Демократическая модель «прав человека»

Начиная с 1970-х гг. так называемые электоральные модели демократии подвергаются все большей критике за электоральный редукционизм, за акцент на институциональных условиях демократии, за минимализм в отношении идеи прав человека. Возникает значительный интерес к правам человека как основной переменной сравнительного изучения демократий и в целом политических систем. Вначале речь идет о привлечении внимания к теме и выборе демократических концептов, отражающих место прав человека в современных демократиях. Постепенно формируется самостоятельная отрасль сравнительной политологии с базовой концепцией демократии, основанной на идее прав человека. Наиболее полно эта концептуальная установка выражена у Ларри Дайамонда, в его работах 1990-х гг. (Diamond, 1992, 1996).

Дайамонд говорит о том, что недоучет прав человека не только обедняет концепцию демократии, но и позволяет неточно интерпретировать результаты сравнительного анализа политических систем, когда фактически в ряде случаев следует говорить (если использовать критерий прав человека) скорее о псевдодемократиях, чем о настоящих демократических политиях. Модель либеральной демократии, основанная на правах человека, обогащает демократическую мысль и практику. Во-первых, к регулярной, свободной и честной электоральной конкуренции и всеобщему избирательному праву данная модель требует добавить отсутствие права у военных и иных социальных и политических сил, которые прямо не ответственны перед электоратом, изменять политический режим и заменять конституционную власть. Во-вторых, к «вертикальной» ответственности правителей перед управляемыми требуется добавить «горизонтальную» ответственность держателей власти друг перед другом; ограничителями исполнительной власти здесь служат конституционализм, правление закона и процесс обсуждения решений. В-третьих, либеральная модель требует обеспечить политический и гражданский плюрализм так же, как и индивидуальные и групповые свободы.

Основными признаками демократической модели «прав человека» являются:

  1. Реальная власть принадлежит — фактически и по конституции — избранным должностным лицам и лицам, ими назначенным, а не неответственным силам внутри страны (т. е. военным) или зарубежным силам.
  2. Исполнительная власть ограничена конституционно и ответственна перед другими государственными институтами (такими как независимый суд, парламент, институт уполномоченного по правам человека — омбудсмен, главный ревизор).
  3. Не только результаты выборов не предопределены и имеется значительная оппозиция и возможная альтернатива сформировать правительство со временем, но и нет группы, которая, будучи привержена конституционным принципам, не имела бы права создать партию и конкурировать на выборах (даже если электоральный порог и иные правила не допускают маленькие партии к представительству в парламенте).
  4. Культурные, этнические, религиозные и иные меньшинства, так же как и традиционно находящееся в невыгодном положении большинство, не ограничены (легально или практически) в выражении своих интересов в политическом процессе и в использовании своего языка и культуры.
  5. Кроме партий и периодических выборов граждане имеют множество постоянных каналов и средств выражения и представления своих интересов и ценностей, включая разнообразное множество автономных ассоциаций, движений и групп, которые они могут создавать.
  6. В добавок к свободе ассоциаций и плюрализму существуют альтернативные источники информации, включая независимые средства массовой информации, к которым граждане имеют политически свободный доступ.
  7. Индивиды обладают основными свободами: веры, мнения, дискуссии, речи, публикаций, собраний, демонстраций и петиций.
  8. Граждане политически равны перед законом (даже если они очевидно не равны по политическим ресурсам), и ранее обозначенные индивидуальные и групповые свободы эффективно защищены независимой и справедливой судебной системой, чьи решения поддерживаются и уважаются другими центрами власти.
  9. Правление закона защищает граждан от несправедливых ареста, ссылки, а так же от террора, пыток и чрезмерного вмешательства в их личную жизнь не только со стороны государства, но и организованной негосударственной силы.

Представленная модель демократии широко используется исследователями, в том числе «Домом свободы», для анализа уровня развития прав человека, свободы и демократии. Дайамонд строил ее на основе уже имеющегося опыта эмпирического исследования, поэтому она является обоснованной и удобной для организации сравнительного анализа.

Следует заметить, что концепция прав человека сегодня приобрела более универсальное значение, чем это было ранее. Ее связь с рационализированной либеральной культурой Запада хотя и признается, но не ограничивается только этой культурой. Демократия сегодня как «глобальный проект» включает и понимание прав человека, сформулированное в иных культурных средах, в частности мусульманской и буддистской. Так, буддисткое и индуистское понимание прав человека говорит о следующем:

  1. Человеческие права не являются только индивидуальными человеческими правами. Humanum не инкарнирован только в индивиде. Индивид является абстракцией и не может быть основным субъектом прав. Индивид является узлом структуры отношений, которые формируют Реальное. Именно положение в этой структуре и определяет права, которые имеет индивид.
  2. Человеческие права не являются только человеческими. Они равно касаются всего космического образа универса, из которого даже боги не исключаются. Все чувствующие существа и предположительно неодушевленные создания также вовлечены во взаимодействие, касающееся «человеческих» прав.
  3. Человеческие права являются не только правами. Они также являются обязанностями; права и обязанности взаимозависимы. Человечество имеет «право» продолжать существовать только потому, что оно выполняет долг сохранения мира.
  4. Человеческие права взаимно не способны к изоляции. Они связаны не только со всем космосом и всеми соответствующими обязанностями; они создают также и внутри себя гармоническое целое.

Человеческие права не являются абсолютными. Им присуща относительность. Они являются взаимоотношениями между сущностями — сущностями, определенными своими взаимными отношениями. Классическое индийское видение должно было бы начинать с холистического понятия, и затем уже определять часть реальности по ее функции расположения во всеобщем. В определенном смысле узел ничего не представляет, потому что он есть вся сеть (Sardar, 1996, p. 850). Всеобщая исламская декларация прав, сформулированная группой исламских ученых в 1981 г., включает следующие права: на жизнь, на свободу, на равенство и запрещение дискриминации, на справедливость, на честный суд, на защиту против злоупотреблений власти, на защиту против пыток.

Темы: Демократия, Права человека
Источник: Сморгунов Л. В., Сравнительная политология: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения. — СПб.: Питер, 2012. — 448 с.: ил.
Материалы по теме
Концепция условий демократизации Липсета
Сморгунов Л. В., Сравнительная политология: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения...
Русские революционные демократы XIX в.
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Экспорт демократии
Кравченко А. И., Политология: учебник. - Москва: Проспект, 2011.-448 с.
Экономические условия демократии
...
Демократизация как вид политического процесса
Исаев Б., Баранов Н., Современная российская политика: Учебное пособие. Для бакалавров. —...
Демократические принципы голосования
Кравченко А. И., Политология: учебник. - Москва: Проспект, 2011.-448 с.
Исторические условия демократии
Сморгунов Л. В., Сравнительная политология: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения...
Демократии переходного периода
Исаев Б., Баранов Н., Современная российская политика: Учебное пособие. Для бакалавров. —...
Оставить комментарий