Этические и речевые требования к профессиональному оратору

Опыт общей риторики будет любопытно сопоставить с конкретным анализом какой-либо речевой профессии, например, политика или дипломата. Поскольку любой современный человек так или иначе втянут в вопросы политической жизни внутри страны, ему неминуемо приходится давать оценки тем или иным ораторам, их речевым поступкам. Кроме того, такое метафорическое проецирование различных профессий на самих себя заставляет нас представлять себя в той или иной ситуации то «политиком», то «дипломатом», то «судьей», то «учителем» и т.д. В некотором смысле правы теоретики каждой из перечисленных профессий, когда пишут, что каждому из нас приходится вести «политическую» борьбу, участвовать в «переговорах», «судить» или «учить».

Неслучайно мысли дипломата и политика А.Н. Ковалева относительно требований к профессиональным качествам совпали с приведенными выше общериторическими суждениями: «Осмотрительность и способность вызывать, поддерживать доверие — вот, пожалуй, наиболее важные из них». И далее — «риторическое» продолжение: «Доверие вызывает тот дипломат, чье слово авторитетно, чей стиль поведения как бы сам собой вписывается в общие контуры взаимоотношений данных государств».

Над проблемой «авторитетности слова» стоит глубоко поразмыслить, ибо вера словам собеседника, как и сама способность быть убедительным, связана только опосредованно с качествами красноречия. Стоит задуматься над феноменом некоторых политических деятелей (например, А.Д. Сахаров), чья позиция и чье слово были исключительно авторитетны при отсутствии внешнего красноречия. Значит, вопрос глубже и сложнее: как вызвать доверие (ведь слово — только цель для этого)? Каким человеком «предстать»? Как сознательно формировать в себе некоторые профессиональные качества, способные дать прежде всего моральный авторитет, а не просто внешний (словесный также) блеск?

Мы невольно приближаемся к проблеме этического и нравственного облика политика, который непосредственно связан с «образом оратора». Всякие рассуждения о красноречии без связи с этикой и нравственной философией превращаются либо в красивые разговоры, либо в «обманную» науку о внешней словесной красоте при отсутствии нравственного фундамента, который представляет собой основу для возникающего контакта и доверия к оратору. Если заняться анализом «образа оратора» в политике, его нельзя не начать с этики политического деятеля или его общечеловеческих и профессиональных качеств. Но на эту тему написано уже довольно много, и встает вопрос: может ли филология добавить что-либо принципиально новое к имеющимся описаниям?

Прежде всего, опыт риторического воспитания говорит о том, что грамотное практическое формирование оратора-профессио-нала связано с имитацией (imitatio — традиционный раздел в классических риториках), анализом образцов риторического поведения, размышлением над качествами личности оратора (требованиями этическими и речевыми), погружением при изучении в стиль описания. При попытках такого анализа мы как бы следуем путем классической риторики (см. диалог Цицерона «Оратор», восходящий к идеалистической концепции Платона), когда последовательный анализ образцовых качеств позволяет приближаться к некоему «идеалу» оратора. Подобно тому, как Цицерон называет себя бессильным нарисовать образ идеального оратора, при описании качеств политика классические и современные теоретики представляют свои концепции, справедливо утверждая, что конечный образ «идеального» политика нарисовать невозможно.

Тем не менее научно и педагогически целесообразно: 

  1. пытаться дать перечень таких качеств или требований к политику и дипломату;
  2. пытаться развернуть эти качества в точных и ярких определениях;
  3. представить примерами образцы деятельности (исторические прецеденты);
  4. накапливать стили описания (стилем называется историческое и индивидуально-авторское своеобразие в манере повествования или изложения материала).

Итак, от самого краткого сухого перечня качеств, который каждый профессионал может отбирать и формулировать самостоятельно, необходимо подниматься к последовательному и постоянному размышлению над образцами и стилями политической и дипломатической деятельности. Забегая вперед, скажем о том, что требование «иметь свой стиль» представляется одним из основных для любого ритора. Впрочем, расширенно толкуя его, скажем, что «стиль» — непременное качество и педагога, и политика, и предпринимателя, после чего невольно вспоминается обобщающий афоризм Бюффона: «Человек — это стиль».

Поскольку «красноречие состоит в мыслях и словах», всякое описание зиждется на этих основных компонентах стиля. Например, важно не только зафиксировать «мысленно» качества ритора, но описать их в точных и умелых выражениях, которые представляют привлекательность любого описания. В описаниях качеств ритора — профессионала или, выражаясь словами Аристотеля, каким человеком должно «предстать», чтобы быть «убедительным», мы увидим две группы характеристик: нравственно-этические и речевые.

