Легализация и легитимация государственной власти

Легализация государственной власти. Законы, иные нормативные акты, издаваемые от имени государственной власти, легализуют (от латинского слова «lех»), т.е. делают законными или, напротив, нелегальными, незаконными те или иные отношения в обществе, допуская или запрещая их. В свою очередь сама государственная власть тоже нуждается в легализации.

Легализация государственной власти — это юридическое провозглашение правомерности ее возникновения (установления), организации и деятельности. В обычных условиях легализация государственной власти осуществляется прежде всего конституциями, особенно если они принимаются на референдуме, как Конституция России 1993 г., легализовавшая ту государственную власть, которая сложилась после отстранения от власти коммунистической партии, фактического роспуска двухсоставного парламента (Съезда народных депутатов и Верховного Совета). Легализация может осуществляться также путем принятия конституции избранным народом Учредительным собранием (например в Испании в 1978 г. после ликвидации тоталитарного франкистского режима) или парламентом (Конституция Украины 1996 г.). Конституции закрепляют основы общественного и государственного строя, порядок создания и систему органов государства, методы осуществления государственной власти, делая их легальными, законными.

Легализация государственной власти, ее органов, их полномочий, порядок деятельности осуществляется также иными правовыми актами: законами (например законы о выборах парламента и президента, законы о,правительстве, о судебной системе), указами президента, постановлениями правительства, решениями судов (например Конституционного суда и других судов, рассматривающих споры о полномочиях между органами государства) и т.д.

В условиях различного рода военных и государственных переворотов, революционных событий новая власть, ее чрезвычайные органы, стремясь создать легальную основу своей деятельности, принимают временные основные акты («декреты Октября» в 1917—1918 гг. в России, временные конституции, провозглашавшиеся президентом Насером в Египте в 60-х гг., прокламации военного совета в Эфиопии, которые в течение 13 лет до 1987 г. заменяли конституцию, и т.д.). Затем чрезвычайный (военный, революционный и др.) режим постепенно преобразуется в обычный, гражданский, принимается конституция, а лидер прежнего режима, как правило, организует свое избрание в качестве президента. Так часто было в странах Азии, Африки, Латинской Америки.

Легализация государственной власти — понятие юридическое. Обоснование властных полномочий в данном случае коренится в юридических актах, хотя бывают такие конституционные акты, которые легализуют (на деле, только внешне) антинародную, антидемократическую, террористическую государственную власть. Таковы были правовые акты гитлеровской Германии, провозгласившие безраздельную власть «фюрера», «институционные акты» бразильской хунты, принятые после военного переворота 1964 г., законы ЮАР 50-х — начала 90-х гг. XX в., установившие режим апартеида, исключавшего цветное население из числа граждан страны. Поэтому, определяя легальность или нелегальность государственной власти, меру ее легализации, необходимо учитывать не только внешние признаки (например наличие или отсутствие конституции, иного основного закона, определяющего пределы государственной власти, основные права граждан), но и то, насколько правовые акты, осуществляющие легализацию, соответствуют общечеловеческим ценностям и принципам права, в том числе международного права.

Государственная власть должна быть законной. Во-первых, должно быть законным само ее происхождение (установление). Узурпация, захват государственной власти (Как правило, это насильственное действие) незаконны, поскольку государственная власть должна вручаться ее органам в соответствии с процедурами конституции. Конституция России 1993 г. устанавливает, что «никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону» (ч. 4 ст. 3). Во-вторых, закрытой должна быть ее организация. В современном государстве власть не может осуществляться без непосредственного участия народа, например, путем выборов важнейших органов, и если в стране в течение многих лет нет избранного парламента и президента (правит страной лицо, провозглашенное президентом военным советом), отсутствуют представительные органы на местах, действуют чрезвычайные суды, организация такой власти не отвечает подлинным принципам легальности. В-третьих, законными должны быть сфера полномочий власти отношения, которые она вправе и может регулировать. Вмешательство государственной власти в частную жизнь граждан например одно время в африканском Заире было запрещено давать иностранные имена детям, в Малави мужчинам — носить длинные волосы, в Бирме (Мьянме) в 1995 г. — женщинам — юбки с разрезом) противоречит принципам свободы личности, естественных прав человека, которые являются постулатами подлинной легальности. Например должны быть формы и методы деятельности государственной власти. Они должны осуществляться в соответствии с правовыми нормами, основанными на признании общечеловеческих ценностей. Массовый террор государственной власти по отношению к населению страны, депортация целых народов (как это было в СССР при сталинском режиме), лишение большинства населения избирательных прав (5/6 общей численности населения, как это было в ЮАР до 90-х гг.), преследование инакомыслящих и т.д. лишает государственную власть подлинной легальности.

Нарушение принципа легальности государственной власти предполагает юридическую ответственность — политическую, уголовную, гражданскую. Она может выражаться в отставке высших должностных лиц, предании суду лиц, совершивших попытку государственного, военного переворота (так бывает, правда, только в случаях неудачных попыток), в смещении с должности (с возможностью предания затем суду) президента, других высокопоставленных должностных лиц за злоупотребление властью, измену государству, в возмещении ущерба гражданам в случае незаконного использования государственной власти ее различными органами и должностными лицами.

Легитимация государственной власти. В основе термина «легитимация» лежит корень того же латинского слова, что и при употреблении понятия «легализация», но первому термину придается иное истолкование. Это тоже узаконение, но узаконение не только правовое, главным образом не правовое, нередко не имеющее отношения к праву, наконец, иногда противоречащее правовым нормам. В отличие от прежнего толкования о легитимности монархических династий в современном понимании легитимность — это состояние не юридическое, а фактическое, не обязательно формальное, а чаще — неформальное. Легитимация государственной власти — это процессы и явления, посредством которых она приобретает свойство легитимности, выражающее правильность, оправданность, справедливость, правовую и моральную законность и другие стороны соответствия данной власти, ее деятельности определенным, прежде всего психическим установкам, ожиданиям (экспектациям) общества, народа, людей. Легитимная государственная власть — это власть, соответствующая представлениям общества данной страны о должной государственной власти. Такие представления связаны прежде всего не с юридическими нормами, а с материальными, социальными, политическими, духовными условиями общественной жизни, с индивидуальной и общественной психикой людей, их коллективов.

В основе легитимации лежит вера людей в то, что их блага (материальные и духовные) зависят от сохранения и поддержания данного порядка в обществе, убеждение в том, что такой порядок выражает их интересы. Легитимация прямо связана с интересами людей, которые чаще всего оцениваются ими осознанно, но иногда имеют неосознанный характер (например определенная поддержка в обществе фашистской власти, которая в конечном счете привела к тяжелейшим бедствиям немецкого народа). Поскольку интересы людей и различных социальных слоев неодинаковы, а в силу ограниченных ресурсов и других обстоятельств (например давление других групп) государственная власть не может удовлетворить интересы всех членов и всех слоев общества, она удовлетворяет интересы большинства, меньшинства, определенных групп общества и только частично. Поэтому легитимация государственной власти, за редчайшими исключениями, видимо, не может иметь всеобъемлющего характера. То, что является легитимным для одних слоев населения (например для шахтеров в России, требующих выплаты заработной платы, садящихся на рельсы и останавливающих движение транспорта), нелегитимно и противозаконно для других (например для работников тех предприятий, куда не поступают грузы, необходимые для жизнеобеспечения; для железнодорожников, обращающихся с воззваниями к шахтерам). Поэтому легитимность государственной власти оценивается обычно с точки зрения ее соответствия интересам большинства населения, его представлениям о власти. Следствием легитимности государственной власти является ее авторитет у населения, признание права управлять и согласие подчиняться. Легитимность повышает эффективность государственной власти, опирающуюся на большинство населения.

Легитимность государственной власти находит свое выражение в ее поддержке населением. Эта поддержка может быть выражена мыслями, чувствами, но прежде всего действиями. Она находит свое выражение в результатах голосования на выборах парламента, президента, других органов, в итогах референдумов, в массовых демонстрациях населения, одобряющих те или иные мероприятия правительства, в массовых выступлениях населения в защиту государственной власти при попытках государственных переворотов. О поддержке государственной власти или ее отсутствии могут свидетельствовать опросы населения, анкетирование, проведение различных публичных мероприятий (например организация общегосударственного обсуждения проекта конституции).

Наиболее отчетливой формой легитимации власти являются социальные и политические революции, если они выражают подлинные интересы населения, свергая угнетательскую антинародную власть и утверждая новую государственную власть. Другое дело, что революционное насилие несет с собой нарушения прежней законности, потрясения, нередко разруху и жертвы, а новая власть далеко не всегда оправдывает чаяния народа.

Существуют несколько основных форм легитимации государственной власти. Немецкий политолог М. Вебер впервые выделил три из них: традиционную, харизматическую и рациональную. Первая связана с обычаями, традициями населения, нередко с особой ролью религии, с личной, племенной, сословной зависимостью. Наиболее отчетливым примером является влияние обычаев и религии во многих мусульманских странах. В Великобритании сохранение монархической формы правления (правда, при фактически безвластном монархе) во многом связано с особой ролью традиций в британском обществе.

Харизматическая легитимность (харизма от древнегреческого — «божественный») обусловлена особыми качествами выдающихся личностей, реже — их коллективов, которым приписываются качества, способные определять поведение людей. К числу таких качеств могут относиться природные способности, пророческий дар, сила духа и слова. Харизмой обладали великие полководцы-завоеватели (Александр Македонский, Чингисхан, Наполеон и др.), а также Гитлер, Де Голль и др. Харизма может быть связана с определенной идеологией (например культ личности Генерального секретаря ЦК КПСС И.В. Сталина в СССР, «социалистического вождя» Ким Ир Сена в Северной Корее, идеолога нкрумаизма президента Ганы в Африке Кваме Нкрума). Для укрепления харизмы широко используются ритуальные обряды (факельные шествия в фашистской Германии, парады, демонстрации в определенной униформе и с определенными знаменами, знаками и т.д.).

Рациональная легитимация основана на разуме: население поддерживает или отвергает государственную власть, руководствуясь собственной оценкой мероприятий этой власти. Основой рациональной легитимации являются не лозунги и обещания, они имеют сравнительно кратковременный эффект, хотя, например, обещания грядущего коммунистического общества, где люди будут трудиться по способностям, а получать по потребностям, длительное время способствовали легитимации государственной власти в странах тоталитарного социализма. Такой основой является не имидж благодушного и мудрого правителя, часто даже не справедливые законы (они иногда не исполняются полностью, например закон о ветеранах в современной России), а практическая работа органов государства на благо его населения, соблюдение руководителями государства, должностными лицами установленных для всех законов, а не создание привилегий для себя. Важное значение имеет этичное поведение руководителей страны, других должностных лиц в обществе, открытый и честный диалог власти и политических партий, других общественных объединений граждан. Готовность власти к диалогу, умение выслушать оппонента (а не просто стремление командовать и угрожать), понять аргументы других участников диалога, изменить, хотя бы частично, свою деятельность под влиянием этих доводов имеет огромное значение для психологического воздействия на население для легитимации государственной власти.

Есть и другие классификации процессов легитимации и легитимности как результата этих процессов. Французский автор Ж. Л. Шабо различает типы демократической, идеологической, онтологической (в соответствии с космическим порядком мироздания) легитимности.

Легальная и легитимная государственная власть предполагает подчинение ей. Вместе с тем, со времен Ф. Аквинского допускается неповиновение угнетательской светской власти. Право народа на сопротивление угнетательскому правительству получило закрепление в Декларации независимости США 1776 г. (речь шла о восстании американских колонистов против британского королевского правительства). В некоторых современных конституциях стран Африки, испытавших жестокий гнет тоталитаризма, говорится о праве неповиновения правительству, но с использованием мирных методов (в том числе кампании гражданского неповиновения).

Источник: 
Государствоведение: Учебник. - 2-е изд., испр и доп - М • Юристъ, 2000