углубление разногласий внутри КПСС привело к образованию внутри партии ряда идейных платформ (демократической, платформы ЦК КПСС, марксистской). К лету 1990 года противостояние реформаторов и консерваторов в высшем партийном руководстве КПСС привело к созданию Российской компартии (КП РСФСР) в составе КПСС (инициаторы — Иван Полозков, Геннадий Зюганов, Валентин Купцов и другие) как альтернативы курсу горбачевского ЦК. После XXVIII съезда КПСС ряды партии покинула часть «Демплатформы» (образовавшей осенью 1990 года Республиканскую партию).

После событий 19—21 августа 1991 года КПСС и российская Компартия были обвинены в сговоре с путчистами и указами Президента России от 23 августа и 6 ноября фактически запрещены. В соответствии с этими указами их деятельность на территории РСФСР была прекращена, организационные структуры распущены, партийное имущество конфисковано.

Элиты СССР не понимали государствообразующей функции партии власти. Важнейшей причиной поражения партии стал кризис ее идеологии. В ряду причин ее гибели стоит медлительность и нерешительность, проявленные руководством в ее реформировании. Похоже, что госу-дарствообразующую функцию партии и ее аппарата либо недооценивали, либо сознательно игнорировали политические силы, боровшиеся за власть на закате перестройки. Во всяком случае, демократические лидеры России, устраняя с политической арены КПСС в августе 1991 года, явно не до конца отдавали себе отчет в том, к каким сокрушительным последствиям это приведет.

После упразднения КПСС единое демократическое движение прекратило свое существование, выполнив задачи, стоявшие перед ним на этом этапе. В течение 1992 года из движения «Демократическая Россия» одна за другой выходили новые партии. Началась эпоха межпартийной конкуренции на демократическом фланге. Одновременно с этим происходило становление левых, коммунистических организаций, считавших себя в той или иной степени наследницами КПСС. Глубоко развившееся в КПСС накануне ее роспуска фракционное расслоение не позволило возродить единую коммунистическую организацию.

Распад КПСС привел к образованию на ее руинах ряда неокоммунистических партий: Российской коммунистической рабочей партии, Социалистической партии трудящихся, партии «Союз коммунистов», Российской партии коммунистов. 13—14 февраля 1993 года состоялся II Чрезвычайный восстановительный съезд Коммунистической партии Российской Федерации, ее лидером был избран Геннадий Зюганов. С этого времени КПРФ стала реальной правопреемницей Коммунистической партии РСФСР и КПСС.

Отмена монополии КПСС на власть, а также общее изменение общественно-политической ситуации в СССР в конце 80-х годов прошлого века, привели к разрушению того типа политического режима, который существовал в Советском Союзе. Советское государство перестало существовать. Однако структурированная партийная система не смогла появиться как по причине организационной слабости российских «протопартий», так и в силу недооценки новым российским руководством значимости партийной системы для поддержания политической стабильности.

В период с августа 1991-го по октябрь 1993 года новая российская политическая элита еще не могла выступать в роли самостоятельного, фактически независимого от общества субъекта политики. На данном отрезке времени ее позиции еще не были достаточно прочными. Отождествив себя с идеей реформ, элита оказалась вынужденной считаться с массовым демократическим движением, рассматривавшим действующую власть лишь в качестве важнейшего инструмента политики преобразований, но никак не ее источника.

Развитие партийной системы России в 1993—2000 годах.

Политический кризис сентября — октября 1993 года серьезно нарушил процесс формирования партийной системы. Некоторые из политических организаций подверглись запрету на тот или иной срок (в частности, Фронт национального спасения, партия Руцкого, РКРП и КПРФ). Партия власти только начинала формироваться, а появившиеся ранее организации находились в глубоком упадке. Таким образом, к выборам 1993 года, на которых по новым правилам игры (закрепленным в новой Конституции) партиям предстояло сыграть важную роль, Россия все еще фактически не имела партийной системы. Момент для ее формирования был упущен.

В России временной разрыв между сменой политического режима и «учредительными выборами» оказался особенно продолжительным, а условия деятельности политических организаций в течение подготовительного периода — особенно неблагоприятными. Политическая мобилизация 1987—1991 годов не просто прошла впустую для формирования партийной системы — ее скромное наследие скорее сыграло негативную роль.

В октябре 1993 года, после роспуска парламента, Борис Ельцин оказался перед дилеммой: обеспечение новой основы легитимности режима необходимо было совместить с максимизацией власти главы государства. Удовлетворительным решением этой дилеммы стало совмещение «учредительных выборов» нового парламента с проведением референдума по принятию новой Конституции. Этот документ закреплял подчиненный статус парламента и большой объем полномочий президента.

Реальной интеграции политических партий в систему институтов государственной власти России способствовало начало деятельности Государственной Думы, первые выборы в которую состоялись 12 декабря 1993 года. Успех на выборах Либерально-демократической партии России (23,5 %) был для многих неожиданным. На втором месте оказался пропрезидентский блок «Выбор России» (15 %), выступавший под лозунгом проведения демократических реформ. Третье и четвертое места заняли коммунисты (13 %) и примыкавшая к ним Аграрная партия России (8,5 %). В первой Государственной Думе действовали восемь фракций: «Выбор России» — 70 депутатов, ЛДПР — 64, АПР — 51, КПРФ — 46, «Яблоко» — 27, «Женщины России» — 22, Партия российского единства и согласия (ПРЕС) — 17, ДПР — 15 депутатов. В Думе этого созыва действовали также три депутатских группы: «Новая региональная политика», «Стабильность» и «Россия», не связанные напрямую с какими-либо партийными структурами.
В выборах депутатов второй Государственной Думы, проходивших в декабре 1995 года, приняло участие 43 избирательных объединения. Однако преодолеть пятипроцентный порог, установленный законом, смогли всего четыре из них. Итоговый список выглядел следующим образом: Коммунистическая партия РФ (22,3 %), ЛДПР (11,2 %), Движение «Наш дом — Россия» (10,1 %), «Яблоко» (6,9 %).

Созданное в середине 1995 года пропрезидентское движение «Наш дом — Россия», вопреки прогнозам, уступило и коммунистам, и ЛДПР. Во второй Государственной Думе были созданы фракции: КПРФ — 139 депутатов, «Наш дом — Россия» — 65, ЛДПР — 50, «Яблоко» — 44 депутата. Кроме них, были образованы три депутатские группы: «Народовластие» — 44 депутата, «Российские регионы» — 42 и «Аграрная» — 35 депутатов. Последняя опиралась в своей деятельности на Аграрную партию России. Коммунисты сохранили и во второй Государственной Думе высокий уровень внутрифракционной солидарности. Однако он заметно повысился и у других депутатских объединений. Это было связано с укреплением партийных структур, более строгим подходом к составлению партийных списков и приобретенным опытом практической работы в парламенте.

Президентская кампания 1996 года потребовала от Кремля максимальной мобилизации всех имеющихся у него ресурсов с целью обеспечить переизбрание на второй срок Бориса Ельцина, популярность которого в начале кампании была угрожающе низкой. В ходе предвыборной борьбы российская элита не стала тратить средства и ресурсы на создание новых объединений партийного типа. Политические организации, претендовавшие на роль партии власти в узком понимании этого термина (движения «Наш дом — Россия», «Реформы — новый курс») функционально стали выполнять роль групп поддержки Бориса Ельцина. Созданное специально «под выборы» Общероссийское движение общественной поддержки президента Бориса Ельцина с самого начала не предполагалось развертывать в политическое движение или объединение партийного типа. Фактически оно выполняло роль одного из избирательных штабов главы государства. Тем не менее, партии власти в широком смысле слова даже при отсутствии привлекательного социального проекта удалось провести эффективную мобилизацию своих рядов и заручиться поддержкой значительных слоев насе-ления. В напряженной борьбе с кандидатом от КПРФ Геннадием Зюгановым Борис Ельцин одержал победу во втором туре президентских выборов.

Таким образом, в ходе второго этапа формирования системы политических партий в России решались проблемы, породившие кризис сентября — октября 1993 года. В течение этого периода российские «протопартии», созданные еще во времена СССР, хотя и не сразу, но все же оказались в конкурентной среде в результате проведения выборов в Государственную Думу 1993—1995 годов. Однако опыт создания первых российских партий власти оказался не слишком удачным, потому что усилия в этом направлении фактически свелись к попыткам перенести на российскую почву западные образцы политических организаций подобного рода.

В течение нескольких лет после переизбрания Бориса Ельцина на второй президентский срок в России окончательно сложился олигархический капитализм. Существенной его особенностью стало активное участие в политической деятельности крупнейших финансово-промышленных групп. Фактически государство оказалось «приватизировано» олигархами. Экономический кризис августа 1998 года и активное проявление региональными элитами недовольства ситуацией в стране привели к еще большей раздробленности партийной системы. Слабеющий политический режим не был в состоянии ответить на исходивший от общества запрос о сильной власти. В этой ситуации в борьбу за места в парламенте кроме КПРФ, «Яблока» и ЛДПР включились новые партийные структуры — новая правая партия Союз правых сил и две партии власти — движение «Единство» и блок «Отечество — Вся Россия».

В чем секрет «Единства»? 19 декабря 1999 года состоялись выборы депутатов Государственной Думы третьего созыва. В них приняли участие 26 избирательных объединений и блоков, что явилось отражением тенденций к сокращению числа партий - участников избирательных кампаний, к созданию крупных межпартийных блоков и строительству на их основе массовых партийных структур. Пятипроцентный барьер преодолели КПРФ- 24,29% (фракция - 88 депутатов); межрегиональное движение «Единство» - 23,32 % (фракция - 83); блок «Отечество - Вся Россия» - 13,33 % (фракция - 47); блок «Союз правых сил» - 8,52 % (фракция - 32); «Блок Жириновского» -5,98 % (фракция ЛДПР - 16); объединение «Яблоко» -5,93 % (фракция - 21 депутат).

По количеству полученных голосов коммунисты сохранили первое место, но новая партия власти - движение «Единство» - уступила им совсем немного. По мнению части политологов, успех «Единства» был просто оглушительным, если учесть, что эта организация была создана непосредственно перед началом избирательной кампании. При этом успех «Единства» объясняют, в первую очередь, политической поддержкой популярного в обществе на тот момент премьер-министра, а ныне президента России Владимира Путина.

По мнению другой части экспертов, причина такого исхода избирательной кампании в том, что партия власти в лице «Единства» образца 1999 года демонстрировала ярко выраженный антиэлитный настрой, эксплуатируя накопившееся в обществе крайнее раздражение ельцинским олигархическим режимом. «Единство» выглядело как партия простых и решительных мужиков, в том числе и из регионов, приехавших наводить порядок.

Несмотря на почетное третье место, блок «Отечество — Вся Россия», по общему мнению, выборы проиграл, так как долгая и масштабная подготовка этого объединения к выборам порождала надежды, что оно займет лидирующее положение в Думе, а возможно, сможет добиться победы своего кандидата на президентских выборах. Четвертое место СПС стало неожиданным и поэтому сенсационным успехом российских правых либералов. Они сумели, благодаря объединению прежде всего партии «Демократический выбор России», возглавляемой Егором Гайдаром, и движения «Новая сила», руководимого Сергеем Кириенко (оба в прошлом занимали пост премьер-министра), продемонстрировать обществу альтернативу — как партии власти, так и коммунистической оппозиции. Показатели голосования за «Блок Жириновского», созданного на основе ЛДПР, свидетельствовали о существенном ослаблении позиций этой организации.
Результаты выборов Президента Российской Федерации 26 марта 2000 года отразили этот же новый баланс политических сил.

С избранием на пост Президента России Владимира Путина Кремль начал системно относиться к управлению партийной системой. Принятие в 2001 году Федерального закона «О политических партиях», внесение изменений в избирательное законодательство было обусловлено необходимостью более четкого определения роли политических партий, их места в системе институтов гражданского общества. Логика нормативных решений, направленных на структурирование политического пространства, изначально предполагала достижение как минимум трех задач:
• создание предпосылок для формирования сильных политических партий, усиления объединительных тенденций в партийном строительстве, стимулирование укрепления позиций федеральных партий на региональном уровне;
• преодоление гипертрофированного состояния российской партийной системы, решение вопроса о статусе партий, фактически прекративших осуществление уставной деятельности;
• ориентирование политических партий на участие в выборах и работе органов государственной власти и местного самоуправления как на важнейшую задачу их уставной деятельности.
Концепция закона отражала стремление к более четкому определению роли политических партий и их места в системе политических институтов современной России. В основу президентского законопроекта были положены следующие принципиальные позиции:
• Закрепление права на участие в выборах за политическими партиями, создание партий исключительно на общероссийском уровне.
• Установление рамочных требований к уставам политических партий (выборность и сменяемость их руководящих органов, демократическую процедуру выдвижения кандидатов в ходе проведения выборов в органы государственной власти и в органы местного самоуправления).
• Введение государственного финансирования политических партий.
• Ужесточение требований, предъявляемых к партиям при создании и государственной регистрации, возможность ликвидации политических партий, в течение пяти лет не принимающих участия в выборах. Одновременно определялись четкие критерии участия партии в выборах.

Прошедшие в 2003 году парламентские выборы подвели итог пятнадцатилетнему циклу российской политики, порожденному горбачевской перестройкой и первыми свободными выборами 1989 года. В 2003 году партия «Единая Россия», созданная в результате слияния «Единства» и «Отечество — Вся Россия», сумела по итогам парламентских выборов сформировать конституционное большинство в Государственной Думе и оказалась самой сильной политической партией за всю современную историю России. Это стало возможным благодаря популярности поддержавшего ее Президента России, а также укреплению самой власти: элиты консолидировались вокруг фигуры президента, была выстроена властная вертикаль, олигархи превратились в обычных бизнесменов.

В Государственную Думу на выборах 2003 года прошли те партии, лидеры которых ясно и убедительно заявили избирателям, что будут защищать национальные интересы страны. Проиграли те, кто прямо называл себя прозападными (и не смог предложить своим избирателям собственные варианты защиты национальных интересов). Именно поэтому в состав ныне действующей Думы не прошли СПС и «Яблоко». Их поражение показало, что нынешний российский либерализм по-прежнему питается инерцией мощного подъема демократического движения конца 80-х — начала 90-х годов прошлого века. Либерализм идеи (а не интересов), слова (а не действия), интеллигенции (а не предпринимателей и налогоплательщиков) оказались невостребованными избирателями. Напротив, неожиданно высокий результат на парламентских выборах получил левопатриотический блок «Родина». При этом КПРФ смогла собрать голосов почти вдвое меньше, чем на предыдущих выборах.

Самое же досадное для коммунистов состояло в том, что их главный конкурент — партия власти агитировала против них не только словом, но и делом. Начав борьбу с «олигархами», власть начала осуществлять на практике то, к чему коммунисты лишь призывали, и тем самым вторглась на электоральное поле КПРФ, отняв у нее, к тому же, возможность интенсифицировать антиолигархическую агитацию.

Бурная партийно-политическая жизнь 90-х годов прошлого века имела в своей основе прежде всего отсутствие единства в элитах. В начале 90-х новая российская бюрократия в союзе с либеральной интеллигенцией боролась против коммунистической партноменклатуры. С осени 1991-го по осень 1993 года исполнительная власть мерилась силами с законодательной, несшей на себе клеймо советского строя и идеологии. Потом «партии власти» в лице «Выбора России» и «Нашего дома — России» сражались с «красными директорами», сгруппировавшимися вокруг КПРФ. Избирательная кампания 1999 года также проходила под знаком противостояния федеральной и региональных партий власти.

С приходом к власти Владимира Путина российский политический класс наконец консолидировался. С принятием Федерального закона «О политических партиях» численность последних уменьшилась более чем в 10 раз — со 199 (в 2001 году) до 17 (по состоянию на 1 ноября 2006 года).

Однако, как уже говорилось выше, российская многопартийность все еще находится в стадии формирования. Партии, освоив механизмы парламентской законотворческой работы, пока что не превратились в основной инструмент борьбы за исполнительную власть, не смогли в полной мере взять на себя функции социального представительства и социальной интеграции, обеспечить через свои структуры политическое рекрутирование, формирование политической и правящей элиты страны. Те из них, которые поддерживают власть, еще не стали оказывать существенное влияние на ее курс, а оппозиция не в силах предложить обществу значимой альтернативы этому курсу.

Несмотря на то, что к сегодняшнему дню в электоральном поле присутствует весь спектр политических сил, говорить о завершении процесса формирования партийной системы в России пока все же преждевременно. В феврале 2006 года, комментируя высказывания Президента РФ В.В. Путина о становлении партийной системы в России, О.В.Морозов справедливо отметил, что «у нас [в России] еще зарождающаяся многопартийность, до конца еще не сформированная». Именно это обстоятельство заставляет особенно скрупулезно изучать опыт партийного строительства прошлых лет, так как лишь учитывая его, можно создать условия, когда политические партии в нашей стране не препятствовали бы (как это нередко бывало ранее), а способствовали развитию и укреплению государства, обеспечивая эффективное представительство интересов граждан России в органах государственной власти. Очевидно, что одной из актуальных задач, стоящей перед современной Россией, является укрепление устойчиво развивающейся партийной системы в контексте электорального цикла 2007—2008 годов. В этом плане российская партийная система имеет значительные резервы.

Источник: 
Ашкеров А.Ю., Бударигин М.А., Гараджа Н.В., Данилов В.Н. Основы теории политических партий. Учебное пособие 2007
Темы: