Государство и общество

Отчуждение государства от общества и пути преодоления этого. Государство — часть общества. В то же время оно играет особую роль в обществе, отчуждается от него, приобретая собственное бытие и тенденции развития. Марксистско-ленинское направление в государство-ведении видит суть проблемы отчуждения в том, что «буржуазное государство», с точки зрения этого подхода, представляет собой власть эксплуататорского меньшинства. Его представители считают, что создание социалистического государства «трудящегося большинства» ликвидирует социальные основы отчуждения, хотя и признают, что полностью отчуждение ликвидировано быть не может: членский состав государственного аппарата (государственные служащие) не совпадает и не может совпадать с населением страны. Поэтому делается вывод, что всякое отчуждение государства от общества может быть ликвидировано только с упразднением самого государства — в условиях безгосударственного коммунистического самоуправления.

Иные направления и школы в государствоведении также признают существование проблемы отчуждения. Но они считают, что современное демократическое государство в целом выражает общие интересы народа, выкристаллизовавшиеся в результате воздействия различных групп давления на государственную власть, и признают неизбежным существование бюрократического аппарата («разумная бюрократия»), необходимого для ведения дел общества. Поэтому считается, что преодолению отчуждения государства от общества способствует развитие партицинации — всемерное привлечение граждан к управлению государством, причем это делается «сверху», со стороны самого государства, его органов, должностных лиц на различных уровнях осуществления государственной власти. Существует множество форм партицинации: от референдумов до развития общественного самоуправления (например в кварталах населенных пунктов) и добровольного участия граждан в публичных работах (например по благоустройству города).

Государство и «гражданское общество». Одним из дискуссионных вопросов является проблема отношений так называемого гражданского общества и государства. Суть ее — возможность и степень вмешательства государственной власти в дела общества. Под гражданским обществом обычно понимается естественно складывающееся состояние человеческого сообщества данной страны, формирующееся и развивающееся на основе саморегулирования, которое исключает или крайне ограничивает вмешательство государства. Именно отсюда проистекали концепции государства как ночного сторожа, упомянутые выше. В настоящее время считается, что гражданское общество — это: 1) отделенная от государства структура, состоящая из множества ассоциаций, добровольных объединений; 2) сфера реализации общественных интересов, находящихся вне непосредственной деятельности государства; 3) совокупность людей, строящих определенные отношения без вмешательства государства, на основе свободы выбора. Утверждается, что только при существовании гражданского общества возможна демократия, а признаками такого общества являются: независимость людей от государства и добровольность их объединения в ассоциации для реализации своих интересов. Обычно считается, что гражданское общество — это все то, что находится за пределами государства, многообразные, не опосредованные государством, отношения свободных и равноправных людей, живущих в условиях рынка и демократического правового государства. Американские политологи X. Линц и А. Степан характеризуют гражданское общество как «самоорганизованные группы, движения, личности, независимые от государства».

Сам термин «гражданское общество» в том толковании, которое ему придается, во-первых, не очень удачен. Понятие «гражданин» (в отличие от понятия «человек»), от которого произведен, по крайней мере, этимологически, термин «гражданское общество», имеете своей основе «государственный» характер. В современном праве оторвать это понятие от государства невозможно. Об этом уже сказано выше. Во-вторых, само понятие гражданского общества неодинаково в немецкой, французской, американской традиции, что показал американский юрист Г. Берман. Поэтому, употребляя его, нужно точно знать, какой смысл ему придается. Например, итальянские исследователи Д. Реале и Д. Антисери используют этот термин совсем иначе, чем это традиционно складывется в отечественной литературе. Они утверждают, что английские и французские просветители понимали под этим словосочетанием «материальные условия жизни»1. В-третьих, создание гражданского общества связывается с определенной ступенью развития: в прошлом с признанием естественных (а затем иных) прав человека, уважением человеческой личности, свободой частной собственности и конкуренции, ликвидацией абсолютизма, демократией на основе правового равенства и т.д., а в современных условиях — обычно также с созданием «среднего класса» (об этом часто говорится по отношению к России). Однако в социологической литературе есть утверждения, что гражданское общество существовало всегда, происходит лишь смена поколений и ценностных ориентиров2. В связи с этим предлагаются разные его классификации от древности до наших дней: идеологизированное, теократизированное, гуманократия и др., а также типы: конфессиональный, общинный, корпоративный, классовый, тип свободной ассоциации граждан3. Наконец, ни в прошлом, ни тем более в современных условиях невозможно (если только речь идет не об абстракциях) представить реальное общество, которое после возникновения государства существовало бы без всякого государственного регулирования. Выше говорилось, что одной из причин возникновения государства была необходимость выполнения «общих» дел в человеческом коллективе. Сказано также и о том, что государство всегда, хотя и по-разному, осуществляет регулятивную роль в обществе. Следовательно, речь может идти о степени и формах этого вмешательства, о весомости разных элементов — саморегулирования общества и государственного вмешательства в этом сочетании.

В условиях тоталитарной системы, когда вся жизнь общества огосударствлена, государственное регулирование приобретает запредельный характер. На первых порах коренной перестройки общества такой подход может дать определенный эффект, но в дальнейшем это приводит к стагнации, тупику общественного развития и часто — к краху, как это произошло со странами тоталитарного социализма и с многими тоталитарными государствами в Африке (как социалистической, так и капиталистической ориентации) на рубеже 80—90-х гг. Напротив, если теперь исключить всякое государственное вмешательство, в том числе в сферу прав и свобод человека, это может привести тоже к катастрофическим последствиям для общества, к беспределу.

Пределы вмешательства государства в дела общества. В условиях демократического строя неизбежность и необходимость вмешательства государства в дела общества в настоящее время признается фактически всеми течениями общественной мысли и на практике осуществляется во всех странах не только в кризисные периоды (отчетливым примером является «новый курс» президента Ф. Рузвельта в 30-х гг. XX в. в США, где до этого о невмешательстве государства говорилось довольно много), но и в обычной ситуации. Такое вмешательство обусловлено многими причинами, в том числе необходимостью выполнения упомянутых «общих дел». Однако общество формируется, развивается не только на основе согласия в целях осуществления «общих дел», но и в условиях противоречий, состязательности, борьбы. Этим тоже обусловлено вмешательство государства. Борьба проистекает, в частности, из-за того, что различные личности и социальные группы имеют завышенные притязания на долю общественного продукта (т.е. всего производимого в обществе), что не соответствует их реальному вкладу в общественное производство и прогресс общества в целом. Осуществление таких притязаний зависит от силы «заинтересованных групп», которые через свои «группы давления» (разного рода объединения, организации) оказывают воздействие на государственную власть. В результате те или иные слои стремятся добиться существенных материальных и иных уступок, получить непропорционально большую долю при распределении общественных ценностей (в данном случае речь идет не только о собственно материальных ценностях, но также об образовании, здравоохранении, культуре и т.д.). Если такую в огромной степени непропорциональную долю присваивает доминирующий социальный слой (он всегда имеет преимущества, но в данном случае речь идет об эксцессе), то это может привести к обострению социальных противоречий, а иногда — к революции. Если же добиваются непропорциональных уступок (благ), превышающих возможности общества удовлетворить их, иные социальные слои, охватывающие большинство или значительную часть населения, то производство в данной стране может оказаться нерентабельным. Начинается бегство капитала (закрытие предприятий, перевод их в другие страны), усиливается безработица, начинаются трудности с выплатой провозглашенных государством различных социальных пособий, возникают даже очереди в детские садики. Так неоднократно было при правлении социал-демократов в Швеции, Испании, Норвегии и некоторых других странах, что приводило к поражению этих партий на выборах.

Теоретически проблема государственного вмешательства и саморегуляции решается довольно просто: поскольку вмешательства государства нельзя избежать и в современном обществе этого не следует пытаться сделать, то нужно соблюдать меру вмешательства государства в общественную жизнь, что не нарушало бы естественной саморегуляции общества (в тех сферах, где это целесообразно) и вместе с тем позволяло бы исправлять недостатки стихийного развития (в тех сферах, где это возможно и необходимо). Однако этот общий теоретический рецепт может быть применен в каждом случае только конкретно, а это крайне сложно, поскольку нужно учесть множество слагаемых, находящихся к тому же в постоянной динамике (уровень жизни населения, размер доходов его верхних, средних, нижних слоев, расстановку социальных сил, позиции различных партий, возможности тех или иных групп давления, традиции, психологию различных групп населения, их экспектации (ожидания) и т.д.). Поэтому на практике это делается обычно методом «проб и ошибок», выдвижением новых программ, смены партий у власти.

Между обществом в целом, его основными сторонами, компонентами (экономическая, социальная, политическая системы, духовная жизнь общества) и государством существуют прямые и обратные связи. Государство — часть общества, и уже потому оно подчинено общесистемным закономерностям. Другие его составляющие также оказывают влияние на «поведение» государства, его деятельность, но и оно применяет к ним свои методы воздействия, имеющие и общий, и частный характер. Ниже детально говорится о методах деятельности государства, которые различны в странах с демократическим и тоталитарным строем. В данном параграфе отметим лишь их некоторые особенности в применении к названным четырем сторонам общественной жизни.

Особенности государственного регулирования различных сторон общественной жизни. Демократическое государство, прежде всего путем принятия соответствующего законодательства, в той или иной степени регулирует экономические отношения. Оно устанавливает равноправие и защиту всех форм собственности, обеспечивая свободу предпринимательской деятельности, охраняет свободу конкуренции, запрещает монополистическую деятельность, захват рынка и установление монопольных цен. Такие положения есть в Конституции России, принято соответствующее законодательство. Вместе с тем современные конституции нередко уже не содержат формулировку о «священной и неприкосновенной частной собственности». Напротив, имеются положения о социальной функции частной собственности, провозглашается, что собственность обязывает, она должна служить общему благу, допускается национализация частной собственности (обращение ее в собственность государства), что может быть осуществлено обычно при соблюдении трех конституционных условий: в интересах общества (а не отдельных социальных групп), на основе закона, принятого парламентом (а не путем декретов правительства или комиссаров), при выплате равноценного, а нередко предварительного возмещения, размер которого в спорных случаях устанавливается судом (а не по усмотрению должностных лиц). Некоторые конституции (Италии, Португалии, Бразилии и др.), законы ряда стран (Египта, Филиппин и др.) предусматривают возможность аграрной реформы — установление предела земельной собственности, принудительное отчуждение излишков (а также земель помещиков-абсентеистов, живущих в городе и не обрабатывающих землю) и распределение их между безземельными, малоземельными крестьянами, сельскохозяйственными рабочими. Национализация частных предприятий и целых отраслей (электротехнической, угольной промышленности, банковских групп и т.д.), аграрные реформы широко проводились и периодически повторяются в отношении отдельных объектов во всех социалистических, многих капиталистических и развивающихся странах (Австрия, Германия, Египет, Италия, Мексика, Франция, Япония и др.). Все эти меры вмешательства, равно как и приватизация (возмездная или безвозмездная, например жилья в городах России, передача государственной собственности частным физическим и юридическим лицам) осуществляются государством, государственной властью (на основе закона)1. Наряду с общим принципом свободы хозяйственной деятельности государство устанавливает также определенные ограничения для свободы гражданского оборота отдельных видов собственности (оружия, ядов, наркотиков), определяет объекты исключительной государственной собственности (в социалистических странах их перечень был всеобъемлющим), запрещает законом некоторые формы предпринимательской деятельности, разрешает отдельные естественные монополии (например Газпром или энергетические системы в России). В собственности государства во всех странах находятся огромные материальные ресурсы (в некоторых странах — вся земля, природные ископаемые, оборонные заводы, ежегодный государственный бюджет, другие ресурсы).

Не только в социалистических, а теперь также в капиталистических и развивающихся странах применяется государственное планирование (прогнозирование экономического развития со стороны государства). «Нигде в мире, — констатирует американский автор Г. Шварц, — не встретишь сейчас абсолютно нерегулируемой, бесконтрольной рыночной экономики»1. «Государство все чаще вмешивается в деятельность экономики.., в жизнь общества. Такое поведение государства отражает подлинную революцию в умах», — пишет французский автор Ж. Шевалье2. Пожалуй, теперь только в отдельных постсоциалистических странах, особенно в России, некоторые юристы стремятся возродить идеи «минимального государства», заявляя, что регулирующая роль государства — наследие тоталитаризма. Пятилетние и иные планы принимались в Великобритании, Франции, Японии, Индии, Египте, Алжире, многих других странах. Правда, в демократических странах они обычно не устанавливают каких-либо заданий по номенклатуре продукции, не предусматривают возможности наказания за невыполнение плана (лишение премий работников и гораздо более строгие меры в отношении руководителей), а представляют собой систему финансовых рычагов и поощрительных мер (государственные инвестиции, налоговые льготы и т.д.), призванных обеспечивать экономический прогресс. В отличие от директивного планирования в тоталитарных социалистических странах это индикативное, ориентирующее планирование. В результате названных и иных мер, применяемых государством, в развитых капиталистических странах создана социально ориентированная рыночная экономика. Силу вмешательства государства в экономику показывает даже опыт США, где шире всего используются индивидуалистические подходы (см., например, книгу лауреата Нобелевской премии по экономике Дж. Бьюкенена «Конституция экономической политики. Расчет согласия. Границы свободы». М., 1997). Однако и в США в начале века в результате мероприятий государства по ограничению монополизма по решению суда была расколота почти на три десятка фирм рокфеллеровская «Стандарт ойл», в 1984 г. аналогичная судьба постигла телефонного спрута AT и Т, разделенного на 7 частей. В 1998 г. угроза нависла над империей самого богатого человека планеты Б. Гейтса (90 млрд. долл. США в 1999 г.), его компьютерной компанией «Майкрософт». Что же касается широчайшего, на практике, всеобъемлющего вмешательства государства в экономические отношения в тоталитарных социалистических странах (хотя в сохранившихся социалистических странах (особенно во Вьетнаме, Китае, отчасти на Кубе, но не в КНДР происходит либерализация экономики), а также вмешательства во многих тоталитарных развивающихся странах (например в прошлом в Африке), то этот факт общеизвестен.

Государство регулирует социальные отношения в обществе, проводит определенную социальную политику, в связи с чем утвердилось понятие современного государства как социального государства. Эта политика имеет два аспекта: по отношению к отдельно взятым классам и слоям общества и по отношению к обществу в целом в связи с выполнением «общих дел». Правда, эти две стороны нельзя отделить друг от друга китайской стеной, они обычно выступают в слитном, спаянном виде: пособия по безработице или пенсии престарелым — это одновременно поддержка определенных групп населения и выполнение государством «общих дел». Как отмечалось, решающее влияние на государственные дела оказывают доминирующий класс, социальный слой, наиболее мощные группы давления. Поэтому, естественно, что государство при определении социальной политики учитывает прежде всего их интересы, принимая, однако, во внимание интересы других слоев населения. Оно предоставляет преимущества определенным социальным группам (например городскому населению по сравнению с сельским в избирательных правах в современном Китае), «среднему классу», предпринимательской деятельности, особенно мелким и средним предпринимателям (в Италии, Франции, Японии и др.). Государство оказывает финансовую поддержку из государственного бюджета более или менее крупным партиям, получающим обычно на выборах не менее 2—3% голосов избирателей. Оно вводит противоборство социальных слоев, групп давления в определенные рамки. Если этого не делать, то, например, шахтерские пикеты на транспортных магистралях России, хотя шахтерские требования о выплате заработанных денег совершенно справедливы, могут привести к параличу экономики, анархии в стране (перекрытие движения на важнейших железнодорожных магистралях в 1998 г. в ряде случаев приобретало массовый и длительный характер).

Разрешая экономические забастовки работников (с экономическими требованиями), государство запрещает политические забастовки, всеобщие забастовки, забастовки солидарности, забастовки определенным государственным служащим (такие забастовки могут парализовать государственное управление), работникам на предприятиях жизнеобеспечения (снабжение водой, газом, электричеством), некоторых видов транспорта и т.д. Одновременно государство ограничивает права предпринимателей, запрещая им массовые увольнения (локауты) в случае забастовок, а иногда частичные увольнения без согласия профсоюза, произвольное закрытие предприятий.

Государство регулирует другие формы протеста и давления различных социальных слоев и групп, устанавливая порядок проведения собраний, митингов, пикетов, демонстраций, запрещая их проведение в определенных местах. При нарушениях этого порядка даже в самых демократических странах полиция применяет силу, а иногда и жестокость, разгоняя незаконные демонстрации. В тоталитарных странах запрещена всякая оппозиция. Ее выступления рассматриваются как антигосударственная деятельность и караются в соответствии с уголовным кодексом, а то и путем прямых расправ. Известны кровавые расправы с демонстрантами и бастующими в 60-х гг. в Новочеркасске (СССР), в Гданьске (Польша), в конце 80-х гг. на площади Таньань-мынь в Китае, в начале 90-х гг. в столице Таиланда, когда около 400 участников демонстрации молодежи и студентов были убиты и более 1000 ранены. В демократических странах (например в Индии) тоже имели место события такого рода.

Вторая сторона социальной деятельности государства включает выполнение «общих дел», о чем уже говорилось.

Государство регулирует политические отношения в обществе. Государство — часть общества, а более точно — его политической системы, которая включает разные элементы (компоненты): институциональный (наряду с государством это партии и другие объединения, занимающиеся политической деятельностью), регулятивный .(политические нормы, прежде всего право в той его части, которая может иметь политический характер), функциональный (политический режим) и идеологический (та часть духовной жизни общества, которая выражает политическую идеологию). Между этими компонентами и внутри них складываются «вторичные» политические отношения («первичные» — это отношения между социальными группами по поводу распределения общественных ценностей, включая власть), прямые и обратные связи, которые скрепляют единство политической системы как таковой, хотя она состоит из разнородных и даже социально противоположных элементов (например правящие и оппозиционные партии).

Государство занимает в институциональном компоненте, политической системе особое место. Будучи ее частью и испытывая воздействие других звеньев системы (например партий), оно путем установления правовых норм, а также неправовыми методами осуществляет регулятивную деятельность по отношению к ним. Государство разрешает или не разрешает деятельность определенных партий и общественных объединений. В некоторых странах запрещены всякие партии (ОАЭ, Саудовская Аравия, Кувейт и др.), и они действуют лишь в некоторых из них как подпольные. В демократическом обществе, как говорилось, запрещаются партии, использующие насильственные методы, тайные и военизированные организации, пропагандирующие расизм, и т.д. Во многих тоталитарных странах разрешается деятельность только одной, правящей партии, иногда конституцией или законом установлено допустимое количество партий (две в 70-х гг. в Бразилии и в 90-х гг. в Нигерии, три в 70-х гг. в Сенегале и до 1999 г. в Индонезии). В законах закреплены их названия, что исключало создание других партий. Государство поддерживает одни партии (в том числе финансовыми мерами, о чем говорилось) и стесняет деятельность других объединений. Это имеет место и в том случае, если конституция признает свободу политической оппозиции. Однако в условиях демократии государство отнюдь не стремится ликвидировать всякую политическую оппозицию. Только немудрая государственная власть делает это. Проницательные руководители государства понимают, что оппозиция полезна для общества. Она указывает на «болевые точки» общества, и чем успешнее будет их лечение, тем больше шансов у правительства сохранить свое пребывание у власти, избежать революционных потрясений. Если же запрещать всякую политическую оппозицию, загоняя болезни общества внутрь, то последствия могут быть катастрофическими.

Наряду с партиями государство поддерживает или стесняет деятельность других общественных объединений, в одних случаях разрешая им участие в политике, в других случаях запрещая это (во многих демократических странах под участием в политике понимается прежде всего участие в избирательной борьбе, выдвижение собственных кандидатов, предвыборная агитация и т.д.).

Государство самым тесным образом связано с регулятивным компонентом системы, что вытекает из его организующей роли в обществе. В современном обществе действует множество разнообразных регулятивных социальных норм (мораль, традиции, обычаи и др.). Государство дает им соответствующую оценку, поддерживая, ограничивая или запрещая. Но главным звеном регулятивного компонента, используемым государством, является право. Государство, его органы издают правовые акты (законы, указы и др.), регулирующие поведение самых различных субъектов (физических и юридических лиц, субъектов федерации, административно-территориальных единиц, объединений, не являющихся юридическими лицами, и т.д.), санкционируют сложившиеся нормы (например обычаи), творят их в ходе судебного процесса (судебный прецедент, решения Конституционного суда), обеспечивают выполнение правовых норм, используя свои «материальные придатки» (полицию, тюрьмы и др.). Выше уже говорилось о правовых нормах, установленных государством и относящихся к различным сторонам общества (экономической, социальной и др.).

Государство оказывает определяющее воздействие на политический режим в обществе. Использование демократических или авторитарных методов осуществления государственной власти по существу создает тот или иной политический режим в стране, хотя, как будет показано ниже, деятельность только государства не исчерпывает природу политического режима. Нередко огромное значение имеет деятельность других политических институтов, например партий, особенно правящей.

Наконец, существуют тесные прямые и обратные связи государства с идеологическим компонентом, т.е. духовной сферой жизни общества. Выработанные вековым опытом людей общечеловеческие ценности вошли теперь в состав правовых норм, создаваемых государством. С другой стороны, в некоторых странах была установлена государственная идеология (марксизм-ленинизм, нкрумаизм в Гане и мобутизм в Заире — от имени их президентов, панча-сила в Индонезии, рукуне-гару в Малайзии и т.д.). Эти положения были закреплены в конституциях, иных правовых актах. В Конституции КНР 1982 г. и сейчас говорится об идеях Мао Цзэдуна, в Конституции Вьетнама 1992 г. — Хо Ши Мина, в Конституции КНДР 1972 г. — об идеях чучхе. С другой стороны, государство противодействует определенным идеологическим и религиозным течениям, запрещает пропаганду человеконенавистнической идеологии (например расизма), идей классовой диктатуры, деятельность некоторых религиозных сект.

Из сказанного выше следует, что в сферах экономических, социальных, политических отношений, духовной жизни общества в современных условиях ни в одной стране не существует такого общества, которое полностью независимо от государства. «Гражданское общество» — полезная научная абстракция, призванная ограничивать своеволие государства. Подобно тезису о свободе человека или разделению властей, «гражданское общество» — важнейший демократический принцип. Конечно, во всех сферах общественной жизни есть определенные области саморегулирования (конкуренция в экономике, процессы естественной миграции между социальными группами в сфере социальных отношений, самостоятельное возникновение и исчезновение — самороспуск общественных объединений в политике, возникновение идеологических взглядов, концепций, теорий в духовной жизни общества и т.д.). Но, во-первых, это не какое-то отдельно стоящее гражданское общество наряду с «просто обществом», а во-вторых, государство воздействует и на те отношения, которые относят к сфере гражданского общества, стимулируя одни из них, способствуя в определенном отношении и ограничивая в другом вторые, запрещая, как нелегальные, третьи.

Занимаясь управленческой деятельностью, государство несет ответственность перед обществом, перед народом по поводу использования политической власти. Оно несет также определенную ответственность перед мировым сообществом, что регулируется публичным международным правом.

Интересам современного общества соответствует не его отрыв от государства, а сочетание саморегулирования и регулирования со стороны демократического социального, правового, светского государства. Последние четыре понятия употребляются теперь во многих новых конституциях, в том числе и в Конституции России 1993 г.

Источник: 
Государствоведение: Учебник. - 2-е изд., испр и доп - М • Юристъ, 2000