Место физиологии поведения в системе других наук

Физиология занимает особое место в ряду биологических, педагогических, психологических и медицинских наук. Наряду с анатомией, генетикой и другими медико-биологическими дисциплинами ей принадлежит огромная роль в понимании общих и частных закономерностей жизнедеятельности живых существ.

Физиология как самостоятельная наука имеет ряд специфических особенностей. Она изучает закономерности работы здорового организма во взаимосвязи с окружающей, в том числе социальной, средой: механизмы, позволяющие человеку оставаться здоровым, несмотря на агрессивное воздействие факторов окружающей среды, физические и эмоциональные, в том числе стрессовые нагрузки. Физиология имеет выраженную общественную направленность для понимания закономерностей связи организма со средой и общественного развития.

Отечественная физиология всегда выступает в тесном союзе с философией и в объяснении физиологических закономерностей всегда поднимается до философских обобщений.

Каждый согласится с высказыванием И.П.Павлова: «В сущности, интересует нас в жизни только одно: наше психическое содержание». В то же время поддержка выдвинутого еще Аристотелем положения: «Исследование души есть дело естествоиспытателя», - не будет столь же безоговорочной.

Самое общее уточнение могло бы состоять в том, что познание «психического содержания» - дело не только науки, но и других видов человеческой деятельности, таких, например, как искусство и религия. Если же рассмотреть лишь один вид деятельности - науку, то оказывается, что «психическое содержание» исследуется представителями как естественных, например, физиологии, так и общественных наук, к которым принято относить психологию.

Контакты между названным науками, которые возникают при решении проблем, представляющих взаимный интерес, часто «искрят», что вызывает у многих физиологов и психологов желание изолировать свою дисциплину, оградить ее от посторонних посягательств.

Однако выдающимся психологам уже давно было очевидно, что предпринимаемые как психологами, так и физиологами попытки отделить психологию от физиологии, совершенно неправомерны, поскольку предмет психологии - нейропсихический процесс, целостная психофизиологическая реальность, которая лежит в основе всех без исключения психических процессов, включая и самые высшие. Со стороны психофизиологии также были приведены веские аргументы в пользу того, что самостоятельная, отделенная от психологии физиология не может выдвинуть обоснованной концепции целостной деятельности мозга. Психология тесно связана с биологией, физиологией и др.

Логика развития методологии и методов науки, а также «социальные заказы», заставляющие преодолевать междисциплинарные барьеры, определяют возможность и необходимость все большего привлечения методов физиологии для разработки проблем профессионального и психического здоровья, сознания и бессознательного, изучения структуры сложной деятельности человека - совместной, речевой, операторской и др.

Современная психология в значительной степени представлена обыденным знанием, или «обыденной психологией», под которой понимается основанное на здравом смысле, не требующее точных определений понимания психических процессов и состояний.

Понятия обыденной психологии: память, внимание, воля, ум, влечение, чувство и другие — не только употребляются в быту для объяснения и предсказания поведения людей, но и влияют на формирование собственно научного знания. Они используются в психологических исследованиях, как при обосновании проблем исследования, так и при трактовке его результатов. Закономерности и феномены, выявляемые в подобных исследованиях, но и для формулировки задач экспериментов, в которых применяются методы физиологии.

Наряду с обыденной психологией существует и обыденное физиологическое знание - «обыденная физиология», которая взаимодействует и с обыденной психологией и с собственно наукой.

В процессе конволюции происходит внедрение научного знания в обыденное, не происходит «истребления» психологии, её замены физиологией, так как психологическое исследование формирует специфический компонент описания поведения и деятельности, необходимый как для самой психологии, так и для сопредельных дисциплин.

Каково же место психофизиологии - науки, обязанной своим происхождением и даже названием сосуществованию психологии и физиологии и призванной установить между ними связь?

Известно, что даже физическую систему нельзя описать каким-либо одним теоретическим языком, множественность точек зрения на нее неустранима. Поэтому правомерно существование различающихся позиций, разных теоретических школ в психофизиологии, которая имеет дело с наиболее сложным комплексом проблем, стоящих перед человеком.

Новый уровень физиологической науки связан с развитием системного подхода к пониманию явлений природы и общества, с изучением отдельных физиологических процессов в их совокупности и тесной связи с другими сторонами жизнедеятельности. Системный подход в области физиологии, позволяющий изучать организм как целое, нашел отражение в созданной П.К.Анохиным теории функциональных систем.

Логическое мышление - обязательный инструмент познания в области познания. Как правило, формулирование вопроса или задачи исследования нередко является более трудным и важным делом, чем само исследование. Логическое мышление обязывает к точным формулировкам, умению выразить идею или результат исследования в виде обобщенного графика, рисунка, таблицы.

Физиология - наука экспериментальная. Как в острых, так и в хронических опытах на животных совершенно необходимо относится к ним гуманно. Значительное количество физиологических исследований проводят на людях, заведомо, исключая нанесение им вреда.

Физиология высшей нервной деятельности - это не просто раздел нейрофизиологии, а чрезвычайно важная естественнонаучная база диалектического материализма.

Для отечественной физиологии, начиная еще с ИМ. Сеченова, был характерен системный подход к изучению и пониманию механизмов поведения, однако лишь постулирование системного подхода само по себе малоэффективно. Из последних теоретических разработок стала идеология системно-структурного анализа поведения живого организма.

Относясь с большим интересом к достижениям павловской школы, Л.А.Ухтомский писал, что условный рефлекс - это лишь частный и особый пример в ряду тех приспособлений, которыми снабжен живой организм для адекватного отражения объективной действительности.

Большинство исследователей придерживаются мнения, что условный рефлекс, оставаясь феноменом экспериментального исследования поведения животных, не исчерпывает весь широкий диапазон биологических адаптации, которые присущи высокоразвитым живым организмам. Нет сомнений в том, что простые и сложные безусловные рефлексы - это основа всяких других форм индивидуального обучения.

По мере онтогенетического созревания животных и в связи с уменьшением вероятности их встречи с тем или другим агентом окружающей среды формы обучения могут быть расположены в следующем ряду: им-принтинг (запечатление), имитация (подражание), условный рефлекс и вероятностное прогнозирование. Все поведенческие акты взрослых организмов являют собой теснейший сплав как наследственно детерминированных форм поведения, так и результатов индивидуального обучения особи на протяжении ее развития.

Наши отечественные ученые И.П. Павлов и А.А. Ухтомский сформулировали два основных принципа интегративной работы мозга - принцип условных рефлексов, объясняющий высокую адаптивность поведения в объективно существующей реальности, и принцип доминанты, лежащий в основе целенаправленного активного характера поведения.

Значительный опыт, накопленный за последние десятилетия, резко поколебал надежды раскрыть механизмы высшей нервной деятельности с помощью установления корреляции между активностью отдельных клеток и поведенческим актом. Между нейроном и поведением - «дистанция огромного размера», заполненная формированием множества взаимосвязанных и различных по сложности функциональных структур.

Заполнение этого логического пространства оказывается в экспериментальном плане одной из труднейших проблем. Выход ищут, с одной стороны, в установлении нейронных коррелятов психических процессов и состояний, с другой - в формировании теоретических моделей для целей интеграции психофизических и нейрофизиологических данных.

Необычайно актуальна в этой связи и проблема клеточных основ обучения и памяти. Одна из ярких тенденций современной физиологии высшей нервной деятельности - это все более глубокое проникновение в нейрохимические механизмы мозга. Распространенный постулат о том, что мозг - это электрическая машина, все чаще заменяют иным: «мозг - это химическая машина». Синаптический, мембранный, молекулярный уровни разработки механизмов обучения и памяти, несомненно, одно из наиболее молодых и самых перспективных направлений науки. В этой связи следует различать, с одной стороны, феномены памяти во всей сложности их проявлений и с другой - память как базовое свойство нервной системы, без которого не может осуществляться ни одна из форм научения. Поэтому молекулярные механизмы обучения и памяти находятся сейчас в центре внимания многих исследований.