Генеалогическая классификация языков

Еще до того, как возникла типологическая классификация языков, ученые пришли к выводу о необходимости сгруппировать языки в зависимости от их происхождения. Такую классификацию называют генеалогической (от слова генеалогия, т.е. участие о происхождении, родословная').

Сравнивая языки, люди давно находили между ними сходство. И далеко не всегда такое сходство было свойственно соседним языкам (что легко объяснимо: ведь представители разных народов контактируют между собой!). Но вот, скажем, в центре Европы живут венгры. Они говорят на венгерском языке — и этот язык совершенно не похож на другие, окружающие его, языки: словацкий, украинский, румынский, сербский, хорватский, немецкий! В то же время существует немало примеров, когда один и тот же язык распространяется по территории земного шара. Например, по-английски говорят в США (230 млн чел.), Великобритании (55 млн чел.), в Канаде (22 млн чел.), в Австралии (15 млн чел.), в Ирландии (3,5 млн чел.), в Новой Зеландии (3,5 млн чел.), в ряде африканских стран...

От чего же зависит сходство или несходство языков между собой? Попробуем сравнить несколько слов современных славянских языков.

Русский Белорусский Болгарский Польский Чешский
солнце сонца слънце slonce slunce
брат брат брат brat bratr
три тры три trzy try

Наверное, после таких примеров можно подумать, что славянские языки специально и изучать не надо: и без того все понятно! На деле же это не так: просто здесь выбраны слова, относящиеся к числу наиболее древних, исконных, общих...

В этом все дело: сравнение языков позволяет заглянуть в их историю. Сходство языков свидетельствует об их общем происхождении. Недаром одним из ключевых понятий и терминов в генеалогической классификации языков является семья: чем более сходны между собой языки, тем больше вероятность того, что они имели общего предка. Как и среди людей, среди языков могут быть родственники более близкие и менее близкие. Продолжим сравнения:
Латинский Французский Английский Немецкий
sol soleil sun die Sonne
frater frere brother der Bruder
tres trois three drei

Сходство и здесь наличествует, хотя и не такое явное! По-видимому, все эти языки тоже родственны славянским (не говоря уже о том, что они родственны между собой), но вместе с тем это родство не столь близкое.

Подобные факты давно привлекали к себе внимание ученых. Но совершенно головокружительные открытия были сделаны в середине XVIII в., когда в Европе стали известны тексты, написанные на санскрите. Санскрит — литературный язык древней Индии (на нем уже в первом тысячелетии до н.э. существовала богатая литература, религиозная и светская). Английский востоковед В. Джонс, проработавший много лет в Индии, обратил внимание на то, что многие слева санскрита напоминают слова европейских языков. Действительно, сравним с приведенными выше параллелями: 'солнце' на санскрите svar, 'брат' — bhratar, 'три' — tri... Но отсюда может вытекать только один вывод: что когда-то существовал язык, общий для предков современных европейских и индийских народов! Этот язык назвали праиндо-европейским. Сам В. Джонс, выступая с научным докладом в 1786 г., говорил: «Санскритский язык... имеет удивительную структуру, которая заключает в себе столь близкое родство с греческим и латинским языками как в глагольных корнях, так и в грамматических формах, что оно не могло сложиться случайно; родство это так поразительно, что ни один филолог, который желал бы эти языки исследовать, не сможет не поверить, что все они возникли из одного общего источника, которого, может быть, уже не существует. Имеется сходное, хотя и не столь убедительное основание полагать, что также готский и кельтский языки, хотя они и смешаны с совсем другими диалектами, произошли от того же источника; к этой же семье языков можно было бы причислить и древнеперсидский язык». (Цит. по: ЛояЯ.В. История лингвистических учений. — М., 1968. — С. 38.)

Попытки восстановить праязык, увлекшие лучшие филологические умы XVIII—XIX вв., привели к формированию первого научного метода языкознания (без чего оно не выделилось бы в самостоятельную науку). Это — сравнительно-исторический метод, т.е. система научно-исследовательских приемов, используемых при изучении родственных языков для восстановления картины исторического прошлого этих языков и закономерностей их развития. Сравнительно-исторический метод основан на идее родства языков и исторической преемственности языковых единиц и категорий. К основным, ключевым его понятиям относятся: праязык (иногда его называют также языком-основой), реконструкция, т.е. восстановление древних, не зафиксированных в устной или письменной речи, форм и значений; архетип — так называют конкретную реконструированную форму, к которой возводятся более поздние. Поскольку архетип — единица в некотором смысле виртуальная, существующая только на бумаге и в воображении филологов, то ее отмечают особым значком — звездочкой (*), или астериксом. Например, русское слово город, так же как белорусское горад, болгарское и сербское град, чешское hrad, польское grod (буква 6 обозначает здесь звук [у]), восходят к праславянскому (т.е. общему для всех древних славян) *gord,b. Данному архетипу находятся соответствия в литовском gardas, албанском garth, английском garden, немецком der Garten, санскритском grh? и т.п., что в конечном счете позволяет вывести праиндоевропейскую форму *ghordho-.

Применение сравнительно-исторического метода требует соблюдения некоторых условий. Во-первых, сравнивать следует лексику только наиболее древнюю, исконную. Хорошие результаты дает также сравнение грамматических форм с целью восстановления их предшественников: грамматика оказывается тоже весьма устойчивым компонентом языковой системы. Во-вторых, следует остерегаться случайных совпадений. И вообще, сходство сравниваемых единиц не обязательно должно быть буквальным, но оно должно быть регулярным. Так, если мы установили по ряду языков соотношение типа город — град — grod и т.д., восходящее к праславянскому *gordi>, то естественно ожидать соблюдения этих закономерностей также в других случаях, ср.: порох ->-прах — proch... (праслав. *porch), корова — крава — krowa... (праслав. *korva) и т. д.

У истоков сравнительно-исторического направления в лингвистике стояли выдающиеся филологи XIX в., почти одновременно и независимо друг от друга показавшие блестящие результаты применения этого метода. Немец Франц Бопп (1791—1867) в своей работе «О системе спряжения санскрита в сравнении со спряжением в греческом, латинском, персидском и германских языках» указывал на необходимость системного сравнения грамматических форм. Датчанин Расмус Раек (1787—1832), занимаясь происхождением исландского языка, доказывал на фактическом материале родство германских, латинского, греческого, литовского и славянских языков. Якоб Гримм (1785—1863), один из братьев Гримм, известных нам по детским сказкам, исследовал с помощью сравнительно-исторического метода историю германских языков. Еще один великий немецкий филолог, Вильгельм фон Гумбольдт (1767—1835), продемонстрировал значение этого метода для изучения культуры и истории человечества. Он писал: «Язык и постигаемые через него цели человека вообще, род человеческий в его поступательном развитии и отдельные народы являются теми четырьмя объектами, которые в их взаимной связи и должны изучаться в сравнительном языкознании» («Избранные труды по языкознанию»).

Важнейшим результатом сравнительно-исторического метода явилось, конечно, не восстановление системы праязыка (хотя и такие попытки делались; ныне существуют, в частности, словари и грамматики индоевропейского праязыка и даже экспериментальные тексты, написанные на нем), а обогащение суммы знаний об истории человечества. Сведения о генезисе отдельных народов, их контактах и передвижениях, установление общих закономерностей языковой эволюции, наконец, создание генеалогической классификации языков — все это было бы невозможно без применения сравнительно-исторического метода.

Генеалогическая классификация подразумевает деление всех языков мира на огромные объединения — семьи. Таких семей насчитывается около двух десятков, самые известные среди них — индоевропейская, тюркская, уральская, кавказская, афразийская (семито-хамитская), китайско-тибетская, америндская и др.

Каждая семья, в свою очередь, делится на ветви, группы и подгруппы. В частности, в состав индоевропейской семьи входят:
индийская группа (хинди, урду, бенгали, панджаби, гуджа-рати, непали, цыганский и др.; из мертвых языков — ведийский, санскрит и др.);
иранская группа (персидский, дари, пушту, таджикский, курдский, осетинский и др.; из мертвых — древнеперсид-ский, авестиийский, скифский и др.);
славянская группа (русский, украинский, белорусский, болгарский, македонский, сербский, хорватский, словенский, чешский, словацкий, польский, лужицкий; из мертвых — старославянский, полабский);
балтийская группа (литовский, латышский, из мертвых — прусский);
германская группа (датский, шведский, норвежский, исландский, английский, немецкий, фризский, нидерландский, идиш и др.; из мертвых — готский);
романская группа (французский, итальянский, испанский, португальский, каталанский, румынский, молдавский, ретороманский и др.; из мертвых — латинский);
кельтская группа (ирландский, шотландский, бретонский, валлийский; из мертвых — галльский и др.);
греческая группа (новогреческий и мертвый древнегреческий);
албанская группа (албанский); армянская группа (армянский);
хеттская группа (мертвые хеттский и лувийский языки в Малой Азии);
тохарская группа (два мертвых тохарских языка в Западном Китае).

К тюркской языковой семье относятся, в частности, турецкий, азербайджанский, туркменский, татарский, башкирский, казахский, киргизский, узбекский, чувашский; из мертвых — булгарский, хазарский, половецкий и печенежский языки. Нередко тюркские языки объединяют вместе с монгольскими (монгольский, бурятский, калмыцкий) и тунгусо-маньчжурскими (эвенкийский, маньчжурский, нанайский и др.) в единую — алтайскую — языковую семью.

Уральские языки распадаются на финно-угорские и самодийские. К первым относятся финский, эстонский, карельский, вепсский, венгерский, мансийский, хантыйский (остяцкий), коми, удмуртский, марийский и др.; ко вторым — ненецкий, селькупский и др.

К кавказским языкам (родство которых, впрочем, оспаривается многими лингвистами) относятся, в частности, абхазский, адыгейский, чеченский, ингушский, лезгинский, аварский, даргинский, лакский, мегрельский, грузинский, сванский и др.

Афразийская языковая семья включает в себя арабский, ассирийский, иврит, амхарский, хауса, бамана, суахили, конго и др.; из мертвых — аккадский (ассиро-вавилонский), древнееврейский, арамейский, финикийский, древнеегипетский, коптский и др.

Некоторые языки стоят вне семей: таковы японский и корейский.

Можно ли найти «мостики», родственные связи между различными языковыми семьями? Если обратиться к выражению важнейших и древнейших для человека понятий — таких, как названия ближайших родственников ('отец', 'мать'), частей тела ('рука', 'глаз'), основных природных явлений ('вода', 'солнце') и т.п., то определенное лексическое сходство можно обнаружить и между отдельными языковыми семьями. Ученые насчитывают сотни или даже тысячи общих для них морфем. Это дает основания говорить о м а к -р о с е м ь е, включающей в себя такие семьи, как индоевропейская, афразийская, кавказская, уральская, алтайская, дравидийская. Эту макросемью называют ностратичес-кой, от латинского noster 'наш'. По-видимому, 8—10 тыс. лет назад такое языковое объединение было реальностью.

Источник: 
Норман Б.Ю. - Теория языка. Вводный курс, 2004
Темы: