Кризис рождения как кризис семьи

Переживая кризис рождения, ребенок впервые в жизни делает свой личный шаг к автономизации, отделяясь от матери. Важно отметить, что, исходя из современных научных данных, не материнский организм, а организм ребенка на гормональном уровне «дает команду» для начала родовой деятельности. Ребенок «решает», когда пришло время, когда у него уже есть готовность для преодоления всех препятствий и выхода в большой мир.

Во время рождения ребенок достигает физической автономии от матери, с которой еще недавно составлял единое целое. Физиологически он пока остается зависимым, нуждаясь в грудном вскармливании, тепле, уходе. А психологическая зависимость, видоизменяясь и постепенно слабея, будет продолжаться долгие годы.

Главным новообразованием, возникающим после завершения кризиса, становится формирование индивидуальной жизни маленького существа. Это происходит далеко не одномоментно. На протяжении длительного периода ребенок остается в очень тесном взаимодействии с самым близким взрослым.

Беспомощность младенца превращает каждую его потребность в потребность в другом человеке, как подчеркивал Л. С. Выготский. Именно так все мы начинаем наш сугубо человеческий путь к «неизлечимой социальности». Если, не дай бог, потребность малыша во взаимодействии, в общении со взрослым не удовлетворяется необходимым образом, возможно появление такого страшного явления, как госпитализм.

Ясно, что взрослые ничего не помнят о рождении как своем первом жизненном испытании. Но и протекание беременности, и характер родов, и первый послеродовой период глубоко влияют на всю дальнейшую жизнь. В современной психотерапии существует немало направлений, предлагающих взрослому человеку повторно пережить уникальный опыт рождения, чтобы избавиться от дебютных психологических травм, полученных в самом начале жизни.

Исследователи травмы рождения, среди которых назовем прежде всего С. Грофа, считают, что если роды проходили без патологии, а последующий уход за ребенком был чутким, то выросший из этого ребенка взрослый будет иметь глубокую, практически «клеточную» уверенность в себе, веру в возможность преодолевать преграды. Он будет чувствовать себя сильным, уверенным, решительным, будет уметь держать удар.

Разрешившиеся позитивно кризисные испытания дают малышу мощный толчок для дальнейшего развития. Задействованными оказываются все главные направления движения вперед, которые обеспечивает кризис: растет автономия, просыпается креативность, появляется принятие.

Речь идет о приобретении первичной, телесной автономии от матери, что требует от маленького существа нового способа дыхания, питания, умения отдельно пребывать в пространстве. Пробуждение креативности проявляется в виде фантастической способности воспринимать зрительные, обонятельные, слуховые, тактильные сигналы, создавая на их основе первые целостные образы. На почве взаимодействия с матерью, которая защищает, оберегает, заботится, у малыша возникает все более стойкое принятие новой реальности, такой непохожей на уютный внутриутробный мир.

Если кризис при неблагоприятных обстоятельствах переживается непродуктивно, у малыша возникают проблемы в развитии самостоятельности, независимости, активности, в формировании уверенности в себе, умения по-новому, творчески решать повседневные задачи, в принятии мира и себя в нем. Подобные проблемы имеют тенденцию накапливаться и давать о себе знать в более поздние возрастные периоды.

Некоторые психологи утверждают, что люди, появившиеся на свет с помощью кесарева сечения, не настолько готовы к жизненным переменам, как те, кто рождался естественным путем. Им не хватает выносливости в борьбе с трудностями. Они ожидают от окружающих намного больше того, что те в состоянии им дать. Весь мир для них остается похожим на живительную, питательную среду материнской утробы, надежно оберегающей и постоянно обеспечивающей всем необходимым.

Дети, родившиеся под анестезией, при использовании щипцов, как свидетельствуют наблюдения, способны активно начинать определенные дела, но позднее их энергия куда-то рассеивается, исчезает. Они потихоньку теряют веру в себя и пытаются искать помощь вовне.

Так ли это - сказать трудно. Но наверняка каждая деталь, связанная с нашим первым кризисным испытанием, имеет огромное значение. Любая, казалось бы, мелочь, обеспечивающая успешную, естественную и совместную активность матери и ребенка в родах, позднее сказывается на возможностях преодоления следующих жизненных преград.