Характеристики первой группы, безусловно, лежат в основе описания подобно тому, как Цицерон в основу образования оратора кладет философию и этику. Но нравственно-этические характеристики незримо выстраивают и образ речи, как увидим из предлагаемого комментария.

Обратимся к классическому описанию качеств дипломата, принадлежащему французскому дипломату XVII века Фердинанду де Кальеру. Размышление над такими описаниями позволяет сделать проекцию на собственную личность и речевое поведение. Вот эти требования:

  1. «внимательный и прилежный ум, не позволяющий себе отвлекаться удовольствиями или фривольными забавами» («внимательность» и «прилежность» рисуют в воображении не только особый тип личности, но и особый характер речи);
  2. «здравый смысл, отчетливо воспринимающий вещи такими, как они есть» (умение слушать и правильно оценивать собеседников, обстановку — основа диалогической речи), идущий к цели самыми короткими и естественными путями, не вдаваясь в тонкости и ненужные ухищрения, которые обычно отталкивают тех, с кем ведешь переговоры (речь идет об оптимальности в достижении цели и уместности как главном качестве речи);
  3. «проницательность, позволяющая угадывать, что происходит в сердцах людей, и уменье учесть малейшее движение лица и другие признаки страстей, проявляющиеся подчас у самых скрытных людей» (традиционный риторический совет — быть внимательным к аудитории, по словам А.П. Чехова, «зорко следить и не упускать поля зрения», другая рекомендация касается «страстей», управление которыми является центром риторики);
  4. «ум, скорый на выдумки, способный сгладить встречающиеся затруднения и примирить интересы, составляющие предмет переговоров» (положение, прямо ассоциируемое с изобретением — основным разделом классической и современной риторики, разрабатывающим вопросы замысла, содержания «идей» предстоящей речи);
  5. «присутствие духа, необходимое, чтобы ответить кстати на непредвиденные вопросы и осторожными репликами избежать рискованного шага» (ритору предписывается владение собой, самоуправление, психофизическая подготовка как основа для владения и руководства диалогом);
  6. «ровный характер, спокойная и терпеливая натура, всегдашняя готовность выслушать внимательно того, с кем имеешь дело (кроме того, что ровность, спокойствие и терпение создают тип внимательной, последовательной речи, здесь повторен основной закон диалога — умение слушать);
  7. «всегда открытый подход к человеку, мягкость, учтивость, приятность общения, непринужденная и располагающая манера, которая очень помогает снискать расположение тех, с кем имеешь дело...» (каждое из перечисленных качеств называет как бы исходную позицию говорящего, кроме того, что обращает к характеру дипломатического общения и манере речи, помогающей добиться благоприятного результата);
  8. «особенно необходимо, чтобы дипломат достаточно хорошо владел собой и умел противостоять неудержимой потребности заговорить раньше, чем он основательно продумал то, что собирается сказать; чтобы он не торопился ответить тотчас же, не подумав, на сделанные ему предложения...» (психологическое владение собой необходимо для выполнения одного из главных правил речи: тщательной подготовки любого высказывания — необдуманная речь подвергается осуждению).

Указанные качества могут быть записаны в виде перечня требований к образу дипломата (естественно, это будут требования по Кальеру, которые можно соотнести с исторически более поздними суждениями): внимательность, прилежание, здравый смысл, проницательность, скорый на выдумки ум (изобретательность), присутствие духа, ровный характер, спокойствие, терпение, готовность и умение выслушать, открытость, мягкость, учтивость, приятность общения, располагающая манера, владение собой, продуманность речи. Каждое из этих качеств, соотносясь с соседними, может быть описано в синонимических определениях, может быть распространено и подкреплено примерами конкретной деятельности не только политиков и дипломатов. Подобный анализ с выяснением качеств речи может проделываться применительно ко всем профессиям.

Ключевые слова: Оратор
Источник: Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание, стереотип. — М. : ФЛИНТА , 2016. — 296 с.
Материалы по теме
Образ оратора и личность преподавателя
Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание,...
Как сделать свою речь убедительной
Ильин Е. П., Психология общения и межличностных отношений. — СПб.: Питер, 2009. — 576 с....
Ораторские нравы
Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание,...
Что такое ораторика?
Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание,...
Требования к оратору
Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание,...
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий