Девиантное поведение: типы, виды, причины, меры противодействия

Термин «девиация» (лат. deviacia — отклонение) означает отличное от нормы поведение человека или социальной группы.

Биологическое объяснение. Итальянский криминальный врач и социолог Ч. Ломброзо на основании многолетней практики в туринской тюрьме пришел к выводу («Преступный человек», 1876), что люди по своему биологическому складу предрасположены к определенному типу поведения. Причем биологическая предрасположенность человека к преступлениям отражается в его облике. Он считал, что так называемый криминальный тип есть результат деградации к более ранним стадиям филогенеза человека. Этот тип отличается такими атавистическими чертами, как скошенный лоб, выступающая нижняя челюсть, удлиненные мочки ушей, редкая борода, чрезмерная волосистость головы, крупные клыки, приплюснутый нос, пониженная чувствительность.

Криминальные типы по Ч. Ломброзо.

  • Прирожденный преступник. Имеет врожденные анатомические, физиологические, психологические и социальные признаки. Совершает преступления осознанно, действует продуманно, уверенно. Раскаяние, угрызения совести отсутствуют. Циничен, тщеславен, жесток, мстителен, ленив. Склонен к предательству, оргиям, азартным играм.
  • Душевнобольной преступник. Нарушает закон бессознательно, в силу психического заболевания.
  • Преступник по страсти. Имеет неуравновешенный характер и нарушает закон в состоянии аффекта.
  • Случайный преступник. Нарушает закон


Криминальные типы по В. Шелдону. С позиции биологического подхода исследовал криминальное поведение американский социальный психолог и врач В. Шелдон. В середине XX в., работая в центре реабилитации малолетних преступников, исследовав более 200 юношей, он сопоставил виды физической конституции (строения тела), их темпераменты и виды совершенных ими преступлений. Если Ч. Ломброзо сравнивал филогенетические черты разных периодов человеческой эволюции, то В. Шелдон сопоставил строение тела и поведение преступников по аналогии с собаками: каждой породе, предназначенной для выполнения определенных служебных функций, соответствует определенное строение тела. Он выделил три типа строения тела у людей с соответствующими соматическими, физиологическими и психологическими характеристиками.

  • Эктоморф (греч. экто — вне, снаружи). Имеет тонкое, хрупкое тело, чрезвычайно чувст вителен, нервозен, склонен к самоанализу. К нарушению закона не склонен, преступником может стать случайно.
  • Эндоморф (греч. эндо — внутри). Имеет умеренно полное, округлое тело, общителен, умеет ладить с людьми, потворствует своим желаниям. Преступником может стать случайно.
  • Мезоморф (греч. мезо — средний, промежуточный). Имеет сильное, мускулистое тело, порог чувствительности снижен, активен, беспокоен. Этот тип наиболее склонен к преступлениям.

Однако дальнейшие обследования преступников не подтвердили выводов сторонников биологического объяснения девиации. Сегодня большинство социологов не сомневаются, что не существует фатальной предрасположенности лиц с физиологическими и психологическими аномалиями к совершению преступлений, но эти аномалии могут выступать катализирующим фактором в механизме преступного поведения при ведущем факторе — нравственной невоспитанности.

Психологическое объяснение. Сторонники этого подхода объясняют девиантное поведение исходя из психологических качеств, черт характера, внутренних жизненных установок, направленности личности, которые имеют отчасти врожденный характер, отчасти формируются воспитанием и средой. В то же время сам поступок, нарушение закона может стать результатом психологического состояния девианта.

Так, 3. Фрейд в своем психоанализе преступного поведения большую роль отводил семье и условиям детства преступника. Нормальные условия воспитания дают баланс трех подструктур личности: «Оно», «Я», «супер-“Я”». Психические травмы в детстве нарушают этот баланс и способствуют выходу агрессивных и антисоциальных импульсов. Неправильное воспитание, не позволившее развиться «супер-“Я”», ведет к преобладанию «Оно», которое постоянно требует немедленного удовлетворения своих желаний.

Современные социальные психологи, объясняя девиантное поведение, уделяют внимание таким проблемам, как ролевая диффузия (дисбаланс обретенного чувства «Я» и неспособность в полной мере играть соответствующую роль в обществе), а также кризис идентичности (оценка внутренних ценностей и переоценка своей роли).

Социологическое объяснение. Родоначальником социологического объяснения девиантности считается Э. Дюркгейм, создавший теорию аномии (1897 г.). Аномия, по Дюркгейму, это безнормность, отсутствие регуляторов поведения, это состояние социальной дезорганизации, когда социальные ценности и нормы становятся неустойчивыми, текучими, противоречивыми. Например, когда происходит быстрая смена социальных норм (революция, урбанизация). В этой ситуации люди дезориентируются, так как старые нормы скомпрометированы, отринуты, а новые далеко еще не всем известны, не осознаны, не приняты и не испытаны на практике.

Р. Мертон развивал теорию аномии Э. Дюркгейма. Он считал причиной девиантного поведения разрыв между ценностями, диктуемыми людям обществом, и социально одобряемыми, институционализированными средствами их достижения. В результате этого разрыва нарушается равновесие между жизненными целями людей (например, общественное признание, успех, богатство) и допустимыми средствами их достижения. Появляются люди-девианты, прокладывающие путь к цели другими, не одобренными обществом средствами. Р. Мертон различал пять видов девиантов (схема 5.5).

  • Конформист. Такой тип считает необходимым приспособиться к господствующим социальным ценностям, вписаться в систему социальных норм, выбрать в жизни цель «как у всех», пользоваться только одобряемыми обществом средствами, постепенно и последовательно добиваться поставленной цели. Перед нами типичный представитель эпохи, единственный недевиант среди пяти представленных типов, олицетворяющий подавляющее большинство людей в каждом обществе.
  • Инноватор. Ценности общества признаются, и жизненная цель принимается, но так как законными средствами цели не достичь, средства предлагаются иные, незаконные. Чаще всего инноватор — это преступник.
  • Ритуалист. Ценности общества и диктуемые ими цели жизни отвергаются, а законные методы и средства признаются. В результате девиации перед нами портрет ревностного бюрократа, или неудачливого бизнесмена, или педанта-преподавателя, для которого выполнение повседневных норм, ритуал полностью заслоняют значимые жизненные цели.
  • Ретреат (отступник). Этот тип отвергает и ценности с целями, и законные средства их осуществления. Он вообще оставляет этот мир (самоубийца) или отходит от него (наркоман, алкоголик).
  • Бунтарь. Он не только отвергает ценности, цели и средства этого несовершенного мира, но и хочет заменить его своими идеальными, делающими (он свято верит в это) мир более совершенным. Это революционер, отстаивающий свой социальный идеал.

Другой американский социолог, Г. Беккер, выдвинул теорию стигматизации, или наклеивания ярлыков (греч. стигма — клеймо, метка для раба или преступника). Он считал, что девиация обусловлена способностью наиболее влиятельных групп общества (законодателей, судей, врачей) навязывать остальным социальным группам определенные стандарты поведения. Отсюда девиация — не качество поведения, поступка человека, а скорее результат соотнесения его с господствующими социальными нормами, отношения к нему влиятельных кругов.

Большинство людей нарушают какие-либо социальные нормы. Например, правила дорожного движения при переходе улицы. Но таких людей не считают девиантами. Социологи называют такое поведение «первичной девиацией». Но вот привод в милицию, возбуждение уголовного дела, отчисление из академии ставят на человеке стигму, ярлык девианта. Это уже «вторичная девиация», после чего окружающие начинают общаться с ним как с девиантом. Вторичной девиации способствуют не только официальные лица (начальник, милиция). Г. Беккер подчеркивал роль так называемых борцов за нравственность, организующих «крестовые походы». Если они побеждают, создаются новые ценности и нормы и появляются новые девианты, а часто и коллективные формы девиации. Яркий пример — 18-я поправка к Конституции США и Закон о запрете продажи спиртного. Девиацию можно рассматривать как социальный процесс. Тогда, по мнению Н. Смелзера (1988 г.), в нем следует выделять следующие стадии: создание норм, совершение девиантного поступка, признание его девиантом (вторичная девиация), стигматизация и ее следствия, коллективные формы девиации.

Виды девиантного поведения


Преступность. Под преступлением в самом общем виде понимается нарушение законов. Преступниками считаются лица, осужденные судом. В этом случае судьи выполняют функцию стигматизации, т. е. накладывают своеобразное государственное клеймо на человека, объявляя его преступником. Иногда социологи выделяют в девиантном делинквентное поведение, понимая под последним преступность. Измеряют делинквентность количеством преступлений или количеством осужденных граждан на 100 тыс. населения. Последний критерий называется уровнем преступности. Уровень преступности в стране зависит не только от качества совершаемых преступлений, но и от работы правоохранительных органов, суровости или мягкости законов, переживаемого обществом исторического периода (нормальное развитие, застой, экономический кризис, война, политическая нестабильность, неурожай).

Общая тенденция в мире — постоянный рост уровня преступности. Эта тенденция характерна и для России. В 70-х гг. XIX в. число осужденных было 55—65 тыс. человек в год, в 80-х оно возросло до 70100 тыс., в 90-х — до 110—120 тыс., в 1912 г. превысило 175 тыс. человек.

Если в советской России наблюдался рост преступности, то в современной России она возросла еще больше. Так, в 1990 г. было совершено 1 млн 839 тыс. преступлений, в 1995 г. — 2 млн 755 тыс. Затем произошла стабилизация, и в 1998 г. было зарегистрировано 2 млн 581 тыс. преступлений. Кроме того, существует неучтенная, скрытая, латентная преступность.

Особенно опасна в современном обществе организованная преступность. Общее число преступных устойчивых группировок в России достигает 200 тыс. Они контролируют рынки, производственные структуры, депутатов, банки, участвуют в хищении оружия с военных складов, отмывании «грязных» денег, совершают убийства, похищения людей, осуществляют грабежи, шантажи, насилие, угрозы. Преступность обладает огромными финансовыми средствами, из которых в каждой криминальной организации создается касса, фонд («общак»), который служит для финансового обеспечения совершения преступлений, подкупа милиции и администрации, помощи осужденным подельникам и их семьям, закупки оружия, наркотиков, алкоголя. Часть «общака» вкладывается в бизнес.

Некоторые девианты находят в себе силы порвать с преступным миром, другие же становятся профессиональными преступниками, «ворами в законе». Это наиболее опасная часть девиантов. Именно они становятся рецидивистами, именно они определяют социальный климат в преступной среде, как на свободе, так и в зоне.

Современные социологи и криминалисты считают полное искоренение преступности невозможным, ибо ее генерирует не только социальная среда, но и биологическая и психологическая природа криминальных типов людей. Отсюда главная задача государства — удержать преступность на удовлетворительном для общества уровне.


Другой формой девиации, не связанной с тяжкими преступлениями, является так называемая преступность без жертв. Это такие виды преступлений, как проституция, наркомания, азартные игры. Несмотря на то что общество относится к ним более терпимо, чем к тяжким преступлениям, социологи ищут возможности по их ограничению и сокращению.

Проституция. В развитых странах наработаны три модели социального контроля проституции:

  • прогибиционистская, т. е. запрет и уголовное преследование;
  • правовое регулирование, в том числе полицейский и медицинский надзор;
  • сочетание преследования и регламентации.

В постсоветской России осуществляется модель правового регулирования проституции. В Кодексе административных нарушений РФ предусмотрен штраф за занятие проституцией. Кроме того, органы милиции ставят проституток на учет. Но пока не осуществляется действенного медицинского контроля. Это влечет за собой такие проблемы, как распространение венерических заболеваний (особенно страшен СПИД), употребление и продажа наркотиков, отказ от родившихся (у проституток) детей.

Наркомания. Другим видом «преступления без жертв» является наркомания. По оценкам экспертов, к концу 2002 г. число российских наркоманов возросло до 3—3,5 млн человек, а возраст впервые пробующих наркотик снизился до 11 лет. Это серьезная угроза здоровью и генофонду нации. В то же время проблема наркомании связана с такими социальными и политическими проблемами, как детская смертность, отказ от новорожденных детей, снижение уровня образования, открытость государственных границ для проникновения торговцев наркотиками, несовершенное законодательство, слабая работа милиции, таможни по противодействию выращиванию, транспортировке, сбыту, распространению наркотических веществ.

В настоящее время в науке сосуществуют различные подходы к изучению проблем распространения и потребления наркотиков. С точки зрения социологического подхода определяющими являются социальные факторы: социальные условия (бедность, безработица), социальное положение (низкий статус, стремление к обогащению), культурные и религиозные традиции. Сторонники психологического подхода в центр внимания ставят индивидуальные факторы: получение удовольствия, наслаждения, стремление к душевному комфорту, попытки ухода от реальных проблем. Биологические концепции наркомании объясняют это явление на основе физиологии человеческого организма и ее влияния на поведение личности.

Основные направления противодействия наркомании:

  • политические мероприятия (создание национальных программ борьбы с распространением наркотиков, принятие необходимых законов, выделение бюджетных средств);
  • правовые и административные меры (борьба с выращиванием, производством и сбытом наркотических веществ и сопутствующими преступлениями);
  •  здравоохранительные меры (психологическая и медицинская реабилитация, профилактика наркозависимых, пропаганда здорового образа жизни).

Азартные игры. В последнее время с распространением в России различных игровых автоматов, игровых заведений и клубов возросла угроза уровню жизни и психическому здоровью граждан от чрезмерного увлечения азартными играми. Речь идет о своего рода психической зависимости от игрового азарта, который порой ведет к потере заработной платы, всех накоплений или даже жилья. Ограничение азартных игр осуществляется сочетанием мер контроля и запретов.

Алкоголизм. Следующей формой девиантного поведения, не считающегося преступлением, является алкоголизм.

Потребление спиртных напитков в России XIX в. находилось на уровне 4 л абсолютного алкоголя на человека в год. Перед запретом (1913 г.) — 3,9 л на человека в год. В советское время оно упало до 2,2 л на человека в год (1940 г.), а в послевоенное время вновь начался его рост: 1960 г. — 3,8 л на человека в год, 1970 г. — 6,6, 1980 г. — 8,5 л. В постсоветское время наблюдалось снижение производства алкогольных напитков (1990 г. — 5,3 л на человека в год, 1995 г. — 4,0 л) с одновременным повышением доли крепких напитков (до 74 и 85 % соответственно) и резким увеличением продаж сахара (очевидно, для самогоноварения). В настоящее время производство и продажа крепких спиртных напитков стабилизировалась, снизилась закупка сахара населением, резко увеличилось потребление пива. Все это соответствует мировым тенденциям.

Социальные последствия систематического пьянства ужасны. Оно служит причиной скандалов, разводов, психических болезней, несчастных случаев, производственных травм, преступлений. Более 40 % тяжких преступлений в России совершается в нетрезвом состоянии. Причиной почти 50 % разводов является пьянство. Пьянство родителей крайне негативно отражается на воспитании и дальнейшей судьбе детей. Оно является причиной врожденных болезней детей, отказа родителей от детей, насилия над ними, детской беспризорности и преступности.

Алкоголизация населения связана с историческим периодом, переживаемым обществом. Так, все четыре кризиса, связанные с освобождением личности и ослаблением социального контроля (отмена крепостного права, Февральская и Октябрьская революции 1917 г., хрущевская «оттепель» и перестройка), приводили к росту пьянства и сопутствующих ему негативных социальных последствий. Социологи объясняют это социальным беспокойством, неуверенностью, неприспособленностью общества к социально-политическим изменениям. На индивидуальном уровне быстрые социальные изменения вызывают стресс, неадекватную, порой агрессивную реакцию, для преодоления которой часто требуется алкоголь.

  • Социально пьющие. В народе таких называют «выпивающие». Это люди, употребляющие алкоголь, «как все»: по праздникам и за компанию. Они не испытывают тяги к выпивке.
  • «Тяжелые». В народе их называют «пьющие». Отличаются склонностью к частому употреблению, но стараются «держать себя в рамках», не показывать свою слабость окружающим.
  • Хронические алкоголики («хроники»). Постоянно и систематически пьют, что скрыть очень трудно. У хронически пьющих людей в первое время заметно повышается барьер опьянения. Они гордятся тем, что могут выпить бутылку водки и не чувствовать опьянения. Это и есть первая стадия алкоголизма. На второй стадии происходит резкое снижение барьера опьянения, но вырабатывается потребность в систематическом потреблении алкоголя. На третьей стадии появляется постоянная потребность в спиртном.


Самоубийство (фр. суицид) — это вид девиантного поведения, заключающийся в умышленном лишении себя жизни.

Первым из социологов, профессионально изучавшим проблему самоубийства, был Дюркгейм, опубликовавший фундаментальный труд «Суицид» (1897 г.). Основную причину самоубийства он видел в утрате связей индивида с социальной группой, обществом.

Типы суицида по Э. Дюркгейму.

  • Эгоистическое. Это результат недостаточной солидарности в обществе, вызывающий обособленность индивида.
  •  Аномическое. Их число увеличивается, когда общество находится в состоянии аномии, старые нормы уже не действуют, а новые еще не освоены большинством населения.
  • Альтруистическое. Такое самоубийство совершаются не ради себя, а во имя идеи или других членов общества.

Последователи Э. Дюркгейма выделяли и другие причины самоубийств. У М. Хальбвакса (1931 г.) — это самообвинение, протест и разочарование, неудовлетворенность своим положением. У Е. Шнайдмана (1994 г.) это самопорицающая депрессия, фрустрация, ненависть или гнев, а также стыд и разрыв родственных и товарищеских связей. У Л. Векштейна (1979 г.) — это еще и алкоголизм, наркомания, психические заболевания, жизненные коллизии, а также игнорирование реальности и случайные факторы. Другие авторы среди причин суицида называют также депрессии, старость, конфликты. Но общим знаменателем, причиной причин суицида чаще всего выступает ощущение ненужности, оторванности от общества, чувство одиночества и отсутствие перспективы. Случаются самоубийства, имеющие чисто индивидуальные причины: наследственная склонность к суициду, психические патологии, возрастные отклонения, тяжелые болезни. Такие самоубийства очень трудно предотвратить, они не имеют социальных истоков. Другие самоубийства имеют преимущественно общественный характер. Их уровень (количество) определяется экономическим положением общества (рост, кризис, застой), его ценностно-нормативным единством (нормальное, аномичное), уровнем солидарности или, наоборот, атомизированностью, индивидуализированностью общества, степенью социальной дифференциации, проводимой социальной политикой, особенно по отношению к категориям людей, статистически склонных к суициду (молодежь, пожилые люди).

На уровень самоубийств влияют культурологические и религиозные факторы. Э. Дюркгейм отметил, что уровень самоубийств в странах, где господствующая религия католицизм, ниже, чем в странах с преобладанием протестантизма. До сих пор в таких странах, как Италия (7,2 самоубийства на 100 тыс. населения в год), Испания (9,6), Португалия (7,4), уровень суицида ниже, чем в протестантских Дании (22,3), Финляндии (27,2). Уровень самоубийств снижается во время войн (сплочение общества, появление общезначимой цели, смысла жизни) и повышается в мирное время. Он повышается во время экономических кризисов и роста безработицы. В США, например, на протяжении XX в. средний уровень самоубийств составлял 10—12, а в годы Великой депрессии (1931—1932 гг.) поднялся до 17,5.

Дореволюционная Россия относилась к странам с низким уровнем самоубийств. Достаточно крепкие семейные связи, традиция жить большими семьями с родственниками, деревенские общины с их круговой порукой, постоянная забота о детях, о хлебе насущном — все это укрепляло солидарность общества. В то же время процессы индустриализации и урбанизации, культурной и социальной дифференциации вели к снижению солидарности в обществе, постепенному повышению уровня самоубийств.

В советское время уровень самоубийств в России продолжал расти (1923 г. — 4,4 %, 1924 — 5,1,1926 г. — 6,4 %), хотя и был меньше показателей развитых стран: Англии (9,4 %), Франции (19,5 %), Германии (22,3 %). После Второй мировой войны рост уровня самоубийств в России продолжался ускоренными темпами, которые несколько снизились в период хрущевской «оттепели» (1956—1965 гг.) и возросли в период брежневского застоя (1965—1982 гг.). К 1984 г. Россия по уровню самоубийств (38,7 %) вышла на второе место в мире после Венгрии. В начале перестройки уровень суицида пошел на убыль, а затем возрос (1986 г.— 23,1 %; 1987— 23,3; 1988— 24,5; 1989— 38,0; 1992— 46,1; 1994— 41,8; 1996 г.— 39,3 %).

На проблему суицида, как отмечалось выше, кроме состояния общества влияют и другие факторы. Так, уровень самоубийств в городах выше, чем в сельской местности, хотя в последнее время наметилась обратная тенденция, что говорит о снижении солидарности в сельских населенных пунктах. Половозрастная статистика самоубийств также указывает на большие групповые различия. Соотношение мужских и женских суицидов в России находится в соотношении 1 : 3 (в мире 1:4).

Если главная причина самоубийств состоит в утере связи с окружающими, то профилактика и предупреждение суицида должна состоять в первую очередь в восстановлении, укреплении связей индивида и социальной группы, в утверждении его нужности и полезности конкретным людям, обществу в целом. Особенно нуждаются в такой помощи люди психически неустойчивые, эмоциональные, слабохарактерные.

Психические отклонения.

  • Шизофрения — это уход от реальности, аутизм. Девиант-шизофреник создает себе свой мир, действует и по его законам, и по законам реального мира (раздвоение личности — амбивалентность)
  • Паранойя — систематизированный бред при отсутствии снижения интеллекта и изменений личности. Паранойя проявляется в различных маниях. Например, мания величия, мания преследования.
  • Аффекты — это маниакально-депрессивные реакции, проявляющиеся как резкие подъемы и спады психофизического состояния девианта.

По степени проявления психические расстройства можно условно подразделить на неврозы и психозы. Неврозы представляют собой слабую форму девиации. Например, фобии (воды, высоты, замкнутого пространства), агрессии (вызывающее, угрожающее поведение), депрессии (безучастное, безактивное состояние). Невротическая личность, безусловно, девиант, но она еще может функционировать в обществе. Невротик, несмотря на некоторые отклонения в поведении, может работать, жить в семье, общаться в кругу знакомых и незнакомых людей. Более сильную и социально опасную форму девиации представляют собой психозы. Они могут проявляться в различных формах.

С увеличением нервных и физических перегрузок на современном производстве, ускорением темпа жизни, быстрым ростом числа человеческих контактов количество психических девиантов постоянно растет. Американские социологи считают, что каждый десятый американец в той или иной мере является девиантом. В каждой четвертой американской семье есть хотя бы один психический больной. Большинство из них не получают медицинской или психологической помощи. Лечение и реабилитацию проходит только одни из 35 больных. В России число людей с психозами составляет 2—5 % населения, вместе с невротиками — 10—15 %.

Различные психопатологические девиации в поведенческом аспекте имеют ряд общих черт: непрерывность или приступообразное протекание, агрессивность или пассивность, опасность или неопасность для окружающих, возможность или невозможность нахождения в местах повышенной опасности (транспорт, производственный конвейер, улица с интенсивным движением).

Лечение психопатологических девиаций заключается в оказании своевременной медицинской помощи и последующей медико-психологической и социальной реабилитации девианта. Очень важно иметь современное гуманное законодательство, регламентирующее профилактику и лечение психических больных.

Источник: 
Социология в схемах и комментариях : учеб, пособие для СПО / Б. А. Исаев. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Издательство Юрайт, 2019. — 124 с.
Материалы по теме
Факторы девиантного поведения подростков
Визель Т.Г., Девиантное поведение подростков. Теории и эксперименты
Биологические предпосылки поведенческих девиаций
Усова Е.Б. Психология девиантного поведения. Мн., 2010
Типы трудных подростков, причины проблемы
Палагина Н.Н., Психология развития и возрастная психология
Профилактика, диагностика и коррекция отклоняющегося поведения подростков: психолого-педагогический подход
Визель Т.Г., Девиантное поведение подростков. Теории и эксперименты
Деструктивное культовое поведение
Усова Е.Б. Психология девиантного поведения. Мн., 2010
Дисгармоничная личность
Государев Н.А., Специальная психология
Особенности Я-концепции при девиантном поведении
Реан А. А., Психология личности. — СПб.: Питер, 2013. — 288 с.: ил. — (Серия «Мастера...
Профилактика отклоняющегося поведения
Усова Е.Б. Психология девиантного поведения. Мн., 2010
Оставить комментарий