Какие переживания сопровождают процесс появления на свет? Исследователи создают, отвечая на данный вопрос, свои чрезвычайно драматичные, похожие на фильмы ужасов истории. Они утверждают, что нестерпимый страх возникает у младенца во время его движения по спазмирующим, сокращающимся родовым путям матери, которые безжалостно стискивают его, давая понять, что впереди нет никакого выхода.

Отчаяние сопровождается удушьем, нехваткой кислорода, состоянием, переходным между жизнью и смертью. Особенно усиливаются страдания ребенка при интенсивном фармакологическом обезболивании или искусственном стимулировании родовой деятельности, поскольку ко всему добавляется состояние отравления.

И снова вопросов больше, чем ответов. Действительно ли еще не родившийся ребенок способен испытывать ужас и отчаяние? Каждый ли человек психологически травмируется в процессе родов? Как этот первый травматичный опыт сказывается впоследствии? Есть ли основания утверждать, что с травмой рождения надо обязательно работать во взрослом возрасте?

Хочется верить, что рождение - это естественный процесс, и если он сразу же не влечет за собой серьезных неврологических последствий для ребенка, то все же никого не инвалидизирует.

Непрофессиональные, дилетантские попытки индивидуальной и групповой работы с кризисом рождения, ставшие в последнее время, к сожалению, довольно распространенным явлением, очень небезопасны. Психолог, работающий в этом ключе, обязательно должен иметь специальную подготовку, которая не сводится просто к участию в подобных группах или прослушиванию нескольких лекций. В противном случае данный непростой метод способен принести клиенту ощутимый вред, сказаться на его здоровье.

Метафорическая тема «смерти и возрождения» популярна среди людей, неоднократно переживавших начало новой жизни после очередного кризиса. И хотя наше возрождение на поворотных жизненных этапах вряд ли повторяет когда-то в реальности пережитые роды (во всяком случае это невозможно проверить), оно все-таки способствует переосмыслению и существенному редактированию своей жизненной истории.

Многие из нас реально переживают кризис рождения не только в начале собственной жизни. Этот кризис снова и снова возвращается к нам, когда становимся родителями, а позднее - бабушками и дедушками.

Радость, гордость, ликование, удивительное чувство причастности к чуду творения сменяют напряжение и страхи последних дней беременности. Семья окунается в кризис, связанный с рождением маленького ребенка, потому что происходит зачастую неподготовленная кардинальная перемена жизненного уклада.

Привычный способ жизни всех ее членов вынужденно трансформируется, иногда очень резко, обязанности увеличиваются и перераспределяются, новые роли требуют усвоения, принятия, согласования с ролями старыми, удобными и обыденными.

Никто не оказывается вне этого кризиса: ни мама, ни папа, ни сестры и братья новорожденного, ни старшее поколение - бабушки и дедушки. Каждый в разной степени готов к своему новому статусу, новым нагрузкам и переживаниям. Формируя свое особое отношение к младенцу, каждый ощущает, насколько ему легко или трудно отказаться от некоторых привычек, поступиться удобствами, а главное - перетерпеть временные сложности во взаимоотношениях с самыми близкими.

Имеющие опыт подобных кризисных переживаний старшие легче формируют собственную тактику перестройки пространства и времени своего жизненного мира. Молодым родителям нередко бывает довольно трудно «вписаться» в новые жизненные ритмы, по-новому увидеть своего брачного партнера, понять и принять его отношение к младенцу.

Матери и отцу ребенка приходится пересматривать сети близких отношений, из которых складывалось до сих пор их психологическое пространство, поскольку в нем теперь уверенно воцарился новый центр. От умения брать на себя все возрастающие бытовые нагрузки, поддерживать близких, меняться ролями во многом зависит качество взаимоотношений между членами семьи и успешность преодоления кризиса.

Но не будем спешить и вернемся к истокам. Сегодня наука дает возможность утверждать, что еще не родившийся ребенок уже ощущает на себе влияние семейной ситуации. И родившись, он никогда не является психологически «чистым листом», на котором кто угодно может писать любые воспитательные послания.

«Ожидания и опасения, достаток и лишения, стабильность и потрясения, здоровье и болезни в тех семьях, где предстоит родиться детям, влияют не только на их последующую жизнь, но и на пренатальное развитие».

Первый сложный жизненный выбор возникает перед молодыми супругами, когда они должны решить: беременеть или подождать, рожать или не рожать. Всегда есть аргументы за и против.

Иногда материальные проблемы, состояние здоровья или профессиональные притязания могут перевесить такое естественное желание иметь сына или дочь, состояться в роли родителей, попытаться сделать своего ребенка счастливым. А бывает, что все происходит неожиданно, случайно, и будущим родителям требуется только принять ход события.

В последние десятилетия молодежь уже не торопится рано рожать. Появление на свет первого ребенка откладывается до того времени, когда семья встанет на ноги, будет экономически независимой от родителей, когда и муж, и жена получат стоящую специальность и надежную работу. Такие предусмотрительные молодые семьи целиком осознанно планируют смены своего семейного статуса, заранее основательно готовясь к появлению первенца.

К сожалению, отсрочки с рождением ребенка далеко не всегда объясняются желанием как можно лучше подготовиться к этому суперважному событию. За подобными аргументами может прятаться страх, что новый член семьи потребует слишком большого внимания, ограничит свободу молодых родителей, лишит их возможности уделять время друг другу, путешествовать, отдыхать, делать карьеру.

Отсутствие психологической готовности к родительству бывает вызвано и страхом огромной ответственности - ответственности определять чью-то судьбу. В таком случае незапланированная беременность может спровоцировать острый кризис, который иногда приводит к разрыву отношений, разводу, а иногда становится причиной длительных депрессий.

Неосознаваемые, нередко замаскированные под профессиональные и экономические притязания страхи взрослых, не готовых стать родителями, обычно имеют предпосылки в их собственном детстве. Когда-то им было очень одиноко и тоскливо: их не понимали, не слышали, не видели, ими не занимались старшие, их отвергали, игнорировали, унижали, наказывали. И теперь, на пороге собственного родительства, такие молодые люди погружаются в немотивированную тревогу, ощущают чрезмерное напряжение, опасность.

Чтобы подготовиться к рождению собственного ребенка, молодым супругам лучше сначала попытаться преодолеть свои страхи, а для этого важно сначала их признать, проследить их историю, принять свое прошлое. Избавиться от застарелых детских травм нелегко без помощи специалиста. Но если нет никакой возможности найти психотерапевта, которому вы могли бы доверять, выделите специальное время два-три раза в неделю и работайте сами.

Сначала, когда еще все непонятно, нарисуйте свои страхи. Делайте подобные рисунки неоднократно, выбирая лист бумаги побольше и используя цветные карандаши, фломастеры, краски или мелки. Придумывайте названия для каждого рисунка и не забывайте ставить дату. Это поможет вам проследить, как постепенно меняются ваши изображения.

Сочините повесть или сказку, в которой будут прослеживаться видоизменения вашего страха. Дайте страху имя, придумайте образ, который бы ему соответствовал. Когда вы впервые его заметили? В какой ситуации? Был ли подобный страх раньше? Как вы его переживали? С чем связывали? Кто из ближайшего окружения содействовал его усилению, а кто был вашим защитником, помощником?

Отвечая на подобные вопросы, вы сможете постепенно осознать, что стоит за вашими опасениями. Если найдется кто-то из близких, с кем можно будет поделиться вашей работой и первыми открытиями, самоосознание пойдет более интенсивно.

Нужно ли вообще планировать рождение детей? В каждой культуре доминирует на этот счет своя мотивация. Традиционные общества воспринимают появление детей как увеличение гарантий на будущее, обеспечение собственной старости, надежное продолжение семейного дела. Соответственно, чем больше будет детей, тем лучше. Если же в семье на протяжении нескольких лет детей почему-то нет, в таком обществе приветствуется смена партнера, создание новой семьи, которая бы обеспечила продолжение рода.

Желанным ребенком во многих культурах является мальчик, сын как наследник, помощь отцу. Когда уже есть несколько сыновей, семья хочет иметь и дочку, которая помогала бы матери, нянчила младших, заботилась о стареющих родителях. В некоторых обществах, где за невест платят родителям хороший калым, ожидание появления прежде всего нескольких девочек становится понятным и оправданным.

Вернемся к современности. Сегодня, когда мы почти утратили давние традиции, мотивация каждой семьи по поводу деторождения становится более разнородной. Некоторые считают, что ребенок станет условием укрепления пошатнувшихся взаимоотношений между супругами, сблизит их, улучшит взаимопонимание. Для кого-то будущий ребенок - единственный способ выйти замуж или перейти от неустойчивого гражданского брака к браку официальному.

Кто-то чувствует, что без детей жизнь не может быть полной, что только в воспитании малышей можно проявить все свои лучшие качества и творческие способности. Разумеется, есть и люди, мотивом которых становится возможность получить немалую материальную поддержку от государства, а иногда и льготное жилье. Встречаются и такие, кто вообще не ставит перед собой вопроса о том, стоит ли иметь детей и когда. Они полагаются на Божью волю, судьбу, случай, снимая с себя всякую персональную ответственность за происходящее.

Чем является кризис рождения для молодой жены, проходящей новую решающую женскую инициацию и становящейся впервые матерью?

Конечно же, этот кризис становится проверкой ее готовности к материнству. Женщину волнует состояние ее здоровья, от которого, как она ясно осознает, зависит здоровье ребенка. Ей приходится принимать изменения во внешности, вырабатывая новое отношение к своему телу. Она тревожится и по поводу финансовых проблем, возможности продолжать учебу. Она не уверена, что сможет после декрета вернуться на старое место работы и по-прежнему соответствовать требованиям начальства.

Молодой женщине, решившейся рожать, иногда начинает казаться, что она не оправдает ожиданий любимого мужа, не сможет стать хорошей матерью. Она огорчается, что друзья, коллеги, родственники, ровесницы, посторонние мужчины теперь иначе к ней относятся. Уже никто не пытается познакомиться на улице. Некоторые из подруг явно жалеют, а некоторые - завидуют. На работе кто-то ее не понимает, даже осуждает, а кто-то не готов к изменениям ее привычек, желаний, способов проводить свободное время.

Кризис рождения для отца ребенка тоже сопровождается многочисленными волнениями и беспокойством. Мужчины волнуются о здоровье жены и ребенка и, столкнувшись с необходимостью менять привычный образ жизни, боятся утратить свободу. У многих возникает страх, что ребенок займет их место в сердце жены, что в некоторых семьях и происходит. У многих появляются опасения по поводу того, сумеют ли они обеспечить семью, когда жена перестанет работать.

Повышенная ответственность за будущее семьи, ложащаяся на одни плечи, воспринимается особенно молодыми отцами как чрезмерная тяжесть. Некоторым мужчинам вообще трудно представить себя в роли отца, и они не знают, смогут ли стать хорошими, любящими родителями, будут ли дети им доверять, любить их.

Встречаются мужчины, которые вдруг начинают ощущать зависть к собственной жене, которая занята подготовкой к материнству. Они не понимают ее новых состояний, поглощенности собой, раздражаются по поводу капризов, смен настроения. Им приходится пассивно созерцать все, что с ней происходит, и от них уже мало что зависит.

А иногда будущие отцы так отождествляются внутренне со своими женами, что у них появляются настоящие признаки токсикоза: странные вкусовые предпочтения, утренняя тошнота, даже рвота, диарея, колики. Из-за безмерного эмоционального слияния с переживаниями беременной женщины они видят страшные сны, в которых сами мучительно рожают.

Подобные состояния не всегда дают мужчинам возможность по-настоящему поддержать жену, успокоить ее, отвлечь. Наоборот, от жен требуется повышенное внимание к их болезненным состояниям. Так проявляется временная утрата собственных границ, растворение в мире близкого человека. И такой силы включенность не всегда позитивна.

В больших городах все больше молодых пар посещают совместно специальные занятия для родителей по подготовке к родам. Информированность о возможных проблемах и путях их решения снижает тревожность, а практические занятия помогают потенциальным родителям на новом уровне понимать друг друга. Многие семьи сегодня имеют возможность решать, будет ли отец присутствовать во время родов, и предлагать всем один рецепт поведения было бы неправильно.

Мужчины, которые рискнули быть в родовом зале вместе с женой, говорят, что ощутили практически моментально возникшую любовь к своему только что появившемуся на свет ребенку. Как и роженицы, они чувствовали необыкновенный эмоциональный подъем, гордость и радость.

Молодые отцы, получившие подобный экзистенциальный опыт, как правило, становятся более заботливыми по отношению к своим малышам и не переживают, что их жены будто бы полностью переключились на детей, забыв о своих спутниках жизни.

Однако есть женщины, для которых роды в присутствии мужа или собственной матери совсем нежеланны. Это создает для них дополнительное напряжение, становится еще одним стресс-фактором, которого лучше избежать. Поэтому важно прислушиваться к себе, принимая подобные решения. И помнить, что в психологии нет рецептов, одинаковых для всех и каждого.

В семьях, где эмоциональная дистанция между близкими остается довольно ощутимой, подобные новомодные эксперименты нежелательны. Некоторым женщинам совсем не хочется, чтобы муж видел их страдания и слишком переживал из-за невозможности помочь.

Бывает, что мужчина совершенно не находит в себе мужества, чтобы находиться рядом с рожающей женой. Не стоит отчаиваться! Это совсем не значит, что из него не получится любящий отец.

Уже через несколько часов после рождения ребенка его мать и отец, если он присутствует, создают очень значимую эмоциональную связь, получившую даже специальное название «бондинг». Имеется в виду тесный физический контакт, покачивание ребенка, первые ласковые, теплые слова - все это создает такую желанную для всех присутствующих, включая малыша, атмосферу покоя, защищенности, доверия. Эти самые ранние контакты одинаково важны как для успешного развития ребенка, так и для появления родительских чувств.

Особенно важно предоставить возможность общаться со своим ребенком в самые первые минуты и часы его жизни слишком юным одиноким мамам, не уверенным, что будут его растить. Нередко благодаря зародившейся сильной эмоциональной связи ребенок не становится «отказником» и сиротой. Для возможно более полной нормализации развития недоношенных детей и детей, родившихся с определенной патологией, также очень показано подобное тесное общение с матерью с самых первых мгновений жизни.

Кроме родителей и ребенка кризис переживают также старшие дети, если они уже есть в семье. Бывает, что подобные переживания имеют очень отдаленные последствия, становясь почвой тяжелой психологической травматизации. Дошкольник, которого родители никак не подготовили к появлению братика или сестрички, может получить так называемый комплекс опального принца. Он ощущает, что его свергли с трона, он уже не является привычным центром семейной жизни и почему-то должен уступить пальму первенства этому красному, кричащему, уродливому младенцу.

Конечно, он борется за себя, всеми силами пытается вернуть себе утраченное внимание близких, но встречает только непонимание, отторжение, даже наказания со стороны родителей. Такие странные и несправедливые, с его точки зрения, перемены в отношении к нему мамы и папы ведут к развитию пассивности, нерешительности, заторможенности. В иных случаях, наоборот, развивается неуравновешенность, агрессивность, капризность.

Ощущая большие сложности с приспособлением к новой жизни рядом с малышом, старший ребенок может неосознанно выбрать для себя такой верный способ привлечь внимание мамы, как болезни. Он действительно становится хронически нездоровым, и его болезнь имеет для него явную психологическую выгоду. О нем снова заботятся, беспокоятся, ему уделяют время. Так что выздоравливать вроде бы совершенно ни к чему.

Каждый член семьи, у которого возникают психологические проблемы, имеет потребность в психологической помощи, но иногда ее некому оказать. Конечно, желательно было бы заранее подготовиться к практически неизбежному кризису рождения, узнать о нем, обсудить возможные превентивные меры. Ведь здоровая семья умеет самостоятельно справляться с новыми сложными жизненными задачами, помогая друг другу, тогда как семья дисфункциональная в кризисной ситуации становится еще более беспомощной.

Действительно, как пишет И. Д. Булюбаш, в мире нет идеальных семей, существующих в идеальном равновесии. Каждая семья переживает периоды кризисов, объединения и расхождений. Чтобы помочь себе и своей семье пройти через кризис рождения, важно разобраться в том, насколько каждый из близких готов к появлению ребенка, в какой мере аргументы «за» разных членов семьи совпадают или хотя бы не противоречат друг другу.

Члены здоровой и готовой к кризисным испытаниям семьи умеют слышать друг друга. У каждого из них могут быть собственные мнения, установки, чувства, но все они знают, что их незачем скрывать. Чувства выражаются, аргументы обсуждаются, и возможность прийти к согласию велика. Никто не боится говорить о своих тревогах и пожеланиях ближнему, никто не прячет свою слабость, каждый готов проявлять заботу и получать помощь. Такая семья во что бы то ни стало сохраняет атмосферу юмора, игривости, легкости. Внутри этой открытой и самоорганизованной системы существует хороший баланс между объединением всех со всеми и автономией каждого друг от друга.

Рассмотрим вместе с И. Д. Булюбаш три часто встречающихся типа негармоничных семей, нуждающихся в помощи психотерапевта. Это так называемые конфлуэнтные, ретрофлексивные и дезорганизованные семьи.
Конфлуэнция - значит слияние, растворение друг в друге, склеивание. Конфлуэнтная семья имеет жесткие внешние границы. Ее члены мало общаются с другими людьми, не приглашают в дом друзей или коллег. Зато внутри своей сплоченной группки границ практически не наблюдается: каждый норовит вмешиваться в дела другого, контролировать его время, планы, действия.

Члены такой семьи легко попадают в эмоциональное слияние друг с другом, заражаются настроениями, состояниями. Им кажется, что они знают мысли и желания своих близких лучше, чем те сами.

Если женщина из конфлуэнтной семьи переживает сильный страх перед родами, все вокруг будут разделять этот страх, таким образом лишь усиливая его. Поэтому надеяться, что кто-то окажется трезвым, спокойным, оптимистичным и сможет вовремя оказать ей помощь, не приходится.

Бесконечное сопереживание, взаимное заражение негативными эмоциями и предчувствиями, совместные катастрофические прогнозы только ухудшают состояние будущей роженицы.

Ретрофлексия - это обращение негативной эмоциональной энергии внутрь, на себя, вместо выражения ее тому, кто стал источником гнева, негодования, обиды или недоумения.

Сдержанные, корректные, терпеливые члены ретрофлексивной семьи хорошо прячут свой страх за кого-то из близких, никогда не показывают разочарование друг другом, давая негативным эмоциям накапливаться и разрушать их изнутри. Они практически не умеют выражать свои чувства другим людям или не считают, что имеют право на это. Из-за такой манеры поведения ретрофлексивные люди нередко страдают психосоматическими заболеваниями типа астмы, мигрени, язвы желудка или гипертонии.

У детей, растущих в подобных тихих, но постоянно напряженных семьях, нередки стойкие страхи. Им трудно вступать во взаимодействие с чужими людьми, проводить лето в лагерях без родителей. Они никак не решаются покинуть отчий дом даже тогда, когда все их ровесники уже живут отдельно и создают собственные семьи.

Энергия взаимодействия концентрируется почти исключительно внутри такой семьи, не находя выхода наружу. Это происходит потому, что внешние границы данного сообщества довольно жестки.

Кризис рождения становится для ретрофлек-сивной семьи непростым испытанием, поскольку каждый по-своему переживает, страдает, надеется, маскируя свои переживания от окружающих. Жизненное испытание, благодаря которому семья могла бы стать более сплоченной, здоровой и счастливой, становится мучительным периодом взаимного непонимания, охлаждения, даже отчуждения.

Мать, отец, старший ребенок, дедушка пытаются преодолеть свои проблемы в одиночестве, «не нагружая», «не тревожа» остальных, демонстрируя поверхностное, иллюзорное благополучие.

Дезорганизованная семья в отличие от дисфункциональной имеет слишком открытые внешние границы. Знакомые, соседи, соученики, приятели, коллеги, а иногда и вообще практически посторонние люди больше контактируют с членами такой семьи, чем родные друг с другом.

Чужим как будто больше доверяют, с ними чаще советуются, обсуждают достаточно интимные внутрисемейные проблемы. В то же время каждый член семьи достаточно закрыт для своих близких, он не делится ни своими планами, ни опасениями, ни надеждами.

Взрослые могут жить в такой семье как бы отдельно от собственных детей, не интересуясь их проблемами, не оказывая должной помощи. Поколение бабушек и дедушек тоже существует практически автономно, изолированно от своих детей и внуков, хотя все формально могут находиться под одной крышей.

В подобной семье не разработаны собственные традиции, нет общих праздников, застолий, семейных советов. Без принятых всеми правил, без ритуалов, которые никто особо не поддерживает, семья не развивает свою общность.

Готовясь к появлению новорожденного, каждый член семьи успокаивает и настраивает себя, как умеет, как он привык. Отец, например, начинает злоупотреблять алкоголем, потому что не может никак иначе справиться с возрастающим чувством ответственности и тревоги. Мать бесконечно обсуждает с подругами и соседками свою тяжелую долю, жалуясь на непутевого мужа. Старшие дети по-своему усиливают борьбу за недосягаемое внимание взрослых: они начинают демонстративно сквернословить, конфликтовать друг с другом, красть родительские деньги, убегать из дому.

Чтобы помочь подобным семьям пережить кризис рождения, важно определить, что в функционировании каждой из них есть позитивного, на что можно опереться. Семья как единый организм начинает лучше саморегулироваться, когда она осознает, что же у нее получается эффективно.

Ясно, что никто не стремится всех стричь под одну гребенку и создать в каждом конкретном случае копию некой идеальной семьи. Когда члены семьи увидят, что психотерапевт никого не собирается воспитывать, строить или выравнивать, их готовность к поиску более гармоничного взаимодействия друг с другом увеличится.

Важным шагом становится взаимное осознание индивидуального своеобразия каждого из членов семьи, независимо от того, большие они или маленькие, хорошо зарабатывающие или иждивенцы. Непохожесть взглядов, умений, способов сердиться и мириться помогает понять, из чего складываются, чем обусловлены особенности общения, характер поведения в сложных ситуациях, как можно спрогнозировать индивидуальное реагирование на стресс.

Желательно вместе со всеми взрослыми домочадцами определить конфигурацию семьи, то есть ее границы, структуру, распределение функций, ответственности.

Бывает, что в семье незримо присутствует свекровь или теща, хотя она реально живет в другом городе. И это виртуальное, иногда неосознаваемое или даже активно отрицаемое присутствие усиливается во время принятия важных семейных решений. Во время кризиса временными членами семьи, от которых тоже немало зависит, вдруг могут стать закадычная подруга жены, шеф мужа или сосед, с которым он ходит на рыбалку.

Каждый постоянный или «временный» член семьи имеет собственные потребности, в соответствии с которыми он и пытается разрешить кризисную ситуацию. Очень важно разобраться сначала с тем, кто же реально входит в семью. Кто имеет право решающего голоса? А кто - только совещательного?

Затем желательно обсудить, какие потребности толкают мужа, жену, их родителей на те или иные действия. Какие из этих потребностей общие для всей семьи, отвечают ее совместным интересам, а какие нет.

Если вы решили работать со своей семьей самостоятельно, обратите особое внимание на то, как каждый член семьи осознает границы семейной системы. В некоторых случаях эти границы желательно расшатать, ослабить, сделать более проницаемыми, тогда как в других, наоборот, границы необходимо усиливать, укреплять, отстаивать.

Чтобы наладить более гармоничные контакты между членами семьи, важно осознать границы собственного пространства и попытаться учитывать границы других членов семьи, уходя от слияния и не теряя собственной автономии.

Еще один фокус внимания - семейные ценности. Если взрослые имеют общие ценности, разделяют друг с другом, им легче передавать их своим детям. Если же у каждого ценности свои и взгляды на жизнь своего партнера он не разделяет, не приемлет, неизбежны конфликты, которые будут заостряться при появлении в семье малыша.

Не спешите что-то немедленно исправлять или налаживать во взаимоотношениях. Просто старайтесь создать в семье такую обстановку, в которой каждый смог бы более глубоко понять самого себя и других. Когда проблемы будут по-новому восприняты, осознаны, проинтерпретированы, супруги сами, без редакторских правок, напишут свою обновленную жизненную историю.

Источник: 
Титаренко Т.М., Испытание кризисом