Психологическая защита

Термин «защита» впервые появился в 1894 г. в работе 3. Фрейда «Защитные нейропсихозы».

Большое значение изучению защитных механизмов уделяла А. Фрейд и другие представители Эго-психологии, которые приписывают Эго более важную и независимую роль, чем полагал 3. Фрейд. Соответственно и взгляд на защитные механизмы несколько иной: они уже не обязательно «приводят к неврозу», они есть не что иное, как «глобальные, закономерные, здоровые, адаптивные способы переживания мира», они «появляются как здоровая, творческая адаптация и продолжают действовать на протяжении всей жизни». И в основной функции защитных механизмов избежать или овладеть неким мощным угрожающим чувством (тревогой, иногда сильнейшим горем или другими дезорганизующими эмоциональными переживаниями) выделяется новый аспект — сохранение самоуважения, поддержание сильного, непротиворечивого, позитивного чувства собственного Я.

Представители психоанализа (К. Хорни, Г.С. Салливан, Э. Фромм) сместили акцент с внутрипсихических процессов на межличностные отношения. В качестве источников тревоги и, соответственно, защиты они рассматривают уже социокультурные факторы, такие, как чувство одиночества, беспомощности, недостаток любви родителей и окружающих людей, конфликтующие требования сложных межличностных связей.

Идея психологической защиты быстро вышла за рамки исключительно психоаналитической теории. Основным результатом многочисленных экспериментов в рамках «Нового взгляда» явилось обнаружение селективности восприятия в отношении эмоционально-значимых объектов. Селективность выступала в виде перцептивной защиты и перцептивной сенсибилизации (Дж. Бру-нер, 1948; С. Эриксен и Р. Лазарус, 1951, 1968; Н. Диксон, 1971; М. Эрдели, 1974). Согласна точке зрения одних исследователей, обнаруженные перцептивные феномены представляют собой частный случай действия механизмов психологической защиты, ранее описанных клиническим психоанлизом. В то же время другие рассматривали их как артефакты неудачной методологии.

Развитие темы психологической защиты в отечественной психологии начинается со статьи Ф.В. Бассина «О силе Я и психологической защите» (1969). Представления о психологической защите не только привлекаются для объяснения эмпирически выделяемых феноменов в практике психотерапии (В.М. Воловик, В.Д. Вид), но и теоретически вводятся в контекст общепсихологических концепций установки (Ф.В. Бассин), отношений личности (В.А. Ташлыков), самооценки (В.В. Столин). Налицо многообразие подходов, представлений, теоретических и эмпирических построений. В то же время можно выделить ряд общих моментов, характерных для всех подходов и определений. Общим является ситуация конфликта, травмы, стресса, а также цель — снижение эмоциональной напряженности, связанной с конфликтом, и предотвращение дезорганизации поведения, сознания, психики. Таким образом, основная смысловая конструкция всех определений почти совпадает с психоаналитическим пониманием психологической защиты.

Все защитные механизмы обладают двумя общими характеристиками. Во-первых, они действуют на неосознанном уровне. Ведь если бы человек полностью осознавал, например, механизм проекции, последний не мог бы выполнять свою защитную функцию. Поэтому защитные механизмы в некотором смысле являются средствами самообмана. Во-вторых, они до известной степени обеспечивают индивиду избавление от тревоги, однако за счет определенного искажения, отрицания или фальсификации реальности. Вследствие этого защитные механизмы часто рассматриваются как дезадаптивные. Выделение отдельных защитных механизмов, в виде которых функционирует психологическая защита, характеризуется большими разногласиями между исследователями относительно общего числа этих механизмов и содержания применяемых терминов. А. Фрейд описывает 10 основных защитных механизмов. Лафлин выделяет 22 основных и 26 дополнительных защитных механизмов. Согласно американской классификации психических болезней (DSM-111-R), их 18. Некоторые авторы рассматривают отдельные формы защитных механизмов не как самостоятельные, а как частный случай других, более глобальных защит. Н. Маквильямс отмечает в связи с этим, что фактически любой психологический процесс может быть использован в качестве защиты, поэтому никакой обзор защит не может считаться полным.

Основные защитные механизмы психики

Вытеснение. Механизм вытеснения занимает особое место в теории психоанализа. Описываемое иногда как «мотивированное забывание», вытеснение представляет собой процесс исключения из сознания мыслей и чувств, причиняющих страдания, и составляет наиболее прямой путь избежания тревоги. Во всех вариантах вытеснения можно разглядеть базальную адаптационную природу этого процесса. Если некто постоянно осознает весь свой арсенал импульсов, чувств, воспоминаний, фантазий и конфликтов, он будет постоянно им «затоплен». Однако освобождение от тревог путем вытеснения не проходит бесследно. 3. Фрейд считал, что вытесненные мысли и импульсы не теряют своей активности в бессознательном, и для предотвращения их прорыва в сознание требуется постоянная трата психической энергии. Стремление вытесненного материала к открытому выражению может получать кратковременное удовлетворение в сновидениях, шутках, оговорках и других проявлениях того, что Фрейд называл «психопатологией обыденной жизни».

Отрицание выражается в бессознательном отказе допустить существование определенных событий, переживаний и ощущений, которые причинили бы человеку боль при их признании. Это относится, например, к человеку, который «знает», что он неизлечимо болен, но продолжает при этом заниматься прежней работой, избегая всяческих разговоров о своей болезни и строя долгосрочные планы. Человек, для которого отрицание является фундаментальной защитой, всегда настаивает на том, что «все прекрасно и все к лучшему».

Проекция — это процесс, в результате которого внутреннее ошибочно воспринимается как приходящее извне, т.е. посредством проекции индивид приписывает собственные неприемлемые мысли, установки, желания другим людям. Очевидным путем защиты от тревоги, связанной с неудачей или виной, является возложение вины на другого. Человек не осознает свои враждебные импульсы, но видит их в других — и видит других ненавидящими и преследующими его. Механизм проекции может нарушать наши человеческие отношения, когда мы проецируем, например, собственную ревность или приписываем другим людям собственные агрессивные действия. Но он может также действовать иным образом, позволяя нам формировать дружеские привязанности, и тем самым укреплять наши отношения друг с другом. Например, служащий, который никогда не осмелится попросить о повышении зарплаты для себя, осаждает руководителя с требованиями в защиту интересов своего коллеги. По утверждению Н. Маквильямс, в своих благоприятных и зрелых формах проекция служит основой эмпатии.

Уход в фантазии — удовлетворение фрустрированной потребности в области воображения, приукрашивания, переоценка своих возможностей с целью придания значимости собственному «Я».

Уход в болезнь — стремление отказываться от ответственности и самостоятельности решения проблем; механизм связан с феноменом «вторичной выгоды». Принятие роли больного освобождает человека от необходимости действовать, позволяет быть зависимым и нуждающимся в сочувствии и поддержке.

Формирование реакции (реактивное образование). Традиционное определение подразумевает преобразование негативного аффекта в позитивный или наоборот. Этот механизм заключается в предотвращении проявления неприемлемых желаний, чувств, благодаря развитию противоположных им установок и форм поведения. Реализуется механизм формирования реакции двухстепенча-то: вначале неприемлемый импульс подавляется (вытесняется), затем на уровне сознания появляется совершенно противоположный. Маленькая девочка настолько «любит» своего младшего брата, что все ночи проводит у его изголовья, потому что боится, что он вдруг перестанет дышать. Реактивное образование особенно заметно в социально одобряемом поведении, которое при этом выглядит преувеличенным и негибким.

Регрессия — возвращение к ранним стадиям развития, позволяющее взрослому вести себя как ребенок. Замужняя женщина, вступив в конфликт с супругом, так же как раньше в доме родителей, когда она была маленькой, начинает плакать, ожидая получить утешение и защиту. В какой-то ситуации взрослый человек, например, может начать говорить с «детскими интонациями». Это — своеобразный уход от реальности, от проблем, которые вызывают тревогу.

Рационализация имеет отношение к ложной аргументации, благодаря которой иррациональное поведение начинает выглядеть вполне разумным и оправданным в глазах окружающих. Рационализация может принимать много форм. Рационализирует человек, говорящий, что работа, откуда его уволили, и так давно ему неинтересна; отвергнутый поклонник, решивший, что его девушка не так уж привлекательна (феномен «зеленого винограда»). Ту же роль может играть феномен «сладкого лимона»: человек, вынужденный оставаться в неприятных для него обстоятельствах, при помощи рационализации начинает находить их вполне желательными. Рационализация обычно включает в себя целый комплекс объяснений, а не одно-единственное, что делает ее менее уязвимой. Однако как защита она имеет слабую сторону: фактически все может быть и бывает рационализировано.

Интеллектуализация — процесс, посредством которого субъект стремится выразить в дискурсивном виде свои конфликты и эмоции, чтобы овладеть ими. Одна из наиболее ясных трактовок механизма принадлежит Анне Фрейд, которая понимала его как стремление выразить свои влечения, облекая их в мыслительные конструкции, логически выстраивая. Переживание заменяется рассуждением. Характерным признаком интеллектуализации являются рассудочный способ представления и попытки решения конфликтных тем без ощущения связанных с ситуацией аффектов.

Изоляция — механизм, похожий на интеллектуализацию, и означает разрыв мысли или поступка с другими мыслями или сторонами жизни субъекта. Проявлениями изоляции могут быть остановки в процессе мышления, применение формул и ритуалов. Она выступает как нежелание говорить на ту или иную тему, запрет на ее обсуждение. Нередко изоляция рассматривается как отделение аффекта от содержания и присоединение его к менее значимому представлению. Изоляция, по мнению Ж, Бержере, возникает у больных с навязчивыми состояниями.

Идентификация — приписывание себе чувств, мыслей, настроений, свойственных другому человеку. Одним из видов является идентификация с агрессором. Она означает, что для того чтобы избавиться от чувства страха, который вызывает враждебная фигура, субъект устанавливает с ней контакт либо принимая роль, либо поглощая сам объект.

Сублимация. Сублимация изначально рассматривается как «хорошая» защита, благодаря которой можно находить креативные, здоровые, социально приемлемые или конструктивные решения внутренних конфликтов между примитивными стремлениями и запрещающими силами. Сублимация является тем обозначением, которое первоначально Фрейд дал социально приемлемому выражению базирующихся на биологии импульсов. Так, Фрейд указывал, что дантист может сублимировать садизм, выставляющийся художник — эксгибиционизм, адвокат — желание уничтожать врагов. Данная защита расценивается как здоровое средство разрешения психологических трудностей по двум причинам. Во-первых, она благоприятствует конструктивному поведению, полезному для группы; во-вторых, она разряжает импульс вместо того, чтобы тратить огромную эмоциональную энергию на трансформацию его во что-либо другое (например, как при реактивном образовании) или на противодействие ему противоположно направленной силы (вытеснение). Такая разрядка энергии считается положительной по своей сути: она позволяет человеческому организму поддерживать необходимый гомеостаз.

Источник: 
Карпов А.В., Общая психология
Темы: 
Чтобы оставить комментарий или обсудить материал на форуме, необходимо зарегистрироваться или войти.