Мировое сообщество

Когда анализируешь исторические воззрения на общество, то неизбежно замечаешь такую особенность: начиная с античности понятие общества постоянно расширялось — от семьи и союза племен до мировой державы. Сегодня оно разрослось до мирового сообщества.
Эволюция представлений о масштабах человеческого общества
Древние римляне, создавшие мировую империю, расширили понятие общественного и социального. Уже не союз племен, а огромная держава должна была именоваться римским обществом, ибо и столица, и далекие окраины управлялись по одним законам, жители придерживались единых законов, традиций и идеалов.

Но можно ли мировую державу, каковой являлась Римская империя, строить по образцу общества? В свое время Платон полагал, что 5040 семейств достаточно для образования настоящего политического общества. Аристотель назвал его чрезмерным. Много позже, а именно в XVIII в., Райналь назвал чудовищным общество в 20—30 млн человек. А как быть с современными сверхдержавами (США, Китай, Россия) или древнеримской империей, в которой Азия и Африка скромно числились в провинциях?

Понятно, что в сверхдержавах иным должен быть тип отношений между населением и властью. Власть императора устанавливается сверху им самим, поэтому ее зовут самодержавной. Но в греческом полисе или римской республике власть вырастала снизу — из общества. В автократических государствах правители царствуют не волей народа, а Божьей милостью. Они — лишь наместники. Они восседают на вершине огромной пирамиды власти, которая по нисходящей иерархии чинов очень косвенно связана с населением. Можно ли назвать такие отношения между властью и населением социальными? В античном смысле слова — нет. Скорее государственными или политическими. Государство все больше отдалялось от общества, которое относимо скорее к населению, нижней части пирамиды.

Древние римляне не смогли решить для себя вопроса о том, где начинаются и заканчиваются границы общества. На него попытались ответить современные мыслители и ввели в обиход новое понятие — мировое сообщество.

Под мировым сообществом сегодня понимают все народы, обитающие на нашей планете. Его следует называть квазиобществом, чтобы избежать путаницы с обществом в собственном смысле. Почему? Дело в том, что восемь признаков Э. Шилза применимы не только к локальному, но также к глобальному обществу. Действительно, мировое сообщество не является частью более крупной системы; браки заключаются только между членами данного объединения, и оно пополняется за счет их детей; оно имеет свою территорию (вся планета), название, историю, управление и культуру. Органами управления мирового сообщества является ООН. Ей подчиняются все страны, она оказывает гуманитарную помощь, охраняет культурные памятники и посылает миротворческие силы («Голубые каски» ООН) практически во все уголки Земли. Сегодня в составе мирового сообщества образуются региональные объединения типа Европейского сообщества, куда входят 12 стран с 345 млн человек, объединенных экономическим, валютным и политическим союзом. Сообщество имеет Совет Министров и Европарламент.

Мировое сообщество именуют также мировой системой. Мировую систему надо понимать в узком и широком значениях. Видный американский социолог и политолог Иммануил Валлерштайн (1976) предложил различать:

  • мировые империи,
  • мировые экономические системы.

Мировая империя включает несколько территорий, объединенных военной и политической властью. Империи инков, Александра Македонского, Дария I, Наполеона, наконец СССР, который также относят к типу мировых империй, представляют собой очень разнородные (культурно, социально, экономически, реже — религиозно), обширные по территории, непрочные образования. Они создаются принудительно и быстро распадаются.

Мировая экономическая система — совокупность территорий или стран, объединенных экономическими связями. В древности они практически совпадали с мировыми империями либо служили их источником. Что такое империя монголов в XIV в., куда входила покоренная Русь, — империя или экономическая система? Если множество территорий объединено только тем, что с них собирают налоги или дань, то это экономическая система. У нее нет единого политического центра и органа управления. Хотя известно, что русские князья ездили в Орду испрашивать грамоту на правление. А куда отнести английские, испанские и французские колонии в Африке? Скорее к системам, нежели к империям.

Последняя из мировых экономических систем — современный капитализм. Он существует чуть ли не 500 лет, но так и не превращается в мировую империю. Транснациональные корпорации находятся вне контроля единого правительства. Они свободно перебрасывают огромные капиталы через государственные границы. К типу мировых экономических систем следует отнести так называемый социалистический лагерь, куда в 60—80-е гг. входили СССР, Куба, Румыния, ГДР, Югославия, Польша, Болгария, Венгрия, Вьетнам. У них не было единого правительства, каждая страна — суверенное государство. Стало быть, это не империя. Зато между ними существовали международное разделение труда, кооперация и экономический обмен в рамках Совета экономической взаимопомощи (СЭВ).

Итак, мы вправе сделать такой вывод: на глобальном уровне общество превращается в мировую систему, которую еще называют мировым сообществом. Различают две формы подобной системы — мировые империи (множество территорий, политически объединенных в одно государственное образование) и мировые экономические системы (страны, развивающие сходную экономику, но политически в одно государство не объединенные).

И. Валлерштайн, о котором сказано выше, разделил мировую систему на три части:

  • ядро;
  • полупериферия;
  • периферия.

Ядро — страны Западной Европы, Северной Америки, Японии — включает самые сильные и могущественные государства с совершенствованной системой производства. У них больше всех капиталов, самые качественные товары, самые сложные технологии и средства производства. Дорогую и высокотехнологичную продукцию эти страны экспортируют в периферию и полупериферию.

Государства полупериферии и периферии — это страны так называемого второго и третьего мира. У них меньше власти, богатства и влияния.

Термин «третий мир» придумали в 1952 г. французы (tiers monde) для описания группы стран, которые в эпоху холодной войны между США и СССР (соответственно первым и вторым миром) не присоединились ни к одной из враждующих сторон. Среди них были Югославия, Египет, Индия, Гана и Индонезия. Во второй половине 50-х гг. термин приобретает более широкое значение. Он стал обозначать все слаборазвитые страны. Таким образом, его смысл наполнился не географическим, а экономическим содержанием. К слаборазвитым странам начали относить всю Латинскую Америку, всю Африку (исключая ЮАР), всю Азию (за исключением Японии, Сингапура, Гонконга и Израиля). А некоторые страны, такие как страны Африканской Сахары, Гаити и Бангладеш, обремененные чрезмерной бедностью и нищетой, и вовсе были зачислены в разряд четвертого мира. Их отделили от третьего мира, который уже выбрался на путь экономического прогресса.

Страны периферии — это самые отсталые и бедные государства Африки и Латинской Америки. Эти страны считаются сырьевым придатком ядра. Полезные ископаемые добываются, но не перерабатываются на месте, а экспортируются. Большая часть прибавочного продукта присваивается иностранным капиталом. Местная элита вкладывает деньги за пределами своего государства, она поступает на службу иностранному капиталу и обслуживает только его интересы (даже если эти люди не уезжают за границу). Политические режимы нестабильны, часто происходят перевороты, постоянно возникают социальные и национальные конфликты. Высший класс не отделен от низшего широким слоем среднего класса.

Поскольку их благополучие зависит от экспорта сырья, технологии и капиталы поступают только извне. Правительства, чаще всего это диктаторские или авторитарные режимы, существуют и способны более или менее разумно управлять страной до тех пор, пока приходят иностранные инвестиции. Но и западная помощь нередко оседает в карманах госчиновников или на их заграничных счетах. Такие правительства нестабильны, они то и дело развязывают международные конфликты, внутренние войны и мятежи. Подобное часто происходит в странах Латинской Америки, Иране и Филиппинах. Даже после революций им не становится легче. Новые правительства поворачивают к репрессиям, быстро выявляют свою недееспособность, и вскоре их смещают.

Демографическую ситуацию стран третьего мира характеризуют разноречивые процессы: высокая рождаемость и высокая детская смертность; миграция из перенаселенных деревень в слаборазвитые города в поисках рабочих мест.

С 60-х годов страны третьего и четвертого мира взяли в долг у развитых стран несколько биллионов долларов. Кредиты брали в период экономического подъема Запада, следовательно, при низких процентных ставках, а отдавать приходится совсем в иных условиях. Совокупный долг Западу превысил 800 биллионов долларов, но не видно способов, каким заемщики могли бы расплатиться с кредиторами. Самыми крупными должниками являются Бразилия, Мексика, Аргентина, Венесуэла, Нигерия, Перу, Чили и Польша. Стараясь поддержать на плаву экономику этих стран, западные кредиторы вынуждены рефинансировать займы. Но чаще они сталкиваются с частичной или полной некредитоспособностью той либо иной страны. Невыполнение своих долговых обязательств в столь крупных масштабах разрушает международную финансовую систему.

В 1998 году Россия объявила свою некредитоспособность перед западными инвесторами. Разразился скандал, а затем и мировой кризис, которого мир не знал с конца Второй мировой войны. Некоторые западные банки, купившие государственные бумаги (ГКО) в России, разорились или оказались на грани разорения. Россия, которая прежде твердо держалась в ряду развитых экономических держав, по существу показала, что относится к странам третьего мира.

Самое страшное состоит в том, что, как показывает опыт, обильные вливания иностранных инвестиций в такие страны очень мало помогают им выбраться из кризиса. Для улучшения ситуации нужна внутренняя перестройка экономики.

Полупериферия занимает промежуточную позицию между ядром и периферией. Это достаточно развитые индустриальные страны. Как и государства ядра, они экспортируют промышленные и непромышленные товары, но им не хватает власти и экономического могущества стран ядра. Например, Бразилия (страна полупериферии) экспортирует автомобили в Нигерию и моторы для машин, экстракт апельсинового сока и кофе в США. Производство механизировано и автоматизировано, но все или большинство технологических достижений, которыми вооружается собственная промышленность, заимствуются у стран ядра. В полупериферию входят интенсивно развивающиеся страны с динамичной политикой, набирающим силы средним классом.

Если передать классификацию Валлерштайна в терминах теории постиндустриального общества Д. Белла, то мы получим такие соотношения:

  • ядро — постиндустриальные общества;
  • полупериферия — индустриальные общества;
  • периферия — традиционные (аграрные) общества.

Как уже говорилось, мировая система складывалась постепенно. Соответственно разные страны в разное время могли выполнять роль лидеров в ядре, откатываться на периферию или занимать место полупериферии.

Обычно в ядре доминирует одно государство. В XIV веке в мировой торговле господствовали северо-итальянские города-государства. Голландия лидировала в XVII в., Англия — после 1750 г., а Соединенные Штаты — после 1900 г. А в 1560 году ядро мировой системы располагалось в Западной Европе (Англия, Франция, Нидерланды, Португалия и Испания). Северо-итальянские города-государства, которые были до этого самыми могущественными, присоединились к полупериферии. Северо-Восточная Европа и Латинская Америка составляли периферию. Многие общества (особенно в Океании и внутренних областях Африки и Азии) до недавнего времени находились вне периферии. Они долго не могли присоединиться к мировой капиталистической экономике, производя и потребляя свои же продукты, т. е. занимаясь натуральным хозяйством. Сегодня таких стран фактически нет. Страны бывшего советского блока (Венгрия, Польша, Болгария и др.) отнесены к странам второго мира. Долгое время они были отгорожены от мировой капиталистической системы. Сейчас их зачисляют к периферии или полупериферии.

Выдвинутая в 80-е гг. теория ядра и периферии И. Валлерштайна сегодня считается в принципе правильной, но нуждающейся в известной корректировке и дополнении. Согласно новому подходу основу современного международного сообщества, которое иногда именуют «транснациональным миром», составляют ведущие международные организации, 50—60 основных финансово-промышленных блоков, а также около 40 тыс. ТНК. «Глобальная экономическая федерация» пронизана тесными хозяйственными, политическими и культурными связями. Крупнейшие западные корпорации, создавая филиалы по всему миру, прежде всего в странах третьего мира, опутывают финансовыми и товарными потоками весь мир. Они делают различные регионы мира экономически зависимыми друг от друга.

На этом глобальном пространстве выделяются постиндустриальный Север, контролирующий торгово-финансовые каналы, высокоиндустриальный Запад — совокупность национальных экономик ведущих промышленно развитых держав, интенсивно развивающийся новый Восток, строящий хозяйственную жизнь в рамках неоиндустриальной модели, сырьевой Юг, живущий преимущественно за счет эксплуатации природных ресурсов, а также находящиеся в переходном состоянии государства посткоммунистического мира.

Движение мира к новому типу объединения называют геоэкономической или геополитической перестройкой планеты. Для нового международного пространства характерны две тенденции:

  1. концентрация принятия важных стратегических решений в небольшой группе ведущих держав типа «Большой семерки» (после присоединения к ней России ставшей «Большой восьмеркой»);
  2. размывание централизованных регионов и формирований на множество самостоятельных точек, суверенизация мелких государств, повышение их роли в мировом сообществе (пример — события в Югославии, Палестине и т. д.).

Между двумя тенденциями возникают противоборство и непонимание.

Важные политические и экономические решения, принимаемые узким кругом лиц, могут вести к серьезным последствиям в различных частях земного шара, иногда затрагивая судьбы населения целых стран. Примером может служить влияние США на события в Югославии, когда Америка вынудила присоединиться к военному давлению на сербов чуть ли не все европейские страны. Хотя само это решение выгодно небольшой кучке политиков в конгрессе США.

Мировое сообщество обладает огромной силой. До применения им экономических санкций к Ираку в его социальной структуре небольшая часть была богатой и такая же — бедной. Основное население проживало на среднем уровне даже по европейским меркам. А через несколько лет действия эмбарго национальная валюта обесценилась. Основная часть среднего класса скатилась до бедноты.

Являясь самым мощным экономическим государством мира, США ведут себя и как политический монополист. Доллары делают политику по принципу «один доллар — один голос». За решениями, принимаемыми от лица международных организаций, например Совета Безопасности, МВФ, МБРР, ВТО, финансируемых опять же развитыми странами, скрываются намерение и воля узкого круга ведущих держав.

Вытесненные на политическую и экономическую периферию страны Юга, или развивающиеся страны, борются с гегемонией сверхдержав доступными им средствами. Одни выбирают модель цивилизованного рыночного развития и, как Чили и Аргентина, ускоренными темпами догоняют экономически развитые Север и Запад. Другие, в силу разных обстоятельств лишенные такой возможности, встают на «тропу войны». Они создают разветвленные криминально-террористические организации и мафиозные формирования, раскиданные по всему миру. Исламский фундаментализм, меделинский картель...

В новом мировом устройстве все связано со всем. Мировая ва-лютно-финансовая система, крепость которой задают мировые лидеры, прежде всего США, Германия, Япония, Англия, уже не так стабильна, как прежде. Финансовые кризисы на периферии этой системы, на которые прежде, может быть, и не обратили внимания ее киты, сегодня сотрясают всю мировую систему. Кризис 1997— 1998 гг. в Индонезии и России сильно отразился на финансовых биржах всего мира. Индустриальные гиганты потеряли миллиарды долларов.

Источник: 
Кравченко А. И., Обществознание : учебник. - Москва : Проспект, 2015. - 280 с.
Чтобы оставить комментарий или обсудить материал на форуме, необходимо зарегистрироваться или войти.