Интервью: тактика журналиста и уловки собеседника

По поводу подготовки журналиста к интервью существуют следующие рекомендации. Помимо сбора информации о собеседнике, чтения его прошлых интервью и составления списка вопросов журналист должен думать «на шаг вперед» - представить, какие ответы даст собеседник на эти вопросы и что после этого можно будет у него спросить. Следует заготавливать не просто вопросы, а «деревья» вопросов, возможные направления разговора, к которым нужно быть готовым. Иногда при подготовке к важным интервью журналист «репетирует» будущий разговор с коллегой, который играет роль собеседника.

Заготовка журналиста может быть различной - от нескольких десятков полностью сформулированных вопросов до названий нескольких (или даже одной) тем, вокруг которых планируется вести разговор. Здесь все зависит от уровня владения материалом. В обязательном порядке нужно продумать лишь «ударный аспект» интервью - фразы собеседника, которые потом можно будет выпятить, чтобы «подороже продать» интервью читателям. Подобные фразы - провокационные утверждения, шокирующие выводы или интересные эпизоды - могут спонтанно родиться и в ходе интервью, однако полагаться «на авось» не стоит. Журналист всегда должен представлять, не какую информацию, а какие фразы собеседника ему нужно получить, и подводить разговор к этим фразам, провоцировать собеседника сказать эти слова.

Если тема интервью недостаточно конфликтна, конфликт можно развить при помощи упрека, постановки собеседника в положение оправдывающегося. Для этого нужно искать противоречия во взглядах и в деятельности собеседника. Например, политика можно спросить, почему он поменял свои убеждения, бизнесмена - применима ли к нему поговорка, что в основе всякого крупного состояния находится преступление, а рок-звезду - почему он в своих песнях пропагандирует отказ от земных благ, а сам этими благами очень даже пользуется.

Начинать интервью во многих пособиях по журналистике рекомендуется с «разогрева» собеседника - вопросов, которые позволят разговорить его, найти с ним точки соприкосновения. Это могут быть вопросы об искусстве (если стены комнаты интервьюируемого украшены картинами), о домашних животных (если известно, что у него они есть). Иногда это «наивные» вопросы о профессиональной деятельности собеседника. Например, придя на интервью к доктору в его кабинет, можно спросить, для чего нужен тот или иной медицинский прибор. Однако в некоторых случаях, наоборот, «разогревающих» вопросов нужно избегать. Если журналист приходит на интервью к очень занятому человеку, например к директору крупной компании, у которого день расписан по минутам и на общение с журналистом выделено строго полчаса, нужно сразу «брать быка за рога», переходить к сути дела. Вопросы «не по теме» вызовут лишь раздражение. Иногда может дойти до того, что разъяренный собеседник выставит журналиста за дверь, а затем позвонит в редакцию и попросит больше этого корреспондента к нему не присылать.

В ходе разговора нужно не только слушать собеседника, но и «настраиваться» на него - пытаться понять, почему он именно так говорит, что он думает, как видит мир. Это поможет точнее формулировать вопросы, придавать разговору оптимальное направление. Еще один прием получения красочных, образных ответов - самому задавать образные вопросы. Журналист должен продумать и подготовить соответствующие метафоры. Иногда добиться ярких, развернутых ответов помогает упорное несогласие журналиста с доводами собеседника. Последний вынужден приводить все больше аргументов, все точнее проявлять свою позицию, раскрываясь и иногда говоря даже то, чего первоначально говорить не собирался.

Заставить собеседника проговориться можно и с помощью приема «беременная пауза». Он заключается в том, чтобы по окончании ответа собеседника не спешить задать следующий вопрос, а немного помолчать. Собеседник воспримет молчание журналиста как указание на то, что он не полностью ответил на вопрос, что он должен еще что-то сказать. А так как все, что запланировал, он уже сказал, теперь у журналиста есть шанс услышать откровение.

Некоторые собеседники обладают способностью «убалтывать» журналиста, своими длинными монотонными ответами вводить его в состояние, близкое к гипнотическому сну. Журналист теряет азарт борьбы, перестает следить за недосказанностью и противоречиями в ответах респондента и самое большее, на что оказывается способен, -это задать друг за другом заранее подготовленные вопросы. Потом, во время расшифровки беседы, незаданные дополнительные вопросы придут в голову, но время будет уже упущено. Чтобы «взбодриться», выйти из-под гипноза, журналисту достаточно сосредоточить взгляд на одной точке. Можно использовать в качестве такой «точки опоры» глаза собеседника. После «фокусировки» взгляд рассредоточивается, но журналист вновь собран и готов к ведению диалога.

И еще одно замечание. По окончании разговора не спешите выключать диктофон. А если выключили - не спешите его убирать, а также прятать в сумку блокнот и ручку. Часто уже после беседы, провожая журналиста, собеседник делает важные признания. Или начинает рассказывать нечто гораздо более интересное, чем все, что было сказано ранее. Фактически у двери может состояться новое интервью, и в печать пойдет именно оно, а не то, которое было взято, сидя за столом.

Описанные выше приемы применимы для интервью с неопытным либо доброжелательно настроенным собеседником. Профессиональные же ньюсмейкеры владеют различными приемами «создания искусственной неясности», которые могут свести на нет усилия журналиста по получению информации. Существует даже так называемая «манипулятивная риторика», которая учит не столько грамотно и доходчиво выражать свою мысль, сколько любыми путями продавливать в разговоре свою точку зрения безотносительно к тому, насколько эта точка зрения адекватна действительности. Поэтому журналист обязан знать приемы «создания искусственной неясности», а также уметь им противодействовать. Иначе собеседник введет в заблуждение его, а вместе с ним и читателей. Вот некоторые из этих приемов: неконкретные слова, упущение действующих лиц, связывание, неправомерное обобщение, переформулирование и ссылка на недопустимость вопроса.

Прием «неконкретные слова» заключается в использовании терминов, под которыми каждый человек подразумевает что-то свое. Например, собеседник может сказать: «Мы выступаем за свободу и процветание». В этом случае нужно спросить, что именно он имеет в виду под словами «свобода» и «процветание». Если ответ будет вновь неконкретным, следуют уточняющие вопросы. Журналисту нужно добиваться, чтобы собеседник формулировал свои ответы в конкретных, однозначно понимаемых словах. Для этого существует прием «тележка», когда слова делятся на те, которые можно пощупать и положить в тележку, и те, которые нельзя. Примеры первых - компьютер, телефон, консервная банка. Примеры вторых - равенство, прогресс, демократия.

Прием «упущение действующих лиц» - это ссылка на неких абстрактных людей, например утверждение: «Все сознательные граждане нас поддерживают». Журналисту нужно сразу же уточнить, кто именно поддерживает собеседника и почему собеседник так решил.

Прием «связывание» предполагает соединение явлений, не имеющих отношения друг к другу, например: «В то время как депутаты сидят в Госдуме, дети шахтеров голодают». Этот прием часто используют для ухода от ответа на вопрос о причинах случившегося. Вместо разъяснения причин собеседник начинает говорить о целях, которые преследовались, либо называть сопутствующие обстоятельства, которые также причинами не являются. Журналисту надо иметь в виду, что различные благородные цели могут быть и вовсе придуманы задним числом для легитимизации неправедных действий. А отделить причины и сопутствующие обстоятельства поможет правило логики «после этого не значит вследствие этого». Например, если человек читал газету и в его комнате в этот момент перегорела лампочка, то из этого вовсе не следует, что лампочка перегорела из-за того, что человек читал газету. Или если в регионе после смены губернатора начался экономический рост, то действительной причиной роста может быть изменение рыночной конъюнктуры или открытие новых месторождений полезных ископаемых, а вовсе не назначение нового главы региона.

Необходимо также отделять причину - то, что неминуемо вызвало событие, - от повода - того, что способствовало проявлению действий причины. Например, если ураган повалил все деревья в парке, значит, причина падения деревьев - ураган. Если же упали лишь некоторые деревья, а большинство устояло, значит, причина кроется в упавших деревьях (подгнивший ствол или слабые корни), а ураган послужил только поводом. Или, допустим, Иванов украл, и его посадили за воровство. Причина того, что Иванова посадили, - кража. Но если известно, что украл не только Иванов, но и Петров и Сидоров, а посадили за воровство одного Иванова, значит, причина ареста не кража. Надо искать то, что отличает Иванова от Петрова и Сидорова, и это и будет причиной, например то, что Петров и Сидоров - большие друзья Васечкина, а Иванов с Васечкиным поссорился. Кража в этом случае будет только поводом для того, чтобы покарать Иванова.

«Неправомерное обобщение» - это использование слов «практически», «почти» и подобных им. Например, собеседник может утверждать, что долги по зарплате «практически выплачены», дедовщины в армии «практически нет». В результате создается иллюзия того, что проблема решена если не на 100, то на 90%, хотя в действительности все может быть совсем не так. Поэтому журналист должен всегда уточнять, что имеется в виду под словом «почти» - 90-процентное решение проблемы или же, к примеру, 20-процентное. Другой контрприем - самому обобщить еще больше, чтобы вынудить собеседника конкретизировать своей ответ.

«Переформулирование» - это изменение собеседником формулировки вопроса на более удобную ему, чтобы затем ответить на этот новый вопрос вместо вопроса журналиста. Этот прием чаще используют на пресс-конференциях, а не в интервью «один на один». На пресс-конференции слово журналисту обычно дают только один раз, и настоять на ответе именно на заданный вопрос не удастся. В интервью же всегда есть возможность повторно задать вопрос и заставить собеседника либо ответить на него, либо признать, что он отказывается от ответа.

Прием «ссылка на недопустимость вопроса» заключается в том, что вопрос журналиста объявляется неправомерным. Например, на вопрос о том, какие возможности были упущены из-за решения, когда-то принятого собеседником и оказавшегося ошибочным, может последовать ответ «История не знает сослагательного наклонения». В этом случае журналист может либо переформулировать вопрос и в дальнейшем задать его еще раз или несколько раз, либо сформулировать ответ и спросить у собеседника о его правильности, чтобы добиться хотя бы ответа «да» или «нет».

Общее же правило задавания вопросов заключается в том, что интервью - это поединок, в котором собеседник всегда хочет предстать лучше, чем он есть на самом деле, тогда как задача журналиста - обнаружить его подлинную сущность. И как в поединке боксеров до цели доходит лишь незначительное количество ударов, так и в интервью далеко не на каждый вопрос будет получен точный, интересный и годный для публикации ответ. Чтобы добиться таких ответов, журналистам нередко приходится задавать множество вопросов об одном и том же, «бить в одну точку», пока собеседник не проговорится.

На сложные интервью журналистам желательно ходить вдвоем. Как в парном теннисе один спортсмен действует впереди у сетки, а другой - позади у края площадки, так и в парном интервью один журналист работает на «переднем крае» - вслушивается в слова собеседника и задает дополнительные вопросы, чтобы получить как можно более полный ответ. Второй журналист в свою очередь контролирует ход интервью «в общем» -следит за бюджетом времени, за тем, чтобы были заданы все ключевые вопросы, затронуты все темы, управляет переходом от темы к теме в случае «застревания» разговора.

Перед интервью желательно собрать максимум информации по теме беседы, чтобы собеседник не мог манипулировать фактами и цифрами. Собеседники этим нередко пользуются как в «мягкой» форме, называя подлинные факты и цифры, которые им выгодны, и опуская те, которые им невыгодны, так и в «жесткой», переходя на откровенное вранье. Например, чиновники Минобороны нередко утверждают, что в армию призывается лишь десятая часть российских юношей, тогда как в действительности на военную службу идет каждый третий. Подготовленный журналист их на неправде тут же поймает, неподготовленный будет ретранслировать эту ложь читателям либо уже после интервью жалеть, что не задал дополнительный вопрос и не вывел лгуна на чистую воду.

Впрочем, критерий правды в интервью - это не столько достоверность фактов, сообщаемых собеседником, сколько достоверное представление этого собеседника читателям. Иногда в тоне разговора и речевых оборотах содержится больше информации о собеседнике, чем в сказанных им словах. Одно из определений интервью как жанра гласит, что это «способ донесения до читателей ярких и волнующих высказываний интересного человека». И если собеседник врет или просто говорит глупости, порой целесообразно это вранье или глупости записывать и потом представлять читателям, чтобы они узнали, что представляет собой человек, занимающий высокий пост или являющийся звездой и любимцем публики.

В заключение данной главы - особенности проведения интервью с 10 категориями собеседников, которые описал Михаэль Халлер. Эти категории: эксперты, свидетели, чиновники, «публика», «звезды», деятели искусства, политики, герои, маргиналы и обычные люди.

1. Эксперты. В эту категорию входят ученые и высококвалифицированные специалисты. Главные требования к ним - компетентность и незаинтересованность. Человек, выступающий в роли эксперта, должен, с одной стороны, разбираться в предмете обсуждения, а с другой - быть безразличным по отношению к конкретной ситуации, которая явилась поводом для интервью. Если требование незаинтересованности не соблюдено, человек в роли эксперта выступить не может, так как вместо разъяснения ситуации будет заниматься пропагандой в пользу своей точки зрения.

Интервью с экспертами следует ограничить предметом их ведения. Ни частная жизнь эксперта, ни его мнение по прочим вопросам читателей не интересует. В ходе интервью упор нужно делать на практических последствиях происходящего, на возможных альтернативах принятому решению, эффективность которого журналист ставит под сомнение. Общаться с экспертами, как правило, легко и интересно. Они очень разговорчивы и могут рассказать гораздо больше, чем вместит отведенная под интервью площадь в газете или журнале. Проблем, которые могут возникнуть в интервью с экспертами, две. Во-первых, они любят влезать в неважные и непонятные широкому кругу читателей детали и изъясняться на своем профессиональном сленге. В результате интервью может стать трудным для восприятия и пересыщенным терминами. Во-вторых, эксперты, особенно деятели науки, как правило, избегают однозначных ответов и конкретных формулировок. Вместо фразы «Это есть то» они скажут примерно следующее: «При определенных условиях и с учетом этих и тех факторов, а также при наличии таких-то обстоятельств и взаимосвязей не исключено, что это с некой вероятностью окажется то». Поэтому журналисту необходимо контролировать глубину интервью, требовать перевода терминов на обычный язык и бороться с расплывчатыми ответами при помощи вопросов типа: «Правильно ли я понимаю, что благодаря глобальному потеплению в Москве можно будет выращивать ананасы?»

2. Свидетели. Это участники или очевидцы события (как правило, чрезвычайного происшествия), но не главные действующие лица и не ответственные за случившееся. Цель интервью с ними - получить непосредственные и наполненные деталями впечатления. У свидетелей следует выспрашивать как можно больше деталей и эпизодов. При этом надо иметь в виду, что из-за особенностей восприятия свидетель всегда субъективен и целостную картину происходящего с его слов составить невозможно. В криминологии не раз проводились эксперименты, когда перед группой людей разыгрывали преступление, а потом просили детально описать, что произошло. Ответы оказывались совершенно различными и очень часто далекими от истины. Поэтому интервью со свидетелями обычно публикуется как дополнение к новости, причем в начале текста обязательно уточняется роль человека в событии. С другой стороны, интервью со свидетелем может открыть для читателей какой-либо необычный аспект события. Например, после теракта в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г. или после цунами в Юго-Восточной Азии 26 декабря 2004 г. многие издания публиковали интервью с очевидцами этих трагедий.

3. Чиновники. Цель интервью с ними - представить точку зрения тех, кто ответствен за происходящее (хотя бы частично). При возможности выбора из нескольких персонажей действует правило: чем высокопоставленнее собеседник, тем лучше. Типовые вопросы для интервью с чиновниками: «Почему приняли именно это решение? Какими мотивами руководствовались? Какими сведениями располагали? Каких сведений не хватало? В чем видели проблему? Как обосновываете свои действия? Были ли альтернативы? Если да, то какие?» Журналист должен стремиться поставить чиновника в положение оправдывающегося за то, что не все благополучно во вверенной ему сфере деятельности. Даже если чиновник на самом деле честный и ответственный человек, подобный «обвинительный уклон» в интервью пойдет собеседнику только на пользу, так как позволит высветить, что же он предпринял для решения существующих проблем.

Поэтому к интервью с чиновниками следует очень усердно готовиться, собирать информацию, статистику, чтобы обосновывать свои упреки на документах. Если журналист не владеет материалом, чиновник может отговориться общими словами, привести те данные, которые характеризуют его работу с положительной стороны, и умолчать о тех, которые ему невыгодны. У чиновников нужно добиваться как можно более конкретных ответов, постоянно уточняя предмет вопроса, и ни в коем случае не давать собеседнику уйти в роль эксперта, то есть комментирующего то, за что он не отвечает. Между тем многие чиновники, давая интервью, только и стремятся к тому, чтобы поговорить с журналистом на «вечные» темы, например о патриотизме или о любви к детям, но при этом старательно уклоняются от ответов на вопросы о своей работе.

4. «Публика». Здесь имеются в виду короткие интервью с прохожими на улице или по случайно набранным номерам телефонов, чтобы собрать спектр мнений и настроений, с которыми читатели могли бы себя идентифицировать. Темы таких интервью -завершенные события и происходящие перемены, например недавно принятый закон или наступление весны. Персонажи интервью выступают в роли представителей населения, которые выражают свою реакцию и менталитет. Особенностью этого типа интервью является то, что ответы людей должны быть достаточно абстрактными, чтобы читатель мог распространить их на себя, и в то же время содержать конкретную информацию, чтобы за ней был виден именно этот человек. Поэтому в ходе беседы журналисты обычно задают 1-2 вопроса, касающиеся именно этого человека, и 2-3 общих вопроса, обращенные к нему как к представителю определенной социальной группы.

5. «Звезды». Интервью со «звездой» - это представление человека как объекта восхищения, почитания, презрения, ненависти. «Звезда» словно находится на сцене, и вопросы, как прожектора, высвечивают различные стороны личности собеседника. При этом очень редко «звезды» являются действительно гениальными или оригинальными людьми. Как правило, собеседник лишь удовлетворяет войеристские потребности публики, ее интерес к чужой личной жизни. Если другие типы собеседников обычно скрывают пикантные подробности своей личной жизни, то «звезда» может, наоборот, выпячивать их, зачастую изображая из себя даже более развратного человека, чем на самом деле. Задача журналиста в этом случае - не потакать самолюбованию «звезды», а стремиться очеловечить «гламурную» фигуру, которая пока что остается скрытой за сценическим образом.

Обычно вопросы в интервью со «звездой» касаются желаний, надежд, разочарований. Можно поговорить о взаимоотношениях с любимым человеком, о детях, о родителях, о друзьях. О том, в чем человек видит свои сильные стороны и свои слабости, как ему живется, будучи «звездой». Пусть вспомнит детство, учебу в школе, первое выступление, людей, которым «звезда» благодарна. Можно поговорить об отношении «звезды» к высказанным в ее адрес оценкам других людей, прежде всего, негативным, о стереотипах, которые в массовом сознании по отношению к этой «звезде» существуют. Интервью должно протекать на стыке мифа и реальности, счастья и несчастья, бессмысленной светской болтовни и душевного стриптиза, самообожествления «звезды» и развенчивания журналистом ее культа.

6. Деятели искусства. К этому типу собеседников относятся создатели выдающихся художественных произведений, талантливые и при этом часто выделяющиеся своим поведением люди. Они интересны и сами по себе как личности, и как выразители общественных настроений, которые первыми понимают происходящее и могут передать это понимание другим. Следует иметь в виду, что деятели искусства часто сами не осознают, как происходит их творчество, откуда они черпают идеи и образы. Поэтому упор в интервью с ними следует делать на событиях из жизни собеседника и на его переживаниях, показывая читателю связь творца с его произведениями через рассказанные им истории и эпизоды из жизни.

Вопросы в интервью с деятелем искусства прежде всего личные. О ситуациях, которые повлияли на выбор жизненного пути. О роли родителей. О мотивах творчества и источниках вдохновения. О типичном дне жизни персонажа. О том, что его радует или пугает. О примерах, которые связаны с жизненными целями и ценностями. О встречах и взаимоотношениях с другими выдающимися деятелями искусства. Чтобы собеседник раскрылся, восхищение необходимо чередовать с нарочитыми возражениями, вынуждая его таким образом отстаивать свою точку зрения и свое видение мира.

7. Политики. Эти собеседники сочетают в себе две роли - ответственного за происходящее и эксперта по отношению к действиям других лиц. Информационный повод для интервью с политиком обычно бывает задан ситуацией или проблемой. Собеседник лишь обосновывает свои решения и действия, излагает и уточняет свою точку зрения, рассказывает о своих намерениях, целях и интересах. Часто политики стремятся отделаться от журналиста общими пафосными фразами о том, что они за все хорошее и против всего плохого. Некоторые и вовсе могут в ответ на первый вопрос произнести получасовой ничего не значащий монолог, а потом заявить, что интервью закончено, так как отведенное на него время истекло. Поэтому журналисту следует, не смущаясь, вклиниваться в их речь, настаивая на конкретных ответах именно на те вопросы, с которыми пришел журналист.

8. Герои. Они интересны благодаря своим достижениям, например инвалиды, которые победили свою болезнь, предприниматели, которые создали с нуля фирму, ставшую лидером рынка. Такой человек играет роль экрана, на который другие люди проецируют свои желания и мечты. У героев нужно спрашивать о конкретных мыслях, ощущениях, действиях, тревогах и желаниях, которые были у них в процессе борьбы или работы. Нужно добывать истории из их жизни. И ни в коем случае нельзя вести экспертное интервью, добиваясь комментариев по вопросам, к которым лично они не имеют отношения. Также надо иметь в виду, что героям, в отличие, например, от профессиональных политиков, часто бывает трудно формулировать свои мысли. Здесь журналист должен прийти на помощь собеседнику, подсказывая ему возможные ответы.

9. Маргиналы. Это люди, вытолкнутые из общества, - бродяги, беспризорники, лица без определенных занятий, алкоголики, наркоманы, жители вокзалов, теплоцентралей и свалок. С ними лучше разговаривать без диктофона, так как они обычно много натерпелись от представителей власти, очень запуганы и с подозрением относятся к любому человеку не их круга. При беседе желательно записывать не только их ответы, но и свои вопросы, так как в подобной обстановке слова журналиста также получаются особенными, которые впоследствии не всегда вспомнятся в ходе работы над текстом. Если журналист не владеет стенографией, рекомендуется записывать из каждого ответа хотя бы по два слова, причем прилагательные в этом случае важнее существительных. Если нет возможности сразу записать слова собеседника, следует повторять их про себя, чтобы лучше запомнить. Потом при первой же возможности нужно перенести разговор на бумагу или надиктовать на диктофон.

10. Обычные люди. Собеседники здесь те же самые, что и в интервью с «публикой» (см. стр. 00), однако цель журналиста - не срез сиюминутных мнений, а гораздо более глубокое представление нашего современника. Поэтому если интервью с «публикой» ограничивается 3-4 вопросами, заданными в течение нескольких минут, то беседа с обычными людьми может включать в себя несколько десятков вопросов и длиться от получаса до нескольких часов. Тема подобных интервью - повседневность с ее нуждами, проблемами, надеждами и стремлением к счастью. На первом плане выступает функция, и лишь затем следует личность, то есть человек показывается прежде всего как сотрудник на какой-то работе, житель города, член семьи, лишь в последнюю очередь - как некто единственный и неповторимый. В словах собеседника важна не информация, а атмосфера, которую эти слова передают, мир, каким его человек видит. Сложность интервью с обычными людьми заключается в том, что многие из них не умеют переводить свои мысли в слова, и даже с помощью журналиста им делать это очень тяжело. Поэтому часто журналисты вместо интервью предпочитают про обычных людей писать в жанрах репортажа или портрета.

Перед проведением интервью необходимо думать «на шаг вперед», то есть предугадывать возможные ответы собеседника и готовить дополнительные вопросы. Также полезно заготовить «ударный аспект» интервью - фразы, на которые нужно вывести собеседника и которые затем помогут продать интервью «подороже». «Разогрев» необходим, если собеседник неопытный, и излишен, если журналист имеет дело с собеседником, для которого раздача интервью - часть работы. Конфликт в интервью можно развить, если поставить собеседника в положение оправдывающегося. Добиться ярких ответов также помогают образные вопросы, возражения журналиста и прием «беременная пауза», когда журналист по окончании ответа не спешит задавать следующий вопрос, провоцируя собеседника на дополнительные высказывания. После завершения интервью не следует выключать и убирать диктофон, так как в этот момент собеседник может сказать нечто гораздо более интересное, чем то, что было сказано в ходе интервью. Если журналисты идут на интервью вдвоем, то один из них вслушивается в слова собеседника и задает дополнительные вопросы, а второй контролирует ход интервью «в общем». Критерий правды в интервью - не столько достоверность фактов, сообщаемых собеседником, сколько достоверное представление этого собеседника читателям. К приемам «создания искусственной неясности», которые могут применять интервьюируемые, относятся использование неконкретных слов, упущение действующих лиц, связывание, неправомерное обобщение, переформулирование и ссылка на недопустимость вопроса.

Источник: 
Колесниченко А.В. - Практическая журналистика. Учебное пособие - 2008
Темы: