Причины и условия виктимного поведения

Из общесоциальных причин виктимности называют, в частности, анонимность среды и доступность цели.21 Как правило, вследствие того, что виктимность представляется как суммативная система, т. е. массовая сумма актов виктимизации, общесоциальный уровень причинения, социологический практически вообще не рассматривается. Все сводится к личностно-микросредовому, который чаще всего называется индивидуальным. Я также дам поподробнее этот уровень.

Прежде всего причины и условия виктимного поведения я также делю на внутренние и внешние. Причем, то в качестве внутреннего условия, как, например, Л. В. Франк определял виктимность через повышенную способность становиться жертвой преступления (т. е. через систему внутренних анатомических, физиологических, психологических качеств, свойств, и прежде всего одного из них — способностей), то, как внутреннюю причину, например, В. И. Полубинский определял ее как предрасположенность становиться жертвой преступления, т. е. уже включал в мотивацию жертвы, которую можно назвать виктимогенной, т. е. являющейся источником жертвенности, ее происхождением, объясняющим возникновение.

Итак, внутренней причиной виктимного поведения является виктимогенная мотивация, которая включает в себя систему побудительных сил стать жертвой преступления: потребности, интересы, эмоции, ценностные ориентации, установки, мотивы и цели жертвенности. Все они нашли свое отражение в виктимологической литературе в одном термине — виктимности. В процессе личных виктимолого-криминологических исследований мной было выявлено несколько типов виктимогенной мотивации, содержание которых раскроет их смысл. К ним следует отнести:

1.    Одной из самых распространенных является неосторожная виктимогенная мотивация, которых я выделяю три разновидности:

  • а)    легкомыслие — «жертва» осознает, что нарушает правила предосторожности, безопасного поведения; предвидит, что в результате этого нарушения ей может быть причинен физический, моральный или какой-либо иной вред, но без достаточных к тому оснований, полагаясь на свои силы, умения, навыки, а также на объективное стечение обстоятельств (просто везение), рассчитывает на то, что сумеет этого не допустить, выйдет из этой ситуации «героем» и предотвратит вредные для себя последствия;
  • б)    небрежность-невнимательность — «жертва» не осознает, что нарушает правила безопасного поведения, предосторожности, дорожного движения... вследствие прежде всего невнимательности, непредусмотрительности, недальновидности, отсутствия прогностического видения, близорукости — возраста (старости или детскости), низкого интеллекта, усталости, болезни; не предвидит, что в результате этого нарушения ей может быть причинен нравственный, сексуальный вред, хотя должна была (вследствие учета сложившейся виктимно-криминогенной ситуации) и могла (за счет жизненного и профессионального опыта, необходимых навыков безопасного поведения) их предвидеть;
  • в) небрежность-пренебрежение — «жертва» осознает, что нарушает правила безопасного поведения: например, подпускает к себе сексуального партнера слишком близко, не определившись с сексуальной близостью, ее желательностью; переходит улицу на желтый свет или вообще невзирая на светофор; но не предвидит, что в результате этого нарушения ей может быть причинен сексуальный, физический вред вследствие пренебрежения безопасностью, хотя должна была (вследствие учета сложившейся проблемной, экстремальной криминогенной ситуации) и могла (за счет своей опытности, интеллекта, хитрости; умения общения; жизненных навыков безвредной, защищенной деятельности) это предвидеть.

2.    Неосторожная криминогенно-виктимогенная мотивация — это и/или легкомыслие, и/или небрежность-невнимательность, и/или небрежность-пренебрежение с двух сторон — и «преступника», и «жертвы» вызывает возникновение относительно длительной виктимно-криминогенной ситуации, грозящей в любой момент разрешиться неосторожным преступлением.

3.    Виктимогенная обычная провокационная мотивация, когда «жертва» осознает, что своими действиями, одеждой, словами, мимикой, жестами переходит рамки нормативного, общепринятого поведения; предвидит, что в результате ее поведения ей может быть причинен сексуальный, политический, религиозный, этнический вред и желает этого (тип мазохистской мотивации в широком смысле слова) или сознательно только допускает, предполагая, что лицо не посмеет перейти какие-то рамки, что она выше этого лица по положению, должности, полу, возрасту, своим личностным качествам, и этот вред, все-таки, не будет причинен.

4.    Виктимогенная некритичная мотивация — «жертва» не осознает, что нарушает какие-то правила безопасности вследствие своего особого психического состояния, хотя чаще всего сознательно вводит себя, например, в сильную степень алкогольного или наркотического опьянения, т. е. в это состояние (или нахождение в состоянии зомбированного, отключенного от собственной воли человека под воздействием гипноза, каких-либо лекарств, иных методов, в частности, религиозного экстатичного транса), а поэтому и не предвидит вероятного вреда и под воздействием виктимно-криминогенной ситуации относится к этому безразлично, но из-за отключенной или ослабленной воли сама «идет» к этому наступающему, причиняемому ей вреду.

5.    Виктимогенная пассивная мотивация, когда «жертва» вследствие бессилия, нежелания активного противодействия не предпринимает никаких действий в сторону оказания сопротивления, пресечения действий насильника, вора, грабителя, уходит в сторону, а также не предпринимает никаких действий в сторону защиты самой себя, что и вызывает нападение на нее.

6.    Биэтичная (или аморальная) виктимогенная мотивация — это двойственное моральное отношение, с одной стороны, прелюбодеяние, а с другой — ревность, что вызывает внимание супруга, близких лиц и может привести к конфликтной криминогенной ситуации; с одной стороны, невообразимая алчность, ничем непобедимое корыстолюбие, а с другой — односторонняя благотворительная деятельность, что привлекает профессионального преступника, создает виктимно-криминоген-ную ситуацию, рано или поздно разрешающуюся покушением, вымогательством, квартирной кражей, нападением на офис.

7.    Профессиональная антикриминальная виктимогенная мотивация — сознательная и целевая направленность человека на борьбу с преступностью, в том числе по характеру и роду деятельности: сотрудник спецназа внутренних войск, ФСБ; участковый инспектор милиции, прокурор, неподкупный судья, сотрудник ФСИН и другие сотрудники правоохранительных органов, повседневно сознательно подвергающие свою жизнь и здоровье опасности, а также своих близких, вследствие прямой профессиональной деятельности.

8.    Активно-позитивная виктимогенная провокационная мотивация — стремление агента (не являющегося сотрудником правоохранительных органов, с целью такого типа авантюрного, а иногда и безвыходного заработка, например, преступник «на приколе» у сотрудника милиции, боящийся привлечения к уголовной ответственности за другое преступление, а кроме того, еще и получающий гонорар за эту агентурную деятельность) внедриться в преступную организацию и спровоцировать ее на преступление с целью задержания, уничтожения этой банды; или «жертва» готова на «подставу» в виктимно-криминогенной ситуации в качестве приманки, рискуя здоровьем, жизнью с целью обличения преступника, его задержания, наказания, иногда совершившего преступление против близких этому лицу людей.

9.    Агрессивная криминогенно-виктимогенная мотивация, когда «жертва», подвергшаяся психическому насилию, например оскорблению, наносит обидчику удар подвернувшимся под руку ножом в сердце; или когда на насилие отвечает явно более тяжким насилием, не бывшим необходимым в такой степени; это возникает в ситуации необходимой обороны (всегда, кстати, виктимно-криминогенной) или при ее превышении, в состоянии аффекта и т. п.

10.    Корыстно-агрессивная криминогенно-виктимогенная мотивация, когда лицо, защищая свое имущество, предпринимает меры, явно противоречащие общественной безопасности, например, минирует дачу, окружает ее током высокого напряжения, в результате чего проникший на территорию вор оказывается или лишенным жизни, или с причиненным повреждением здоровью, но украсть имущество уже не в состоянии. В данном случае лицо чаще всего действует в состоянии косвенного умысла, но иногда и прямого; бывает и неосторожная мотивация.

11.    Аномально-сексуальная криминогенно-виктимогенная мотивация — лицо, имеющее какие-либо сексуальные аномалии, например аноргазмия у женщин или нарушение эрекции у мужчин, импотенция или фригидность или, наоборот, нимфомания или сатириазис побуждают к поиску удовлетворения и, соответственно, разнообразия, что часто приводит к созданию пикантных виктимно-криминогенных ситуаций и пересечению иногда трудно различимых для них границ — например, чаще всего садизма и мазохизма (хорошо и тонко показано в художественном фильме японского кинорежиссера, если я точно воспроизвожу фамилию, Якиро Куросавы, «Империя чувств»), группового секса и т. п.; а проститутка всегда на грани и криминального, и виктимного.

12.    Политическая виктимно-криминогенная мотивация — всегда изнутри разжигаемая межнациональная, межрелигиозная, межрасовая ненависть, вражда, неприязнь, просто говорящее равнодушие, натыкающееся на то же самое, но с другой стороны, вызывает длительную международную конфликтную криминогенную ситуацию.

Наверно, можно назвать и другие виктимогенные мотивации, но для понимания этого процесса, приведенных достаточно.

Первым элементом причинного механизма виктимного поведения является взаимодействие виктимогенной мотивации, влекущей, ведущей лицо к тому, чтобы стать жертвой преступления и антивик-тимогенной, уводящей возможную «жертву» в сторону от криминала. Часто антивиктимогенная мотивация становится криминогенной, порождающей преступное поведение: например, в драке трудно изначально сказать, кто будет жертвой, а кто — преступником.

Внутренние условия виктимного поведения — это внутриличностная анатомическая, психофизиологическая и психическая среда протекания виктимогенной мотивации «жертвы».

Их содержание составляют:

  1. относительно устойчивые элементы: анатомическое строение человеческого тела (например, тела мужчины по женскому типу — и наоборот; маленький рост); степень физической силы (тщедушный вид, неразвитая мускулатура) и половых потенций (или сатириазис, или импотенция у мужчин; либо нимфомания, либо фригидность у женщин); скорость и особенности протекания физиологических и психологических процессов (физические и психические возможности оценки, реагирования на ситуацию); темперамент (и холерический тип темперамента, и флегматический, и сангвинический, и меланхолический); возрастные (старость или малолетие либо, наоборот, молодежный возраст) и половые (женский пол или сексуальные отклонения, например, гомосексуализм всегда более виктимны) особенности «жертвы»; иные их психические свойства (и повышенная агрессивность, и пассивность лиц; и корыстолюбие, и невнимательность); психические аномалии и невротические заболевания и т. д.;
  2. изменяющиеся (преходящие), варьирующие состояния лица: психические состояния (аффект, стресс, фрустрация и т. п.), состояние опьянения и др. Иначе говоря, одни действуют на протяжении длительного периода времени, другие — кратковременны.

Основная функциональная роль внутренних условий заключается в их воздействии на:

  • темп и ритм протекания физиологических и психологических процессов, а через них — на скорость виктимогенной мотивации;
  • адекватность (тождественность) восприятия как своих возможностей, так и особенностей ситуации;
  • точность отреагирования на ситуацию, реализацию мотивации, т. е. они играют роль своеобразного катализатора внутренней причины — виктимогенной мотивации. Внутренние условия могут как способствовать посягательству на «жертву» преступления, так и препятствовать этому, ускорять и замедлять виктимогенную мотивацию, содействовать ее реализации немедленно или откладывать на какой-то срок и т. д.

Самые противоположные качества личности могут играть роль виктимности в зависимости от виктимно-криминогенной ситуации, от характера преступления, жертвой которого они могут стать.

  1. С одной стороны, трусость может содействовать тому, что преступник выберет его именно в качестве более легкой «добычи», жертвы насилия, разбойного нападения, а с другой — храбрость, готовность к самопожертвованию будет способствовать тому, что лицо станет жертвой, вступившись за кого-нибудь.
  2. С одной стороны, страсть к наживе, алчность, корыстолюбие, азартность, способность и стремление к обману, несомненно, будут содействовать тому, что мошенник выберет эту жертву, а с другой — олимпийское спокойствие, бескорыстие, доверчивость будут способствовать тому, чтобы вовлечь лицо в виктимно-криминогенную ситуацию разбойного нападения.
  3. С одной стороны, легкомыслие, сексуальная неопытность и в то же время готовность и желание стать максимально сексапильной (лат. sex — пол + англ. appeal — призыв), молодежный возраст, стремление быстро стать богатой содействуют тому, чтобы вовлечь эту даму в проституцию, вывезя за границу, а затем и тому, чтобы использовать ее внутренние органы для трансплантации; а с другой — фригидность, сексуальная опытность и изощренность, предельный возраст, безразличие к мужчинам — также способствуют занятиям проституцией.
  4. С одной стороны, высокообразованные, имеющие по два, а то и больше высших образования, обычно довольно высокий уровень интеллекта, занимающиеся бизнесом и то и дело попадающие в разные аферы, «прогорающие» и вновь подымающиеся, чтобы снова «прогореть», являющиеся объектом вымогательства, рейдерства; с другой стороны, необразованные, имеющие несколько судимостей, хорошие организаторские качества, мужественность, волевые, создающие преступные организации, в большинстве случаев имеющие легальное прикрытие в виде зарегистрированных предприятий, корпораций, но живущие недолго или умирающие в тюрьме, как правило, неестественной смертью. Как ни странно, и те, и другие — потенциальные жертвы.
  5. С одной стороны, открыто и явно агрессивные, общительные, экстравертированные, тревожные, некритичные, с высокими амбициями, чаще всего являющиеся жертвами тяжкого насилия; с другой стороны — интроверты, скрытные, необщительные, лидеры, с высоким уровнем агрессии, также являющиеся, но значительно реже, жертвами тяжкого насилия.

Подобного типа сочетания многочисленны, их можно продолжить, они являются основой разнообразных классификаций и типологий жертв преступлений. 

Взаимодействие между «негативными» условиями, способствующими посягательству на «жертву» преступления (например, маленький рост, тщедушный вид, внешне неустойчивая походка), и «позитивными», препятствующими ему в процессе посягательства

(устойчивое обладание этим человеком средствами защиты без оружия; высокое самообладание; владение психическими приемами общения с нападающими), образует второй элемент причинного механизма виктимного поведения.

Внешней причиной витимного поведения является виктимно-криминогенная ситуация, понимаемая нами как относительно длительное состояние отношений, по меньшей мере, между двумя сторонами, чаще всего «жертвой» и «преступником», направленное на причинение все возрастающего вреда собственности, человеку и др.

Более того, следует подчеркнуть, что практически все виды криминогенных ситуаций, выделенных мной в особенной и специальной частях данного курса криминологии, являются, так или иначе, виктимно-криминогенными, так как в них действуют жертвы или в виде физических, или юридических лиц, одного или нескольких. Здесь следует назвать управленческую криминогенную ситуацию, причиняющую материальный вред в экономических преступлениях, а также физический, материальный и моральный — в неосторожных преступлениях, кроме того, и вред межнациональный, межрелигиозный в религиозных преступлениях. «Жертва» в большинстве случаев является или индивидуальным субъектом, или в составе малой либо большой группы в конфликтной межличностной, межгрупповой, международной криминогенной ситуации, порождающей чаще всего вред физический и связанный с ним моральный, сексуальный, религиозный, национальный в насильственных, религиозных, транснациональных, пенитенциарных преступлениях. «Жертва» — непременный субъект экстремальной криминогенной ситуации, порождающей физический, технический, моральный вред в технических неосторожных преступлениях. «Жертва» чаще всего является субъектом и криминогенной ситуации безнадзорности, фигурирующей в большей части преступлений, совершаемых несовершеннолетними и осужденными к наказаниям без лишения свободы, но, как правило, второстепенным. «Жертва» — всенепременный субъект проблемной, а также конфликтной криминогенной ситуации, порождающей вред сексуальный, физический, моральный в половых преступлениях.

Не является исключением и, собственно, виктимно-криминогенная ситуация, выделяемая в криминологии и как ситуация, порождающая материальный вред в корыстных преступлениях; а также физический прежде всего в бытовых неосторожных преступлениях; сексуальный, физический, материальный, моральный — в женских преступлениях; физический и моральный — в управленческих, совершаемых сотрудниками правоохранительных органов и в других.

Вместе с тем, далеко не любая ситуация, складывающаяся до совершения преступления, является виктимно-криминогенной, которая содержит в себе угрозу, опасность причинения криминального вреда.

Виктимно-криминогенная ситуация образуется: 1) взаимодействием, по меньшей мере, двух сторон, причем, обязательными являются «жертва» и «преступник», кроме иных субъектов; 2) складывается довольно длительное время; 3) обретает специфические закономерности, толкающие к причинению вреда, максимально ограничивая свободу выбора и «жертве», и «преступнику»; 4) наблюдается возрастание причинения вреда жертве, ее собственности, например, от посягательств на честь и достоинство, до покушений на физическую, половую, религиозную, национальную и иную неприкосновенность человека, социальной группы; 5) виктимно-криминогенная ситуация реализуется в причинении криминального вреда внутренними причинами — виктимогенной и криминогенной мотивациями, складывающимися внутри той или иной стороны взаимодействия — в «жертве» и «преступнике».

Функциональная роль виктимно-криминогенной ситуации состоит в том, что она, существуя самостоятельно, как бы запускает в действие, вызывает к активности виктимогенную и криминогенную мотивации «жертвы» и «преступника».

С точки зрения структуры любая виктимно-криминогенная ситуация имеет: субъекты, объекты, содержание, методы, стадии, как и криминогенная ситуация.

Субъекты виктимно-криминогенной ситуации — это отдельные лица или группы, отношения между которыми существенно определяют возникновение предвиктимно-криминогенных ситуаций, их перерастание в виктимно-криминогенные, и исход в причинении вреда жертве преступления.

Объекты виктимно-криминогенной ситуации — это те или иные ценности, которые бывают трех видов: а) общие, или одноразовые, — это ценности, из-за которых вообще возникают жизненные ситуации; б) концентрирующие — это ценности, вокруг которых концентрируется виктимно-криминогенная ситуация; в) предельные — ценности, из-за которых, в конце концов, причиняется криминальный вред.

Содержание виктимно-криминогенной ситуации — это характер, т. е. какие отношения складываются между субъектами — «жертвой» и «преступником», и тенденции, т. е. в какую сторону они между ними развиваются.

Методы ситуаций — это способы, при помощи которых «жертва» и «преступник» управляют друг другом, воздействуют друг на друга. При этом эти приемы, средства воздействия могут, как осознаваться субъектами, так не осознаваться.

С точки зрения влияния на ход отношений в ситуации они могут быть: а) активно-негативные, например насилие, шантаж, непристойное приставание со стороны «жертвы», а со стороны «преступников» — различные приемы и уловки с целью избежать контроля — это и обман, и взятка, и насилие и др.; б) активно-позитивные, например переговоры, борьба с агрессией, обращение за помощью, концентрация усилий, консолидация сил, компромисс и др.; в) пассивные — это непринятие никаких мер обычно в развитии ситуации, поэтому, как правило, играющие роль негативную, например халатность, безынициативность и т. д.

Стадии ситуаций — это периоды, этапы развития отношений между субъектами. По субъективному основанию можно выделить:

  1.  определение, восприятие ситуации, как виктимно-криминогенной, т. е. опасной, угрожающей причинением вреда; 
  2. «выбор стратегии» поведения, метода, определяющего дальнейший ход развития отношения;
  3.  выбор деяния в рамках общей «стратегии» взаимодействия.26

По объективным основаниям выделяется также три стадии:

1) Образование жизненной ситуации, или предвиктимно-крими-ногенной, определяемой в литературе как объективное стечение жизненных обстоятельств для жертвы, субъективно воспринимаемых и оцениваемых.27

Жизненная ситуация имеет много типов: а) проблемная — когда жизнь ставит перед жертвой важный вопрос и требует скорейшего принятия решения. Подобного типа ситуации возникают всегда перед, особенно, впервые осужденными, при окончании школы; б) стрессовая — как совокупность факторов, воздействующих на жертву и вызывающих у него состояние нервного психического напряжения, требующего снятия, разрешения. Стрессовых ситуаций у каждого человека ежедневно возникает множество. Главное здесь — помочь найти адекватную и законно-приемлемую разрядку; в) фрустрационная — возникающая в результате воздействия препятствия, субъективно воспринимаемого жертвой, как непреодолимое, для достижения жизненно важных целей, приводящая чаще всего к дезорганизации его сознания и деятельности. В качестве фрустраторов могут выступать: смерть близкого человека; законом предусмотренные ограничения к освобождению осужденного; тяжкое оскорбление, на которое в соответствии с преступной субкультурой «нужно» ответить новым преступлением; развод и др.; г) конфликтная ситуация — это относительно длительное, напряженное состояние взаимодействия, по меньшей мере, двух сторон — «жертвы» и «преступника», образуемое неоднократными конфликтами; д) стихийные бедствия, в зону которых попадает жертва и в качестве каковых могут быть и землетрясения, и наводнения, и оползни, и вихри, и цунами, и сели, и др.

2)    Перерастание жизненной или предвиктимно-криминогенной ситуации в виктимно-криминогенную вследствие возникновения опасности причинения криминального вреда, например в результате обострения отношений, усложнения проблемы, утяжеления фрустратора, отягощения последствий стихийного бедствия и т. п.

3)    Исход виктимно-криминогенной ситуации в причинении криминального вреда, совершении преступления.

Третьим элементом причинного механизма виктимного поведения в виктимно-криминогенной ситуации является взаимодействие субъектов виктимно-криминогенной ситуации в процессе ее развития по стадиям. Познание механизма развития ситуаций поможет сотруднику практически любого звена правоохранительного органа войти в виктимно-криминогенную ситуацию разных типов в качестве значимого субъекта и разрешить ее законно-приемлемым способом. Для этих целей и разрабатываются в науке методы воздействия людей друг на друга с целью достижения цели.

Внешние условия — это социальная микросреда, т. е. окружение «жертвы» или «группы, в которую входит жертва», оцепление, окаймление субъектов ситуации — «жертвы» и «преступника». Их основная функциональная роль заключается в воздействии на скорость протекания социально-психологических процессов, на характер межличностных или межгрупповых отношений. Они также могут или способствовать, или препятствовать совершению преступлений и наступлению общественно-опасных последствий, т. е. играют роль своеобразного катализатора внутренней и внешней причин виктимного поведения, стимулируя их развитие.

Содержание внешних условий:

  1. Технические, т. е. связанные с несовершенством или с неразработанностью тех или иных технических средств виктимологической профилактики, например, инженерно-технических средств охраны, безопасности, средств сигнализации и связи и т. п.
  2. Организационно-правовые, т. е. недостатки в реализации права, заключающиеся в следующих звеньях: а) в доведении норм права до адресата — прежде всего «жертв» и «преступников» со стороны законодателя; б) в обучении, как в первоначальном, так и с точки зрения повышения квалификации профессионалов, а также в начальном правовом образовании граждан; в) в раскрытии и профилактике преступлений.
  3. Организационно-управленческие недостатки в деятельности субъектов профилактики (социальная, финансовая, материальная незащищенность сотрудников органов уголовной юстиции).
  4. Материально-вещная среда, т. е. жилищное, бытовое, материальное окружение «жертв» и «преступников», определяющее степень удовлетворения их потребностей.

Обычно негативным внешним условиям, способствующим преступлению, противостоят позитивные, т. е. препятствующие ему. Взаимодействие между ними — последний элемент причинного механизма виктимного поведения. Например, постоянное внедрение новых средств надзора и охраны банка, корпорации; каждые полгода повышение квалификации сотрудников служб безопасности, с одной стороны, а с другой — отсутствие взаимодействия правоохранительных органов и частных служб безопасности; слабая работа контрразведки банка, корпорации для выявления внедренных промышленных шпионов, воров.


Ключевые слова: Виктимология
Источник: Старков О. В., Криминология: Общая, Особенная и Специальная части: Учебник.— СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2012. - 1048 с.
Материалы по теме
Понятие, предмет, метод, система виктимологии
Старков О. В., Криминология: Общая, Особенная и Специальная части: Учебник.— СПб.:...
Виктимологическая профилактика преступлений
Старков О. В., Криминология: Общая, Особенная и Специальная части: Учебник.— СПб.:...
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий